Побег из рая

М. и О. Р.

«Прощаюсь
у края дороги.

Угадывая родное,
спешил я на плач далекий —
а плакали надо мною».

Федерико Гарсия Лорка

«Сейчас покажу вам «Кусочек рая», — с гордостью сказал мой американский друг, сворачивая с широкого шоссе в Нью-Джерси на просёлочную дорогу.

«Мне ещё рано в рай, мне бы сначала от грехов отмыться», — шутливо заметил я.

«Там и отмоешься! — серьёзно ответил друг, — там есть всё, даже Чистилище!»

Мы (мой друг, мой 17-летний сын и я) подъехали к идеальной картинке с выставки: окружённый сочной зеленью, перед нами лежал посёлок с уютными, как-будто нарисованными, одно и двухэтажными домами. Друг сказал охраннику, что «мы хотели бы посмотреть домик для нашей бабушки», охранник позвонил куда-то и поднял шлагбаум. Мы въехали на большую, как футбольное поле, парковку, где на другом конце нас уже ждала, махая нам рукой, высокая и приветливая дама средних лет.

Пока мы, не спеша, шли к даме через парковку я спросил у Ника: «Вы действительно хотите отправить сюда вашу бабушку?»

«Нет, ответил Ник, — это наши соседи попросили узнать детали. Ты видел какой у них фонтан и дом?»

«Да, видел, — сказал я, — Петергоф отдыхает! А их бабушка знает, что её хотят отправить в рай?»

«По-моему, ещё нет, — рассеянно ответил Ник, — это будет для неё сюрприз!»

Дама шла нам навстречу.

«Мы хотели бы посмотреть домик для нашей бабушки», — не балуя персонал «рая» разнообразием формулировок, сказал мой друг.

«Одно или двухэтажный дом?», — спросила дама.

«И тот и другой», — пояснил друг.

Мы пошли по дорожке к домам и по дороге дама показывала нам местные достопримечательности: ресторан для живущих здесь пожилых людей и их гостей, открытый и закрытый бассейны с сауной под названием «Чистилище», поля для гольфа, от зелёного газона которых слепило глаза, поликлинику, оборудованную по последнему слову американской медицины (врачи и медсёстры круглосуточно наблюдают за здоровьем жильцов посёлка), кинотеатр, куда можно въезжать на инвалидном кресле, гостиницу для обслуживающего персонала, парк, украшенный скульптурами-двойниками из картин знаменитых французских художников, но главное, главное — воздух, которым нельзя было надышаться, от окружавшего посёлок хвойного леса и неслышно, как время, где-то шумевшего океана.

По дороге нам не встретилось ни одного человека, только один раз быстро, но без сирены, проехала скорая помощь. Было довольно жарко, и я подумал, что все жители посёлка, вероятно, попрятались от солнца внутри уютных домиков с кондиционерами.

Мы вошли в одноэтажный дом с очень светлой гостинной, с высокими окнами от пола до потолка. Жалюзи на окнах были подняты, шторы открыты и создавалось ощущение, что ты действительно находишься в предверии рая, вот-вот взлетишь и предстанешь перед Господом.

Дама провела нас в просторную и светлую кухню, оборудованную по последнему слову кулинарного искусства, и предложила выпить по стакану свежевыжатого апельсинового сока. Пока дама готовила сок, я подошёл к книжному кухонному шкафу, увидев там корешки известных английских, французских и итальянских кулинарных книг, но книги оказались не настоящими, а нарисованными.

Такими же нарисованными оказались и корешки книг в книжном шкафу в гостинной, только на корешках были другие авторы: Данте, Шекспир, Гёте. Мне почему-то вспомнилась книга Альберто Моравиа «Рай» и один его рассказ «Всё как на рекламе».

Корешка этой книги в книжном шкафу не было.

Потом мы посмотрели двухэтажный дом, такой же идеальный, но ещё и с лифтом на второй этаж: «У бабушки могут болеть ноги», — предупредительно заметила дама.

Она предложила нам подняться на второй этаж на лифте, мы с другом переглянулись…и согласились, а мой 17-летний сын сказал, что он быстрее нас домчит туда по лестнице. И домчал!..

«И куда они только торопятся — эти молодые люди? Ведь у них уйма времени и вся жизнь впереди!» — сказала высокая и далеко ещё не пожилая дама.

Мы вышли на улицу, попрощались с нашим экскурсоводом, подошли к машине на стоянке и тут увидели первого жильца «рая»: нам навстречу быстро шла от старенького «Форда» и махала рукой пожилая, элегантно одетая женщина в шляпе с широкими полями. Подойдя к нам, она бросилась в обьятия моего друга и взволнованным голосом произнесла:

«Всё, Ник, я уезжаю из этого рая назад в Нью-Йорк! Сил больше нет видеть всё это великолепие каждый день!»

«Что-то случилось, Джу?» — слегка отстраняя её спросил мой друг, а я почувствовал запах дорогих духов от Estee Lauder.

«Ничего не случилось! В том то и дело, что ни-че-го не случилось! Просто я не могу больше жить с этими стариками, с этими „божьими одуванчиками“! Кругом одни старики и старухи, ни одного юного лица!»

«Но ты тоже уже не очень юная леди», — мягко заметил Ник.

«Да, мне 87 лет!» — обращаясь к нам, как к незнакомцам, посвящённым в тайну, гордо воскликнула Джу. «Но я хочу прожить остаток жизни среди людей, а не среди теней!»

«Джу, — сказал Ник, обнимая её за плечи и пытаясь успокаить даму, — но ты теряешь кучу денег, если совершишь „побег из рая“ и нарушишь подписанный тобой контракт».

«Бог с ними с деньгами!» — рубанула Джу рукой воздух.

«Я потеряла уже намного больше, чем деньги: я потеряла любимого мужа Дэвида! Я потеряла мой голос! Я потеряла всё! И я хочу прожить остаток жизни, отведённой мне Господом, среди нормальных, грешных людей, а не в этом искусственном «Райском уголке».

Только сейчас до меня дошло, что «Райский уголок» — это не изобретение Ника, а официальное название посёлка для очень богатых стариков и старушек.

«Прости, Джу, я вас не познакомил», — пытаясь перевести разговор на другую тему заметил Ник.

«Это Марк, мой студенческий друг из Европы, мы когда-то вместе учились в Москве, а это — его сын Илья». Мы с сыном кивнули головами.

«Джулия — оперная певица, меццо-сопрано, много лет была солистской в Метрополитен- опера, а теперь образцовая пациентка нашей зубной клиники!» — продолжал Ник таким тоном, будто Метрополитен-опера, наконец-то, заслуженно встала на одну доску с его зубной клиникой, где он с женой были владельцами.

«Джу, улыбнись! Покажи зубки гостям из Европы, пусть полюбуются как мы работаем!»

Джу улыбнулась стандартной американской улыбкой, показав идеальный ряд белоснежных зубов: «Зубы для оперной певицы — орудие производства!» — не без иронии отчеканила она в стиле Карла Маркса.

«Всё, как на рекламе, подумал я. Господи, и как они только добиваются такой белезны зубов? Надо будет позже спросить у Ника».

«Где вы живёте в Европе?» — уже более спокойно и как-то грустно спросила меня Джу.

«Мы живём в Вене», — ответил я.

«Мне много раз предлагали работу в Венской опере. Но Дэвид всё никак не мог бросить свой банк в Нью-Йорке. И кому теперь нужны эти бешенные деньги?» — задала она риторический вопрос.

«Мне нужны! — засмеявшись воскликнул Ник, — мы как раз хотим пристраивать ещё один корпус к нашей клинике и купить оборудование».

«Я так люблю тихую, музыкальную Вену, — мечтательно сказала Джу, пропуская замечание Ника мимо ушей, — а прожила всю жизнь в сумашедшем Нью-Йорке!

Вы, конечно, видели в Вене этот памятник: куб из книг, напоминающий наши нарисованные книги на кухне и в гостинной?» — спросила она, обращаясь ко мне.

«Да, конечно, видел этот памятник-куб из книг перед синагогой — сказал я, — но только в Вене книги стоят корешками вовнутрь куба и не видны имена погибших и не состоявшихся людей».

«Вот и я не хочу раньше времени стоять здесь «корешком вовнутрь», — отрезала Джу.

«Джу, мы едем в Нью-Йорк и можем тебя прихватить, у нас есть в машине свободное место рядом с молодым человеком», — прерывая наши грустные воспоминания бодро воскликнул Ник.

«Спасибо, Ник, вижу у тебя новая машина. Но я уж сама доеду как-нибудь потихоньку на своём стареньком „Форде“. Я специально попросила пригнать эту рухлядь из Нью-Йорка».

«Зачем тебе это старьё? Ведь у тебя две новых машины: Дэвида и твоя, и ещё кабриолет на лето», — недоумённо спросил Ник. Было видно, что они давно знакомы и Ник хорошо знал не только состояние её зубов, но и её автопарка.

«Когда мы только приехали в Америку тридцать лет назад, — продолжал Ник обращаясь ко мне, — Дэвид и Джу нам сильно помогали материально, пока мы полтора года переучивались и подтверждали наши врачебные дипломы, фактически они…»

«Я специально купила эту рухлядь, — прервала его Джу, показывая пальцем на свой старенький «Форд, — чтобы проделать эксперимент».

«Ты что, ставишь следственный эксперимент?» — улыбнулся Ник.

«Не следственный, а библейский эксперимент! Помнишь в Библии, когда Иаков стоял у края дороги, ведущей к колодцу, он загадал, что первая девушка, которая предложит ему напиться из кувшина, будет его женой?»

«Ну, что-то припоминаю…», — пробурчал Ник.

«Вот я и купила это старьё специально, чтобы моя машина по дороге сломалась, — сказала Джу, — но я не буду звонить и вызывать аварийную службу. Я буду, как библейский Иаков, стоять у края дороги, не голосовать, а молча стоять и просить глазами о помощи. Большинство спешащих грешников будут пролетать мимо, а я буду провожать их взглядом и глядеть им вслед… Но остановится один праведник или одна праведница, и поможет мне. Это и будет моя оставшаяся настоящая, а не выдуманная жизнь».

«Джу, но ты же живёшь в раю! Это же не дом престарелых! Что ты ещё хочешь?» — недоумённо спросил Ник.

«Я не хочу раньше времени очутиться в раю! Рая мне хватит потом, он у меня ещё впереди, на все оставшиеся времена», — она посмотрела в даль, поверх наших голов и мечтательно произнесла: «А в Нью-Йорке у меня есть нищий музыкант, которому я каждый день даю милостыню. Как он там без меня?»

Мы сели в разные машины и поехали в один город по одной дороге, но по разным её полосам и с разными скоростями. А мне казалось, что мы едем с Джу в одной машине, но пока разными дорогами, по краям которых стоят одинокие путники, провожающие нас взглядом и долго глядящие нам вслед. В голове у меня почему-то всё время крутилось, не понятно откуда прилетевшее, слово «сюрприз».

«Прощаюсь у края дороги.
Угадывая родное,
спешил я на плач далекий —
а плакали надо мною».
Информация к теме:

Почему студенты живут в доме престарелых? Меблированная комната за бесплатно! Многие студенты мечтают о таком. В Нидерландах им предлагают поселиться в доме престарелых (см. видео ниже).:

https://www.dw.com/ru/почему-студенты-живут-в-доме-престарелых-видео/a-43468099

 

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1

  1. Вот такой небольшой рассказ…Рассказ-зарисовка, впечатление от посещения и мимолётной встречи, очень ёмкий благодаря тому нарративу, который нам представлен.Какие глубокие чувства и мысли вызывает автор своим, вроде бы ироничным повествованием! Нежелание жить жизнью теней, хотя не устраивает эта жизнь бывшую оперную певицу, а многие, может, и рады такой жизни. Но рассказ не о них, какая великолепная аллюзия к библейскому сюжету! И разговор о «Безымянной библиотеке» в Вене, и молодые, живущие в доме престарелых…Очень хороший рассказ, замечательного рассказчика! Спасибо!

    1. Старость — это то, что поджидает каждого:
      «За поворотом, в глубине
      Лесного лога,
      Готово будущее мне
      Верней залога.

      Его уже не втянешь в спор
      И не заластишь.
      Оно распахнуто, как бор,
      Все вглубь, все настежь».