Там, где было море — теперь зима

НЕОБХОДИМО ЛЬ ОДИНОЧЕСТВО?

необходимо одиночество
чтобы в невидимой борьбе
возвысить голос до пророчеств о
непознаваемом себе
привычка быть псевдогероем здесь
в глухой провинции степной
на поиск Трои не настроит, но —
на придумыванье трой
лепи нелепицы абстракции
идеи заступом греби
и чтоб не перенапрягаться их
под корень заступом руби
на колеснице околесицы
лети — куда не разберешь
и мельниц ветряные лестницы
точнее — лопасти — не трожь
не Дон Кихот — жучок хитиновый
сарказмом с серостью воюй
пускай плюют, а ты на спины им
без сожаления наплюй
сплелись пророки и предатели
в неразрываемый клубок
сбежать галасвита — куда тебе?! –
себя потянешь за собой.

БОРЬБА СО СНОМ

борьба со сном перетекает
в спокойный равномерный сон
в котором нет политиканов
а только море и песок
и спишь и дышишь равномерно
как снег как поле как вода
плывешь во внутренней вселенной
по разноцветным городам
пропутешествовав полжизни
воспринимаешь зримый факт
всем разумом всем организмом
что всё не то и всё не так
и право жить и право верить
в реализацию мечты
возможно если будешь зверем
в повадках хитрым и простым

НО СВЕТА НЕТ, И НЕТ ПРОЗРЕНЬЯ

Но света нет, и нет прозренья.
Я слишком мрачен, говоришь?
Но истина живёт в растеньях,
Пластающихся, как спорыш.

Тебе захочется быть рядом,
Уснуть, как поздние цветы
Под листопадом, снегопадом
В обвале грузной темноты.

В земле сырой, в земле промёрзшей
Себя не чувствовать, не знать,
Как в небе замирает коршун,
Преображающийся в знак.

И так всю зиму спать и спать, и –
За ватной гранью бытия,
И в этой сладкой чёрной вате
Сообразить однажды — хватит! –
И выпустить травинку «Я».

ЭТО БЫЛО ЛИ, БУДЕТ…

Это было ли, будет… выскочишь налегке
из себя на волю, и вдруг — зима
и сознанье, стиснутое в кулаке
запищит, назойливо, как комар

невозможность манёвра, — то, к чему шёл, оно
вдруг оказывается ни здесь, ни там
неотвязные мысли, вялые, как вино
на морозе крепнут, сворачиваются в металл

это было вчера, день «сегодня» уже прошёл
и тебя никто не помнит, никто не зна
с неба серого сыплется порошок –
ядовитый, красивый, как белена

это только животным хочется быть добрей
люди ж просто сбегают от слёз, от фраз
в несознанку, в истерику, в личный бред
эй, пойдём со мною, время пришло, пора!

ЛИСТЬЯ В НЕБЕ

А наутро будет тихо.
Тихо-тихо, так и знай.
Жизнь — как вывих, смерть — как выход.
Листья в небе — верный знак.

Слишком много в человеке,
С лишком — крови и мазни.
День за годом, год — за веком
Выйди, выдохни, сморгни.

Кто там ходит, не касаясь
Тёмных вод и тёплых тел?
Хромоногий, как Кассандра,
Будто птица, пустотел.

Кто? — возможный неудачник, –
Был ведь замысел неплох,
Но родился, не удавшись,
Всполошив чертополох.

Пусть уходит, пусть — не надо –
Тихо-тихо по лучу,
Без сомнений, без оглядок –
Будет лист на землю падать –
Я за брата поручусь.

ДЕРЕВО

дерево хотело лететь
дерево не знало — куда
дерево хотело детей
чтобы жить везде и всегда

дерево хотело шуметь
дерево хотело сказать —
не настолько страшная смерть
если заглянуть ей в глаза

дереву хотелось узнать —
кто оно откуда пришло
дереву не жить среди нас
любящих уют и тепло

дерево хотело спросить
дровосека и топор и огонь
почему изо всех осин
не срубили
как раз
его?..

ТЫ ЖИЛ ОДНАЖДЫ

Ты жил однажды, жил не здесь,
Не в этом времени и форме.
Взойдя на крест, ты и воскрес,
И семена пустил и корни.

Теперь ты — дерево, ты — лес,
Ты — соловей, поющий в кронах.
Взойдя на крест, ты ведь воскрес –
Как Бог, как Босх, как взмах и промах.

И что тебе, что чудо без
Насилия несовершимо? –
Взойдя на крест, взгляни окрест –
И улыбнись своим вершинам.

ПЕРЕЛЁТНЫЕ РЫБЫ

Ничего особенного, в самом деле, не будет, если даже умереть, —
уже тысячи миллиардов душ вытерпели смерть
и жаловаться никто не вернулся.
Андрей Платонов

мы здесь рыбы перелётные из отсюда в Потудань
осушить бы слёзы водкою да забыться б навсегда
ах болезненная ссадина так и саднит и болит
будто бы заноза всажена злая как аппендицит
а река течёт из памяти из промоины в груди
и от детства не избавиться прошлое разбередив
будто бы с другого берега голос дружеский зовёт
и какою мерой смеряешь гибнущее бытиё
там в тумане ходят призраки всё привычное — пройдёт
с нами — ушлыми и пришлыми заточёнными под лёд
ни себя ни речь сберечь никак невозможно что ни строй
все плотины смоет речками в запланированный срок
подойдёшь увидишь — лодка вот плещет волнами вода
в небе — рыбы перелётные через реку Потудань

ПОДЗЕМНЫЙ ДОМ

Город без имени и без отчества.
Зыбкие зимние миражи.
Надо бы выжить, но жить не хочется.
Длится безликая недожизнь.

Температура среды за бортом,
Согласно Планку, — всегда одна.
На месте, где раньше стоял забор, там –
Непробиваемая стена.
Из окружения жёстких будней
Попытка вырваться на простор
Ненастояща, слаба, как будто
В стремлении к воле отключен ток.

И ты остываешь, теряя свет свой,
В безумие призраками ведом.
И некто в белом тебя приветствует,
И вводит в светлый подземный дом.

***
Прибрёл ноябрь — и вот уже зима –
Снег полыхает, ярок и неистов.
Ныряешь в сон — в родной самообман –
Вне времени, вне хворостей, вне истин.

Скрипят дома, скрипит прогнивший мир,
И ты скрипишь, полвека исковеркав,
Донашивая сношенный мундир,
Пошитый из лоскутьев человека.

Весь этот бред, весь этот антураж –
Набор пустот, забот о настоящем…
Оркестр искрит, но сколько не играй –
В конце начал доигрываешь в ящик.

Чего ещё, чего тебе, скажи? –
Порхатый снег, штрихующий прорехи –
Стирает двор, скрывает этажи,
И глохнет слух, не обнаружив эха.

***
Там, где было море — теперь зима.
Серый ветер крыльями волны гонит,
Всякий раз увеличивая размах
Между миром грешным и миром горним.

Там, где было лето — теперь не я,
Только рыбы, забывшие человеков,
Да орава хриплого воронья,
Залетевшего в глаз из чужого века.

Там, где были горы — горбатый снег
Накрывает саваном истуканов,
Нахожу себя — в великаньем сне –
Становлюсь обкатанным карим камнем.

***
мы дышим — мой город и я — вразнобой.

Мне б только уменьшиться — знать бы словечко —
уменьшиться, сжечь корабли и мосты!
И жить среди робких кривых человечков,
которых с натуры рисует мой сын…
Ю.Карабчиевский

Эти мелкие человечки нарисованные не мной
Претендующие на вечность в этой жизни недоземной
Претендующие на память на чужую не на свою
Закружат замутят заспамят хошь воюй с ними не воюй
Хоть зелёные хоть иные разноцветные всякий раз
От рождения и поныне изначально и посейчас
Хороводят и ворожат и заволакивают в туман
Загоняют в загон вожжами их шеренги как зубы сжаты
И спасения нет пожалуй — окружают и жалят жалят
Сводят память мою с ума!

***
День из обоймы выпадет
Закатится под стол
Мы слишком мало выпили
Всего лишь грамм по сто
Мы слишком мало пожили
Два метра пустоты
И за собой похоже мы
Обрушили мосты
И позабыли прошлое
Уйдя на перекур
И не вернулись больше мы
Перенастроив курс
Качает и тревожит нас
Клубящееся зло
Но всё что было — прожито
Пережито прошло
Оборотиться надо ли
Дойдя до рубежа
Нам некогда мы падаем
И нас не удержать

==================================================

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.1