М. Пуговкин: «Хорошую роль сыграл бы с удовольствием».

25 июля 2019 года исполняется 11 лет со дня смерти народного артиста СССР Михаила Пуговкина. Он умер в возрасте 85 лет.

В 1996 году, на Всероссийском кинофестивале в Адлере коллеги-актеры присвоили ему звание короля комедии. Это интервью мы сделали с ним незадолго до его ухода.

— Михаил Иванович, у Вас такая симпатичная фамилия — Пуговкин.

— А ведь это — мой псевдоним, моя настоящая фамилия очень смешная, деревенская — Пугонькин. Когда во время войны я был ранен и лежал в госпитале, там меня все почему-то называли Пуговкин. А поскольку я уже решил быть артистом, то мне это прозвище понравилось: такое запоминающееся, навязчивое. Ну, вот я и стал Пуговкиным.

— Вы сказали, что у Вас деревенская фамилия. А сами Вы из Москвы?

— Почему? Я из деревни в Ярославской области, а в Москву мы приехали в 1936-м. От голода спасались. К тому же сильно заболела мама, вот и поехали мы к московским родственникам. Помню, пришлось мне спать на полу под батареей, но как поется: «Я ничуть об этом не жалею». Если бы я не спал тогда там, меня бы не было сейчас здесь.

— Вы прошли всю войну?

— Нет, не всю. Ушел я добровольцем 7 июля 1941 года. А вернулся через полтора года по ранению. Мне чуть ногу не ампутировали, уже гангрена началась. А инвалидность 2 группы дали мне через много лет. Военком увидел мой военный билет и удивился. Михаил Иванович, говорит, так вы же инвалид войны, столько привилегий потеряли за эти годы. А я об этом никогда и не задумывался.

Но вот как бывает, в армию меня призвали еще раз, уже в 45-м и направили в танковое училище в город Ветлугу. Начальником училища там был генерал Раевский, из тех самых Раевских. А надо сказать, что дисциплина у меня немного хромала. Вот вызвали меня после очередного «прокола» к Раевскому. Тот и спрашивает: «Что-то мне ваше лицо знакомо?» Я говорю: «Да вот снимался в паре фильмов». «Так вы артист, — удивляется генерал. — Тогда вот что. Офицера из вас делать не буду, все равно толку от вас нет. А дам я вам квартиру, офицерский паек, но чтобы каждый месяц в училище была новая программа самодеятельности».

Сейчас училище находится в Благовещенске. Там на стене висит мой портрет и в книге об училище есть моя фотография. Мне это очень приятно.

— Вы учились в школе-студии МХАТ. Это было уже после этого училища?

— Нет, когда после ранения вернулся в Москву, там великий актер Михаил Москвин как раз и открывал эту студию. Он взял меня туда и, неудобно говорить, но я стал одним из его любимых учеников. Проучился я полтора года, и вот оттуда-то меня и призвали во второй раз. А уж потом Раевский отпустил «доучиваться на актера».

— Что же было после учебы?

— Поехал в Театр Северного флота, затем два года в Вильнюсе, а потом 8 лет в Москве в театре Ленинского комсомола. Но меня все чаще стали приглашать в кино, и я ушел из театра. Я несчастный человек, не умею так: утром ТВ, днем театр, вечером еще что-нибудь. Я тугодум и к этому не способен, я трудно снимаюсь, трудно играю, Мне как-то Галина Волчек сказала: «Вот так всю жизнь и мучаемся, научили нас во МХАТе каждую мелочь по полочкам раскладывать».

— А какой был Ваш первый фильм?

— Еще до войны я снялся в «Деле Артамоновых». Григорий Рошаль снимал, мой крестный отец. Играл молодого купчика Степашу Барского, «будка» моя была очень подходящая. Всего у меня сотня фильмов. Роли, конечно, в них разные, и большие, и малюсенькие, но, честно скажу, не всегда получалось так, как хотелось бы.

— Вы отдали кино почти 70 лет жизни. Наверное, Вам уже не предлагают роли из-за возраста? Так что, с кино закончено?

— Ну, уж нет… Патроны у меня еще есть. Звездой можно стать в любом возрасте, Даже один американский режиссер предлагал сниматься у него. Все удивлялся: «Почему у вас актеры не улыбаются? У нас с такими дела не имеют. А вот вы улыбаться можете», но не поехал я туда. Чемоданами меня не соблазнишь, а на роль второго плана идти не хочется, скажут, что, мол, Пуговкин совсем деградировал. Я как-то в свое время по такому поводу и Леониду Гайдаю отказал. Сегодняшние предложения просто меня не устраивают. Все злодеи какие-то. У меня уже был один бандит — Софрон Ложкин в фильме «Дело пестрых» и с меня достаточно. А хорошую интересную роль сыграл бы с удовольствием. Я все время жду звонка…

— Вы любите смотреть кино?

— До сих пор смотрю с интересом. Только сериалы по 200 серий раздражают. Хотя там есть и хорошие актеры, и разные находки, а вот все вместе впечатления не производит.

— Вы 9 лет прожили за границей… А потом вернулись в Москву…

— Я не уезжал из своей страны. В 1991 году я переселился в Крым, в Ялту, о чем мечтал много лет. А потом развалился Союз и страна «уехала» от меня. Ялтинская киностудия практически прекратила свое существование, зрителям стало не до творческих встреч с любимыми артистами. Украина отказывалась платить пенсию, и жить стало очень трудно.

А потом за нас «похлопотал» Александр Абдулов. И Лужков решил вопрос о нашем возвращении в Москву. Но в Крым мы обязательно наезжаем каждый год.

— Михаил Иванович, а почему Вы решили переехать из Москвы в Ялту?

— Однозначно не ответишь… В тот год у меня умерла жена Александра Лукьянченко. Она была очень красивая женщина, эстрадная певица. Мы прожили вместе 32 года, и для меня наступило тяжелое время. Днем еще ничего, а вечерами дома чувствую, что просто не могу. И в это время меня пригласили на творческие встречи в Ялту. Ирина Константиновна пригласила, сестра моего друга актера Юрия Медведева. Приехал я в Ялту и задержался… А Ирина Константиновна с тех пор моя жена.

— Расскажите, пожалуйста, о своей семье.

— Семья у меня большая, как у Льва Толстого. Только вот графского состояния нет. У нас ведь пятеро детей — двое сыновей и три дочери, и семь внуков. Так что как дедушка — в полной форме.

— Вам вдали от Москвы было не скучно?

— Что такое скучно, мыслящий человек не понимает. Меня в различных городах хорошо знают, тепло встречают, и из Москвы много друзей приезжало.

— Когда Вы жили в Ялте, наверное, у вас были хорошие контакты с моряками?

— Замечательные. У меня же 9 морских ролей в кино, начиная с «Адмирала Ушакова». И меня часто приглашали выступать на корабли. В дни 50-летия Победы мы жили на флагманском корабле и сняли два клипа, где я пел песни «Враги сожгли родную хату» и «Заветный камень». Их показывали по телевидению и мне многие говорили, что люди смотрели и плакали.

— А часто Вы поете песни?

— Знаете, в кино я больше плясал, чем пел. Вспомните хотя бы «Свадьбу в Малиновке». А петь… Только, бывало, начнешь, а режиссер говорит — хватит, хватит. Зато потом на своих творческих вечерах я пел песни и романсы.

— Вы снимались у многих режиссеров. Кто из них сыграл наибольшую роль в Вашей судьбе?

— Мой любимый режиссер — Леонид Гайдай, который снял меня в шести своих лучших комедиях. Именно работу с ним я считаю расцветом своей кинокарьеры.

— Вы много снимались в фильмах-сказках. Интересно было?

— И мне интересно, да и, думаю, зрителям. Я играл у знаменитого режиссера-сказочника Александра Роу: «Илья Муромец», «Огонь, вода и медные трубы», «Варвара-Краса, длинная коса»… Кем я только ни был — и царем, и хитрым жуликом… Правда, коронованные особы у меня не очень получались.

— Вы играли со многими знаменитыми актерами. Кто особенно запомнился из них?

— Да, партнеры у меня были прекрасные. Судите сами — Фаина Раневская, Эраст Гарин, Зоя Федорова, Надежда Румянцева…

— Ваша сотая, юбилейная картина «Крестьянин» оказалась документальной, в ней показана Ваша жизнь. Ну и как Вам такой фильм?

— Я доволен этим фильмом. Сниматься в документальной картине мне очень понравилось, хотя я там и не играл ничего. Надеюсь, что будет продолжение.

— Вы родились 13июня. Это число Вас это не смущает?

— Да нет, это число для меня счастливое. Каждый месяц в этот день случается что-то хорошее: приятные новости, встречи со старыми друзьями… Внук и правнук тоже родились 13-го числа!

— А Вы человек деловой?

— Нет. Я совсем не деловой, мне, бывало, предлагали вступить в какие-то союзы, фирмы, но я сказал: «Ни в коем случае! Меня первого же и посадят».

— Вы любите получать подарки? Какие запомнились?

— Наверное, все любят. Мне много чего дарили: бутылки вина моего возраста, картины, книги с автографами, сувениры. А ученые Крымской обсерватории в 1997 году даже назвали малую планету «Михаил Пуговкин». Там в небесах у меня хорошая компания — между Есениным и Чеховым. Но для меня самый лучший подарок — новая роль в фильме. Один из последних таких подарков получил от Александра Абдулова, снявшись в его мюзикле «Бременские музыканты» в роли царя.

— Домашними делами занимаетесь?

— В принципе могу и посуду помыть. Да мне и не надо. Видите, я ухоженный какой. У меня в этом смысле все нормально. Актеров определяют по женам.

— Накануне своего 80-летия Вы основали частный «Киноцентр Михаила Пуговкина». Подобного, как говорят, еще не было…

— Да, он находится на первом этаже квартиры, где мы живем. Там много чего интересного. Стенды со снимками и реквизитом фильмов, мои документы и награды: грамоты, ордена, медали, зачетная книжка и военный билет. Там фотографии большой нашей семьи. Есть библиотека, фильмотека и зал для показа фильмов. Пока музей — только для своих. Позже начнут пускать и посетителей.

— Что для актера важнее — лицо или талант?

— Мне кажется, лицо! Вы ведь не можете представить меня, скажем, Штирлицем, да и Тихонову мои роли вряд ли подошли бы. Но я своим лицом доволен — девочки бегали за мной, как сейчас за звездами шоу-бизнеса…

— Михаил Иванович, одной фразой, что такое, по-вашему, судьба актера в России?

— Это тяжелая судьба. Это вечный труд и тяга к хорошему, к чему я всю жизнь и стремился. Как-то спросили, что будет, если меня поменять с американским актером такого же плана, и я ответил: «Я там расцвету, а он здесь загнется».

— Вы, скорее, оптимист или пессимист?

— Думаю, что оптимист. Пессимисты наперед знают, что все будет плохо, они скучные какие-то. А мне все интересно, я и сейчас еще чему-то учусь.

— Михаил Иванович, что бы Вы сказали нашим читателям?

— То же, что читателям моей книги «Мне 80, но не в этом дело»:
«Все что я сделал в кино — это я делал для Вас, но от Вас я всегда получал и получаю громадный заряд энергии. Без этого артисту жить нельзя. Я это ценю, берегу и никому не отдам. За это я Вам низко кланяюсь. До новых встреч на экране».

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1