Беня

(простой рассказ о мечтах восьмилетнего мальчика к Новому году)

Бене 8 лет, он живёт в Тель-Авиве и учится в третьем классе обычной школы. Он интересуется географией (знает столицы почти всех государств) и немного политикой.
Со мной Беня разговаривает на русском языке, это домашний язык в их семье.
«Кем ты мечтаешь стать, когда вырастешь?», — спрашиваю я его.
«Президентом», — отвечает он, не задумываясь.
«Почему президентом?»
«Ну, во-первых, потому что у меня имя, как у президента!» (он имеет в виду президента Израиля Беньямина Натаньяху, М.Я.)
«А во-вторых?» — спрашиваю я его.
«А во-вторых, у меня есть опыт работы президентом!»
«Президентом чего?»
«Президентом дедушкиной дачи!», — так же мгновенно отвечает он.
«И у тебя было правительство?»
«Да, было!»
«И ты управлял правительством?»
«Да, управлял!»
«А кто же были министры в твоём правительстве?»
«Все мои друзья — были моими министрами!»
«Ну, это как-то нечестно: раз они твои друзья, то сразу уже и министры…»
«А везде так! Хоть у нас, хоть в России, хоть в Америке!..»
«А, теперь понятно: кто президент, у того все друзья министры! И кто же были твои министры?»
«Ромка был министром обороны!»
«Обороны от кого?»
«От кого надо обороняться на даче? — спросил меня в свою очередь Беня. — Конечно, от гусениц и капустниц!»
«А, понял! А ещё какие министры у тебя были?»
«Без министра сельского хозяйства на даче никак нельзя!», — тяжело вздохнул Беня.
«А что ты так тяжело вздыхаешь?»
«Да, платить министру сельского хозяйства приходилось очень много!»
«И чем же ты платил?»
«Чем-чем? Конфетами!»
«И кто же был у тебя министром сельского хозяйства?»
«Сашок, конечно! Кроме конфет, он ещё очень любит малину и другие ягоды собирать, половину в рот кладёт…»
«Но это же нечестно!», — я снова пытался призвать к социальной справедливости.
«А везде так! Хоть у нас, хоть в России, хоть в Америке!», — спокойно ответил Беня.
«А какие ещё у тебя министры были?»
«Ещё был министр химической промышленности — Витёк, он краску в бочке разводил».
«Для чего?»
«Он хотел вместе с Ромкой поливать краской гусениц и капустниц, чтобы их вывести!»
«И что же?»
«А я, как президент, запретил использовать химическое оружие против мирных гусениц и капустниц!»
«Да, это гуманно!», — заметил я философски.
«Да, не гуманно это! Просто после их полива капусту уже нельзя будет есть!»

К Бене на дом ходят две учительницы: одна занимается с ним музыкой, а другая английским.
В этот раз Беня играл не очень хорошо, учительница музыки осталась недовольна и с иронией заметила: «Беня, ты играл сегодня, как Людвиг ван Бетховен!»
«Ваш сарказм, госпожа учительница, — старомодно ответил Беня, — неуместен! — Я сегодня не в лучшей музыкальной форме!»
«А какая форма у тебя сегодня лучшая?» — спросила учительница.
«Аппетитная форма у меня всегда лучшая!», — самокритично заметил Беня.

Об «аппетитной форме» Бени в семье знают все. Из школы он заходит к бабушке с дедушкой и ещё с порога задаёт первый и основной вопрос: «Что сегодня на обед?»
Дедушка с бабушкой выучили вопрос внука наизусть и при звуке звонка в дверь в половине второго, как две собаки Ивана Павлова, приученные хозяином к звонку, начинают рефлективно задавать друг другу вопрос: «Что сегодня на обед?»
Я, учитель географии и этики, предложил Бене выражаться не так прямолинейно, а более изысканно, как настоящий джентльмен и будущий президент, и спрашивать с порога по сути тоже самое, но по-английски и не менее элегантно: «What about lunch?»

Другая фраза, которую выучил от меня Беня, звучит так: «Better late, than never!». Она свзана с тем, что Беня часто опаздывает и много чего забывает. То он забудет плавки в бассейне, то портфель, но он не помнит, где он его забыл: то ли в школе, то ли в доме у бабушки и дедушки под лестницей? Когда он приходит позже, чем обещал, я ему говорю: «Better late, than never!» («Лучше поздно, чем никогда!», он смеётся и, переделывая фразу, говорит: «Better never, than late!».

Однажды учительница английского опоздала на пару минут и Беня побежал открывать ей дверь, а я с ужасом подумал, что сейчас он скажет ей эту английскую фразу: «Better late, than never!». Но Беня, как будущий президент, то ли из вежливости, как воспитанный джентльмен, то ли по забывчивости, эту фразу не сказал. Все облегчённо вздохнули: «Better never, than late!».

Мы поднимаемся с Беней к нему домой в лифте на 12-тый этаж. Вместе с нами в лифте едет девочка лет этак 8-9. Беня, всегда такой разговорчивый, на этот раз молчит.
Я спрашиваю девочку, знает ли она, с кем вместе она едет в лифте? Девочка говорит, что нет, она не знает. Тогда я говорю ей, что она едет вместе с будущим президентом Израиля. И тут Беня, до сих пор молчавший, поднимает на меня глаза и тихо, но чётко выговаривая каждое слово, говорит: «Кончайте предвыборную кампанию, господин учитель! Скромнее надо быть, скромнее!»

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1

  1. Дорогой ! Спасибо тебе ещё раз за чудесный рассказ. Этот Новогодний подарок. Я обязательно его напечатаю и буду хранить , как книги, которые мы любим. Когда Бени подрастёт и прочтёт ещё раз, этот рассказ доставит ему столько же радости и смеха, сколько сейчас.

  2. Марку Яковлеву
    Спасибо, Марк! Всё точно обозначено для получения должности президента. И названы страны, на которые нужно равняться. Сценарий, в общем-то, один, не вдаваясь в национальные особенности разных народов.
    Так что шансы у Бени есть! Надо только забыть про совесть и честь. Для президента это — существенный недостаток.
    Понравилось, как и всё, что Вы пишете.
    С Новым Годом!
    Светлана Лось