Зимую…

***
Зимую,
И помню, что выше осеннее небо.
Свежо и дыхание легче, свободнее шаг,
Щедрее минуты.
И снова насытиться мне бы…
Muzeum, NаmеstиМиru, Jiho z Podеbrad.
Зимую…
в неправде,
но лучше о правде и гонке:
о гриме, работе, тревожном поверхностном сне,
Цыганке с ребенком, прохожим кричащей вдогонку,
О шапке из снега — «фик-фоке» в окне на столбе.
Зимую…
Но ты не удержишь ведь, если захочешь.
Уеду,
мне холодно,
скверно,
совсем нелегко.
Мой Боинг сегодня — обратно…
в осенние ночи.
Не буду пить кофе, забыла купить молоко.

***
Веранды летние столицы…
Есть место в парке!
На виду
Там птицы белой вереницей
Скользят лениво на пруду.
Кликун?
Шипун на поле водном?
В движеньях — царственность, покой.
А вслед им за волной холодной
Печенье, крошки полосой.
Здесь кофе так тягуч и сладок,
И можно отдохнуть душой…
В лебяжьей прелести повадок —
Спокойно,
тихо,
хорошо.

***
Спускается с небес вечерняя прохлада.
Спешат цветы из сада во дворец.
Две розы, рядом трон, мерцает анфилада,
Гостиная в цветах и, наконец…
Начало бала… Крокус, юные пионы
С Фиалками танцуют котильон.
Тюльпаны-близнецы и Лилии-матроны
Ступают под хрустальный перезвон.
Кружатся и скользят создания волчками,
Поднявши стебли влажною листвой.
А на рояле им играет Цвето-дама
И, в такт кивая, морщит лобик свой.
И музыка звучит зазывно и чудесно,
Из сада манит всех на шумный бал.
И бабочки-цветки, играя, шепчут лестно
О том, кто больше получил похвал.
И не забыть цветной воздушной канители
Петуниям, покинувшим альков.
Как, вздрогнув, лепестки игриво ввысь взлетели,
Оставшись без поддержки стебельков.
Цветы, умывшись росами, лучами
На клумбах поправляют свой наряд.
И, вспомнив этот бал, кивают головами,
Взлетая, снова крыльями пестрят.

***

В сапожках и шляпе Осенняя дама,
Накинув на плечи воланы тумана,
Играя с Ненастьем, под дождиком серым
Бежала по крышам, аллеям и скверам.
Ей нравилась сырость и листьев рисунок,
И с ветром холодным кружиться, танцуя.
С букетом кленовым, под зонтиком ярким,
Смеялась и пела на площади, в парке.
С погодой шутила и строила глазки,
Одежду срывала…
по коже мурашки!
Обычная Осень и счастлива просто —
Сезонная сказка в пейзаже неброском.

***
В мареве лета крыши домов,
Трубы печные, стойки антенн.
Воспоминания забраны сном
Вместе с виденьем будущих сцен.
Где-то вдали видны купола,
И колокольный слышится звон.
Штора качнулась от ветра едва…
Память тревожит чуткий мой сон.
Как хорошо…
Чудак ветерок гонит по улице мятый лист.
Слышится поезда говорок,
Тихо звучит старомодный твист…

***
Причесана листва небрежно.
Спустилось небо, дождь косой…
Напротив в доме, в окнах смежных,
К стеклу малец прилип щекой.
Роняет небо щедро влагу,
И телом туча держит луч.
Жалеет дворник пса-бродягу,
(в подвал ведет его, беднягу),
В кармане долго ищет ключ.
Фрагмент как будто кинофильма —
В подъезд бегут… и смех двоих.
И вечер бесконечно длинный,
Июльский дождь поет…
для них…
Под скрип неспешного трамвая,
Продолжит лето свой роман,
И пес уйдет потом, зевая,
И утром высохнут дома.

***
Спящий город.
Белая площадь.
Засыпает снегом бульвары.
И в печали старая лошадь
Шла уставшая вдоль тротуара.
Средь машин перешла дорогу,
Вспоминая любовь стремянного,
И себя…
молодой недотрогой —
Сильной лошадью быстроногой.
Шла задумчиво ночью снежной,
Слыша говор ночной метели,
И мечтала купить подснежники…
У торговца в конце тоннеля.
Свет фонарный ловил снежинки…
Так плелась во тьме контролерша,
Отработав весь день на рынке —
На морозе,
в толпе,
как лошадь.

***

В старой коробочке с масками — яркое детство.
С запахом счастья!
…храню дорогое наследство.
Стрелки на часиках стерлись, а цифры остались,
В час новогодний зажжётся фонарик-физалис.

Сонный Петрушка с девчонкою-мимом на шаре,
Серые овцы с зажимом для веток — к отаре,
Стадо стеклянное без пастуха почему-то,
Помню он был, но, возможно, подарен кому-то.

Синие, красные, желтые шарики в связке,
С чубом танцор так неистово кружится в пляске.
Сколько же блесток на дне этой детской коробки!
Рыбки и фрукты цветные в малиновом свертке.

Елка оттаяв, расправила пышные лапы…
Спрячем подарки под елкой в сугробе из ваты.
Наши желания сбудутся все непременно —
С боем курантов старых часов настенных.

***

В старой коробочке с масками — яркое детство,
С запахом счастья, в огнях — дорогое наследство.
Стрелки на часиках стерлись, а цифры остались,
Выцвел, помялся китайский фонарик-физалис.

Сонный Петрушка с девчонкою-мимом на шаре,
Серые овцы с зажимом для веток — к отаре,
Стадо стеклянное без пастуха почему-то,
Помню он был, но, возможно, подарен кому-то.

Синие, красные, желтые шарики в связке,
С чубом танцор так неистово кружится в пляске.
Сколько же блесток на дне этой детской коробки!
Рыбки и фрукты цветные в малиновом свертке.

Елка оттаяв, расправила пышные лапы…
Спрячем подарки под елкой в сугробе из ваты.
Наши желания сбудутся все непременно —
С боем курантов наступит такое мгновенье!

Напрасно

Сегодня получил твое письмо.
В нем много тихой грусти, слез и света.
Как-будто яркой, нежною тесьмой
Прошиты тонко строки и согреты.

Скажи мне, что осталось нам от сна?
Возможно, мы не удержали небо?
Казалось, получили звезд сполна…
И в озаренье окунулись слепо.

Прожить сейчас волнения часы,
Осознаю, желать, увы, напрасно.
Лицо я помню в капельках росы…
И ягод след на платьице атласном…

Часто вижу…

Часто вижу во сне тихий дворик…
На ступеньках подъезда щербинка,
У соседей малиновый коврик,
Посредине протерта тропинка.

Старый тополь — не видно верхушки,
Тешит листьями сонные окна.
Здесь, как прежде, на лавке старушки,
Дети прячут в карманчиках стёкла.

На балконе колышется майка,
Зазывая знакомиться ветер.
Воробьи серой дружною стайкой
Моют крылышки в луже под вечер.

На руках — белый след штукатурки,
Как тогда — на мальчишеских лицах…
Из подвала бежит чья-то Мурка.
Для меня этот дворик — столица!

Рисунок

Она рисовала его и себя…
Мечтала… Опять рисовала.
И память живую в игре торопя,
Всё лиц подправляла овалы.

На линии губ задержалась рука,
Припомнив улыбку с хитринкой,
Изящные пальцы наметив слегка —
Забылась, любуясь картинкой.

Казалось, что мир оживёт на листе,
Где столик и барная стойка.
Пусть яркие краски волнующих тем
Раскрасят прообразы бойко.

Но привкус солёный у щёк, и в глазах
Вопросы… длинной в километры…
Как тон подобрать… о любви рассказать…
Нет цвета для чувств… как для ветра.

Розовая хандра

Серым мартом голый парк моет в серой луже ноги,
Серой цаплей фонари наклонились у дороги.
Серой стаей воробьи атакуя, гонят кошку…
Серый ветер выл всю ночь и сейчас гудит в окошке.

Гул в грохочущей броне колесницей цвета мыши,
Тащит серой бахромой дождик медленно по крышам.
Может, серость уберем, красной краской мир разбавим?
Станет розовой хандра — это мы с тобой лукавим!

В ватных пятнах облаков небо розового цвета.
Пряча хмурость в кутерьме, сосны в розочки одеты,
В ярко розовых штанах бродят галки удивленно…
Как легко раскрасить жизнь двум мечтающим влюбленным!

Не скучно…

Цветные Осень расплетает косы,
Прозрачный примеряя капюшон.
Хохочет девка, в луже ноги босы,
И бегает от ветра — голышом.

А хмурый день короче, но не скучен!
Идет в сапожках, с зонтиком Циклон —
И прячет Осень в мокрой шторе тучи,
Накрыв красотку лиственным ковром.

Ручей

Как быстро на серебряных ногах
Вода стремится и звенит от бега.
Ручей бежит, не ведая ночлега,
С морозом украшая берега.

Он создает из снега кружева,
Из льда прозрачной вышивки узоры.
Фантазия воды несет подзоры,
Иглой холодной прихватив едва.

***
Касаюсь яда сладкого губами…
Запреты мнимые — в них мало смысла!
Все те же стены вдоль и сплошь с гербами,
И заключенная душа с пропиской.

Наверное, открыт и тайный выход,
Волненье не удержит дрожь свободы.
И обернется правдой нежной прихоть,
Придуманных капризов очень модных.

Темница держит беглецов горящих,
Скрывая тайны странных заключенных.
И отделяет мудрых от незрячих,
Наручники снимая с обреченных…

***
Сон окутан рассветной нежностью,
Растворяется втихаря…
Покидает пространство грешное,
Будто не было…
несмотря
На движенье свежее, бодрое,
Утро нежится на лучах.
И виляет тюль, будто бёдрами —
На ветру,
наяву,
впопыхах…

***
Прохладно в марте…тихо, вечер —
Все спит…
А лужицы стекло —
Разбито.
Трамвай бренчит усталым говорком,
Прохожих подбирая позабытых…
Вот-вот, качаясь, скроется во тьме.
Но не забыть о нем…

***
На вдохе Год, в огнях — цветном горохе…
Зима дождями все еще шуршит,
Но щиплет праздник снежной булки крохи,
Январь морозом, видно, будет сыт.
Пора простить нам осень — плащик ржавый,
багаж запрячем в снежный ком надежд!
С блаженными не спорят…
…может, правда —
Спокойней, легче чувствам без одежд…

***
Монеткою медной луна на небесной паперти…
Смотрю на снежинки…
лишь повод — забыть о разуме.
Танцует свеча…потом, замирает на скатерти, —
В движении пламени стонет теплыми фразами.
Рождественский праздник из сказок и тайн — иллюзия,
Как хочется легких решений — чуда, конечно же…
Закрою глаза и услышу: «Привет!..»
Смогу ли я
Почувствовать слабость от плена
голоса,
нежности…

***
В московских старых переулках
Как прежде в хлопотах стрижи.
В тиши нетронутой и гулкой
Шаги минувших лет слышны.

Что жить недавно заставляло,
Потеряно…
тому виной
«Зари» прозрачное начало…
Фонарный свет совсем иной.

Таинственны дома квартала,
Тепло эпох хранится в них.
Иных времён людская драма…
И сердце бьет неровный ритм.

В московских старых переулках
Застыло время, минул век.
Исчезли дамы в чернобурках,
В манерах времени ответ.

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.1

  1. Веранды летние столицы…
    Есть место в парке!
    На виду
    Там птицы белой вереницей
    Скользят лениво на пруду.

    Очень атмосферные стихи, прозрачные, летящие. Поэзия…