Ангел и другие

angel and she

Он почти не звонит ей.  Да, никогда не звонит. А приходит под утро. Садится возле плеча. Смотрит,   как  вздрагивают  нежно ресницы .  Как птицы   поют в ее снах.   И   начинает   считать. Мгновения. Дни. Улыбки. Родинки.  Морщинки   у самых глаз. Просматривает   сны   ее.  Раздвигает   шторы. Записывает   расписание, когда   она может  летать.  Рисует  маршруты  новые.  Ставит остановки —флажки. Поправляет подушку  цветную. Прячет   смешные сны. В  телефоне  пишет  свой номер, зная что она не будет звонить. И улетает в утро… а она продолжает жить.

эниология

мир  черно-белый
это если  смотреть из окна
на стоящие в одиночном порядке дома
и  считать минуты  начиная  от ста
заканчивать ночь без сна
но стоит  закрыть глаза
как  мир превратится в тебя или меня
старика выгуливающего  себя
и  собаку на поводке
поводы еще те
чтобы видеть  день
например в зеленом
или вечер  в летнем  дождливом  сезоне
тогда
черно-белый  мир останется лишь внутри
давай смотреть  из окна
в себя

камлание

направо складываю дожди
налево забытые  зонтики
подожди
я расскажу
почему  внутри  так холодно
письма  написанные от руки
и не доставленные почтальоном
ветер  унес  с собой  как и сны
в главной роли с тобою
и теперь метель невпопад
и  слова без смысла и  красок
но я  собираю   дожди
и  небо не плачет

шептание

может  быть  помолчим
слышишь  вселенная стихла
даже ее  корабли  в позе какой-то застыли
в этой глухой  тишине только по венам токи
азбукой  точка тире  быстро текут как реки
сливаются  в океан
северный ледовитый
самое время молчать
и  рекам  доверить  им

скоросшиватель

Письма  что хранятся в папке «скоросшиватель дел»
Начинают уже желтеть
Как-будто для них наступает осень
И слова собираются в стаи
Теряют первоначальный смысл запятые заглавные буквы
И все обсуждают планы
Лететь
Время подвешено ценником желтым
На тонкой веревочке чувств
Налетай бери  пока не вернулось  детство
В котором все по одной цене
И очень дорого
/Сбитой до крови коленкой  мертвым птенцом из гнезда  разорванным рукавом  и запахом маминой кожи, в которую плачешь уткнувшись  ищешь защиту от боли  и мира/
В этих осенних письмах
Спрятана  память
Которую время безжалостно превращает в сухие  осенние листья
«скоро наступит зима»

expansion

раскинуть руки
представить себя самолетиком
бумажным вчерашним ненужным
с оторванным кем-то крылом
представить можно
а вот взлететь невозможно
законы физики непременно утянут на дно

а ты все равно пытаешься
придумываешь  new  мечты
в небо смотришь ночами
земные отбросив сны
и вопреки тяготению  к  благам присущим земле
ты   поднимаешься в небо
к Богу
тебе
себе

folium

дворник гоняет листья
ветер гоняет листья
и только дождь дает им надежду
на временную прописку
в своих каплях
так и в ладонях чьих-то
уютно ночует сердце
а утром вернется осень
возьми напрокат мой зонт

тайнопись

Давно  перестали заглядывать в окна  сны
В  душу —друзья  ,  рифмы в стихи
В комнате одиноко и пусто,
Как и внутри себя.
Старый фонарщик забыл   номер дома
Фонарь  в беспросветной тьме  головой кивает луне.
Обычная жизнь
Кем-то поделена на утро и ночь
А ты рисуешь на небе  стене и бумаге
Слова
В которых кто-то увидит смысл
Но вспомнит ли он  твое имя
Как помню  я

субтитры

объявлен май
ищу коренные слова
*майка маяк маятник маета*
прячу запах черемухи внутрь
а мелочь в карман
звенит колокольно
церковь небо трамвай
***

дождь рождается в тучах
а кажется что из детства6
выбросить все зонты
босиком по лужам по небу
остановить бы хоть на мгновение время
остановиться чтобы запомнить мгновенье
***

улицы в городе
лица случайных прохожих
рельсы трамваи мосты
пешеходы витрины машины
калейдоскоп событий
весенне-летних открытий
а где-то осень пишет свои субтитры

До-ъъъ-дь

и дождь на улицах
и в лицах…
на нервах водосточных труб
играет блюз…
а мне б напиться
губами прикоснуться вдруг
к твоим губам…
но выпить небо
стать птицей
вольной…
а потом
дождем стать
и пролиться где-то
чтоб стать цветком или травой
и прорасти в тебе случайно
касаясь снова губ твоих
сегодня дождь
тебе расскажет
мои желанья
сны мои…

движущееся подобие вечности

не тороплю время
терпеливо дожидаюсь его в прихожей
то оно меняет пальто то примеряет туфли
время как мода
никогда не выйдет на подиум в том
что ему не к лицу
время не любит спешить
у него свое расписание
даже случайность  берется временем за руку
и получает имя
ожидая время в прихожей
разглядываю его экспонаты
и следы
которые оно оставляет после себя
задержался взгляд в зеркале
когда-то там было утро

иллюзия Понцо

луна по кругу  а время  куда-то вскачь
то спринтером
то как улитка   в домик залезет
и штопает желтыми  нитками порванный мяч
который  в луну превращается  с пятницы по понедельник
лунные краски  разлиты  по небу
а старый гример
в антракте  мечтает о  море
о парусе или о чем-то вечном
а луна по небу  в разрисованном   желтом  пальто
медленно  движется  стрелкой секундной
куда-то в вечность

Work on bugs

У меня не стихи пишутся —
Время прописью пишет жизнь,
Черно белыми красками, синими
И с ошибками,  вроде « жи ши»
На полях не заметки —а правила,
А подсказки где-то внутри,
До которых добраться  надо бы,
Заучив на память  «дыши»!
И опять не стихи пишутся —
Мысли с буквами в чехарду,
Только время, как вольная птица,
В небо  красками пишет «люблю»

Sunspots или вращение солнца вокруг своей оси

вот утро…
опрокинув молоко,
небесный кот довольный лижет пенку,
туман  густой  разлился карамельно
и был таков,
в июне ночь, как свадебный наряд
сбежавшей с праздника  отчаянной невесты,
похожа  на последний   и уставший  снег,
в котором  много  серости  и плена,
а день,   по –прежнему,   вращает колесо
секунд
и мчится
на цветном велосипеде
туда, где кот небесный лижет пенку и
утро проливается  дождем…

эпонж

Старые забытые зонты…
Что происходит с ними,
Когда их оставляют в метро
В поезде,  который  поглощает тоннель,
Или  на скамейках в парке среди деревьев,
Бывших когда-то большими…
Помнят ли они узоры ладоней
Державших  их
Или капли  дождя, выстукивающие свои причудливые мотивы
Помнят ли они карнавалы зонтов,
Устроенные поздним ноябрем
И ту осень,
Когда они были так нужны..
А может быть, они вспоминают  танцы
С летним ливнем и улыбаются,
Встречая свою ненужность,
как неизбежность, превращаясь
в комочек эпонжа…

trigger

мне приснилась зима…
тополиный пух  притворялся то негой ,то снегом.
календарь записал ,что объявлен июнь
и добавил тумана  в рассветы.
мне приснилось, что небо  —  большой океан,
тихий— тихий…
в нем рыбы танцуют.
мне приснилось, что рай — где кончается боль
мои сны — перелетные птицы

аэробатика

день плавится
как хорошая карамель во рту июньского солнца
небо берет в заложники тень
и становится невозможным
летний плен тягуч
все дожди уходят на запад
вереницы далеких туч
плывут   без забот и  без капель
оставляют  надежды  на осень
как приюту бездомных дождей
без которых уже не можешь
плыть  без  личных потерь
день плавится
солнце объявляет  победу
а  ты как маленький самолет без крыльев
медленно падаешь   в бездну

трюизм

спокойна  до нелепости проста
и сшита из ромашкового ситца
моя  давнишняя и вечная мечта
лежит закладкой в  старой детской книжке
где я то  птица то  солдат в бою
или матрос  в  чужом открытом море
поющий песню ветру кораблю
моя мечта как радуга над полем
созвездие яркое
огромный Млечный путь
глоток воды из родника
слова из песни
она как мир
как имя на устах
она во мне однажды
и навечно

декоративно-прикладное искусство

слово не воробей
стихи не бумажный кораблик
мечты  сбываются
как новогодние чудеса
знать  бы где упадешь
забросил  бы в небо мячик
и стал бы вести отсчет
минутам дням и годам
время летит куда-то
на белом воздушном шаре
трогает небо ладонью
растворяется в летних снах
а Бог снова лепит из глины  жизнь
но думает  — счастье
и раздает имена
как тысячу лет назад

сущность феномена

день постиран
очищен от событий вчерашних ненужных
взят заложником в плен
и спрятан под кальку памяти
на длительный срок
завтра наступит утро
на чистом листе напишет людей имена
их слова и поступки
лишь в песочных часах
вечность
спрячет надежно смысл
обрекая людей на поиск и муки
даруя
любовь

кэжуал

примеряю платье на себя…
то сшито не так
то модель устарела
то длинные в пол и широкие рукава
то ткань  побелела  поблекла истлела
а я все берусь за пошив
подбираю нитки
перебираю пуговицы
меняю фасон и цвет
то ли бегу за модой
то ли теряю след

личное дело

«Есть одна большая иллюзия: считать, что любовь к человеку дает тебе на него больше прав, чем у других людей. Любовь — твое личное дело. Прекрасно, когда она взаимна. Если нет — она становится личным делом.»(с) Елена Касьян

заведи на меня досье
укажи все даты  отметки
где начало пути к тебе
где конец его…
километры дни иль  шаги
в чем измерить дорогу к небу
покажи мои шрамы следы
назови меня чьим-то именем
опиши все приметы мои
и дела  и поступки и мысли
заведи на меня досье
чтоб потом снова быть нам
не вместе…

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.1