Роман со знаками препинания. Продолжение. Глава 2. Запятая

Ни для кого не секрет, что мужчины, женщины и дети знаками препинания не интересуются. Разве любят их, как некоторые цифры вроде семёрки? Вряд ли. Ненавидят ли, как число 13? Спасибо, ясно.

Теперь поднимите руки, кто любит Скобки. Нет таких? Так вы их что же — ненавидите? А, вам всё равно. Ладно, примем к сведению. Точку ненавидеть тоже нет особых причин. А вот Запя-ту-у-у-ю…

С тех пор, как придумали её на нашу голову, сколько из-за этой маленькой закорючки плохих отметок было получено, сколько родительских подзатыльников роздано и сколько детских попок ремнём выпорото — ни в сказке сказать, ни пером описать.

Не знаю, проводились ли социологические исследования на тему «За какой знак препинания учителя России поставили больше всего отрицательных оценок», но, по моим наблюдениям, это — Запятая.

Вспомните, с какой тревогой ожидали вы учительского приговора после каждого диктанта или сочинения, как часто было потом испорчено настроение. А сколько хорошего народа в вузы не поступило… И разве из-за Точек или Скобок? Нет, из-за неё, нехорошей такой.

— Я, в принципе, могу сочинение нормально написать, а вот запятые не знаю где ставить, поэтому оценки плохие получал…
Тысячи и тысячи пострадавших произносили эту фразу. Такая кроха — и столько от неё детского горя. А порой и недетского (все помнят знаменитое «Казнить нельзя помиловать»).

Есть ещё фраза, правда, не столь знаменитая: преподаватели филологических факультетов вузов любят приводить её студентам: «Поставить статую золотую пику держащую».

Если Запятую поставить после слова «статую», то можно лишь пику отлить из золота; передвиньте этот знак препинания на слово дальше — тогда придётся отливать из чистого золота всю статую. Можно представить себе, как чесали затылки те, кому надлежало исполнять приказание, как им хотелось сэкономить и как боязно было идти переспрашивать…

Когда все увлеклись лунным календарём, взяла его почитать и я. Особое внимание привлёк пятый лунный день — «…единственный день, когда пища сгорает без остатка и полностью преобразуется в ткани. Можно руководствоваться инстинктом и есть то, к чему тянет. Так поступают многие йоги — они понемногу покупают всего, что хочется, на базаре и едят».
То, что пища так хорошо усваивается, мне сразу понравилось; вызывало лишь недоумение, почему они едят прямо на базаре. Что за спешка такая? Как дочь медика я первым делом вспомнила, что это негигиенично. Мать бы мне за такое — о!..

«Да не буду я на базаре есть», — подумала я с брезгливостью и отбросила календарь.

Потом перечитала текст ещё раз, и мне стало смешно. Видно, очень спешили малограмотные переводчики. Не там поставили Запятую — и получилась чепуха. Правильнее было бы так: «…они понемногу покупают всего, что хочется на базаре, и едят». А ещё лучше, чтобы не было двусмысленности («хочется на базаре» — хочется-то ведь дома!), написать «…они покупают на базаре понемногу всего, что хочется, и едят». Таким образом, грамотно поставленная Запятая избавляет чистоплотных людей от употребления немытых овощей и фруктов прямо на базаре.

…Известен случай, когда один врач в рецепте поставил Запятую не там, где следовало, а когда ночью спохватился и представил, какую непоправимую беду может принести больному неправильно понятая дозировка лекарства, то разбудил своего брата, взяли они извозчика и помчались к больному. По счастью, тот не успел ещё воспользоваться рецептом. Обошлось. Но понервничали все изрядно. А врача звали Антон Павлович Чехов.

Вот какие неприятности может принести Запятая. Ни один знак не способен на такую пакость.

Вот, например, в октябре 2002 года средства массовой информации потешались над таким фактом. При оформлении дипломов на факультете коррекционной педагогики Мордовского педагогического института была допущена забавная грамматическая ошибка.

Новый секретарь деканата в графе «специальность» вместо «олигофрено-педагог» писал через Запятую: «олигофрен, педагог». Таким образом, после пяти лет обучения в вузе несколько десятков выпускников получили совершенно официальный документ о том, что каждый из них стал не только педагогом, но и дипломированным умственно отсталым.

Смех да и только. А всё потому, что по незнанию поставили не к месту маленькую такую Запятую…

Более свежим примером неудачного обращения с Запятой «порадовали» народ в 2008 году. Многие газеты тогда писали о том, как, пропустив Запятую в поправке к одному закону, депутаты оставили две тысячи семей без денег.
Суть в том, что в поправке в Закон о государственных пособиях не был обособлен (не отделён Запятой) деепричастный оборот. Закон гарантирует право жён призывников на единовременное пособие при рождении ребёнка и последующие ежемесячные выплаты «при призыве граждан на военную службу начиная с 1 января 2008 года».

Если бы Запятая перед словом «начиная» стояла — и вопросов никаких бы не было. Но «её тут не стояло».

В результате, как сообщила председатель Союза комитетов солдатских матерей Валентина Мельникова, молодым мамам, у которых мужей в армию забрали в 2006–2007 годах, соцзащита отказывала в выплатах денег. Объяснение такое: закон касается только тех, кто был призван после 1 января 2008 года. Хотя очевидно было: несмотря на отсутствие Запятой, дата относится к моменту появления права, а не к моменту призыва отца.

Валентина Мельникова написала в главную военную прокуратуру и получила ответ: органы соцзащиты не имеют права лишать матерей выплат, в подобных случаях следует обращаться в суд.

Но обращаться в суд из-за одной Запятой для каждой семьи — хлопотное дело, поэтому Союз комитетов солдатских матерей пишет в Следственный комитет, призывая привлекать виновных к ответственности. Тот не находит возможности разбираться с этим делом и передаёт запрос в Генпрокуратуру. Но Генпрокуратура тоже не считает, что матерям надо платить и мотивирует свою позицию теми же словами, что и соцзащита.

Солдатские матери не сдаются, пытаются подключить к делу депутатов: пишут председателю думского Комитета по вопросам семьи, женщин и детей: «Просим внести техническую поправку в закон, поставить запятую». Приходит расплывчатый ответ: надо, дескать, думать и анализировать…
Так что две тысячи молодых матерей, попавших в эту «вилку», вынуждены обращаться в соцзащиту, получать письменные отказы, затем идти с ними в суд, дабы обжаловать…

Сколько нервов, сколько сил и времени тратится из-за одной-единственной пропущенной какими-то грамотеями Запятой! Всего-то навсего не выделен деепричастный оборот. Кто-то плохо учил правила в школе — и вот какими мытарствами обернулось.

, , ,

А вот ещё любопытная публикация, посвящённая знаку препинания. Журналист Дмитрий Табачник так и озаглавил свою статью: «Запятая в биографии Генсека». Речь в ней шла о том, как подхалимы, перечисляя заслуги Генерального секретаря ЦК КПСС Л. И. Брежнева, к военным фактам его биографии через Запятую добавили, что он был и начальником политуправления 4-го Украинского фронта (на самом деле в годы войны эту должность занимал другой человек), после чего начал создаваться миф о «выдающемся вкладе» Леонида Ильича в Победу и полился золотой дождь высших полководческих наград.

Статья Дмитрия Табачника была напечатана давно (в «Труде» 24 июня 1990 года), теперь её уже не помнят, а жаль. Там всё интересно: и о знаке препинания, и о технологии возвеличивания Генсека путём различных фальсификаций. Поэтому имеет смысл привести хотя бы кусочки из этой статьи.

Удивительное изобретение письменности — запятая! Такой маленький, незаметный значок, а как много может. В статье с помощью запятой можно перечислять, потихоньку присоединяя к тому, что было, то, чего никогда не было, — и звучит ненавязчиво, с паузой и заминкой, и «прицеплено» более чем прочно. С помощью запятой или, как говорят, через запятую, можно разделять и противопоставлять, можно сталкивать подобное и соединять несовместимое. Необыкновенно удобный знак, особенно необходимый при мифотворчестве, лёгкой и изящной подмене понятий и фактов. Например, при написании хвалебной биографии политического деятеля, когда фактов и заслуг явно недостаёт для придания фигуре необходимых размеров и масштабности, приходится прибегать и к помощи маленького, но многозначительного знака пунктуации.

Так было и при написании в недавнем прошлом монументальной биографии Л. И. Брежнева, призванной, по мысли её создателей и вдохновителей, «ещё более укрепить» авторитет дряхлеющего лидера.

…Именно с появлением в 1976 году этой биографии, безудержно апологетической, написанной в духе лубочных дореволюционных «житий святых», и начался период наибольшего возвеличивания Брежнева…

Раскрыл обман брежневских летописцев журналист Дмитрий Табачник, когда работал в Центральном архиве Министерства обороны и знакомился с документами политуправления 4-го Украинского фронта. Проштудировал их почти до конца войны, а подпись начальника на всех приказах и на донесениях в Москву одна и та же: «Пронин».

А где же Леонид Ильич?» — задумался журналист и ещё внимательнее стал изучать документы. Вот уже и 9 мая — День Победы, война закончилась, а фамилии Брежнева нет как нет.

И только после 12 мая, когда генерал-лейтенант М.М, Пронин отбыл к новому месту службы, а 4-й Украинский фронт решено было основательно сократить и преобразовать в Прикарпатский военный округ, «…тогда-то, в мирные уже дни, — отмечает Д. Табачник, — и становится начальником политуправления генерал-майор Л. И. Брежнев, которому, конечно же, вряд ли бы поручили руководить политуправлением фронта в ходе боевых действий как человеку, не имеющему ни специального военного образования, ни опыта подобной по масштабам работы».

Но как же получилось, что начальником стали называть Брежнева? Почти курьёз: хорошую службу сослужили ему старые бланки, отпечатанные про запас. Война закончилась, а их оставалось ещё много. «Вот и продолжал Леонид Ильич в июле и даже в августе сорок пятого подписываться как начальник политуправления несуществующего фронта… А документы эти позволили затем услужливым людям „поправить“ его биографию и дописать через запятую, что в дни Великой Отечественной он был весьма силён в военном деле и руководил политическим управлением фронта. Запятая, конечно, очень выручила…».

Жаль, не привёл в своей статье Д. Табачник ту самую фразу, в которой через Запятую было добавлено, что Брежнев был начальником политуправления 4-го Украинского фронта.

Для красного словца, что ли, написал, так пылко обрушившись на несчастный знак препинания? Чувство досады не давало мне покоя. Хотелось определённости… Чтоб буквально пальцем ткнуть: вот оно, то место!
Маялась-маялась, а потом подумала: дай-ка сама полистаю брежневский «Краткий биографический очерк» 1976 года, на который он ссылается. А вдруг найду?

Разыскала книгу, читаю… и на странице 22-й в последнем абзаце вижу: «Являясь начальником политотдела 18-й армии, а затем начальником политуправления 4-го Украинского фронта, он настойчиво и умело направлял деятельность политорганов…». Остаётся лишь восхититься тем, как ловко сконструировал фразу коллективный автор биографии Генсека — Институт марксизма-ленинизма (интересно, куда перекочевали его смышлёные сотрудники и в каких документах ставили свои Запятые потом?).

Дотошный журналист приводит ещё целую массу больших и малых подтасовок в биографии Брежнева, позволявших затем раздувать его заслуги, но это уже другая история.

Только к выражению «через запятую» я теперь отношусь не так безразлично, как прежде, а более внимательно и насторожённо. Ибо это такой зловредный знак, который может кого-то поднять на пьедестал, а кого-то и лишить жизни. Журналист и писатель Олег Рисс (кстати, бывший корректор) в книге «У слова стоя на часах» приводит подлинный случай.

К трагическим эпизодам в истории Англии принадлежит бесславный конец правления короля Эдуарда II (1284-1327). Потеряв Шотландию, восстановив против себя притеснениями и непосильными налогами большинство подданных, Эдуард II пал жертвой заговора, во главе которого стояла его жена Изабелла. Парламент низложил короля, и Эдуарда заключили в замок Беркли, где он провёл восемь месяцев, ожидая решения своей участи.

История повествует, что тюремщикам, сторожившим короля, было прислано коварное письмо без запятых: «Эдуарда убить не смейте бояться полезно». Всё зависело от того, как прочтут это письмо. Если запятую поставить после слов «не смейте», то получится запрещение убивать узника: тюремщики должны бояться убийства. Но если запятую поместить перед последним, словом (то есть перед словом «полезно «), то смысл приказа решительно меняется: тюремщики не смеют бояться убить Эдуарда, так как это полезно. Тюремщики поняли уловку королевы и прочли так, как ей хотелось.

Вот каким образом маленькая запятая стала кровавым убийцей!

Запятая многое может и порой дорого стоит. Очень дорого. Тот же Олег Рисс повествует, какой рекорд по части убытков поставил однажды этот знак препинания в Соединённых Штатах Америки. Из-за неверно поставленной Запятой в таможенном тарифе английские фабриканты выгадали на пошлинах за семнадцать лет 49 995 776 долларов.

Произошло это так. В 1864 году, когда в США вводился новый таможенный тариф, нескольким английским фабрикантам удалось подкупить корректоров вашингтонской типографии, читавших оттиски текста этого тарифа. Корректоры должны были только переставить запятую в графе о листовом железе, чтобы за него взималась пошлина как за обыкновенное железо. Эта махинация была раскрыта лишь через семнадцать лет. За истекшее время США и потеряли такую громадную сумму.

Вывод напрашивается сам собой: за этим знаком препинания нужен глаз да глаз!

, , ,

Ладно, поехали дальше. Всё ли плохое сказано уже о Запятой, какая она сякая, неумытая? Может, у вас есть что добавить из собственного опыта, так вспоминайте, не стесняйтесь. Лично я в своё время пострадала не из-за Запятых, как все добрые люди, а из-за Тире, так что у меня к Запятой претензий нет.

Теперь для полноты картины давайте, как говорят в суде, выслушаем и другую сторону.

Вы думаете, легко этой крохе делать столько работы, сколько выпало на её долю?

Бедная Запятая должна стоять между однородными членами предложения (без союзов, с повторяющимися союзами, с некоторыми неповторяющимися союзами) и между повторяющимися словами; между главным и придаточным предложением, между соподчинёнными придаточными предложениями… уф-ф! — это ещё не всё; для отделения или выделения слов, грамматически не связанных с членами предложения… А вы знаете, сколько этих слов? Одни обращения чего стоят, а ведь есть ещё вводные слова, междометия и прочее, и прочее, и прочее. И все хотят, чтобы их обслуживала Запятая, а не кто-нибудь другой.

Видите, сколько у неё обязанностей? Да на неё, несчастную, столько навалили, как ни на кого другого, она же за семерых работает! Ну, а кто везёт, того и погоняют. У Запятой самый тяжёлый и горький хлеб. Возьмите любую книгу и сравните, сколько на одной странице Запятых и сколько других знаков препинания.

Даже без подсчёта видно: Запятых больше всего, даже больше, чем Точек, поскольку Точка в любом предложении только одна в конце, а Запятых внутри него — хоть пруд пруди. Лев Толстой мог одно предложение растянуть на целую страницу — вот где работёнки Запятым было, только успевай поворачиваться!

Но, если по-честному, я сама не люблю, когда фраза длинная. Некоторые писатели делают их такими будто нарочно. Зачем? Чтобы помучить читателя?
Грешил длинными фразами писатель Фолкнер; любили километровые предложения и немецкие мастера прозы.

Недаром же это их пристрастие высмеял Марк Твен, сказавший: «Если уж немецкий писатель нырнёт во фразу, так вы не увидите его до тех пор, пока он не вынырнет на другой стороне своего Атлантического океана с глаголом во рту».

Но иногда, шутки ради, длинные предложения полезно бывает рассмотреть получше.

, , ,

В сборнике «Анекдоты наших читателей» в библиотеке для чтения «Студенческий меридиан» моё внимание привлёк анекдот «Суп без жены», присланный читательницей Светланой Литвинской из Сыктывкара.

— Взять чистую кастрюлю и наполнить её тремя литрами воды, помыть килограмм картофеля, вытащить из кастрюли тапочки трёхлетнего сына, зажечь плиту, отругать сына, вытереть пол и вновь наполнить кастрюлю водой, поставить на огонь, забрать у сына изо рта картошку, отобрать у него спички и потушить свои брюки, достать где-нибудь 300 граммов мяса, бросить в кастрюлю картофель, догнать кота и отобрать у него мясо, стукнуть кота веником, вскрыть пачку супа вермишелевого с мясом, посолить картофель, подмести в тарелку содержимое пачки, дать сыну подзатыльник, посолить картофель, помириться с сыном, откачать подавившегося мясом кота, бросить в кастрюлю содержимое тарелки, посолить, чертыхнуться, попытаться извлечь из кастрюли лишнюю соль, подержать ошпаренную руку под струёй воды, закрыть горячую, открыть холодную воду, ругнуть сантехников и водокачку, насыпать в кастрюлю сахар, отыскать во дворе сына, отшлёпать его, помириться, сходить с ним в кино, вернуться бегом на кухню, выключить газ, открыть окно, выгнать полотенцем дым и гарь, успокоить соседей и пожарную охрану, похвалить сантехников и водокачку, закрыть кран с холодной водой, вытереть полы у себя и у соседей снизу, попробовать суп, плюнуть, предложить суп коту, начать очищать кастрюлю от золы, обнаружить на дне прогоревшую дыру и свои новые часы, отшлёпать сына, обливаясь скупыми мужскими слезами, дочистить и вернуть кастрюлю соседям, дать коту добавки, залатать брюки, откачать кота, помириться с котом и пойти с ним и с сыном в столовую.

Вы уже, конечно, поняли, кто помог создать столь необходимое для этой ситуации ощущение торопливости и суеты. Она, голубушка, она, Запятая. Быть торопливой и суетливой ей на роду написано.

Но и работоспособность у неё потрясающая. Как ни в чём не бывало, в одиночку справилась с таким большим предложением (мне ещё пришлось сократить его слегка), всё сделала сама и без посторонней помощи навела в нём полный порядок, умница, труженица.

А вот полный юмора рассказ «Подлец» писательницы из Краснодара Елены Лобановой. Весь рассказ состоит всего из одного предложения, но как мастерски использованы в нём все возможности Запятой для создания нужного образа!

«Подлец, идиот, мерзавец, сволочь, у меня всё хорошо, гад, назло тебе, всё отлично, муж, квартира, работа, а ты кретин, квартира трёхкомнатная, старого фонда, с высокими потолками, тебе и не снилась такая мебель, немецкий бархат, финский линолеум, и скоро будет машина, вот увидишь, будет „мерседес“, и когда я проеду мимо твоей вонючей коммуналки, тогда посмотрим, хотя ты в это время можешь дрыхнуть или пить со своими друзьями, алкоголик, тунеядец, тебе же ни до чего в мире дела нет, дебил, придурок, словно меня и не существует, а между прочим, я ещё вдыхаю кислород и выделяю углекислый газ, слышишь, ты, урод, вечно небритый, брюки пузырями, и что в тебе бабы находят, дуры мы все, дуры, но я-то тебя сразу раскусила, с первого взгляда, жених задрипанный, не хватало ещё выйти за тебя, хорошенькая жизнь, готовить на керосинке, хам невоспитанный, а мой муж меня обожает, да-да, жить без меня не может, не то что ты, слюнтяй, раззява, он мне кофе в постель подаёт, не веришь — не надо, чтоб ты ногу сломал, открытый перелом со смещением, чтоб ты ослеп на оба глаза, и тогда я брошу мужа, квартиру, машину, и буду за тобой ухаживать, буду носить тебе в больницу компот, и когда ты узнаешь, как я умею готовить даже на керосинке, тогда ещё посмотрим!»

Попробуйте-ка убрать Запятую, раздробить это предложение, поставив Точки или иные знаки препинания — напрочь исчезнет милая прелесть этого рассказа! Кстати, Елена Александровна призналась мне, что ей в издательстве пытались «исправить» его, везде поставить Точки, но она своё детище сумела отстоять в прежнем виде).
Видите: всю погоду в этом рассказе сделала она, Запятая.

Теперь скажите, разве способны трудиться с такой невероятной отдачей другие знаки препинания?
А наша Золушка, дай ей Бог здоровья, постоянно испытывает перегрузки, у неё всегда дел по горло, с утра до вечера крутится как белка в колесе, ничего хорошего в жизни не видела, у неё нет никакой личной жизни, только работа, работа, работа, и никакой Трудовой кодекс её не защищает, потому что у них там, в пунктуации, о нём и слыхом не слыхивали.

Какова же наша благодарность за столь непосильный труд?

В знак признания заслуг перед человечеством появилась расхожая фраза «упомянуть через запятую» — так говорится о чём-то пустом и никчёмном, недостойном большого внимания. Второе выражение, которое доводилось уже не раз слышать: «Ну, началась великая битва за запятые». Мол, спорят о том, что выеденного яйца не стоит. Оба выражения произносятся с явной насмешкой. И даже когда хотят отметить, как бережно отнеслись к чему-то, и говорят: «Ни одной запятой не тронул», то в подтексте всё же слышится снисходительное: даже такой мелочи…

Вот и всё, чем отблагодарили мы Золушку нашей пунктуации. Негусто! И, конечно же, несправедливо.

Мне всегда было обидно за недооценённых. Судите сами.

Зрители, чуть не по десять раз смотревшие «Семнадцать мгновений весны», не могут вспомнить его создательницу Татьяну Михайловну Лиознову; немногие с первого раза назовут имя русского отца Винни-Пуха Бориса Заходера; и (ну не парадокс ли?) дружно забыто имя автора строк «Никто не забыт и ничто не забыто» — Ольги Берггольц.

Смешно вспомнить, но я в детстве всегда начинала читать титры в кинофильмах не сверху вниз, как все, а снизу вверх, поскольку знала, что мои одноклассники не успеют дочитать фамилии создателей фильма до конца. Так хотя бы я прочту: нужно ж как-то отблагодарить людей за их труд.

Конечно, я знаю, обострённое чувство справедливости нынче не в моде, над ним посмеиваются, и всё же, всё же, всё же…

Это я писала часа в два ночи. Потом заснула. И во сне у меня начало складываться нечто рифмованное про знаки препинания. Вообще-то я стихов не пишу. Вскочила, схватила бумагу и ручку, но ничего не успела: сон ушёл. В памяти остались только две последние строчки:

Пришла и села в уголок
Заплаканная Запятая.

Стало мне любопытно: почему заплаканная, кто её, за что её? И спросить не у кого: что у них там, у знаков препинания, случилось такое, из-за чего ей реветь-то пришлось?

Ладно, пошутили и будет.

Однако ж Запятая, наш самый трудолюбивый знак, заслужила от нас больше, чем имеет. Вы только представьте себе на миг, что нет её, упразднили, как мечтают о том поголовно все двоечники, а также отдельно взятые лодыри. И что?

Да будет сплошное «Казнить нельзя помиловать», вот что будет. Фразы лишатся смысла. Чтобы как-то выйти из положения, люди начнут дробить предложения, укорачивать фразу до безобразия, выбрасывать эпитеты, деепричастия, вводные слова и чаще ставить Точки.

От былых пухленьких краснощёких фраз останутся тощие обескровленные конструкции, кожа да кости, сущие шкелеты, на которые противно смотреть, будто они одним гербалайфом полгода питались!

Такое уже было. Называлось рубленой фразой. Подлежащее и сказуемое. Подлежащее, сказуемое, дополнение. Подлежащее и сказуемое. И опять, и снова. Читать такое невозможно, усталость и непонятное раздражение приходят после второго-третьего абзаца.

Нет, без Запятой нам никак нельзя. И вообще, хотим мы того или нет, она уже существует, она была, есть и будет. Если бы её не было, всё равно пришлось бы её придумать. Ибо она помогает организовать фразу, расставить акценты, определить верную интонацию.
На хрупких плечах Запятой держится порядок в доме, именуемом Предложением.

Поэтому так приятно, что есть люди, которые ценят Запятую. Вот как сказал о ней и её коллегах поэт Наум Сагаловский в своём стихотворении

ЗНАКИ ПРЕПИНАНИЯ

Всю жизнь, друзья-приятели, мы впитываем знания,
не спрашивая Господа — на кой,
но нет у нас внимания ко знакам препинания,
хоть эти знаки вечно под рукой.

Они мне снятся, милые, я вижу их воочию
с приятным чувством, кажется, шестым,
я не питаю страсти к тире и многоточиям,
зато питаю слабость к запятым.

О вы, кто знает смолоду таблицу умножения,
поэты, да известно будет вам,
что знаки препинания есть знаки уважения
к простым и незатейливым словам.

* * *

Конечно, у трудоголички Запятой слишком много обязанностей, запомнить все правила её постановки тяжеловато. Может, стоило бы разгрузить её, придумать в помощь Запятой ещё какой-либо знак? Скажем, причастные и деепричастные обороты выделять не Запятой, а звёздочками или кружочками. Или крестиками (плюсами). Запоминать новые правила всё-таки легче будет, а Запятая всё равно без работы не останется. А пока остаётся всё как было, вам что — слабо выучить (ввести в свою собственную, а не компьютерную память) каких-то несколько десятков правил, чтоб не трястись потом перед каждым сочинением в школе, не мучиться над каждым письмом всю оставшуюся жизнь или докладной запиской, когда вырастете?

Ну разве ж не лодыри вы? (Извините). И после этого ещё обвиняете маленькую труженицу в своих неудачах и вообще в том, что она есть на свете. Да что б вы без неё делали?

Короче, приступаем к делу. Для начала неплохо бы внушить себе, что выучить эти несколько правил вам совершенно по силам. Если другие могут, то чем вы хуже них? Сделать это надо во имя своего же спокойствия. Перефразируя афоризм неизвестного автора-налоговика: «Выучи правила — и спи спокойно!».
Тот, кто дружит с Запятой, умеет с нею обращаться нежно, двоек домой не принесёт. Можно и чуточку по-иному это сказать, написать лозунг на бумажке и прикрепить кнопками или приклеить скотчем, например, такое:

КТО НЕ ДРУЖИТ С ЗАПЯТОЙ, ДВОЕЧНИКОМ СТАНЕТ.

Поскольку лучше запоминаются стихи, годится и стих составить, придумать хорошие рифмы. Честно говоря, мне самой этот текст — не очень. Какой-то прямолинейный, в лоб: сразу двоечником, двоечником — надоело. Пожалуй, лучше всего, если подходящий текст вы придумаете сами. Не прибедняйтесь, получится.
, , ,

А я продолжаю говорить о своем наболевшем. К стыду своему, я не знаю, когда день рождения у Запятой. Доподлинно известно, что дело было совсем давно. Удалось найти упоминание только о веке, но год, месяц и день — увы… Кто ввёл этот знак, кто первым начал ставить?

Можно лишь предположить, что Запятой по гороскопу ближе всего знак Дева (притом старая Дева, и вы теперь знаете почему): такая же аккуратная, педантичная, любит порядок и науку. Значит, родилась в сентябре — можно приурочить день её рождения к Дню знаний.

Хотя нет, лучше не надо. День знаний отмечается 1 сентября; а 1 сентября это такие волнения, хлопоты, речи, суета — тут уж не до Запятой.

Надо выбрать другую, более спокойную дату, например, 8 сентября — Всемирный день грамотности. Никто никуда не торопится, страсти улеглись, можно неспешно поговорить, посоревноваться в грамотности, похвалить кого надо, вспомнить о заслугах.

Ясно одно: Запятая, эта ломовая лошадь пунктуации, служит человечеству давно и работает на совесть; ею пользуются чаще, чем Точкой; выходит, и заслуг у неё больше. Заслуги обычно отмечаются наградами. Речь идёт, конечно, не об орденах и медалях: знакам препинания никто их не давал и давать не будет.

Люди знают сотни других способов отблагодарить, поощрить, отметить заслуги. И порой делают это с выдумкой и весело.

Вот пример. В 1990 году в городе Осло поставлен пятиметровый памятник из нержавеющей стали… знаете кому? Канцелярской скрепке. Знать, велики её заслуги перед человечеством.

А у нашей пчёлки?.. Не даёт мне покоя её недооценённость. Самому работящему знаку препинания за труды великие не дали ни шиша. Впрочем, никогда не поздно исправить ошибку. Я уж и место присмотрела около одной хорошей библиотеки. Много пространства не займёт — не больше, чем телевизор на тумбочке. Надпись добрую сделать. Вот и всё.

На этом я и собиралась закончить свой рассказ о Запятой, потому что наступила ночь — время ложиться спать. Уснула — и тут пошло продолжение того давнего сна (помните? Когда пришла и села в уголок заплаканная Запятая).
Знаки препинания собрались на свой Большой учёный совет, который у них бывает первого числа каждого месяца, и начали обсуждать неэтичное поведение Запятой.

Чего греха таить, она бывает неправа, когда занимает место законных знаков препинания. Но эта история своими корнями уходит в глубокую старину. Как известно, Запятая живёт на свете более полутысячи лет: старше неё во всей пунктуации только Точка — и больше никого.

Всю-всю работу внутри предложения, которую теперь выполняют шестеро знаков препинания, на заре письменности Запятой приходилось делать одной. А Точка заканчивала предложение. Так они вдвоём и трудились, а потом уже люди прислали Точке троих, а Запятой пятерых помощников.

Но Запятую по привычке тянет туда, где она стояла раньше. Чуть зазеваются Скобки, Тире или ещё кто-то — она уж тут как тут: занимает их место и не пускает. Хотя, по нынешним правилам пунктуации, не должна этого делать. А она делает. Просто у неё генетическая память слишком хорошая, только и всего.

Запятая всегда много работала и, как все трудоголики, поневоле утратила кое-какие важные качества. При такой прорве обязанностей она ни минуты не сидела без дела, ей некогда было и голову поднять, остановиться, оглянуться, а не то чтоб думать, анализировать и всё такое. И она… как бы это помягче выразиться, чтобы не обидеть трудоголиков? — ну, чуточку отстала от жизни, ну, лишилась кругозора (чтоб не сказать — поглупела). Это бывает, ведь лишнее трудолюбие столь же вредно, как и лень. Кто много работает, тот нередко мало думает. Ему просто некогда это делать. Случается, и нарочно много работают, чтобы меньше думать.

Я предполагала, что они немножко поругают Запятую и разойдутся. На их собрании я была в первый раз, и меня приятно поразило, что знаки препинания такие вежливые, они не говорят друг другу «ты», только «вы». Все чинно расселись за круглым столом, и председательствующая Точка пожурила Запятую, которая потеснила Двоеточие в одном школьном сочинении.

— Я бы стерпело, — сказало кроткое Двоеточие, — но за эту ошибку семикласснику Саше Петрову поставили тройку.

— Это недопустимо, — строго сказала Точка. — От знаков препинания никто не должен страдать, тем более дети. Объявляю вам замечание. Наше заседание прошу считать закрытым.

— А я прошу слова, — раздался голос Тире. — Мы слишком долго прощали коллеге Запятой её выходки. Она уже не реагирует на замечания. А между тем она позорит всех.

— Каким образом? — не понял Вопросительный знак.

— Вы не хуже моего знаете, коллеги, что наличие лишь одного знака препинания значительно обедняет письменную речь, а изобилие Запятой характерно для общества с низкой культурой.

— Вы что… Вы что, коллега, — заволновалось Многоточие, — своим заявлением вы… оскорбляете и нас, и людей…

— Я знаю, что говорю, — жёстко ответило Тире. — Человек, который употребляет только один знак — Запятую, таков: он, хотя добросовестен и трудолюбив, но при этом он суетлив, боится начальства, несамостоятелен, недостаточно ценит себя, несолиден, он торопится и мельтешит. Его мало уважают. Вы забыли, что по знакам препинания судят об образованности, уме и кругозоре пишущего. Мы — визитная карточка пишущего. Не представляю, что можно сказать хорошего о том, кто знает одну только примитивную Запятую. Запятая — это знак препинания для бедных.

— Эк вы загнули! — крякнул Восклицательный знак.

— Прошу не перебивать. Если вам интересно, как обмелело общество, как обеднело оно на личности, то возьмите любую газету или зайдите на сайты — и вы убедитесь, сколько там Запятых, и как по её милости поубавилось интеллигентных знаков препинания.

— Это кого же? — склонил голову Вопросительный знак.

— Тех, кого она систематически выживает — Двоеточия, Точки с Запятой, Кавычек…

— Запятая и нас часто гонит с нашего законного места, — завопили дружные Скобки.

— Цыц, сороки! Дайте послушать! — рявкнул Восклицательный знак. Он ожидал, что сейчас назовут и его, а они помешали.

Пока все шумели, потом осмысливали резкое заявление Тире, случилось вот что. У Запятой от тяжёлых обвинений сдали нервы. Она не выдержала этой товарищеской критики, заплакала и незаметно покинула собрание. Ушла и я. Еле отыскала её в дальнем углу сада на скамеечке. Она долго сидела молча, потом вздохнула и тихо заговорила:

— Вы знаете, я не хотела обижать семиклассника Сашу Петрова. Я не люблю огорчать детей. Да и взрослых. Вообще терпеть не могу, когда меня ставят не там, где надо, и слишком часто, по принципу «кашу маслом не испортишь». Почему-то люди, едва увидев слова что и как, немедленно пихают меня вперед. Зачем? Выражения типа «белый как снег», «острый как нож» вполне без меня обойдутся. Увы, пишущие не хотят этого знать. Уже можно меня не ставить, уже Розенталь разрешил, а они всё ставят и ставят. Скажите, я могу вас кое о чём попросить?

Она так умоляюще смотрела, а сама сидит такая измученная, сутуленькая, что мне сразу стало жаль её, и я кивнула.

— Пожалуйста, скажите людям, чтобы не совали меня во все дырки, не надо. Я согласна с Тире: существуют другие знаки препинания, пусть они и работают. Вот вы тоже подумали, что я люблю чужие места занимать. Это не так. Люди сами меня неправильно ставят. Просто они плохо учили правила в детстве, теперь на меня свои грехи сваливают. А коллеги вызывают меня на Большой учёный совет каждое первое число месяца и ругают, ругают, ругают… Ох, не могу, сейчас опять буду плакать. Извините. Вы даже не представляете, какая у знаков препинания нервная работа: ведь они имеют дело с людьми. Так вы скажете людям всё то, о чем я говорила, скажете, да? Не забудете? Особенно школьникам передайте, чтобы учили правила как следует, ладно?

И она исчезла в каком-то тумане. Я тут же проснулась, и на сей раз я ничего не забыла, записала всё, о чём просила Запятая. И очень надеюсь, что до вас её просьба дошла.

Ведь если не дошла, если опять кто-то не выучит правила, то бедную Запятую снова будут ругать первого числа на Большом учёном совете… Сегодня как раз было первое число, и я теперь навсегда запомнила, как боится его наша Запятая.

, , ,

Напоследок я достала своё досье на Запятую, которое собирала много-много лет, чтобы посмотреть, какой капитал наработала она за несколько столетий служения людям; в общем, какой у неё к настоящему времени сложился имидж или образ.

Портрет нашей героини вырисовывается таким:

— она труженица, даже трудоголичка, трудяга, герой труда, стахановка, многостаночница, работяга, пчёлка, Золушка, белка в колесе, загнанная лошадь;

— она трудится на совесть, в поте лица своего, не покладая рук, служит, работает до седьмого пота, как каторжная, на износ, засучив рукава, тянет лямку, гнёт спину, из кожи вон лезет, трубит, ишачит, ломит, впрягается и пашет, гробится, корячится, горбатится, выкладывается и вкалывает, не зная ни сна ни отдыха и не жалея сил, несёт вахту, даром хлеба не ест, сложа руки не сидит, ночами не спит — дело делает, не бездействует, батрачит, колотится, кантуется, потеет, парится, лотошится, лудит, рвёт жилы (пуп), пластается, отдувается за всех, надрывается (но вот чего она, добросовестная, решительно никогда не делает, так это не халтурит, не зашибает бабки и не заколачивает их), её не пересадят на скамейку запасных, ей ещё работать и работать;

— она трудолюбивая, энергичная, проворная, расторопная, шустрая, неленивая, неуёмная, неугомонная, вездесущая, беспокойная, безотказная, нерассуждающая, исполнительная, послушная, заработавшаяся, задавленная непосильной работой, изнурённая тяжким трудом, затюканная, замордованная, измождённая, издерганная, обессиленная, угнетённая, суетливая, торопливая, мельтешащая, несолидная, зависимая, безответная, беззащитная, покорная, униженная, вечно во всём виноватая, честная, неуважаемая и нелюбимая.
Итог выглядит парадоксальным: и непрестижная, и чрезвычайно востребованная (это информация для размышления трудоголикам и урок им же. Кстати, японцы своих трудоголиков уже не обожают).

Поневоле вспоминается восточная притча.

— Осёл, говорят, тебя к самому султану пригласили на свадьбу?
— Да, пригласили. Некому воду возить, — вздохнул осёл.

Ну, так что: заслужила она памятник у пишущего люда или нет?

Право, не знаю. Это уж как посмотреть. Всё познаётся в сравнении. Если, например, в украинском городе Днепропетровске сочли необходимым поставить памятник колорадскому жуку в полный человеческий рост (было показано по телевидению в ноябре 2003 года); а в Вологде — писающей собачке с поднятой у фонарного столба задней лапкой; а на Самарской ГРЭС — отопительной батарее с греющейся на ней кошкой; а в Питере — Носу гоголевского майора Ковалева, чижику-пыжику и собачке Муму (ей, кстати, на улице Тургенева); а в Кронштадте — рыбке корюшке; а в Нижнем Новгороде — ложке и Чебурашке; а в Ижевске — пельменю на большой вилке; а где-то — даже солёному огурцу; а в Димитровграде — рублю; а в Казани — кошельку и сизому селезню («Вдоль да по речке по Казанке сизый селезень плывёт»); а в Новосибирской медицинской академии — лабораторной мыши; а в Тамбове — своему местному волку; а в Бангкоке — сотовому телефону из пластмассы весом в несколько тонн; а в украинском городе Кременчуге — Курочке Рябе и ещё в этой же стране — куску сала; а в Минске — картошке-бульбе; а в московских Кузьминках — памятник пчеле (весом в 2,5 кг) из смеси меди и пластмассы; а в Пензе — «Ёжику в тумане» (в честь своего земляка Юрия Норштейна, создателя мультфильма); а в Ульяновске — букве «Ё», которую ввёл в русское письмо уроженец этого города (тогда Симбирска) Н. М. Карамзин; и в Ульяновске же — дивану Обломова (около музея И. А. Гончарова, тоже уроженца Симбирска) и даже комнатным тапочкам; а в Светлогорске — Царевне Лягушке; а в Белгороде — школьной парте, учительнице и ученику Вовочке; а в Чите — первый в мире! — электронной собаке @ и выложили из камней смайлик (компьютерный символ выражения положительных эмоций); а в Екатеринбурге — влюблённым; а в Ялте — жёлтому портфелю Михаила Жванецкого; а в Армавире — коту Бегемоту, которого в конце концов поймали в этом кубанском городе, как повествует сам автор «Мастера и Маргариты» Михаил Булгаков (кстати, Армавир мне особенно дорог и близок потому, что в нём прошла моя студенческая юность и там я закончила свой педагогический вуз); а в городе Анапе — белой шляпе; а в славном олимпийском городе Сочи удостоился памятника кто? — «Кто-кто… Конь в пальто!», — то почему бы и нашей труженице Запятой…
А? Не слышу.

НА ХРУПКИХ ПЛЕЧАХ ЗАПЯТОЙ ДЕРЖИТСЯ ПОРЯДОК В ДОМЕ, ИМЕНУЕМОМ ПРЕДЛОЖЕНИЕМ.
Эльмира Пасько.

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1

  1. Эльмире Пасько
    В который раз перечитываю Ваш удивительный роман, и не могу удержать чувство восхищения как темой произведения, так и идеей, воодушевившей Вас.
    Настоящая любовь творит чудеса! Тому доказательством Ваш любовный роман.
    В нём столько неподдельного чувства, столько мыслей, столько любви и заботы о верных и самоотверженных пунктуационных знаках нашего родного письменного языка, что лишний раз убеждаешься: нет ничего не значащих мелочей ни в языке, ни в жизни, ни в литературе. У каждого своё предназначение, свой долг и своё место. Оно не хорошее и не плохое. Оно — своё. А в совокупности мы стремимся к гармонии. Мы дополняем друг друга. Как знаки препинания, каждый со своей отдельной функцией, служат языку, так и среди людей пишущих единое всеобщение служение Слову.
    Здоровья Вам и благополучия в жизни и творчестве, Эльмира Пасько!

  2. Очередная увлекательнейшая прогулка в мир знаков препинания! Не мудрено, что столько текста посвящено Запятой — воистину неутомимой труженице, оно это заслужила. Может, когда-нибудь и памятник поставят, и даже не один. Однако, наверное, ей больше пришлись бы по душе не изваяния, а те, для кого грамотность и уважение к языку — не пустой звук.
    Спасибо Запятой и её преданной подруге — Эльмире Викторовне!

    1. Вы тысячу раз правы, Андрей! Запятая была бы рада больше всего не памятнику ей, а своим грамотным читателям. Но реалии таковы, что легче поставить ей памятник (от одного до бесконечности), чем обучить пишущую братию ставить её там, где полагается.

      А как эту труженицу не любят, знаем не только мы с вами …
      Боже ж ты мой, какая несправедливость!

      Спасибо вам, Андрей!