Провинциал. Рассказ

Для чего провинциал едет в столицу? Конечно для лучшей жизни! Для того чтобы схватить птицу счастья или удачи (кому что попадет) хоть за хвост, хоть за ногу. Да уж и неважно за что хватать, лишь бы в люди выбиться. В большие люди! Чтобы жить — не тужить, да Отечеству пользу приносить. Какой провинциал не мечтает о славе? Сначала о столичной, затем о мировой, ну и напоследок о вселенской. Какой провинциал не мечтает о том, чтобы в глухой тайге, при упоминании фамилии Загорызко или Загорпупко (уж у кого какая фамилия) местный житель с уважением и восхищением протягивал бы: «а-а-а, это тот!».

         Вот с такими мыслями и чаяниями, в декабре 1828 г. молодой Николай Васильевич приезжает в Петербург.

Ах, Петербург, Петербург! Столица! Средоточие российской жизни, ее пульс, сердце. Именно здесь можно было стать знаменитым, сделать блестящую карьеру, и в конце концов просто нажиться, благо для этого были тысячи возможностей. Легенды о том, как никому не известные провинциалы без гроша в кармане приезжали в Петербург и в мгновение ока превращались в богачей и знатных вельмож, гуляли уже тогда. Как ни соблазниться такой сказкой!

На тот момент мир для Николая Васильевича был разделен на два лагеря. На простых «существователей», то бишь, приземленных, обыкновенных людей (как все друзья по гимназии высших наук в Нежине) и таких как он, предназначенных для самых высоких вершин мира. С детства Николаю Васильевичу была втолкована родителями особая роль в мире, некая миссия. Для мнительного, впечатлительного мальчика, наделенного богатым воображением и чувственным сердцем, эта цель стала путеводной звездой на всю жизнь. Идя в сумраке выдуманных им миров, он верил, верил, верил, что слово его переделывает человеческие сердца, изменяет мир… О, какое горькое его ждало разочарование! Но драма эта случится с ним в сорок три года. И сорок четвертого года жизни уже не будет.

         А тогда, в девятнадцать-то лет, о плохом не думалось. Амбициозный и честолюбивый, он был таким же, как и все провинциалы: уверенный в том, что одним своим появлением заставит Петербург сдаться на милость победителя. Ведь нет ничего страшнее для провинциала, чем безвестность.

Да не тут-то было! И не таких столица обламывала!

Все началось со столичных цен. Да уж… И тогда они били по карману. Увидев, что почем, Николай Васильевич уяснил: ему-то с его копейками рассчитывать не на что. Он растерялся — фамильное поместье приносило скромный доход, и долго в Петербурге на нем не продержаться. А тут еще чиновники никак не хотели понять: это он, невзрачный с малороссийским говорком и есть столп всего Отечества, глыба, так сказать. Именно он столько может совершить добрых, нужных, полезных дел на благо Родины! —  им и не снилось. Да что там говорить!

Иллюзии рассыпались и превращались в прах.

 — Да я! Да я! — хотелось крикнуть провинциалу и разорвать на себе рубаху.

Первый щелчок по носу был получен. Победа осталась за столицей. Николай Васильевич пытается устроиться в театр, но актер из него никудышный. Разочарованный в Петербурге и во всей своей настоящей жизни он решает использовать последний козырь.

Еще в гимназии, среди «существователей», Николай Васильевич почувствовал тягу к слову. Но тяга сия была незрелая, вот хочется чего-то, а непонятно чего. Жестокие разочарования, бессмысленные попытки куда-нибудь пристроиться сподвигают честолюбивого и тщеславного Николая Васильевича обратиться к перу и бумаге. Он уверен, ему есть что сказать.

Хвала первым неудачам Николая Васильевича! Они подарили мировой литературе ГОГОЛЯ. Хвала вообще всем неудачам, только они и наставляют на путь истинный!

Весной 1829г. под псевдонимом В. Алова он издает романтическую идиллию «Ганц Кюхельгартен».  Первое большое литературное произведение, аж на 71 страницу! О чем же оно? Конечно же о любви! Ганс и Луиза — сладкая парочка. Но Ганса постоянно что-то и куда-то влечет, он покидает родные края в поисках лучшей жизни. Поскитавшись по миру, познав горести и человеческую несправедливость, Ганса посещает светлая мысль: «А ведь дома-то лучше, и Луиза под боком». Благополучно возвратившись на родину, он наконец-то женится на бедняжке Луизе.

Николай Васильевич ждет уж если не славы, то хотя бы признания.

Но…

Рецензенты безжалостны. Неизвестного писаку В. Алова с преогромным удовольствием раскритиковали А что им еще делать, этим маститым критиканам. Ату его! Ату! Скучно им без охоты…

Прочитав заметку Н.А.Полевого, что эту «идиллию лучше всего навсегда оставить под спудом», Николай Васильевич обежал все книжные лавки, на свои гроши скупил тираж и тайно сжег. И гори оно, синим пламенем!

Розовый замок рухнул.

Значит, никогда не будет стол ломиться от яств и питья, под собственным домом не будет стоять экипаж, а вселенская борьба добра со злом на просторах Отечества пройдет без него.

Все мечты пошли к черту (ну к тому самому, что на Диканьке любит баловаться).

Николай Васильевич бежит из ненавистного Петербурга в немецкий город Любек (ну, а куда еще-то русскому податься!).

Спустя годы, будучи известным писателем, подружившись с Пушкиным и приняв от него в подарок идею «Ревизора», покорив Петербург (сдался таки, сволочь, на милость победителя!) и, написав «Невский проспект» — ода мести столице и вообще всему столичному, Николай Васильевич будет рассказывать, что бежал он из России от неудачной любви и любовных разочарований.

Как? — удивитесь вы. — Мы-то ведь знаем…

Тсс! Пусть все будет по-гоголевски.

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1