Апология единого организма. В прямом контакте 9

Очень часто стал встречать людей, говорящих о необходимости революции, коренного слома, решительных мер. Говорят это мне, надеясь на сочувственный отклик, потому что знают меня как защитника старой советской государственности. То есть, принимая за человека априори левых взглядов вообще. Но ведь защита советской государственности, не делает человека сторонником революций.
Любой сторонник государственной целостности, уже в душе контрреволюционер.
То есть, конечно, вы можете делать революцию где-то вообще. У себя, у себя. Но не в моей стране.
Меня спрашивают, а почему ты тогда защищаешь советское государство?
Ведь оно возникло в результате революции?
Это странный для меня вопрос.
Если бы я родился в древнем Египте, я бы защищал Египет. Если бы я родился в Соединённых Штатах Америки, я бы защищал Америку. Я защищаю то, что мне присуще по факту рождения. То есть, не идеологию, не политику, но быт.
Наверное, скажут, что это слишком мелко, даже, по-мещански, защищать быт. Но в моё время была в распространении такая марксистская фраза: «Быт определяет сознание». А это, друзья, совсем не мелко. Сознание каждого, отдельно взятого человека, это целый космос.
Защищать космос своего сознания, это не мелко. Я бы сказал, что в этом и есть величие человека. Человек, который легко отказался от своего быта, это человек без космоса. Это такая шушера, мелкая и подлая, которая не доросла до своего космоса.
Вот такой человек, как раз продаст всё. И землю свою и недра, и величие земли и мечту. Продаст подвиги отцов и дедов. Станет коллаборационистом.
Поэтому разрушение государства, это разрушение организма. Это органически сказывается на людях, чей космос был общим с этим государством. Вот почему, те из них кто не разрушил себя намеренно алкоголем и суррогатами, стали моральными отморозками.
Немногие, очень немногие, начали потихоньку восстанавливать свой космос. В масштабах себя, семьи, постепенно сливаясь с новым бытом, обживая его. В душе сохраняя образец прежней вселенной.
Потому что, если хотя бы в себе, сохранишь образец прежнего быта, твоего космоса, не плюнешь на него и разотрёшь, а сохранишь, тогда имеешь шанс на будущее. Плюнешь — пропадёшь, не знаю как, но участь твоя незавидна.
Поэтому очень важно самому понять, что государство — это организм. В нём допустимы эволюционные, адаптационные процессы, но не революционные.
Многие приводят в пример последнюю великую русскую революцию, как образец возможности обновления и перемены. Превращения одного в другое. Мол, была Россия царская, стала Россией советской, всё одно осталась Россией.
Не принимается в расчёт количество жертв. Жертвы, принесённые для сохранения формы от распада. Для сохранения государственности.
Потому что распадающееся государство приводит к неизбежному распаду человеческого материала, неспособного строить новый космос быта. Все эти люди идут в расход. И даже при больших, катастрофических жертвах, нет уверенности в сохранении территориальной государственности. Есть много цивилизаций, не выдержавших подобный коренной слом быта.
СССР была чудом сохранения государственности. Сохранения за счёт уничтожения старого человеческого материала. Вот что такое революция.
Те люди, которые очень легко говорят о революции, есть нравственные ничтожества, которые не удосужились создать быт своего космоса. Все великие революционеры, знали, на что идут. Они внутренне уже были готовы стать палачами старого быта. А это означает проливать кровь.
Смешно, когда сейчас пишут разоблачения в адрес первых руководителей советской власти, вопя, о пролитой ими крови. Относительно прекраснодушно можно только разрушать старый быт. Относительно, потому что в боях по разрушению, тоже проливается море крови. Но это кровь, которую именуют героической.
Но не знают (почему — не понимаю, наверное потому что нравственные дебилы), что для того, чтобы построить новый быт, революционеру придётся стать палачом.
И потому я защищаю любой быт, который присущ мне сейчас, от любых внешних и внутренних посягновений.
Самое лёгкое, это защита от внешних угроз. Бери автомат, надевай форму и шагай на позицию. Тяжелее защита от внутренних угроз. Намного тяжелее, потому что, невозможно поделиться пониманием, разумом, мозгами надеясь на сопонимание. Нельзя сказать как Христос когда-то: «Вот плоть моя, за вас ломимая», преломите меня и ешьте, и таким образом, через чудесное пресуществление, приобщить всех к некоей общности. Потому что нет общности. Потому что, даже чудесный хлеб причастия преломлён сейчас и брошен на попрание. Я имею в виду, конечно, тот факт, что и общность тех людей, что едят чудесный хлеб пресуществления и пьют чудесное вино, нарушена. Повсюду раздается тоскливый вой. Это люди воют как волки. Или думая, что воют как волки. Потому что волки воют не тоскливо, как кажется, а гордо и независимо, своим воем приводя в трепет окружающее пространство.
Как жалок по сравнению с этим, тягостный скулёж тех, кто своим обликом выдают отсутствие в себе величавого космоса, что человека делает человеком. Те, кто с мелкой злобой пинают двери своего дома, выходя на белый свет, те, кто мусор бросают мимо урны и свой домашний мусор кидают вечером, не доходя до контейнера. И оставляют гнить, и ходят равнодушно каждый день мимо. Те, кто лежат целыми днями на диване, вперив пустой взор в экран телевизора, и оживляются только тогда, когда приходит время поглощения пищи. Те, кто могут ударить женщину, считая себя высшей тварью. Те, пределом мечтания которых является личный автомобиль, оседлав который, они чувствуют себя королями жизни. Те, что гудят на пешеходных переходах, подгоняя переходящую старушку, показывая, насколько много их драгоценного времени она отнимает. А вернувшись домой, опять лежат на диване, перед экраном или шарят натруженным пальцем по телефону, перебирая сплетни.
Я мог бы перечислять много, но и этого достаточно.
Всё, для того, чтобы сказать, как я им не доверяю.
Я бы не доверил подобным людям, какую-либо простейшую, но важную операцию. Замесить качественный бетон. Посадить дерево. Очистить улицу от снега.
Результаты их работы, вы можете видеть каждый день, потому что живёте рядом. Рядом, с людьми у которых нет личного космоса, личной мечты, которым всё ненавистно, которые способны только скулить, которые поэтому живут с разрушительными силами внутри себя. Которые в любой момент готовы стать палачами. Которыми воспользуются любые манипуляторы, запустив в их теснящий вакуум, самую примитивную идею. Самое главное, чтобы в этой идее, была заложена возможность разрушения. Во имя великой цели. Великая цель важна, чтобы послужить психологической индульгенцией всего, что они натворят во имя её. Ах, если бы цель была действительно велика!
Ведь деды этих людей строили плотины и города, запускали ракеты в космос и обустраивали пустоши, писали великую музыку и снимали фильмы, которые смотрят до сих пор, потому что, лучше ничего не создано. Они писали звенящие песни и любили. После трудного дня, дома культуры были заполнены рисующими, музицирующими, кружащими в вальсе людьми.

Бумажные книги и серьёзные разговоры

Люди, у которых был космос.
И люди, у которых остался только вакуум.
И то, что я хочу донести до сознания читателей, это не пустые словеса, а кровь, которая пузырясь, вытекает из уголка рта женщины, которую смерть застигла тогда, когда она выбежала позвать домой детей. Это дети, распухшие от голода, потому что некому о них позаботиться. Это разбомбленные дома. Это толпы, стоящие в очереди за бесплатным супом. Это эпидемии болезней, которые выкашивают людей, оставленных без медицинской помощи. Это банды ублюдков, насилующих и грабящих всех вокруг. Это всё и многое другое приходит вместе с революцией. Приходит не потому, что это историческая неизбежность, как нас уверяют, а потому, что в стране народился, говоря по-научному — субъект революции. Тот самый субъект, без собственного быта. У него нет семьи, нет детей, нет постоянной работы, не потому что нет работы вообще, а потому что работа, на которую он способен, его не устраивает. И при этом его одолевают великие мысли! Способен он, или не способен! «Тварь я дрожащая или право имею?»
У него есть выбор! И я знаю, что он выберет.

 

И конечно же, я утрирую. Есть среди людей участвующих в революциях и много прекрасных, эмоционально нестойких и психически незрелых людей, которые вовлекаются ради прекрасных идей и целей. Но даже эти прекрасные люди, на самом деле жуткие эгоисты, раз они хотят разрушить космос миллионов людей, которым дела нет до их прекрасных идей и целей. И я уверен, что даже среди этих прекрасных людей, нет тех, у кого на руках пожилая мать на пенсии, дети которых надо вырастить, отец в больнице, к которому надо ходить. А если такие есть, то это те моральные уроды, у которых есть средства, чтобы увезти семью подальше от потрясений, и к прекрасным людям их уже не отнести.
Я уверен, что люди, которых я перечислил, те, кто живут ради своей семьи, не станут делать революций.
И их абсолютное большинство. Им есть, что терять.
Подлость заключается в том, что о них никто никогда не думает.

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1