И появилась у них собачка

…А потом было утро. Тяжелое. Болело все. В ласковом голосе хозяина чувствовалась тревога:
— Чученька! Выходи, маленькая!
С трудом вылезла из-под кровати, к еде не притронулась. Александр Ефимович взял ее на руки, долго гладил, приговаривая:
— Ну что, собачка? Совсем плохо? В его глазах она увидела слезы. Он был один в квартире. Бледный от бессонной ночи. Жена уехала в Ростов, к сестре. И теперь ему одному, пожилому человеку с больным сердцем, надо было принять решение.
— Поехали! Может все и обойдется! И пока Чучу на машине везли в ветлечебницу, перед ее глазами яркими вспышками проходила жизнь…

…Лето. Жара. Вокзал на пригородной станции. Юрий, долговязый, юноша, у которого она жила все эти годы, взглянув на нее и не сказав ни слова, быстро вскочил в электричку. Одним прыжком кинулась она к вагону, но двери перед самым носом захлопнулись и поезд двинулся, набирая скорость.

Она бежала рядом с ним по платформе, высунув язык, все быстрее и быстрее, пока не обессилив, не рухнула на краю. Три дня лежала на грязном асфальте перрона, отбегая только, чтобы найти лужицу воды и какой-нибудь брошенный кусочек хлеба.

Уверенность, что Юрий вернется, была непоколебима. При всем желании, в ее памяти не сохранилось ни единого случая, когда бы она поступила бестактно, обидела его, чего-то требовала…
— Нет-нет, он придет! Опаздывал куда-то! Знал, что она успеет вскочить в вагон сама! Столько раз это бывало!!!

Но день сменялся голодной ночью, ночь — днем, а Юрий не появлялся. Ей стало казаться, что прошла вечность. Терпеть голод становилось невыносимо! Шерсть скатывалась все больше и больше, грязный ошейник болтался на исхудавшей шее. Надежда растворялась в воздухе, как дым от сигареты, которые так любил курить ее непутевый хозяин.
— Я погибаю!!! Погибаю!!! — думала она по ночам, и судорога пронизывала ее насквозь.

И вот однажды, болтаясь по вокзалу с опущенным от безнадежности хвостом, но все еще, заглядывая на прохожих, надеясь встретить родное лицо, она услышала знакомый звук, который означал: «поди сюда!». Обернувшись, увидела обессилив сидящую на скамейке в зале ожидания, молодую парочку — девушку и юношу. Он протянул ей кусочек хлеба. С жадностью она проглотила его мгновенно.
— Какая голодная! Даже хлеб ест! — воскликнул юноша. — Смотри! С ошейником! Или выбросили, или потерялась!
Своим звериным чутьем, она почувствовала, что надо стоять на месте, рядом, не двигаться и ждать. Девушка смотрела на нее и улыбалась: — Смешная!!! Страшненькая… настоящее чучело!
— Берем!!! — неожиданно выпалил юноша. — Я сейчас! — вскочил и выбежал из зала ожидания. Прошло не больше 5 минут, и он, радостный, появился в дверях, неся в руках кусок веревки. Мгновенно, не давая опомниться девушке, он привязал веревку к ошейнику и произнес:
— Ну вот… теперь у нас есть ЧуЧА! Он наклонился к ней, и прямо в ухо медленно повторил:
— Ты Чу-ча! Поняла??? Если бы она была человеком, то воскликнула бы:
— Да, да, конечно, поняла!!! — А тут ей пришлось так усиленно вилять хвостом, что он чуть не оторвался!!!

И вот она уже едет в электричке изо всей силы, прижимаясь к ноге будущего хозяина и резко вздрагивая, когда на станциях открываются и закрываются двери. В этот момент перед глазами вставал и тут же исчезал вероломный Юрий.

Потом была маленькая однокомнатная квартирка и тряпка, кинутая в угол, и сильный дождь на улице, когда они с новым хозяином вышли на прогулку. Промокшая до костей, с резким запахом от грязной намокшей шерсти, она страшно волновалась, что ее опять бросят. Но юноша, к удивлению, сгреб ее в охапку, посадил в ванну, налил воды и стал стирать как грязную тряпку. В это время зазвонил телефон. Он сказал — «стой!» и пошел на кухню. С кем-то долго болтал, а она, намыленная, терпеливо, не шелохнувшись, ожидала продолжения. Девушка, зайдя в ванну, просто ахнула:
— Олег! Ты посмотри… стоит…ну надо же!!! Ой! Чуча! какая же ты умная!!!

Ночью, когда все спали, она тихонько зашла в комнату, села напротив кровати и стала внимательно разглядывать своих хозяев, сразу заметив, что они очень красивые молодые люди, оба блондины и поскольку она сама была черненькая, только с тонкой, белой полоской на груди, она обожала блондинов. Ей казалось, что человек со светлыми волосами никогда не обидит ее и уж, конечно, не выбросит, как сделал это черноволосый Юрий.
— Ну и повезло же мне! — шептала она про себя, — даже не верится!

Неожиданно утро принесло волнение. Чуча услышала, как девушка, ее звали Верочка, сказала в телефонную трубку:
— Мама! А у нас собака!
И голос в трубке ответил:
— Какая еще собака??? А кто ухаживать будет??? Нет, нет!!! Мы с папой категорически против!!! Когда приедем, чтобы никакой собаки не было!.

Слов, конечно, Чуча не разобрала, но этот металл в голосе! О, как она его знала!!! Настроение резко упало и волна безнадежности захлестнула ее!
— Это мы еще посмотрим! «Правда?» —произнесла Верочка, увидев опущенный хвост и потускневший взгляд черных глаз.

ПОРТРЕТ ЧУЧИ

Чуча была сложена из 2-х пород. Говорили, что это помесь обезьяньего пинчера с терьером. Но кто это мог подтвердить?!

У глядящих на нее выражение серьезной озабоченности на лицах мгновенно сменялось благодушной улыбкой. Нелепость и обаяние сквозили во всем ее облике. Передняя часть туловища с головкой, на которой торчали ушки с кисточками по бокам, сверкали черненькие глазки с непомерно длинными ресницами, а из широкой грудки росли стройные, прямые как палочки, тонкие лапки, была, как бы, от пинчера. Вторая, задняя часть, весьма отдаленно напоминала терьера — совсем узкая, с загнутым, пушистым хвостиком и лапками, похожими на колесики, такие они были кривые. Поэтому, когда она бежала, передние гарцевали, а задние быстро-быстро подгребали между передними, стараясь не отставать от них. Зрелище было уморительное. Не было человека, который бы не засмеялся, увидев бегущую Чучу. Но она не обижалась. Ей нравилось, если люди смеялись. Их лица светились добротой! Поэтому во время прогулки с Верочкой (а она никогда не держала ее на поводке), увидев мужчину и женщину, идущих к ним навстречу и мгновенно поняв, что эти люди станут главными в ее жизни, она забегала туда-сюда, и бегала до тех пор, пока те не рассмеялись.

Дело было сделано! Взаимная любовь вспыхнула сразу и без всяких видимых причин! К тому же, и хозяйку семьи, маму Верочки, звали Любовь. Любовь Рафаиловна — красивая, стройная, с зелеными глазами и приятным голосом, вместе с мужем — Александром Ефимовичем, жили в этом же доме, но в другом подъезде. И собачка стала жить сразу в двух квартирах. Вечером и ночью — у молодых, днем — у Любови Рафаиловны, своей, как она считала, главной хозяйкой, которую выбрала из всей семьи.
Поток нежности проникал в каждую клеточку лохматого тельца, и теплота струилась из глаз, когда Чуча смотрела на нее! То же самое происходило и с хозяйкой! Обожание и нежность, нежность и обожание!!! Часами она сидела на кухне и заворожено наблюдала, как Любовь Рафаиловна готовит. А та, в свою очередь, непрерывно с ней разговаривала на разные темы. Чуча поворачивала голову то вправо, то влево, изо всех сил стараясь понять о чем идет речь. Но твердо понимала только одно — что ее любят, что все хорошо и скоро будет вкусная еда, которую из всей семьи, она попробует первая.

В этом доме, куда она так неожиданно попала, жили одни артисты. Это был артистический кооператив. Именно поэтому, здесь обитало много холеных, породистых собак, чинно прогуливавшихся со своими знаменитыми хозяевами с таким надменным видом, что Чуча старалась держаться от них подальше, всячески демонстрируя, что они ее не интересуют.

И вот, однажды, гуляя одна во дворе, а ее часто выпускали одну, она увидела на поводке гладкую, рыжую собачку с длинным носом. Та активно завиляла хвостом, приглашая познакомиться. Чуча подбежала к ней и они стали обнюхиваться, явно понравившись друг другу.
Но мальчик, с которым та гуляла, резко дернул поводок и они оба убежали.

Через несколько часов, когда Чуча была уже дома, в дверь позвонили. В квартиру вошла соседка.
— Любовь Рафаиловна! — сказала она. — У вас появилась собака???
— Да. Чуча! Дочка с мужем подобрали на вокзале. Грязнущая!!! С дранным ошейником!!! Я поначалу была категорически против, а теперь… даже не представляю, как это мы жили без нее!!!
— А я к вам от всех собачников! Вы уж не обижайтесь. Собака Бог знает откуда, может, больная… с блохами…
— Ну что вы??? Блох нет, это точно! Мы ее пылесосим.
— Как пылесосите???
— Представьте себе! Ей очень нравится! Как только уборка начинается, подходит, ложится и подставляет брюхо. Глаза закроет …и блаженствует!
— Ну и дела!!! Но мы все-таки просим: сходите к ветеринару, проверьтесь! И вам хорошо, и мы все успокоимся.
— Да, конечно, не волнуйтесь, обязательно сходим.

Прошла неделя, другая, но времени ни у кого не было. Чуча продолжала жить необследованной.
И вот, как-то, когда в доме была одна Верочка, раздался звонок в дверь. В глазок она увидела пожилого человека. Не открывая, спросила:
— Вы к кому?
— Здесь живут Заугорские? Я из ветлечебницы.
— А-а-а! — протянула Верочка, поняв в чем дело и открыла дверь. В квартиру вошел небольшого роста человек с портфелем в руках. На его худом бледном лице восседали круглые стекла очков, благодаря которым он был похож на земского врача из Чеховского рассказа.
— Сергей Николаевич! — представился он. — Извините за беспокойство, но Ваши соседи вызвали меня на осмотр вашей собачки. Две недели я честно ждал Вас, но увы!!! , а соседи звонили мне каждый день — волнуются за своих чистокровных.
— Ой, как хорошо, что Вы пришли. А то мы с мужем с утра до вечера то на сьемках, то в театре, а родители уехали. Проходите, пожалуйста. Чуча! Иди сюда! — позвала она.

Из темноты коридора появилась черная, лохматая собачка. Она сама, без приглашения, подошла к Сергею Николаевичу.
— Чуча! — ласковым голосом произнес он. — Какая же ты красивая!!! Чуча улыбнулась про себя, потупила взор и тут же легла у его ног. Сергей Николаевич сначала почесал ей живот, что было очень приятно, потом заглянул в пасть, потом достал какую-то трубку, что-то воткнул себе в уши, а что-то другое стал прикладывать к ней и слушать. Она лежала, не двигаясь, воспринимая происходящее, как нечто важное.
— Ну, что ж, — сказал он, наконец, — собачка здорова, сердце отличное, думаю ей лет пять.
— Чего-то у нее живот большеватый! Она не беременна??? — спросила Верочка настороженно.
— Нет-нет, что Вы!!! Просто, видимо, хорошо ест и мало двигается. «А в остальном, прекрасная маркиза, все хорошо, все хорошо!!!» — пошутил он, улыбаясь и протянул Верочке визитку.
— Звоните, если что …и приходите. Собачка отличная! Поздравляю!!!

Прошел еще месяц. Стало ясно, что Чуча беременна. Лето было в самом разгаре. Верочка уехала на гастроли, родители — отдыхать, дома остался только муж Верочки — Олег, который сутками был в театре. Он мало что знал про роды собак, но на всякий случай положил Чучин матрасик в темную кладовку, наливал в тарелку молока, крошил туда хлеб и убегал. Но так случилось, что рожала она, когда он был дома. Правда, толку от него не было никакого. Так появились на свет три абсолютно разных щенка: черный, белый и рыжий.
Чуча оказалась очень заботливой и чистоплотной мамой. Вылизывала своих «деток» постоянно. В кладовке была стерильная чистота! Ни о какой подкормке Олег и не думал. Также оставлял на целый день кормящей «мамаше» молока с хлебом и остатки от завтрака. За месяц щенки потолстели, окрепли, стали расползаться по квартире. Олег, придя с работы, находил их в разных уголках, собирал в кучку, подтирал за ними лужицы, болтал по телефону и совсем забывал о существовании «мамаши», да просто не знал, что в этот период, ее надо усиленно кормить.
Когда вся семья вернулась в Москву, Чуча уже не вставала. Лежа приветствовала хозяев, слабо виляя хвостиком. К еде не притрагивалась, только пила. Стало понятно, что она тяжело заболела. На улицу Верочка выносила ее на руках, но присесть Чуча никак не могла и все время заваливалась на бок. Живший по соседству дрессировщик тигров, невысокого роста щупленький человек, постоянно гуляющий с малюсенькой собачкой по имени Птичка, увидев Чучу в таком ослабленном состоянии, сразу поставил диагноз — истощение! Часами Верочка сидела на корточках с миской взбитого яйца и намазывала эту смесь на кожаный нос, чтобы собачка хоть что-то проглотила. Но ничего не помогало. Она слабела все больше и больше. Врачи только вздыхали. А Сергей Николаевич, тот самый «чеховский» доктор, уехал из Москвы и его следы потерялись. Дрессировщик посоветовал уколы алое. Стала приходить сестра колоть. Чуча лежала не шевелясь, бесчувственная, моргая грустными глазами, явно не рассчитывая на выздоровление.

Неожиданно, после пятого укола, она, вдруг, сама съела немного супа с малюсеньким кусочком курицы. Семья вздохнула. Эти чудодейственные уколы сделали свое дело. Она пошла на поправку и вновь ощутила, как же ее любят, как нуждаются в ней, особенно Любовь Рафаиловна, которая постоянно ее ласкала, говорила самые нежные слова, подкладывала в миску самые вкусные кусочки.

А щенки между тем росли не по дням, а по часам. Уже научились лаять, играли со всем, что попадалось на пути, рвали яростно тапки и вообще наслаждались жизнью! Все они были будто от разных собак.

Рыжий — гладкий, с одним опущенным ухом и загнутым кверху хвостиком.
Черный — самый крупный, сильный, воинственный, не гладкий, но и не пушистый с длинными лапами и с кисточками на маленьких торчащих ушках. И, наконец, любимец всей семьи, беленький, без единого пятнышка, пушистый, хорошенький, мягкий, как ватная игрушка. Любовь Рафаиловна назвала его Бесик и любила до обожания. Да и Чуча выделяла его из остальных: чаще других вылизывала, а когда он засыпал у ее живота, накрывала лапой, показывая всем, как он дорог ей. Хотя подкормки у щенков было предостаточно, они продолжали сосать свою «мамашу» и поэтому ей овладевало беспокойство, когда на руки их пытались взять чужие. Сразу начинался лай до тех пор, пока «дитятко» не оказывалось рядом.

Пришло время подумать о будущем малышей. Куда их девать никто не имел ни малейшего представления. Ужасно симпатичные, толстенькие, но… не породистые! Кому они были нужны??? На семейном совете решили предлагать всем возможным кандидатам. К удивлению и радости, первого черного щенка, оказавшегося девочкой, сразу забрали соседи из дома напротив. Назвали Лушей. Через несколько месяцев Луша превратилась в довольно большую дворовую собаку на длинных лапах, ничем не напоминающую изящную Чучу. Гуляя вместе во дворе, они не выказывали друг к другу никаких родственных чувств, но наблюдая за Чучей можно было заметить, как она неожиданно останавливалась и искоса с недовольством смотрела на резвящуюся Лушу, удивляясь ее невоспитанности. Хозяева Луши, мама и папа — врачи и дочь пятнадцати лет, считали Лушу невероятно умной. Во дворе всем рассказывали о ее сообразительности и вообще души в ней не чаяли.

А вот какая история развернулась с рыжим щенком-мальчиком. Рядом с домом, где обитала семья Заугорских со своими питомцами, была поликлиника. Главный врач, милая женщина лет сорока пяти, любила артистов, и Заугорские, работая в театре, часто приглашали ее на просмотры спектаклей. И вот, как-то встретив ее на улице, отец Верочки, Александр Ефимович, известный московский артист, спросил невзначай, не нужен ли ей симпатичный, домашний щенок. Чучу докторша, конечно, хорошо знала т. к. часто возвращаясь с работы домой, встречала ее на прогулке. Чуча ей ужасно нравилась. Узнав, что это ее щенок, она зашла посмотреть, рыженький песик покорил ее сердце и она решила взять его через неделю, в день Рождения мужа:
— Он большой любитель собак и я подарю ему это Чудо!!!
Так и случилось. Назвали его Лис. И казалось, все устроилось прекрасно. Но прошло всего полгода и вот, когда на очередной прием к ней, пришел Александр Ефимович и спросил о Лисе, она махнула рукой и, вдруг, заплакала, громко всхлипывая, закрыла дверь и начала рассказывать свою горькую историю.

РАССКАЗ ДОКТОРА

Мы с мужем вместе с 8-го класса. Сначала дружили, а в 16 лет он сделал мне предложение. Родители чуть с ума не сошли. Мама кричала на весь дом:
— Боже мой! Какая женитьба?! Через мой труп!!! Ни денег, ни квартиры, ни профессии!..

Мы остановились. После 10-го я поступила в мед, он — в строительный. Целый день в институте, но все равно умудрялись встречаться. По утрам, он всегда ждал у подьезда, когда я выйду — вместе хоть до угла дойти. Вечерами, если расписание позволяло, сидели, как два старичка на лавочке во дворе и говорили, говорили, говорили… У нас всегда было о чем поговорить, всегда было интересно друг с другом! После института умерла бабушка, оставив на мое имя завещание на свою комнату в коммуналке. Я почувствовала себя богатой молодой особой, и мы решились… пошли в загс и расписались. Родителей поставили перед фактом. Сами сделали ремонт и стали жить-поживать. Нам было очень хорошо вдвоем — весело и легко. Муж хотел сына. Я — дочь. Но не получалось. Долго. Переехали в другую квартиру, оба неплохо зарабатывали и казалось бы…, но никак… лечилась, переживала, он терпеливо ждал и любил меня еще больше. И только в 37 лет я узнала, что не одна. Мы светились от счастья! Родился мальчик. Сейчас ему 7, а два года назад произошло еще одно Чудо и на свет появилась наша Светланочка. Конечно, ссоры были … особенно в последнее время… денег стало не хватать … быт тяжелый… Недовольство копилось, копилось… А тут — день рождения, и в дом ворвался Лис! Муж никак не ожидал такого подарка. Повеселел. Улыбаться стал. В общем, без памяти влюбился в этого щенка!!! Следил за ним, как за малым ребенком, кормил чуть ли не по часам, звонил с работы узнать, как он, мыл, чесал, гулял, спать клал рядом с собой… К детям стал равнодушен. Они его раздражали, мешали, т. к. постоянно чего-то хотели, плакали, требовали внимания… А Лис только и ждал его возвращения домой. До потолка прыгал от радости, глядел на него такими преданными глазами, какими может смотреть только собака…и молчал. Говорила я, ругалась с ним постоянно. Причина одна: дикая, как я считала, любовь к собаке. Кончилось все тем, что он озвучил слово «развод». Я крикнула: «Согласна!!!» и Лис стал для меня самым ненавистным существом в доме. Вот и все. Он забрал собаку и ушел. Сейчас живет у своей мамы. Звонит редко. Спросит «как дети?», я отвечаю — «хорошо».
— Если, что нужно — звони. И вешает трубку. Вот, Александр Ефимович, чем обернулся тот день, когда я зашла посмотреть Чучинова щенка! Будь он проклят!!!

Она опять зашмыгала носом. Александр Ефимович стоял в растерянности, не зная, что сказать. Тут зазвонил телефон, и пока она говорила, он тихо вышел из кабинета.

А с Бесиком тоже была история! Отдавать его было безумно жалко, особенно Любови Рафаиловне. И вот однажды, сосед, молодой, талантливый композитор Леонид Горин, зашел к ней попросить морковку для супа и на руках у хозяйки увидел маленький, меховой комочек, доверчиво, смотрящий на него черными бусинками глаз. Он взял его на руки, почесал за ушком и малыш мгновенно уснул. Умилению не было предела. Ушел он из квартиры с морковкой и … Бесиком.
Вернувшись с прогулки, Чуча не обнаружила своего ненаглядного «сыночка», стала взволнованно бегать по квартире, заглядывая в каждый темный уголок. Потом она заскулила, все сильнее и сильнее с каждым часом. Было понятно, что потеря самого дорогого для ее собачьего сердца существа, была для нее невыносимой!
Семья оказалась застигнутой врасплох и начала совещаться. Предлагались разные варианты, но все были отвергнуты. Любовь Рафаиловна твердо решила… вернуть Бесика обратно.
Шел сильный дождь. Взяв зонтик, Любовь Рафаиловна вышла из дома и направилась в 1-й подъезд, в 13-ю квартиру. Позвонила в дверь. Никто не открыл. И тут она услышала слабенький писк.
— Бесик! — говорила она в закрытую дверь. — Не плачь! Я тебя заберу! Вот только вернется Леня! Потерпи еще немножко!
Дома Чуча кинулась ей навстречу, но увидев, что малыша нет, подняла голову и завыла с такой силой, что все домашние заткнули уши.
— Я все понял! — сказал Александр Ефимович. — Мы слишком рано оторвали Бесика от мамы. Пока она кормит, щенка отдавать нельзя!

До поздней ночи ходила Любовь Рафаиловна туда и обратно, пока, наконец, Леня не пришел домой. Волнуясь, она все рассказала ему и клятвенно пообещала вернуть щенка сразу, как только будет возможно. Справедливость восторжествовала! Леонид согласился. Бесик оказался опять со своей мамой. Вой и писк сразу прекратились. И пока он сосал ее, она своей черной лапкой прикрыла родной белоснежный комочек, с нежностью и благодарностью наблюдая за Любовью Рафаиловной, которую с этой минуты полюбила с такой же неистовой силой, как своего ненаглядного сыночка.

Прошел месяц и Бесика уже спокойно смог забрать новый хозяин. Он решил сменить имя щенку и Бесик превратился в Нолика. Нолик рос, рос и в конце концов, так же, как и Луша, вырос в большого, пушистого пса. Гуляли все в одном дворе и Любовь Рафаиловна не переставала удивляться размерами «детей» своей обожаемой Чучи.
— Все-таки они простоваты — говорила она Александру Ефимовичу. Видимо, папаша был обычная дворняга.
— Но Чуча тоже породой не блещет! — возражал Александр Ефимович.
— Не скажи! Она типичный обезьяний пинчер! Все так говорят! И чуть-чуть от терьера…иди сюда моя француженка!!! — позвала она. Услышав новое слово, из уст хозяйки, она поняла — это что-то очень хорошее, что-то прекрасное, сверхизумительное, и радость наполнила ее сердце!!!
— Как же все хорошо сложилось! «Детки» устроены отлично, горячо любимы и главное — они рядом!!! А Нолик…так вообще в кино снялся!!!

Это была чистая правда. Леонида пригласили написать музыку к фильму об одной популярной, эстрадной певице. Когда съёмочная группа приехала к нему домой, послушать новые песни, они увидели, как Нолик сидя у рояля, внимательно глядя на своего хозяина, начинает на высоких нотах «подпевать», запрокидывая голову и закатывая глаза. Зрелище было обаятельнейшее! Решили снять. Эпизод получился смешной и его оставили в фильме. Так Нолика, сына Чучи, узнала страна!
Чего казалось бы лучше, можно было пожелать своим милым щеночкам???

Но Судьба оказалась неблагосклонна к двум их хозяевам. Не только по вине рыжего, гладкошерстного Лиса, разбилась вдребезги семья врача, но… через три года, произошла еще одна трагическая история. В маленьком провинциальном городе, на гастролях, в своем гостиничном номере, при невыясненных обстоятельствах был убит Леонид — талантливый композитор и добрый человек. Говорили, что причина — ревность какого-то человека к его жене-певице. Несмотря на все усилия, дело раскрыто не было. Родители Леонида, забрали Нолика себе. Любили его беззаветно. Он был единственным живым существом, которое связывало их с так трагически и нелепо погибшим сыном.
Вот и все про детей Чучи.

Драма чуть было не разыгралась и с ней самой. Чуча отличалась редкой сообразительностью, знанием большого количества слов, послушанием, особенно, когда оказывалась рядом с Любовью Рафаиловной. Поэтому та, выходя с ней на прогулку, никогда не брала ее на поводок. И вот как-то, гуляя с ней, Любовь Рафаиловна перед тем, как зайти в магазин, сказала Чуче:
— Жди. Я быстро.!
Стоя в очереди в кассу, она, вдруг, увидела, как какой-то старикан наклонился к Чуче, погладил, потом спокойно взял на руки и пошел. Любовь Рафаиловна пулей выскочила из магазина, бросив на ходу кассирше деньги, с диким криком:
— Эй! Стой!!! Отдай собаку!!! Старик повернулся и с усмешкой заявил:
— Это моя собака!
От этой наглости, Любовь Рафаиловна на минуту потеряла дар речи и замерла. Потом, подлетев к старику, изо всей силы толкнула его, со словами: — Отдавай собаку, сволочь!!!
Старик пошатнулся, чуть не свалившись, повернул голову и с улыбкой, медленно, выговаривая каждое слово, произнес:
— Мадам! Вы что оху@ли? Моя собака! Ясно???
Чучу он держал под мышкой, крепко прижимая к себе. Она покорно висела у него на руках, как тряпка, никак не выражая своего мнения.
И тут Любовь Рафаиловна заметила, что старик пьян. Тогда она изо всей силы схватила его за руку, пытаясь отцепить от собаки и одновременно другой рукой выхватывая Чучу из объятий пьяницы.
Вокруг собирался народ. Мнения расходились. Некоторые громко поддерживали старика:
— Он хозяин! Видите, собака не вырывается?!!!
Другие активно кричали:
— Да вы что??? Он же алкаш, еле на ногах держится!!! Собака принадлежит женщине! Иначе бы, чего так биться за нее — породы-то никакой нет!!! Обстановка накалялась и становилась опасной! Старик заколебался и чуть-чуть ослабил руку. Чуча спрыгнула на землю.
— Ах ты, моя маленькая!!! — запричитала Любовь Рафаиловна и пока бежала домой, гладя и целуя лохматую морду, все приговаривала:
— Что же ты молчала??? Могла бы и залаять???
Дома подскочило давление, сердце трепыхалось в груди, как пойманная птица. Кругами ходил вокруг нее Александр Ефимович, наливая в рюмочку то валокордин, то валерьянку, то капли вотчала.
— Ну, как же так!!! — обиженно недоумевала Любовь Рафаиловна. — Сидит у этого пьяницы на руках и не шелохнется!!! Будто так и надо!!! О чем она думала????
Она не догадывалась, что Чуча просто не хотела скандала.
И теперь, в страшно неудобной позе, согнувшись, она сидела у тахты, где лежала хозяйка. Подставив голову под опущенную руку, она понимала, что виновата и что эта поза — единственное, чем она может сейчас доказать свою преданность и любовь.
Так сидела она и вспоминала самые счастливые минуты своей собачьей жизни…
Когда летом семья уезжала на машине в Дом отдыха на Волге, Чучу всегда брали с собой. Место у нее было на заднем сиденье, между Олегом и Верочкой. Она дремала, раскинув лапы во все стороны. Хорошо!!! Дремала и думала о том, как же ей спокойно с этими людьми, как она уверена, что уж Любовь Рафаиловна никогда не бросит ее, как тот молодой человек, чей образ почти стерся из ее памяти. Единственное, кто вызывал у нее страшное возмущение в этих поездках, это лошади и полицейские. Лошадь она считала огромной собакой и диву давалась, к чему человеку нужна такая образина! Увидев это чудовище, она вскакивала с места и высунув голову в окно машины, пронзительно лаяла, негодуя и угрожая!
Полицейский и его так мерзко пахнущая форма, также приводили Чучу в бешенство.
— Зачем он сует свой нос в машину??? Чего ему надо??? — думала она и снова, изо всей силы пыталась отогнать его всеми возможными средствами, тем более, потом, Любовь Рафаиловна каждый раз хвалила ее:
— Молодец!!! Умница моя!!! А полицейский, вместо испуга, улыбался и все заканчивалось благополучно на радость хозяевам.

По дороге в Дом отдыха, семья обычно останавливалась в гостинице переночевать. Собак туда категорически не пускали. Даже объявление повесили: «Проживание с собаками запрещено. Штраф 100 рублей».
И вот в Костроме решили сделать остановку. Куда девать Чучу, никто не знал.
— Давайте оставим в машине! — предложила Верочка.
— Еще чего выдумала!!! — возмутилась Любовь Рафаиловна. — Одну, ночью, без воздуха?! Думай, прежде, чем сказать!!!
Все замолчали. Пауза затянулась.
— А у нас тряпка какая-нибудь есть? — спросил вдруг Александр Ефимович. Любовь Рафаиловна стала рыться по сумкам и вытащила большой кусок серой материи, предназначенный для вытирания Чучи после купания. Александр Ефимович тщательно завернул собаку, взял под мышку, а в другую руку — чемодан. Не заметив, что из-под тряпки висел собачий хвост, он смело открыл дверь в гостиницу. Гордо подняв голову, медленно, с чувством собственного достоинства шел Александр Ефимович прямо к стойке администратора. Получив ключ от комнаты, он также медленно направился по коридору. Администратор, увидев хвост, болтающийся в разные стороны, крикнула охрипшим голосом:
— Гражданин! С собакой нельзя!!! Вы, что, объявления не читали??? Повернув к ней голову, Александр Ефимович громко, по складам, ответил:
— Э-то-не-со-ба-ка!!!
Администраторша, застыв на месте в оцепенении, молча, как зомбированная, смотрела вслед удаляющемуся туристу.
Ночь прошла спокойно. Чуча спала на коврике у кровати Любовь Рафаиловны, а та периодически опускала руку, проверяя здесь ли собака. Рано утром в комнату постучала уборщица. От неожиданности, Чуча вскочила и залилась звонким лаем.
— Кто это вам разрешил с собакой? — угрожающе прошипела она, входя. — Я сейчас администратора позову!
— Подождите! — попросил Александр Ефимович. — Это особая собака! Почти человек, но в шерсти. Смотрите!!! Он подозвал Чучу и сказал:
— Покажи, как ты поешь! Мгновенно поняв, чего от нее требуется, она села, заморгала ресницами, сделала зевок, как профессиональная певица, сосредоточилась, при этом зрачки у нее скосились, стали смотреть в одну точку, и на связках она произвела звук, никоем образом не похожий на вой. Это была настоящая попытка что-то спеть. Обаяние сшибало с ног!!! Уборщица раскрыла рот.
— Это только начало, — сказал Александр Ефимович.
И Чуча показала еще ряд номеров, которым он обучил ее, легко и сразу.
— Она у вас, что, в цирке работает? — тихим голосом спросила уборщица.
— Бывает. Если очень зовут, — загадочно произнес Александр Ефимович.
— Ну, это другое дело!!! Я же не знала. Пусть живет!

Но в это самое время, в комнату, без стука влетела администратор с криком:
— Вы меня вчера обманули!!! Это — собака!!! Вы не имеете права!!! Я милицию позову!!! Здесь не собачий приют, а гостиница!!! Беспредел какой!!!
Только Александр Ефимович собрался ответить, как раздался душераздирающий крик уборщицы:
— Ишь ты, какая хозяйка нашлась!!! Чуча будет здесь жить!!! Будет!!! Понятно??? Эта собака умнее тебя в 100 раз! И нечего из себя корчить!!! — Тут они сцепились, стали орать друг на друга, забыв с чего начали. Уборщица вспомнила все прошлые обиды. Яростные взаимные оскорбления довели обоих до слез, они выскочили из комнаты и еще долго слышались в коридоре их вопли.

В доме отдыха «Щелыково», где отдыхали только артисты, семья Заугорских была не в первый раз. Чучу все знали и уважали, так же как ее хозяев. Но слава пришла, когда она в окружении Народных артистов, с явным удовольствием показала по одной просьбе Александра Ефимовича все, чему была научена. Особенным успехом пользовался номер под названием «Отъезд».

В те годы, перед самой перестройкой, в Союзе началось массовое поветрие — любым способом получить возможность уехать из страны. Легче было евреям, либо тем, кто имел родственников на Земле обетованной. Александр Ефимович уже и сам не помнил, как получился этот номер. Он наклонялся к Чуче и строгим голосом спрашивал:
— Ты поедешь в Израиль??? —
Чуча прижимала уши, опускала голову, ложилась на землю и по-пластунски уползала назад. Александр Ефимович говорил:
— Видите? Не хочет уезжать! Значит и мы остаемся!
Хохот стоял гомерический. На собачьей морде появлялось выражение крайнего удовольствия. Чуча вообще любила выступать. Это у нее было в крови.

А еще она любила сидеть на репетиции. В то время Верочка, которая тоже была актрисой, репетировала дома спектакль вместе с другой известной актрисой. Александр Ефимович был режиссером.

Чуча садилась рядом с ним, и повернув голову туда, где стояла актриса, внимательно смотрела на нее, моргая длинными ресницами. Когда начинала говорить другая, она тут же поворачивалась к ней, и так на каждую реплику вертела головой туда-сюда. При этом она иногда взвизгивала, даже лаяла, причем тогда, когда что-то у артисток не получалось, показывая всем, что участвует в процессе и даже по-своему, делает замечания. Это было очень смешно. Несомненно, природа актрисы в ней явно присутствовала!

Вот так счастливо, радостно, интересно протекала ее жизнь в этой семье — в любви, преданности и согласии.!!!

И вот теперь, ее, такую послушную, такую умную, такую красивую, о чем говорили все в один голос, везли куда-то, откуда, быть может, не будет никакого выхода…

Машина остановилась. Александр Ефимович, открыл дверцу и сказал:
— Выходи!
Но она не могла пошевелиться. Сил не было. Тогда он поднял ее, прижал к себе и погладил. — Они сели перед кабинетом врача. Как сквозь сон, она услышала:
— Чуча пришла! Врач с нежностью взяла ее из рук хозяина, вошла в кабинет, закрыв дверь. Александр Ефимович сидел, будто окаменевший. Всю ночь он не сомкнул глаз и сейчас чувство усталого безразличия охватило его. А в голове вертелись, всплывшие из глубин памяти строки: «…а сердце все глуше, а голос все тише…, а голос все тише…а сердце все глуше…». Что это и откуда, он не мог вспомнить…

Через некоторое время, дверь открылась, врач подошла к нему и тихо сказала:
— Неоперабельна. Это саркома. Если не сейчас, ее ждут мучения.
— Понимаю, — ответил Александр Ефимович и достал носовой платок.
— Слава Богу, Люба уехала! Она бы не вынесла! — подумал он. Стоя перед молодой докторшей, беспомощно прислонясь к стене тусклого больничного коридора, он нервно постукивал ногой, вытирая катящиеся по щекам слезы.
— Может вам валерьянки принести? Или укол успокаивающий???
Молча он отошел к окну. Дверь в кабинет закрылась.

Чуча лежала на столе. Незнакомые запахи плотным кольцом обступали ее, но тревоги не вызывали. Все было в тумане, сквозь который медленно проступил знакомый силуэт юноши на том холодном вокзале… Он что-то говорил … говорил, протягивая к ней руки…, но тут появилась Любовь Рафаиловна, с криком:
— Не трогай ее!!! Она — моя, моя!!!
Чуча улыбнулась. Любимая хозяйка была рядом… хорошо, хорошо… теперь нечего бояться… и вдруг, яркий свет ослепил глаза. Она почувствовала необыкновенную легкость, боль отступила, словно пушинка поднималась она вверх, туда в синеву…пыталась обернуться, но воздушные волны подхватили ее и она уже летела высоко и свободно… летела… летела…летела…

Засл. арт России Алла Азарина, 2018 г.

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1

  1. Трогательное, икренное и доброе повествование, вызывающее сопереживание, сочувствие.
    Спасибо!

  2. Здравствуйте, уважаемая Алла!
    Вообще-то, истории про кошечек и собачек всегда пользуются успехом у читателей. Но история, рассказанная Вами, наособицу. У Вас получилось увидеть и показать мир глазами одарённой собаки Чучи. Ведь животные, как и люди, далеко не все наделены одинаковыми талантами.
    Прочитала рассказ с удовольствием.
    Автору — всего самого доброго в жизни и в творчестве.
    Светлана Лось

    1. Уважаемая Светлана! Очень приятно было читать Ваш отзыв,тем более это мой,всего лишь 2-0й рассказ.