Верлибры

ВСЕЛЕННАЯ В ОДНОМ ЛИСТКЕ
Вселенная умещается
в одном листе,
слетевшем
с желтеющей берёзы над прудом.
Он перестал вертеться в воздухе,
зацепившись за вершинку
ещё зелёной осоки,
торчащей из воды,
и предлагает
рассмотреть в нём
все элементы и частицы,
из которых состоит Вселенная.
И, может быть,
если поковыряться
в нём как следует,
можно найти
даже следы анти-материи.

При ближайшем дуновении ветерка
лист упадёт
на выглядящую мягкой воду
и поплывёт дорогой,
которую можно посчитать
частью Дороги Вечности.

ОБМАН СТЕКЛА
Обман стекла.
Мираж простора в небесах.
Коварная подделка глубины.
Фальшивый воздух.
Лживый трепет сердца.
Жемчужина украденной слезы.

Пора разбить стекло.
Разбить окно.
Разбить стеклянные глаза.
Прорваться.
И продраться,
обдирая в клочья кожу.

Спасти
обмотанную в кровоподтёки душу.
Спастись,
теряя смысла крылья.
Искать, надеяться, иметь.
Держать и проклинать.

***
Ежели красавице-стрекозе
оборвать крылья,
она предстанет
отвратительным чудовищем.
Если херувима
лишить крыльев,
он потеряет бессмертие.
А каково:
поэту
обломать крылья?!..

ТУННЕЛЬ
Я лечу
в свою судьбу,
как в бескрайний туннель,
и сгораю на лету.
Я лечу, улетаю от всех,
кто мне дорог,
кого
не хотел бы терять.
Улетаю от прожитых дней,
что остаются позади
цепочкой светлых пятен,
уменьшаясь вдали.
Я уношу с собой в темноту
все недóжитые ночи и дни
и все свои сны.
Я такой же, как все.

Где-то рядом, возможно,
летят другие,
каждый в своём туннеле.
Умоляю:
не молчите!
Кажется, кто-то кричит…
А может быть, это мой голос
мечется
среди тесных
невидимых стен?..

***
Кто сказал,
что время
движется вперёд?
Оно течёт во все стороны,
растекаясь
на широкой тарелке
вечности.

МЫ ВЕЧНЫ
Все мы смертны
и все мы
всё-таки бессмертны.
Во всяком случае
в теченье парочки
ближайших миллиардов лет
милашки-атомы,
из которых я сейчас устроен,
не пропадут
и уж куда-то непременно попадут,
что б ни случилось на земле,
и даже, если
и сама Земля исчезнет.

Как это приятно сознавать!
Присоединяйтесь.

ДВОЙНОЕ НЕБО
В моей душе осела грусть,
но я ей рад,
поскольку это знак
ещё живой души.
Я не боюсь
моей оставшейся,
возможно, не простой судьбы.
Но я грущу.
Грущу не по тому,
что было позади,
а по тому
чего со мною не было,
быть не могло
и никогда не будет.

Плывущий сон
манил и звал
и обманул,
хотя я знал,
что это — сон.
Искал я зелень
ярче, чем весной,
искал я небо
глубже и синей,
чем в ночь июньскую
Купала.
Хотел пройти босым по утренней тропе,
покрытой мягкой, тёплой пылью,
с цепочкой мелких крестиков на ней —
следов вспорхнувших птиц.

Искал я важный разговор.
И мне не раз казалось,
что лёгкие слова,
которые должны всё объяснить,
они вот только что сухим дождём
тихонько простучали
по гулким стенкам воздуха,
ссыпаясь.
Но этих слов
я так и не расслышал.

Мне грустно наяву.
А под моей рукой –
колючий холод каменных перил.
Блестит измятый, мокрый
уличный асфальт.
Гляжу я в небо
с блёклой синевой,
остуженное октябрём,
и всё же чувствую,
что за его экраном
скрывается другое небо,
которое я видел
лишь во сне…

***
Мы все –
листки
на ветке
матери-природы.

***
Великая истина не может быть
безнравственной.

***
Бренчание
поддельных чувств
на балалайке
рифм.

***
Сгущенье слов
способно дать
сильнейший взрыв!

ВЫЗДОРОВЛЕНИЕ
В окне мелькнул кусочек сна –
на фоне бледно-голубого неба.
От чистой снежной пелены,
покрывшей ночью двор,
восходит кверху мир
и тихий свет.
Повиснув низко, дремлют небеса
и провода.

Цветёт горшочек глиняный
на выступе окна —
зажглась настурция
пурпуром нежных звёзд
в прозрачной дымке
раннего рассвета.

Крадясь, уходит боль,
мешавшая дышать.
Кошачьи лапки
втягивают когти –
они, скорее, уж ласкают,
чем скребут
по оживающему сердцу.
Теперь не страшно: день придёт.

***
Душа поэта —
это борьба восторга
с отчаянием.

ДЕКАБРЬ
Обрубок дня,
увязший в снежной целине.
Озноб берёз,
раздетых
до последнего листа.
Пунктир мышиного следа
на чистом белом полотне
в пустом саду.
Остывшая заря.
Псалом без звуков
и без слов.
Цветные сны.

***
Я, как мёртвый стебель,
с почерневшей головой,
торчащий из белого сугроба
среди зимы.
Наклонившись,
он ещё о чем-то
говорит.

***
Среди снегов
души,
как голому, среди снегов
зимы,
невольно хочется залезть
в скорлупку тёплую
бездушья.

***
Когда душат за глотку
и понемногу отпускают,
из горла вырываются
хриплые крики,
похожие на пение
большой птицы.
Спасибо за песню
тому, кто душит.

***
Замёрзшую душу
словесным кипятком
можно обжечь,
но не согреть.

СНЕЖИНКИ
Мелькают в памяти
холодные снежинки
воспоминаний.
Толкутся,
приближаются к глазам,
и даже пробуют подняться вверх,
к туманным небесам.
Но всё-таки, кружá,
уходят вниз,
на дно колодца забытья.
И не избавиться
от их озноба,
встряхнув оцепенелой головой.

***
Трава.
Земля.
Кусты.
Деревья.
Небо.
Бог…
А тут и я –
с намокшим
носовым платком!

***
Истираются дни
в наждачной шкурке
банальных
житейских забот…

***
Расчехлить
двустволку чувств!
Расчехлить
пулемёт желаний!
И расцветут ландыши,
и запоют соловьи!

***
Гаснет закат.
Но не гаснут
ночные цветы
и звёзды.

***
Повисла первая звёздочка
на кончике голой ветки,
на фоне бледного
мартовского неба.

***
Телеграммы почек
на весенних ветках.
Получите.
Распишитесь.

***
Вот куст проснулся
на рассвете
на склоне берега реки
и вынырнул из мягкого тумана
свободно подышать —
с поблёкшим гребнем месяца
в кудрявых волосах.

***
Мёртвые листья,
вырвавшись
из-под зимнего снега
на свободу
и подсохнув,
помчались,
подпрыгивая под весенним солнцем
по дорожкам,
надеясь,
что стали жить.

***
Солнце, поёживаясь,
вылезло
из зарослей крапивы
и стало нежным,
ласковым
и тёплым.

ОДУВАНЧИК
Весна –
это когда среди крапивы мыслей
прорастает,
каким-то чудом,
нежный одуванчик чувств.

***
Какая симпатичная
пухлая тучка!
Так и просится
быть наколотой на вилку!

***
Лесное озеро
через потрясающе красивые
отражения в нём
погрузилось в само себя.

***
Заходящее солнце
чистило свои жёлтые зубы
щёточкой вершин
дальнего леса.

***
Если твою душу
прищемило грустью
от зрелища
окружающей красоты,
и в ней зазвучала
небесная музыка,
можешь даже поплакать под неё.
Только не сбивайся с такта
и не фальшивь.
Не то получишь в ухо
от Творца.

***
Всплывают сумерки
из тихого глубокого оврага,
стирая наверху
среди дерев
остатки исчезающей зари.

***
И вдруг сверкнула
пронзительная простота
откровения
о смысле нашей жизни.
Как молния.
Только не слышно было грома.
И снова
всё посерело.

***
Что наши мысли?
Высохшие опилки
наших чувств!

***
Какое это,
хоть невысокое,
но бурное де́ревце!
Сколько в нём тёмных
перепутанных веточек,
мелких листьев,
и желания жить!

***
Струна сосны,
пробившейся из чащи
в голубую высь,
это не только
мелодичный звон,
ещё — и песня.

***
Бывает
человек-оркестр,
от которого хочется бежать,
заткнув уши.
А есть
человек-костёр,
который согревает
даже издали.

***
Слепой, прозрев,
довольно быстро забывает,
что ему
полагается
быть счастливым.

***
Радуемся жизни,
но живём так,
как будто мы её
боимся.

***
Не так уж важно,
что пролетевший день
укоротил твою земную жизнь
ещё на единицу дня.
Подумаешь!

Важней неизмеримо: сколько
ты всякого, окрашенного
чувством,
сумел увидеть в этом дне.
И поверь,
пожалуйста, поверь:
всё это
ты унесёшь с собою
в вечность!

Целительный укол
удачного словца.
Только не дёргайся!

***
Творческая свинья
хрюкает
конструктивно
и гадит
созидательно.

***
В мемуарах:
один врёт
в меру своей наивности,
другой —
в меру своей продажности.

ВСЁ ВКЛЮЧЕНО
Включил желудок и поджелудок.
Включил печёнку.
Включил кишечник.
Заодно и почки.
Отужинал.
Почистил зубы.
Отсморкался.
Живу!

***
Человеку,
освободившемуся
от насилия государства,
потребуется ещё свобода
от самого себя,
пережившего это насилие.

***
И чем ты хвастаешь,
моя Россия?
Своим подобием
опасного зверька,
и скрежетом зубов
из ржавой клетки,
самой вокруг себя
сооружённой?
Хотя бы выкрасила прутья!

.***
Власть не жалеет
золотых затрат
в раскрашивание
рабства.

***
Верующие люди
кладут крест
небесному Господу Богу.
А кланяются при этом
дьяволу
земной власти.

***
Экстаз раба,
готового
быть раз-
давленным.

***
Искусство управления
людьми:
это заставить их
оправдываться.

ЩА
Посвящается
Борису Карпову

Для чего я живу,
ты живёшь,
живёт
алкоголик-горбун?
У него туберкулёз позвоночника,
а мать недавно померла от рака.
Для ща-
ща-
ща-!
И лю-
лю-
лю-!

Но:
в тебе,
во мне
и в горбуне
словно цыплята,
не пробившиеся сквозь скорлупу,
так и не родившись,
погибают –
-ают
-ают…
ща-
сливейшие минуты
хоть
с лю-
лю-,
хоть и без
лю-
лю-.

ПО-РЕ-ЗАН-НА-Я Э-ЛЕ-ГИ-Я
Мне гру
Мне тя
мне то
я ненави
Кругом сплошные под
и ду
Сияет со
ласкает щёки ве
вздымая с тротуара пы
Сияют рожи спекуля
А божьи одува
от недоеда
заснули у экра
не слыша, как в подва
насилуют их вну
А на черда
играет в карты дья
Всё это называ
свободой ры
Я пла
над испога
с ума сошедшей ро
Зачем мы жи
кого мы лю
Да никого
Да незачем
Мне гру…

ДОРЕЗАННЫЕ ЧУВ
Я пережива-
Я под впечатле-
Я всех лю-лю-…
И всё-таки прости,
родная ма-:
на всех теперь
я блю-
блю-
блю-.

***
— Не верю я,
не верю,
не верну.
В нирвану рьяную
нырну.
И в рану рваную
я завернусь.
И не вернусь.

НАБОР БЫТОВЫХ УСЛУГ
Вот толстый сук –
вешать паршивых сук.
Вот крепкий шнур –
давить продажных шкур.
Вот бурный ручей –
топить прожжённых сволочей.
Вот кол у тёплого камина –
сажать вертлявых подхалимов.
Вот бочка с мышьяком,
хотя не просто –
всех прихлебателей напоить дóсыта.
А вот костёр и опахало –
поджаривать наглых хамов.
А тут котёл с расплавленным свинцом –
купать отъявленных подлецов.
Вот клещи и тиски –
доносчикам рвать языки.
Вот колесо на помосте –
ломать насильникам кости.
А вот, вот, вот…
А вот и она –
бомбушка милая —
под попкой с красной кнопкою.
Та самая, общенародная,
, а значит — благородная.
Большой привет её создателям:
за то, что этот весь
столь интересный сброд
легко убрать с лица земли,
в единый миг,
совместно с судьями,
присяжными
и публикой, раскрывшей рот –
к едрене матери!

***
Нагромождение красоты.
Фонтан красоты.
Половодье красоты.
Ураган красоты.
Обвал красоты.
Свалка красоты.
Красота свалки.
Красота помоев.
Просто свалка.
Просто помои.
Просто —
вонь от них!

ГДЕ ДИРИЖЁР?
Лярго равнин.
Адажио холмов.
Пиццикато ущелий.
Аллегро горных ручьёв.
Фортиссимо водопадов.
Стаккато каменных лавин.
Пианиссимо альпийских лугов.
Маэстозо горных вершин.
Какая
грандиозная
музыка!
Музыка титанов.

КВАРТИРА ПРИРОДЫ
Стенка леса.
Потолок неба.
Половицы луга.
Дорожка дороги.
Зеркало озера.
Кран ручья.
Утюг солнца.
Окна горизонта.
Телефон сороки.
Рукопись листьев.

А кто хозяин?
Так вот он, вот.
Опёршись локтем
на вершину удобной сосны,
вытирает, улыбаясь,
умытое в водопаде
рыжее бородатое лицо,
пышным белым облаком.

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1