Времена года

***
Шуршат листки календаря,
И каждый что-то нам приносит,
А нас тихонько переносит
От января до января.

Так и идём из года в год…
Пока мы в памяти пространства,
Оно хранит к нам постоянство
Мирских и всех иных забот.

Им в каждом доме календарь
Своё диктует очертанье,
Выстраивая в этом здании
Этаж в очередной январь.

А тот опять уходит ввысь
Времён последующего года,
Чтобы из этого похода
Его шаги перенеслись

К другим листкам календаря,
Где всё опять начнёшь сначала,
Пока тебя не миновала
Твоя пора в его поре.

***
Первый снег, как чистый лист —
Без начала и финала,
Где не годом больше стало,
А лишь дни переплелись.

Этот белый переплёт —
Для какой-то главной книги.
Без сюжета и интриги
Нас врачует каждый год.

Чтобы дней калейдоскоп
Чуть оставил свои ритмы
И в мечте или молитве
Устремился высоко.

Потому что чистый лист,
Как совет: «Остановись.
И заполни неспеша
Тем, чем полнится душа».

***
Тихо-тихо за окном,
Тихо-тихо снег ложится.
Лодки старые вверх дном
Дремлют длинной вереницей.

Тихий шаг карандаша
Начал новую страницу.
Тем же шагом, не спеша,
Быль сменяет небылицу.

Рядом за полночь сопят
Две моих любимых дочки.
Может, этой снежной ночью
Сны их нянчит снегопад.

Он, по свету фонарей,
Как линейками косыми,
Будто чертит твое имя
На стеклянном серебре.

И подрагивает ночь
Чуть припухлыми губами,
Это ищет что-то память,
Или пробует помочь.

Видно, рядышком совсем
Бродят те три главных слова –
Я сейчас увидел снова,
Свет их в снежной полосе.

И притихший снегопад
Их, мотивом колыбельным,
Выделил опять отдельно
И не хочет отпускать.

А они слегка звенят.
В этом звоне просветлённо,
С легкой поступью влюбленных,
Вновь выходят на меня.

И уходят тихо в ночь.
На её густых ресницах,
Выдержать уже невмочь,
Тихий снег ко сну клонится.

Тихо-тихо снег ложится.

***
Летели метели в февраль без оглядки,
Недели летели в привычном порядке,
И так же в калитки стучали печали,
Где некому было, там не отвечали.

И я не отвечу когда-нибудь тоже —
Метелью невстреча пройдёт, как прохожий.
А там и февраль без меня отбушует,
Но, может быть, вспомнит о том, что люблю я…

Другим ожиданьем февраль будет полон
У кромки свиданья меж рук частокола.

Весенние прелюдии
На открытые балконы
Выбегают сквозняки,
И в набухшие бутоны
Утопают лозняки.

В лёгкой дымке твои косы.
У реки порожняком
На росе косая россыпь
Толстых лап за поводком.

Застучали, загалдели,
Прилетели и пришли.
В известняк апрель одели.
Выкрасили, подмели.

Ото сна сосна теплеет,
Ото сна теплеет сад.
В крупных каплях тихо сеет
Дождь на прошлый листопад

***
Июньский тополь без смущенья
Заносит город в свой актив,
Укрыв открытости и щели,
Что были на его пути.

Он отбелеет и уходит
Под тонкий запах цвета лип,
И в этом плавном переходе
Июль бушует и палит.

Палит он красками соцветий,
Бушует голосами птиц…
Но лето снова не заметит
Исчерпанность своих страниц,

Как и любое время года.
Когда находишься в пути,
Не ведаешь его исхода,
И сколько суждено пройти.

И суждено ли возвратиться
По чьей-то памяти. И вновь
В строках прочитанной страницы
Услышать прежнюю их новь.

Но этот тополь год от года
Всё обметает липы цвет,
Забыв, что прежние походы
Сводили пыл его на нет.

***
Бурлила ночь огнями города,
На август сыпал звездопад,
А лето шло в чуть слышных шорохах
Встречать осенних дней парад.

Он был и красочен, и холоден,
И платья пёстрые срывал
Залётный ветер, вспомнив молодость,
Как непрерывный карнавал,

Когда неважно — жарко, холодно,
Дождит ли, снежится зима
Или звонит по ком-то колокол.
Важна лишь молодость сама.

***
Год из года за верхушкой лета
Тает день, сужая свой проём,
Лишь деревья, повинуясь ветру,
Шелестят о чём-то о своём.

Шелестят, наверное, о главном —
Сверху дальше видно, чем внизу,
Может, знают книгу без заглавия
И оттуда вести нам несут.

День за днём приходят эти вести,
Торопясь уйти за окоём…
Лишь деревья всё на том же месте
Шелестят о чём-то о своём.

***
Нежный вкус уходящего лета, –
То ли возраста в этом примета,
То ли знак, чтобы жил не спеша,
Потому что всё в мире проходит, –
Постепенно к другим переходит,
А с тобой остаётся душа.

***
Осень стелет золотом дорожки,
Гасит пыл и серебрит виски.
Что, казалось, навсегда — до дрожи,
Чуть сместилось в сторону тоски.

Словно ищешь то, что было рядом,
Или то, что так и не нашёл.
Осень тихо привела в порядок
Те тропинки, по которым шел.

Эта осень не жалеет красок,
Будто в чём-то хочет убедить –
То ли ждет и моего согласия,
Что всегда возможно ярко жить.

Я согласен и ничуть не спорю,
К золотой поре претензий нет.
Только как-то незаметно скоро
От любимых лишь остался след…

Но их лица время не стирает,
Их любовь я чувствую вдвойне,
Словно ветер душу очищает,
Как посланец от прошедших дней.

И в осенней полосе чуть слышно
Отбивает тихий камертон –
То ли то, что на поверку вышло,
То ли то, что переходит в сон.

В сон о том, что в золоте дорожки,
И о том, что в серебре виски.
Но во сне все, что ведёт до дрожи,
Не уводит в сторону тоски.

***
Никакой философии цвета,
Только в память остывшего лета
Вышивает узор листопад.

В нём и сад демонстрирует платья.
А рассветы морозным объятьям
Открывают окно наугад.

И опять застываешь при встрече
С чуть пришедшей причудливой речью,
Извещающей ранний закат.

Никакой философии звука,
Только шелест в дожде и разлука
За рябиновой кистью висят.

И опять ожидание стужи…
Иногда невзначай обнаружишь
Впопыхах непогашенный взгляд.

Этот взгляд, что всего и дороже
В тайной робости с признаком дрожи.
Мимолетный, как сон вперехват.

***
Сезон дождей, и всё смывает,
Как будто не было и нет
Тех очертаний, что скрывает
Один унылый силуэт.

Но даже в этом силуэте
По праву памяти своей
Живут недавние приметы
Из только что ушедших дней…

Дожди пройдут, — их тоже смоет,
Поскольку каждому свой срок…
И только вновь никто не сможет
Последний услыхать звонок.

Хотя и так сказать — неточно:
Никто не знает, где финал, —
Нам зримы лишь судьба и почва
Из промежутков и начал.

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1