«Из ничего уйти в глаза»

Памяти художника Николая Ларского. Интервью с Натальей Ларской

 

— Неким моральным грузом лежит на моей совести долг памяти перед моим добрым знакомым художником Николаем Петровичем Ларским, которого я очень любил. Наташа, давайте поговорим, прежде всего, о Ларском, но какие-то вопросы культуры и искусства ещё затронем тоже.

— Алексей, мой, увы, покойный супруг Николай Ларский тоже Вас очень любил, поэтому я с радостью побеседую с Вами.

— Как бы Вы сами оценили, охарактеризовали это явление — Николай Ларский?

— Художник Николай Ларский — это целая планета, всё, что он делал в искусстве, было по-настоящему мощно. Он никогда не останавливался на достигнутом, не «почивал на лаврах». А когда Николай Ларский создавал портрет — это было священнодействие!..

— Наташа, мне кажется, что Николай Петрович пережил ряд периодов в творчестве, когда он менялся: менялась палитра, тональность, темы. Вы можете меня поправить или не согласиться, но Ларский шёл от тьмы к свету. Довольно брутальные и мрачные ранние работы художника (безусловно, была и лирика), в итоге достигшая апофеоза в «Ржавчинах», но потом до конца жизни Ларский воспевал мир, красоту, любовь? Это было? Расскажите.

— Мне нравится, что Вы употребили народное выражение «Ржавчины», а не более «научные»: «Коррозии», «Человек и Экология». Этот цикл картин, созданных Николаем Ларским, в основном, в период «перестройки», прогремел на всю страну, получил массу откликов в прессе и на телевидении, и десять томов рукописных отзывов народа. К этой теме художник и позднее, в разные годы, вновь и вновь возвращался. Незадолго до своей смерти, он создал большое полотно «Памяти жертв терактов с пассажирскими самолётами», в котором оплакивал, по его словам, «жертв новейших методов террора в ХХI столетии в воздухе, на земле, воде, на атомных станциях, жертв химических угроз, массового отравления человечества». Это эсхатологические предчувствия грядущего апокалипсиса, экологической угрозы Природе и самому существованию в ней людей. Цикл живописных работ Николая Ларского «Коррозии» («Человек и Экология») обращен к сердцу человека, остросоциален. Он — на все времена.

— Моей любимой темой в творчестве Ларского последнего периода стали цветы. Он сам как-то объяснял, почему так много цветов? Почему вдруг его взволновали эти чудесные букеты, составленные из лесных, полевых и огородных цветов?

— Замечательно, что мы коснулись этой темы — «Ларские цветы». Цикл живописных работ «Экология в мажоре: лето в цветах, женщины в цветах» Николай Ларский начал создавать с 2005 года. Цветы я всегда дарила Николаю на его День Рождения, на все праздники… И Николай Ларский их писал. Это стало доброй традицией. Я с детства обожаю цветы, и эта страсть передалась Николаю Ларскому. С нашим переездом в Подмосковье, стало ещё больше дивных цветов — я часто ходила в поля за полевыми цветами, покупала садовые цветы на рынках у бабушек, и Николай подолгу составлял из них потрясающие, гармоничные «Ларские букеты», иногда с присутствием пейзажа или фруктов в композициях, и вдохновенно писал их на своих полотнах!.. Чем хуже становилось его физическое здоровье, тем вдохновеннее и самозабвеннее он создавал свои «Ларские цветы» — он любил их, сочувствовал им, таким хрупким, быстро увядающим, торопился скорее запечатлеть их великолепие… Николаю Ларскому нравилось, и мне очень нравится, что Вы в своей статье назвали этот поздний, последний период его творчества «Светоликим». Я видела, как он был рад разговаривать с Вами, беседовать на темы его творчества и искусства вообще.

— Вы очень много делали для Ларского? Сами, как бы Вы оценили свою роль? Муза? Администратор?

— Когда мы с Николаем Ларским соединили наши судьбы в 2000 году, мне было 33 года, к этому времени я похоронила горячо мной любимых дедушку, бабушку, маму, и буквально умирала от одиночества; наша с Николаем любовь спасла меня, стихи, посвященные ему в 2000 году, я объединила под общим названием «Живу благодаря тебе» («Распятие отменяется»). 33 года — возраст мудрости, и я всегда отдавала себе отчет в том, рядом с каким гением я живу, какой хрупкий, драгоценный сосуд в его лице я берегу и лелею.

Да, я без преувеличения могу сказать, что делала для Николая Ларского всё, что только могла — и прежде всего, для него, как Человека. Я не отходила от него ни на шаг, чтобы он не чувствовал себя одиноким, всегда и везде ходила с ним вместе, потому что из-за прогрессирующей сердечной недостаточности могли возникнуть моменты, когда он говорил, что покрывается «холодным смертельным потом», и Николай должен был быть уверен, что я всегда рядом и могу быстро вызвать «скорую помощь», если срочно понадобится; он называл меня «мамой».

Как и Николай Ларский, я всегда буду благодарна двум замечательным врачам: кардиохирургу Михаилу Алшибая и кардиологу Антону Родионову. М. Алшибая содействовал, чтобы Николаю в 2011 году имплантировали кардиовертер-дефибриллятор (компьютер на сердце), а А. Родионов оказал содействие, чтобы в 2016 году сделали реимплантацию — замену на новый кардиовертер-дефибриллятор. Эти новейшие компьютеры на сердце дважды спасали жизнь Николаю, когда у него останавливалось сердце, иначе он бы умер ещё в 2013 году…

Для меня Николай Ларский был всем: супругом, учителем, отцом, сыном… Его творчество было и всегда будет для меня неиссякаемым источником вдохновения. Я рада была быть ему супругой, музой, «мамой», «дочкой», секретарем, менеджером, без устали возила и продолжаю возить его работы на выставки… Все эти 18 лет мы были счастливы.

— Что сегодня делается, чтобы память и наследие художника не растворились, не канули в Лету?

— С огромных успехом состоялась первая посмертная персональная выставка-ретроспектива работ Николая Ларского в Залах Поволжского отделения РАХ «Лаврушинский 15» в апреле–мае этого года. Я очень благодарна руководству Творческого Союза художников России за оперативное, внеочередное предоставление этих очень востребованных залов для проведения персональной выставки памяти Н. Ларского. Почтить память Николая пришли друзья — художники, поэты, музыканты, наши родственники и многочисленные простые зрители… Было очень светло и трогательно. Звучали стихи Николая Ларского и посвященные ему произведения. На выставке я показала избранные живописные работы Николая Ларского, от самых ранних, 1954 года, до эскизов 2018 года к неосуществленным картинам. Много было великолепных портретов. Жаль, что Вы не смогли посетить эту выставку.

Далее, с начала этого года по октябрь месяц картины Николая Ларского были представлены мной на более чем 20-ти групповых выставках в разных галереях и выставочных залах Москвы.

Так же я продолжаю на протяжении этого года, как и при жизни Николая Ларского, публиковать его работы в самых известных художественных альбомах-каталогах России. Это такие издания, как: «ARS LONGA / Искусство вечно», «Искусство сегодня», «Искусство России» и другие.

Продолжаю и развиваю дружеские связи с Музеями, музейными коллекциями Москвы и России. Работы Николая Ларского уже подарены в фонды художественных работ Творческого Союза художников России, Международного художественного фонда, Российской Академии естественных наук, в собрания Рязанского, Ярославского, Мытищинского, Чувашского (г. Чебоксары) государственных художественных музеев. Скоро, после персональной выставки-ретроспективы Николая Ларского «Коррозии» («Человек и Экология»), пополнится коллекция Музейного центра РГГУ. Выставка запланирована в конце декабря 2018 — январе 2019 года.

На ближайший год запланированы персональные выставки Николая Ларского в Галерее «Craft», Государственном выставочном зале «Тушино», Мытищинском историко-художественном музее, в других музеях и выставочных залах…

— Наташа, я знаю, что было выпущено много буклетов и альбом художника. Это удивительные издания. Планируется ли переиздание?

— Николай Ларский, в 1965 году блестяще окончивший Московский Полиграфический институт, много работал на протяжении своей жизни в разных издательствах, в книжной графике, в плакате. Он сам разработал дизайн, создал и выпустил десятки собственных альбомов — репродукций своих работ. Он и в этой сфере был гением — поэтому его книги выглядят столь совершенно. Конечно, их переиздание, и гораздо большим тиражом, стало бы возможно, если бы нашлись спонсоры.

— Есть ли интерес к творчеству Николая Петровича? Что Вам говорят люди?

— Николай Ларский очень любил своего зрителя. Он писал: «Я счастливый человек: я люблю своих зрителей, передаю им свою любовь, и зрители со всех концов мира отвечают мне взаимной любовью…» Он был истинно Народным художником. Поэтому и друзья-художники, и многочисленные зрители часто подходят ко мне на выставках и обращаются в Интернете, благодарят меня за то, что я неустанно продолжаю их знакомить с жизнью и творчеством Николая Ларского, пишут мне ободряющие письма и комментарии и говорят: «Молодец!..» «Спасибо!..» Мне это придает энергии, сил и вселяет желание и дальше продолжать интенсивную выставочную деятельность, продолжать публикации работ Николая Ларского в художественных каталогах и в мировом пространстве Интернета.

Интерес к творчеству Николая Ларского растет, и вот уже зрители из Петербурга и других городов настойчиво спрашивают меня: «Когда будет выставка Николая Ларского в нашем городе?..»

— Вписывается ли художник Ларский в общий поток художников современного искусства? И как бы Вы сами оценили, что собой сегодня представляет современное искусство?

— Николай Ларский всегда стоял особняком и прокладывал свои пути в искусстве. Это планета — Николай Ларский. Он прежде всего — гений, к чему бы ни прикасался: живопись (натюрморт, пейзаж, портрет, композиция), графика, плакат, монументально-декоративное искусство, литература, поэзия — всё было ему подвластно! Он, «творивший как десять разных художников», никогда не испытывал недостатка в темах и вдохновении. Жил буквально по завету Пастернака: «Не спи, не спи, художник…» Любимым девизом Николая Ларского было: «Да здравствует счастье самовыражения!..» Такие художники — вне времени, их бессмертие — «поверх веков».

— Наташа, Вы — талантливый поэт, планируете ли Вы написать о Ларском самостоятельную книгу (не знаю, стихов ли, прозы)? Может быть, Вы уже написали стихи его памяти? Мы можем окончить наш разговор стихами.

— Я написала при жизни Николая Ларского цикл стихов, посвященных ему, его творчеству и напечатала их в нескольких альманахах и персональных сборниках стихотворений. Надеюсь, если Бог позволит, когда уйдет в вечность этот трагический год и хоть немного начнет утихать боль от потери, начну писать и книгу мемуаров… Давайте окончим наш разговор стихами Николая Ларского. Он был глубоко верующим человеком и сделал много добра людям. И главное — он подарил им свет своего таланта, и тысячи лиц наших современников запечатлены на созданных им живописных и графических портретах, которые сейчас хранятся во многих странах мира, на всех континентах. Поэтому окончить нашу беседу я хотела бы стихотворением Николая Ларского:

«Глаза
Из ничего уйти в глаза.
Из их глубин смотреть века.
Сияет в небе солнце — глаз.

Луна — холодный светлый глаз.
Ты видишь: мгла и тени
Меня уводят от времени.
И открываются неба глаза.

Течет мгновенье —
Томленье, тоска.
А, может быть, это спадает бремя?
Хватаюсь за соломинку — глаза
В моей поэме.»

Беседовал Алексей Шульгин

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1