В прямом контакте 3. О сложности, простоте и тайне

Помните переливные картинки нашего детства? Мне больше всего нравились те, в которых обьединялись два разных сюжета. Такая миникопия жизни, в которой одновременно происходит много того, что наш мозг даже не способен осознать. Ведь мы видим лишь то, что наш мозг способен осознать, и в упор не видим того, что не способны осмыслить. Так называемая охранительная функция мозга.

Но многие учёные нейрофизиологи сходятся на том, что мозг не способен мгновенно решить этот вопрос: что допустить в наше сознание, а что не допустить. И если бы он решал, что способен осознать, а что нет, то уж, наверное, успевал бы и осознать.

Тогда кто? Кто решает какие картинки жизни нам показывать, а какие нет?

                              Когда Абу Лятиф вдруг посмотрел на небо

Таким образом, в нашей жизни присутствует нечто ирреальное, недоступное нашему чувственному миру. Но дыхание этого ирреального, каждый из нас может почувствовать в некоторые моменты своей жизни.

Можно сказать, что человек такое слабое существо, что его разум постоянно подвергается некой внешней цензуре. Более того человек и сам не хочет видеть и слышать того, что может поколебать его ясную и чистую жизненную картину.

Другое дело — художник. Художник не только сам постоянно ощущает присутствие в жизни некой тайны, но и пытается, используя скудные средства слова или красок, прорвать внутреннюю цензуру читателя или зрителя. На какое-то время вырвать человека из колыбели самоуспокоения.

А зачем?

Охотники знают, насколько трудно бывает выследить волка. Насколько великолепно работают его жизненные системы обеспечения безопасности. Но вот, как-то я шёл по тротуару за бродячей собакой. Шёл достаточно долго. Потом не выдержал и кашлянул. Собака с визгом соскочила с тротуара. Видно было, как она испугалась. А ведь это ближайший родственник волка.

Не становимся ли мы похожи на эту собаку? По степени успокоенности. По степени утраты чувственности и чувствительности. По нежеланию вникать в сложное и решать трудное. А ведь природа не терпит пустоты. Всё что мы не используем — отмирает. Всё что у нас отмерло, может отсутствовать у следующего поколения генетически. Не отсюда ли сложные и сочетанные умственные и сенсорные патологии у новорожденных младенцев, растущие год от года безумным валом? Это идёт следующее поколение которое никогда не почувствует того, что мы могли, и не осознает того, на что мы в потенциале были бы способны.

На это всегда найдётся возражающий, который начнёт говорить о загрязнении окружающей среды и проблеме некачественных продуктов.

Но я знаю точно, что человечество переставшее писать и понимать сложную музыку, поэзию, живопись, чурающееся сложных чувств, само обречено стать всего лишь продуктом для того, что обязательно придёт нами питаться.

Мы не нуждаемся в простоте и упорядоченности. Мы нуждаемся в сложности. Сложность во всём, вот новая задача для художника. Или забытая старая.

Учёные доказали что наш мозг устаёт от простоты форм предметов и пространственных решении. Человека любящего минимализм ждёт депрессия. И наоборот сложные и даже вычурные узоры в дизайне дают мозгу необходимый отдых.

Простота и лаконичность не признак жизни. Это даже не признак смерти. Это признак вымирания.

В жизни сплошное колоброжение законченных и незавершённых сюжетов, мыслей, образов, звуков, запахов, ретроспективы и дежавю. Это продолжается даже во сне. Так наш мозг отдыхает!

Правдивое произведение искусства — это такое колоброжение, смесь хаоса и порядка, где хаос — это жизнь, а порядок — неизбежное наступление и завоевание позиций смертью. Но смерть всегда превращается в новый хаос, то есть жизнь

Чётко прослеженный сюжет это победа смерти над жизнью. Он возможен, только если мы анатомируем его из хаоса жизни. Так вылущивается шишковидное тело из мёртвой массы мёртвого мозга.

Бумажные книги и серьёзные разговоры

Прекрасная и жизненная книга — Талмуд. Не мёртвая и схоластическая как кажется, а жизненная. Она писалась способом постоянного приращения жизненных сюжетов и попыток осмысления их через призму божественного закона.

Никакой заботы о литературных правилах и удобстве прочтения!

Вы скажете — это не литература. Но это настоящая жизненная литература. Сложная и потрясающая как оратории Баха. Её нельзя разделить на жанры, потому что там клубок всего — притч, рассказов, нравоучений, преступлений, наказаний, стихов, пословиц, афоризмов, сказок, мифов, иносказаний, шифрограмм, шуток, анекдотов, трагедий, пророчеств.

Когда Карл Маркс пишет свой « Капитал», то в первую очередь заботится о художественности текста, но перед глазами имеет как образец — Талмуд.

Прочитать «Капитал» легче, чем Талмуд, но не все решаются на такой подвиг. А прочитав не все понимают, хотя и делают вид, что поняли. Но, то же самое происходит и в жизни.

Не все понимают даже в своей жизни, но делают вид, что понимают. И чем проще жизнь, тем меньше в ней понимают. Это естественно. Если давать младенцу мягкую пищу всегда, он не научится жевать.

Не все живут полной жизнью, большинство начинает медленно умирать уже с отрочества. Почему?

Хотят облегчить жизнь. Составить из неё линейную композицию. А жизнь всё ломает. Отсюда жизнь с подавленной тревогой. Избегание сложностей. Желание расставить всё по полкам. Это медленное умирание.

Правильная жизнь, как и правильная книга или картина — трудная, переполненная мыслями, бьющая через край, слишком чрезмерная, красивая и безобразная одновременно.

Надо всегда помнить, что логика нашей жизни — нечеловеческая. Она может стать нашей, но пока мы движемся в обратном направлении. Мы движемся в сторону упрощения.

Нельзя пытаться всё прописать до конца. Так красивее. Но нет простора для жизни.
Насколько много жизни было раньше в детской игре с безликими деревянными чурбаками изображающими солдатиков или кукол. Настолько игра теряет жизни, от совершенства форм игрушек.

Пикассо ломая логику правильной живописи, сделал свои картины более живыми. Более свободными для интерпретационной игры. В них появилась ирреальная тайна. Как в нас самих. Проделывая это, он понял тайну и мистику жизни.
Поэтому и оставлял картины недописанными.

Законченная картина, это мёртвая картина, — говорил он и был прав.

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1

  1. Анализ творческого процесса с точностью нейрохирурга между жизнью и смертью, сродни ницшеанскому чередованию дионисийского и аполлонического периодов. Но пожалуй диониссийский период мы пережили в 90-х… Получается, мы уже прошли аполлоническую упорядоченность… и вновь Дионис?

    1. Наверное, надо учитывать субьективность моего творчества. Тем более, что мне присуща хаотическая спонтанность более, чем планомерная упорядоченность. Пророчествовать, а тем более идти по следам Ницше, не хотелось бы. Хотя признаю, что хаотически интуитивные натуры вроде меня, иногда это делают не отдавая себе отчёта. Задумался. Утешает одно. Девяностые были таковыми только для нас. Остальные блаженствовали в порядке. Спасибо вам Гания! Заходите ещё! Следующий материал в конце месяца. Если не возражаете, я отправлю Вам уведомление

  2. Канат, спасибо за такой многомерный подход и обзор — у меня лично есть еще один повод посмотреть на свою жизнь, часто неосознанную и не воплощенную в ясных словах.

    1. Спасибо Александр! Здорово, что тебе понравилось! Очень благодарен! Заходи ещё!

  3. Чистый лист бумаги — ненаписанный шедевр, исписанный — загубленный. Сколько же шедевров мы загубили? )))

  4. По поводу тайны. Сегодня какой-то фильм отрывок посмотрела, средненький, но идея такова, что люди носят какой-то гаджет вроде часов, который пикает, когда встречаешь того с кем лучше всего связать себя. И у них нет никакой первой любви, потому что все ищут одну любовь, и разочарований и разбитых сердец. Удобно, но тоскливо…

  5. С мозгом все настолько сложно, что практически трансцендентно. Но одно ясно, что развивать его надо. Времена когда считали, что лучший учитель мозга – наука, закончились. Человечество уже убедилось, что наука развивает мозг очень однобоко. Эмоциональный интеллект печально отстал от того же понимания законов физики. Более того, научно-технический прогресс не принес человечеству ни счастья, ни понимания себя. Поэтому мы и находимся в великом разочаровании. И теперь мы возвращаемся к тому, что лучший учитель это все-таки искусство. Но мы уже выросли из чего-то линейного. Из чего-то по принципу похожести или завершенности. Теперь мы хотим черпать из искусства «не мир как таковой, а мир плюс воздействие наблюдателя» А умение считывать все это — это и есть лучшая пища для ума, лучшее обучение понимаю себя и других. Другой вопрос, что как и в математике, когда без знания элементарных вещей не поймешь высшей математики, видимо надо обучать и азам. Короче, Канат, вы как обычно посадили меня даже не на коня, а на табун лошадей.

    1. Спасибо Кемен! Рад, что вы зашли! » Мир плюс воздействие наблюдателя». Да, это круто! Вы и не знаете, как я люблю это положение в КФ. Здорово, что вы седлаете целый табун. Всегда рад вашим отзывам! Буду ждать следующего! Оставайтесь с нами!

  6. Похоже, мозг это мышца, которая постоянно нуждается в подкачке. Невежество — вырождение. Спасибо за статью.

    1. Вообще то весь человеческий организм обладает памятью и сознанием( поместным). Поэтому неудивительна схожесть механизмов развития или деградации. Спасибо Наталья! Будем рады вашим отзывам на новый материал!

  7. Казалось бы статья ученого мужа, но…с интонаций интересного рассказчика. Оттого и читается на одном дыхании и при этом качаешь головой и прицокиваешь: от-то-то занятно то как!

    1. Спасибо Рашида! Надеюсь станете нашим постоянным читателем. Как писателя мы вас уже знаем и очень любим!

  8. Хочется научиться видеть и принимать сложность мира, — и хаос, и агрессию, и вырождение, но и высокие идеалы, и божественные состояния. В этом мне видится целость восприятия всех полярностей.

    Про то, что сложность это то, что требует мозг, не уверена. Наоборот, читала, что он ленивый, требует упрощения. А потребность в сложных формах это все же не каждому мозгу надо, так я думаю.

    1. Спасибо Марина! Про мозг вообще много загадок. Например он даёт сигнал на действие ещё тогда, когда вы не осознали, что происходит. Или охраняет Вас от вещей которые вы не способны пережить( охранительное торможение). Поэтому многие нейрофизиологи считали и считают, что речь идёт о второй, более мудрой личности в нас ( Бехтерева, Черниговская). Поэтому мы можем быть ленивые, но не наш мозг. Он работает, даже когда мы спим. Оставайтесь с нами Марина! С вами интересно поговорить!

      1. Может, Вы говорите о сознании, которое не тождественно мозгу? Сознание, которое по представлению в основном религиозных, духовных мыслителей существует отдельно от мозга, который в свою очередь является как бы проводником, медиатором между личностью человека (при этом личность не тождественно сознанию ) и неким информационным полем.

        1. Нет Марина, именно о мозге. То сознание о котором вы говорите не изучают научно. Но я верю в его присутствие