РУССКАЯ ПОЭЗИЯ В ЕВРЕЙСКОМ ЦЕНТРЕ ФРАНКФУРТА-НА-МАЙНЕ

Творческий вечер поэта Юрия Берга состоялся в еврейском культурном центре Франкфурта-на-Майне. Как отметила руководитель центра Яна Островская, здесь стремятся максимально насытить общественную жизнь подобными событиями, приглашая на встречи поэтов, музыкантов, литературоведов, мастеров прикладного искусства. Названия клубов, работающих здесь: «Стихи-я», «Цимес», «В кругу друзей», «Особое мнение» — говорят сами за себя. Вот и встреча с Юрием Бергом позволила всем пришедшим не только пообщаться, но и словно побывать в творческой мастерской автора, послушать стихи в его исполнении, поговорить о поэзии, о том, как рождаются строки, которые, соединяясь вместе, создают неповторимый эффект поэтического слова и песенной фантазии. Юрий Берг был искренен и общителен, отвечая на вопросы и рассказывая истории возникновения своих произведений.

Из досье:

Юрий Берг — писатель, журналист. Автор нескольких книг стихотворений и прозы. Лауреат международных конкурсов «Литературная Вена», «Перекрёсток», «Золотое Перо Руси», лауреат премии им. А. И. Куприна «Гранатовый браслет», обладатель звания «Золотое Перо Руси». Родился в 1948 году, большую часть жизни прожил в Луганске и Киеве. С 2002 года живет в Германии.

«…И прощальным кивком уходящего лета полыхает кленовых лесов киноварь»

Творческий вечер поэта обычно лишен развлекающей компоненты, которая включает в себя песни, танцы или анекдоты. Ничего этого не было и в выступлении Юрия Берга, хотя предполагалось звучание песен на его стихи, но, к сожалению, исполнитель песен приболел как раз накануне концерта. Тем не менее, полтора часа пролетели незаметно, поскольку были наполнены не только стихами (авторское воспроизведение их всегда особенно интересно), но и общением, краткими, но ёмкими рассказами о малой родине и событиях прошлого, а также искренними рассуждениями о настоящем и будущем. В начале вечера Юрий Берг сказал, что постарается, чтобы выступление было максимально лиричным, лишенным политического контекста, который и так определяет житейскую прозу. Но, видимо, в наше время отделить прозу от поэзии не реально. И хоть впрямую речь о политике не шла, тень её витала и над стихами, и над воспоминаниями о прошедшей жизни, в которой был Донбасс и Киев, Беларусь и Казахстан. Но, наверное, самым пронзительным в тот вечер было стихотворение «Желтые таблички», в котором говорится о проекте немецкого художника Гюнтера Демнига «STOLPERSTEINE» («КАМНИ ПРЕТКНОВЕНИЯ»). Латунные таблички, вмонтированные в мостовую, должны напоминать людям о судьбах жертв нацизма, о тех, кто был убит, выслан или вынужден пойти на самоубийство. Большая часть «камней» установлена в память еврейских жертв нацизма. Они встроены в мостовые или тротуары перед бывшими домами жертв нацизма. На латунной пластине выгравировано имя, год рождения, год и место смерти человека. Спокойно слушать эти строки просто невозможно:

…Только одно заставляет смутиться: смотрят из прошлого скорбные лица –
видите, шепчут разбитые губы: «Помните нас? Это мы, ваши Jude
»!
…Марты и Генрихи, Эммы и Ривы, разве была к вам судьба справедлива?
Кто мог подумать последним тем летом, что ваши жизни закончатся в гетто…

Из лета страшной военной поры стихи переносили в нынешнюю осень, в которой, как во все времена, поэты могут видеть больше и пристальнее всех, и Юрий Берг не исключение. Его взгляд, наблюдательный, поэтичный и ироничный, вскрывает глянцевую поверхность бытия и проникает в суть вещей и явлений, приглашая за собой читателей и слушателей:

Что же это такое творится на свете — заправляют делами шафран и янтарь,
и прощальным кивком уходящего лета полыхает кленовых лесов киноварь.
А над сонной землёй, в тёмно-синим покое, тает медленный звон потревоженных струн,
и с уснувших полей тянет мёдом и хвоей, и дрожат в колеях отражения лун.

И, конечно, звучали строки о любви, которой овеяны стихи и песни, воспоминания и мечты, невзирая на место проживание, время года и жизни. Это были стихи глубоко лиричные и шутливые, грустные и озорные:

У нечаянной любви тяжкие последствия — осуждён навеки я без суда и следствия.
Разлюбезная моя, сарафан в горошину, я к тебе приговорён, милая, хорошая!

На мой взгляд, очень трогательно воспринимались стихотворения о юности, прошедшей в далёком, но остающемся родным Луганске. Именно там закладывались основы будущей судьбы поэта и журналиста, историка и публициста, чьи очерки и воспоминания, представленные в социальных сетях и на литературных порталах, привлекают внимание значительной читательской аудитории. Вот одно из стихотворений, названное «Неизвестному бетонному горнисту в парке над Луганью»:

Загребая ногами листву, я бреду — наплевавший на всё второгодник. В парке нашем пустом надышаться свободой — не хватит на это и дня! И туманный ноябрь, не стесняясь ничуть, словно опытный сводник, Обещанием первой любви вглубь прозрачных аллей завлекает меня. Мнится мне, что из старых витрин, что когда-то газетными были, Типографская чернь каплет наземь из старых советских статей, И беседка давно стала серой от въедливой угольной пыли, И трубач-пионер срок уже оттрубил в синем дыме иных лагерей.

Это голос сына своего времени, поколения, в котором у каждого остался в памяти свой парк, и свой гипсовый трубач, и эхо его сигнала будит воспоминания, причем, невзирая ни на что, они остаются светлыми и чистыми. В рассказах о городе детства — Луганске, переживающем один из самых трагических периодов своей биографии, Юрий Берг остался верным своему обещанию — не говорить о политике. И потому в его словах не было оценки действий сторон военного конфликта на Донбассе, но было сочувствие людям, землякам, ставшим заложниками чужих злорадных амбиций, ненависти и жестокости. Удивительно актуально прозвучали стихотворения из библейского цикла, словно подтверждая вечную ценность и мудрость книжного Слова, в котором вопросы не менее важны, чем ответы.

Где же наши друзья, Симеон и Андрей, И мечом опоясанный Пётр? Ожидают они, что у райских дверей Им петух на заре пропоёт? Эту чашу, что нынче мне подал Отец, Выпить должен по капле до дна. Но насмешка солдата — терновый венец — Станет символом Судного Дня!

«Точка кипения»

Этот вечер, кроме всего прочего, стал еще одним представлением книги Юрия Берга «Точка кипения», которая, объединяя поэзию и прозу, свидетельствует о творческой зрелости писателя, многожанровости и полифоничности звучания его авторского голоса. Есть такой термин «проза поэта», и он призван подчеркнуть образность, лиричность, зачастую бессюжетность повествования, в котором на первый план выходит умение передать настроение, словесная вязь и изысканность авторского почерка. В какой-то степени всё это присутствует и в прозе Берга. Но, учитывая долгий опыт работы журналистом, его проза всегда информативна, динамична, насыщена конкретными фактами и, в то же время, раскрашена авторскими комментариями и реминисценциями. Особенно хочется сказать о произведениях, которые, как рассказал автор, станут основой следующей прозаической книги. Это исторические миниатюры, посвященные осознанию бесчеловечной сути германского нацизма, его печально известных лидеров, их спесивой уверенности в собственной непогрешимости и избранности, рассказы о кошмарных в своей жестокости действиях по «решению еврейского вопроса». Уверен, что новая книга Юрия Берга будет востребована читателями. Ибо пишется интересно, честно и увлекательно. А завершить краткий рассказ о творческом вечере поэта хочу ещё одной цитатой. В ней внешнее переплетение понятий войны и мира, немецкости крови и русскости веры, только подчеркивает внутреннее напряжение и мучительность размышлений о смысле и разумности жизни, о вечных поисках своего места там, где теснота не в силах скрыть простора, где молодость, проходя, остается неизменным ориентиром. И где добро и зло поочередно одерживают мимолетные победы, сменяющиеся, увы, поражениями и не меркнущими упованиями на чудо.

Здесь вечный мир и здесь война, немецкость крови, русскость веры, здесь Рай земной, и здесь галеры, а пядь земли — на всех одна. Висбаден — русская душа и упорядоченность немцев, как будто кто-то в водку с перцем их кислый «Ordnung» подмешал.

«Спасибо автору и организаторам за интересный вечер». В этой фразе одного из присутствовавших сконцентрированы общие впечатления. Хорошо, что жизнь и поэзия хоть иногда соприкасаются. Это не дает угаснуть надежде на то, что будущее не совсем пропащее.

Владимир Спектор

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.1