Один денёк и сто веков…

Ожидание чуда

Фраза-призрак, отведав свободы,
Колесит по морям-океанам:
«Я любил Вас…» – зеркальные своды –
«Я губил Вас…» – соврут окаянно.

Полувсхлип… Несказанное имя
Умыкает «Голландец Летучий»,
И заветные звуки другими
Заменяет угодливый случай.

Он любил Вас, Елена, Лаура
В шалашах, кабаках, лазаретах…
Он губил Вас, пророк и придурок,
Растворяясь в неверных рассветах.

Ожидание чуда едва ли
Обернётся двойным интересом:
Дульсинея тиранит Идальго,
И Наталья флиртует с Дантесом.

Фраза-призрак у глотки Босфора
Поперхнётся внезапным озоном.
… Кинолента скупого повтора
Замерцает пунктиром зелёным.

Полувскрик… Бесконечны догадки:
Пенелопа? Ирина? Надежда?
Он любил Вас, прекрасный и гадкий,
Он губил Вас, жестокий и нежный.

«Я люблю Вас!» – на берег Тамани
Выбегает застенчивый мальчик.
Он не знает, что море обманет,
Как и та, что в тумане маячит.

«Ты убил мя!..» – прибой Сахалина
Повторяет чужие печали.
И седая русалка Марина
Опустевшую шлюпку качает.

гроза – слезы метаморфоза

агу? ага! угу – снега…
мимоза – доза от склероза.
предощущает ураган
зимой растерзанная роза.

остынь, акын! аркан судьбы.
астрала огненная буква.
ах, кабы-абы-да-кабы –
рентгенами маэстро Глюка.

лозы резон. звезды озон.
гроза – слезы метаморфоза.
Язон? Керзон? Назон? Кобзон?! –
увековеченная поза.

агу? угу… ага – Дега.
цитата – спутница цинизма.
вчера внучонок угадал
третичный признак коммунизма.

Тарзан – в нарзан! замри, Сезанн!
реприза без улыбки Лизы.
сезон: сезамит партизан.
сарказма мрачные сюрпризы.

дворца овал. избы реал.
депеша грешнице-Горгоне.
но я тебя не избирал,
король парламентских агоний.

ага – тайга… угу – Урга…
столица. праздник резолюций.
финал – фингал. и на фига
конфузы Франции, Конфуций?!

Завтрак на траве
в кругу друзей, дам и… теней

Любимцы вечных тем и пленники бараков,
Ценители поэм, Мане и смачных раков,
Читаем нараспев Бодлера… Маркса – к чёрту!
Улыбки юных дев расплющены в зачётках.

Тимуры – в стиле «Блюз», тарзаны пятилеток.
«Come back!» – зовут в Союз четыре лорда в кепках…
Фривольный Амстердам тюльпанит и фасонит…
Секреты вредных дам – в зародышах фасолин.

Фантомы чёрных дат. Знамёна первомаев…
Отчалив в Ленинград, судьбу переломаем?!
Невинный негатив седеет в пальцах слабых…
Заложник невских див, играй, блаженный лабух!

Подсказки вероник, афин, пардон, офелий?! –
Бутылка на троих: проснулись – нет империй…
Баку. Портвейн «Агдам». Менты – на минаретах…
Портреты милых дам распяты в партбилетах.

Когда в глазах рябит и боги кроют матом,
Заученный гамбит нелеп, как мирный атом…
Последний мост сожжён: бегом – из будуаров…
Секреты лживых жён – соавторы кошмаров.

Былых компаний прах – на чётках и монистах.
Распластаны в веках Моне и Монте-Кристо…
Кромешный Нотр-Дам помешан на скелетах…
Корсеты нежных дам потешны в менуэтах.

Молчит заветный сайт. Вампиры на дисплеях.
И некого спасать, и все друзья – в евреях…
Замкнём запретный круг, потомки ротозеев!..
Черты святых подруг в музеях бронзовеют.

* * *

Любил тебя, печалясь о другой,
Твои черты далёкой придавая…
(И увозила розы в Уренгой
Передовая линия трамвая).

Люби меня, забывши о другом,
В моих стихах страдая и сгорая.
(Кругом – враги! Друзья – за тем углом,
Откуда безбилетникам – до рая…)

Любил другую – думал о тебе.
(Пронзительна навязчивая фраза).
Передразни: бродвейский воробей,
Повязанный зигзагами Кавказа.

Перекрести, прощаясь… Опоздал!
И сплюнь через плечо: «Пароль – Гранада!»
(За той луной – кровавая звезда,
Горящая над призраками ада…)

Люби меня, похоронив других,
Рыдая на языческих поминках…
(И новый стих, и старый акростих
Бессильны рассказать о невидимках).

Любил тебя, рифмуя для другой,
За что тобой безжалостно наказан…
(Трамвай задребезжал на Беговой,
Растерзанный звонками новояза).

Люблю тебя в Ростове и Москве…
(Поджарую пражаночку открыжим?!)
Сто лет назад вернёмся в рыжий сквер
Трамваями Мадрида и Парижа.

Игра в напёрсток

Напёрсточник – в Кремле (напёрсточник – на рынке) –
Приличный семьянин (циничный греховодник) –
Ценитель крем-брюле (стахановец лезгинки),
Родне – примерный сын, жене – святой угодник…

Рерайт необходим! Халтурит редактура!
Позорим Крыморим! Загублена фактура…

Наперстники царя (на перстнях – анаграммы) –
Кремлёвский генерал (кавказский прокуратор) –
Трудились не зазря: законы энд программы:
Великий либерал, могучий реформатор…

Рерайт перебирай… (Перевирай, редактор!)
Соавтора – в ол-райт… (Как вариант – в реактор!)

Начётчик – за стеной, чечёточник – на сцене,
Напёрсточник – в Большом, напёрсточник – в подземке,
Растратчик – над страной (полцента – Авиценне?),
Процентщиц – калашом, а разницу – туземке…

Рерайтера – в расход! Редактора – в расходник…
(Радетелей – раз в год! Свидетелей – сегодня!)

Наперсницы – в земле. Наперсницы – на небе…
Три колпачка – гадай, где зёрнышко России?
Напёрсточник – в Кремле, напёрсточник – в Цховребе.
Ах, да, балда, – Валдай… Ах, да – Алтай, Василий…

Редактор, будь здоров! Купи рояль, рерайтер!
В столицах докторов, как авторов на сайте… –
Вот адрес (тет-а-тет): Russia (точка) net
…………………………………………………………

Семь звёзд

Студент. Студентка. Рождество.
Ожог судьбы. Дрожат тюльпаны.
Семь рыжих звёзд в бокал упали.
Шесть грёз в тетради – шесть стихов.

Дипломы. Танец «поплавков».
Мираж метели. Тополь древний.
Семь синих звёзд горят на рейде.
Пять снов небесных – пять грехов.

Сентябрь. Лукавство. Сватовство.
Капризы роз. Сумбур обмана.
Семь пьяных звёзд – на дне стакана.
«Четыре года – псу под хвост!»

Весна. Восторги васильков.
«Прощён…» – «Святая…» Свадьбе жарко!
Семь юных звёзд порхают в парках
Три ночи – стайкой светляков.

Любовь. Интриги двойников.
Работа. Дети… «Мы – в Париже!»
Семь ясных звёзд на нитку нижут
Две жизни вечных дураков.

Старик. Старуха. Рождество.
Улыбки тень. Озноб свирели.
Семь мудрых звёзд уже согрели
Один денёк и сто веков…

Ночной псалом

И опять под моим окном нарисуется Тут-Как-Тут –
Заканудит ночной псалом: – Поделом тебе, старый плут.

Поделом тебе – по делам… Повозив пером золотым,
Астронавт, Аргонавт, Адам, развяжи язык за алтын!

По делам тебе – по долгам… Замотал? Верни «Капитал».
Кучеряво Карл излагал – капитально мозг пропитал!

По долгам тебе – по грехам: непрощённым, райским, земным…
Херувим, Хари-Рама, Хам, отвоюй весну у зимы.

По грехам тебе – по стихам… Корневые рифмы врачуй!
Ты в Крыму хорей постигал и за ямбом врывался в чум.

По стихам тебе – по слезам… Заплати за казённый сыр
И пространство ритмом терзай, Космонавт, Кентавр, Кирасир!

* * *

Юрию Перфильеву

Родина! На трибунах старых больше, чем юных.
Барышня! В будуарах юных больше, чем старых.
Комплексы компенсируй: смелых больше, чем сильных.
Бравый мажор – в аккорды: добрых больше, чем гордых!

Разве на голых нарах гордых больше, чем наглых?
Облако – в одороблах: злобных больше, чем добрых.
Грешники – в гамаюнах: леших меньше, чем умных.
Новости (из воскресных): глупых больше, чем честных.

Праведные палитры: честных больше, чем хитрых.
Истина для речистых: вечных меньше, чем чистых.
Плачутся клавесины: сирых больше, чем сильных.
Музе положен отдых: падших больше, чем подлых…

Арии вариаций: каждому разбираться –
Больше? поровну? меньше? – ангелов или женщин…
Жив фронтовик столетний – первый, считай, последний! –
Яростный победитель: «Сталин лучше, чем Гитлер».

Горькие алгоритмы: храбрых меньше, чем хитрых.
Меньше? поровну? больше?! – пролито крови в Польше,
Чем на полях России… Тост: «За слабых, но сильных!»
Родина, без оваций – каждому прорываться…

Отражение
История с географией

Я целую твоё продолжение
В покидающем город окне,
Принимая своё поражение
В необъявленной нами войне…

И, скучая в зачуханном поезде,
Прокисая в дешёвом дыму,
Три главы ненаписанной повести
Пробухчу неизвестно кому.

Вырываю твою фотографию
Из газеты на пьяном столе,
Битый час вычисляя по графику,
На какой кинофильм постарел.

И, пытая лабинского лабуха,
Кто храпит в серебристой трубе,
С некрасивой, но умною бабою
Завожу разговор о тебе.

– О Тибете? Пришельцах? Пожалуйста!
О живой или мёртвой воде…
На любовь, непутёвый, не жалуйся –
Лучше карточку дай поглядеть.

Семафор объявил торможение –
Замаячил народ у окна…
И мелькнуло твоё отражение –
И заохала баба: «Она!»

* * *

будут кстати (и – некстати!) расцветать гирлянды гроз.
станет трезвым дед Игнатий – на недельку. но – всерьёз!

встречу батю на Арбате: возвращайся, лейтенант!
Богоматерь стелет скатерть… кстати: всем смертям – хана.

воскресают Миха, Игорь, Пашка, Жора, Николай…
ах, подруга, майским мигом кого хочешь… обнимай!

причащает брат: Крещатик! сёстры, бабушки, дядья…
угощает тёща щами – стоведёрная бадья!

тётушка звонит из Крыма: не забыли про Кыштым?!
пилигримит прима Римма: принимай – поговорим.

Марс? Некстати. Маркес – кстати. Маркс некстати, прав Панас!
Богоматерь дарит батик: Веронезе, ренессанс…

от мартышки до матрёшки, от пирата до триад –
слайды, салочки, серёжки – воскресает всё подряд!

кстати, майскими ночами и, некстати, поутру:
под печатями – печали: мол, нечаянно помру.

об одном прошу Праматерь: маму Люсю воскреси
до того, как я в халате вознесусь на небеси…

© Сергей Сутулов-Катеринич, 2001–2012.

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1