1. Как оценивал мой рассказ Союз писателей Канады. 2. Собственно, рассказ: «Чутко горы спят…»

Как оценивал мой рассказ Союз писателей Канады

Куда только не забрасывает нас судьба! Я живу в Канаде, в Торонто. Здесь, написав несколько рассказов на русском языке, я решил, что надо их показать профессиональному писателю, чтобы услышать «суровую, но справедливую» критику. Интернет мне услужливо сообщил, что в Канаде есть Союз писателей Канады, который рецензирует рассказы. Открыв сайт https://www.writersunion.ca, я нашел на нем такую услугу: Manuscript evaluation service (Услуга по оценке рукописи). Оценка 10-ти страничного рассказа стоит 141,2 доллара Канады. Кроме критики рассказа, рецензент обещал ответить на три вопроса автора, относящиеся к этому рассказу.
Недолго думая, перевел я на английский язык свой рассказ «Чутко горы спят…» и отправил его на рецензирование. К сожалению, при переводе (я не профессиональный переводчик, да и английский мой оставляет желать лучшего), рассказ пришлось немного сократить и некоторые специфические русские идиомы снять. Но что-то получилось.
Не знаю, предлагает ли подобную услугу Союз российских писателей, если еще нет, то об этом его руководству стоит подумать! Я полагаю, читателям небезынтересна методика оценки рассказов, которой пользуется Союз писателей Канады. Ниже их рецензия с критикой английской версии рассказа «Чутко горы спят…».

1. Общие замечания.
Это приятный и легко читаемый рассказ с интересными героями и неожиданным концом. Но у вас есть проблемы со структурой и со временем не все гладко. Вы пишете: «Раньше вечером мы сидели у горящего камина», непонятно, когда это было. Лучше написать «Вчера вечером».
2. Содержание
А. Построение рассказа.
Рассказ хорошо построен. Уже в начале мы встречаемся с рассказчиком и другими героями рассказа, которые участвуют в повествовании вплоть до неожиданного конца.
Б. Действующие лица
В целом, герои правдоподобные, подробно описана девушка, но парни остались в тени. Кроме того, что они инженеры, мы не знаем о них ничего. По ходу рассказа стоило описать их внешность, а, говоря о том, что у них нашлись общие темы для бесед, стоило описать эти темы.
В. Диалоги
Диалоги краткие и везде понятно, кто что говорит. Однако стиль разговора у героев похож. Лучше бы они говорили по-разному или их разговоры сопровождались бы разными жестами. Мы бы смогли их различить по манере разговора.
Г. Описание времени и места событий
Время и место событий описаны недостаточно. Ведь события происходят в горах! Какая была погода и температура воздуха, как выглядели горы, как пахли деревья и цветы, на что был похож звук водопада, а не просто «он слышался», какой шум был в столовой, как звучала музыка и пение — все эти детали сделали бы рассказ более живым и эмоциональным.
Д. Правдоподобность
Рассказ выглядит правдоподобно, хотя не мешало бы добавить какие-то подробности, которые автор, возможно, от читателя скрыл.
Е. Точка зрения автора
Точка зрения автора есть и она понятна.
Ж. Тематика рассказа
Тема актуальная, приключения трех молодых людей заинтересуют и сегодняшних читателей.
3. Грамотность
А. Грамматика
Встречаются грамматические и синтаксические ошибки, не всегда верно делаются абзацы. В тех местах, где происходит переход к новому событию, нужен абзац.
Б. Стиль
Рассказ легко читается, но, как было сказано, над структурой надо поработать.

4. Выводы
У автора хорошие способности рассказчика. Но чтобы стать серьезным писателем, автору надо взять курс литературного творчества в колледже или университете, или хотя бы стать членом писательской группы, где будут обсуждать его рассказы.

И еще я получил ответы на мои три вопроса.
Вопрос. Будет ли читателю интересен мой рассказ, и не бросит ли он читать, не дойдя до конца?
Ответ. Рассказ интересен, и сюжет подталкивает читателя дочитать до конца.
Вопрос: Походит ли этот рассказ для публикации?
Ответ. Прежде чем посылать куда-либо этот рассказ, следует дать его на проверку профессиональному редактору или заслуживающему доверие читателю.
Вопрос: Где бы я мог опубликовать книжку своих рассказов?
Ответ. Я не читал других ваших рассказов, и ответить на этот вопрос не смогу. Но мой совет по поводу редактирования относится и к другим вашим рассказам.

Вот такая рецензия.

Конечно, мне не мешает взять курс литературного творчества в колледже или университете, я ведь по профессии — инженер, но это исключено: цены там неподъемные. Впрочем, одну возможность я нашел: записался в литературный кружок. Принес свой рассказ и прочитал вслух в группе, состоящей примерно из 20 человек. После чтения рассказа началось его обсуждение. Советы и рекомендации еле успевал записывать. А последний выступающий меня совсем озадачил. Он сказал: «Вы услышали здесь много советов, но не спешите их выполнять. У вас свой стиль, своя манера письма, своя форма изложения. Если переделать этот рассказ в соответствии со всеми услышанными здесь советами, это уже будет не ваш рассказ».
Есть над чем подумать…

 

Чутко горы спят… ( собственно, рассказ)

С Виктором я познакомился в туристском походе.
Был в советское время такой активный вид отдыха. Собиралась группа из 20-25 человек, к ней прикреплялся инструктор, хорошо знающий маршрут и правила туризма. Группа шла 10-12 дней, периодически останавливаясь на отдых и ночлег в приютах или турбазах. Туристы несли рюкзаки с личными вещами, продовольствием, спальными мешками и, нередко, палатками. Живописные маршруты прокладывались вдоль рек, по долинам, ущельям и через горные перевалы. Еду варили на кострах, знакомились, пели под гитару туристские песни, травили байки и анекдоты, играли в разные игры, спали вповалку. В группе обычно были девушки и парни из разных городов.
В путевке лежал вкладыш с описанием маршрута. Нашей группе предстояло собраться на турбазе во Львове, затем пройти пешком через гряду Карпатских гор до Ужгорода, где в конце маршрута нас будет ждать заслуженный отдых.
У туристов есть традиция: каждая группа перед выходом из базы на маршрут должна дать остающимся прощальный концерт. Когда мы составляли программу, решили спеть хором несколько туристских песен. Посыпались предложения: «Мама, я хочу домой», «В огороде бабка, в огороде Любка», «С деревьев листья опадают». Наш инструктор посоветовал «У крокодила морда плоская, он не умеет целовать». А Виктор предложил «Мадагаскар». Никто из нас не знал такой песни, и он негромким, но приятным голосом спел:

«Чутко горы спят, Южный крест залез на небо.
Спустились с гор в долину облака,
Осторожней, друг, ведь никто из нас здесь не был
В таинственной стране Мадагаскар.
Ночью труден путь, на востоке небо серо,
Но скоро встанет солнце из-за скал.
Осторожней, друг, тяжелы и метки стрелы
У жителей страны Мадагаскар.
Может стать, что ты смерть найдешь за океаном,
Но ты, мой друг, от смерти не беги.
Осторожней, друг, даль подернулась туманом,
Сними с плеча свой верный карабин».

Меня заинтересовал этот рыжий парень с небольшой бородкой. Я подошел к нему и спросил, кто автор песни? Автором был Юрий Визбор, а тему он взял у Редьярда Киплинга. О Визборе я где-то слышал, а Киплинга знал только по «Маугли» — книжке, прочитанной в детстве. Виктор оказался москвичом, он работал в каком-то нефтехимическом институте. В походах быстро сходятся, и мы подружились.
— Виктор, — сказал я на второй день нашего знакомства, — мне понравилась одна девушка из нашей группы. Вон та, черненькая. Давай подойдем и познакомимся.
— Гм, видишь ли, я предпочитаю блондинок. И, потом, у меня уже есть жена. Может не стоит?
— Ну, пожалуйста, давай подойдем, для меня.
— Эх, была не была, — согласился Виктор, и мы подошли.
— Девушка, можно с вами познакомиться? — спросил он.
В глазах черноволосой девушки блеснули веселые искорки.
— Сразу вдвоем? Вы братья?
— Да, близнецы.
После чего мы втроем засмеялись, а Виктор подал руку, и громко и торжественно представился:
— Виктор.
Я тоже назвал себя.
— Лера, — девушка с трудом сдерживала смех.
Послышался сигнал к обеду, мы сели за один стол и сразу перешли на «ты». Лера была стройной красивой девушкой. Мягкие черные локоны лежали на ее плечах, а глаза искрились смехом. Легкие гримасы пробегали по лицу, отражая меняющееся настроение. Что у нее на уме? Часто в походах девушки одеваются во что попало. Лера выделялась из всех, нарядная одежда на ней не казалась неуместной. За обедом предпочитающий блондинок Виктор стал подвигать Лере тарелки, подавать салфетки, и я понял: у нас образовался традиционный треугольник. Интересно, кто будет играть роль тупого угла?

Во Львове запомнилось несколько экскурсий. Зачем-то нас привели на кладбище, но там сообщили важную вещь, оказывается букеты, которые кладут на могилы, должны состоять из четного числа цветков.
— Это значит, все дела завершены, и сведены все счеты, — объяснил экскурсовод, — а живым дарят букеты с нечетным числом цветков.
Оказывается, надо считать цветки в букете, теперь буду знать.
Привели нас полюбоваться на знаменитый оперный театр.
— Видите две ступеньки у главного входа, — обратил наше внимание экскурсовод, — когда театр только построили, ступенек было шесть, но после строительства здание стало оседать. Здесь когда-то протекала река. Открытие театра отложили, во всем обвинили архитектора. Он вошел в фойе и застрелился. Постепенно оседание театра прекратилось, его открыли, и вот уже 50 лет он считается красивейшим театром в Европе.
В картинной галерее я остановился перед полотном, изображающим всемирный потоп. Атлетического вида юноша, по преданию пастух, стоящий по грудь в воде, высоко поднял на вытянутых руках свою полуобнаженную возлюбленную.
— А ты мог бы так поднять меня? — послышался сзади голос Леры.
— Если начнется потоп, и ты разденешься.
— Чтобы я разделась, не обязательно нужен потоп.
— О чем идет дискуссия? — подошел Виктор.
— Лере показалось что девушка слишком толстая.
— Стиль средневековья, — заметил Виктор. Вы оба, конечно, видели картины Рубенса. Он рисовал пышных, полнотелых натурщиц, они отражали идеалы его времени. Тело с роскошной плотью, с его складками, выпуклостями, изгибами писать ему было куда интереснее. Казалось, Виктор приготовился прочесть целую лекцию.
— А есть что-то такое, чего бы ты не знал? — перебила его Лера.
— Не знаю какой будет сегодня обед.

В группе меня выбрали старостой. Перед выходом я выстроил всех и стал равномерно распределять продукты, кухонный инвентарь, спальные мешки и прочее снаряжение, необходимое в походе. Парни взяли палатки. Лера выглядела хрупкой, в последний момент я переложил из ее рюкзака в свой пару буханок хлеба.
Пешеходный туризм по горным тропам с тяжелыми рюкзаками — на любителя. После очередного подъема инструктор давал команду:
— Привал!
Мы валились на траву, как подкошенные. В один из дней Виктор тащил два рюкзака: один на спине, а второй на груди.
— Так лучше сохраняется равновесие, — сообщил он. Он нес рюкзак Леры.
Когда мы добрались до перевала, вершина горы оказалась совершенно плоской. Такое место здесь называют «полониной». И хотя ярко светило солнце, на полонине лежало облако. Мы нырнули в сплошной непроницаемый туман. Вся одежда сразу сделалась мокрой, по лицу заструилась вода. Стало очень холодно. Оказывается, изнутри облака совсем не такие красивые. Все обрадовались когда облако, наконец, кончилось, а мы снова вынырнули наружу под жаркие лучи солнца.
Назначая кухонные наряды, я включил Леру в свою группу. В один из дней, когда моему наряду пришлось готовить обед на костре, моросил мелкий дождик. Ко мне подошел Виктор.
— Ты знаешь, похоже, Лера уже простужена, могу я ее заменить?
— Не надо, она будет чистить картошку под навесом.
Женатый и предпочитающий блондинок Виктор нравился мне все меньше и меньше. Чего он клеится к Лере? Предстоял решающий разговор, но обстоятельства меня опередили.
— Проснись! Проснись! Да вставай же!
Открываю глаза, по привычке нажимаю кнопку часов. Засветившийся циферблат показывает начало первого ночи. С трудом различаю Виктора, у него встревоженное лицо.
— Что-то случилось?
— Пришла подруга Леры из женского барака. Все уже легли, а Леры нет. Где она, никто не знает.
На этой небольшой турбазе в горах, нам предстояло день отдохнуть и посетить местную достопримечательность — медовые водопады.
— А почему обратились именно к тебе?
— Я еще не спал, читал.
— Пошли, но куда?
— К инструкторам.
— Ты думаешь, тот инструктор с гитарой?
Вечером мы сидели у горящего камина и пели песни. К нам подошел с гитарой красивый восточного вида парень в форменной футболке с надписью «Старший инструктор». Он оглядел нашу притихшую компанию.
— Меня зовут Арсен. Я старший инструктор турбазы. Вам нравятся здешние места?
— Очень, — сказала Лера.
— Хотите послушать новую песню?
Мы подвинулись, он сел к огню. У него оказался сильный голос, песню эту я слышал впервые.

«Такого снегопада, такого снегопада
Давно не помнят здешние места.
А снег не знал и падал, а снег не знал и падал,
Земля была прекрасна, прекрасна и чиста.
Снег кружится, летает, летает
И поземкою клубя
Заметает, зима, заметает
Все, что было до тебя».

Последнюю строчку он спел, глядя на Леру.
Мы вышли в тихую безлунную ночь, почти бегом направились к домику у подножья горы, в котором жили инструкторы. Где-то далеко слышался шум медового водопада. Над нами сияли яркие созвездия, я вспомнил: «Чутко горы спят, южный крест залез на небо».
— Виктор, ты видел когда-нибудь на небе Южный крест?
Он не ответил. В домике инструкторов светилось окно, мы постучали и вошли. Пирушка была в разгаре. За столом сидели несколько парней и девушек, среди них была Лера. Когда мы вошли, она встала.
— Лера, — строго спросил Виктор, — ты знаешь который сейчас час?
— А что, с-с-собственно, случилось? — спросил вчерашний инструктор. Он уже выпил. Я направился к Лере, но он загородил мне дорогу.
— Отпустите сейчас же Леру, она несовершеннолетняя, — потребовал я, — или я подниму сейчас на ноги весь лагерь!
Не знаю, почему мне пришла в голову такая идея.
— Арсен, — потянув его за рукав, тихо посоветовал сосед, — пусть идет.
— Пус-с-сть идет, — согласился Арсен и отошел в сторону.
Обратную дорогу мы молчали. Лера выглядела виноватой. На крылечке она спросила:
— Чего вы испугались? Меня просто пригласили на день рождения. Разве нельзя?
Мы не ответили.
— Ну и, пожалуйста, — сказала она и закрыла дверь.
Утром к завтраку Лера не пришла, а Виктор опоздал.
— Виктор, где ты пропадал? Столовую вот-вот закроют. Мы ведь собираемся к медовым водопадам. Пойдешь?
— Нет. Собираю вещички, вечером будет автобус, еду домой. На душе кошки скребут, как бы жена чего не натворила. Придешь меня проводить?
— Мы с Лерой обязательно придем.
— Ну, ну, — усмехнулся Виктор, и мы расстались.

Водопад не оправдал моих надежд. Сверху сыпались водяные капли, образовывая внизу маленький ручеек. Мне не понравилось. Кроме того, мысли были заняты неожиданным отъездом Виктора. Вечером, нигде не найдя Леру, я пришел к автобусной остановке один. Чуть не опоздал, водитель уже сигналил.
— Ты не обижайся, — попросил Виктор, — это была неудачная затея с самого начала. Мы пожали друг другу руки.
Последнюю фразу я не понял. Автобус уже тронулся, в одном из его окон я увидел Леру. Она состроила гримасу и помахала мне рукой. За ужином я сидел за столом один. Ел, не чувствуя вкуса еды, силился понять происшедшее. Подошла Лерина подруга.
— Не помешаю?
— Садись.
— Ты не переживай. Сегодня вечером будут танцы, приглашаю тебя на белый вальс.
— Спасибо.
— Ты разве не знаешь?
— Что не знаю?
— Что Виктор с Лерой — муж и жена? Они недавно поженились, решили в походе отметить свой медовый месяц. Да еще придумали притвориться, будто друг с другом не знакомы! Так им казалось будет интересней.

Так вот кто сыграл роль тупого угла!

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.1

  1. Ефиму Шейнису
    Очень понравился рассказ о начинающем авторе, о его требовательности к себе, о желании получить профессиональную оценку.
    Это свидетельствует о серьёзности намерений и вызывает уважение.
    Далеко не каждый второй и даже не десятый из пишущих людей проявляют подобную основательность и столь глубокий интерес к предмету, которым хотелось бы заниматься.
    У многих пишущих людей сложилось впечатление, что занятия литературой — дело, не требующее особых усилий, что стать писателем может любой, что успех предприятия зависит от бойкости пера и количества опусов, выданных «на-гора», о чём говорится в предыдущем отзыве.
    Многие из пишущих откровенно пренебрегают знанием языка, на котором создаются художественные произведения. Литература без языка не существует. Язык — ничем не заменимый инструмент для литератора. Без него и его неисчерпаемых богатств никак не передать самую правильную и глубокую мысль.
    Почему-то многие считают, что корректор исправит все недочёты, а невзыскательный читатель проглотит невыпеченный пирожок (лишь бы был горяченьким).
    Конечно, это большая ошибка. Не все издательства и все, насколько я знаю, электронные издания могут оплатить довольно дорогие услуги корректора. Чаще всего, «Спасение утопающих — дело рук самих утопающих». Но как правило, «утопающие» себя перечитывать не желают, позволяя себе описки, опечатки, серьёзные орфографические и синтаксические ошибки.
    Редактор любого издания не может и не должен подменять профессионального корректора. Кроме того, существует ещё и редакторская правка, которая, естественно, оплачивается дороже. Все эти услуги существуют и на русском языке. Их легко найти в Интернете.
    Однако не следует забывать о финальных словах, заключающих Вашу вдумчивую, интересную во многих отношениях, работу.
    Спасибо за интересный и содержательный разговор, который должен иметь продолжение.
    С лучшими пожеланиями в жизни и творчестве,
    Светлана Лось

    1. Светлана, спасибо за отзыв!
      Вы меня обидели, назвав начинающим автором. Да будет Вам известно, что я пишу с 12-ти лет. Была война, и я сочинил стихотворение. В стихотворении рассказывалось как партизаны взорвали мост по которому шел эшелон с немецкими войсками. Помню мои последние две строчки:
      «И свирепая вода
      Мертвых Фрицев унесла!»
      Я послал мои стихи в «Пионерскую правду» и даже получил ответ!
      «Мы получили твое стихотворение, писали из редакции, в нем выражены чувства советского патриота. Но стихи слабые, в газету не пойдут.»
      Разве я начинающий автор?

  2. Впечатлило. Предисловие грустно улыбнуло. Законченный рассказ пронизан неявным, не бьющим в глаз лиризмом. Непонятно (по предисловию) зачем такому состоявшемуся самодостаточному автору понадобился какой-то литературный колхоз, реликт соцреализма?! Путёвку в санаторий или бесплатное издание книги они в любом случае не подарят, максмум — разведут, как лоха на время и деньги (что и получили!). Престижа ради? Нелепо. Престижа можно добиться единственно — собственными публикациями!
    Автору — творческих успехов и смелости! С уважением С.К.

    1. Сергей, спасибо за отзыв!
      Я не очень себе представляю смысл слова «Самодостаточный» и полез в Интернет. Вот что пишет психолог: Самодостаточность — негативный вариант самостоятельности. Лозунг самостоятельности — «Спасибо вам, я справляюсь сам». Лозунг самодостаточности — «Без вас обойдусь!»
      Обозвав меня «Самодостаточным», вы меня похвалили или обругали?

      1. Не стоит так негативно принимать, Ефим, и копаться в семантике. В Вашем случае «самодостаточный» — умеющий писать без чужих разрешений или подсказок. Я Вас не обзывал, обещаю больше не трогать. Увы, не сдержался, что-то во мне зацепили, виноват-с.