Две чашки кофе на ночь (сцены из жизни. Альбомный рассказ)

Эпиграфы:

— А в Сызрани девица Терещук поймала ворону с голубыми глазами. –

— У него деревня как Мариинский театр! Все мужики ходят с босыми лицами. –

(из произведений Чехова, не помню названий)

 

Сошлись они от скуки. Ему было скучно, ей скучно, захотелось какого-то разнообразия, отвлечения от заедающего своей тоскою совершенно бесцветного быта — вот и… Такое бывает, и нередко. Опять же он был холост, она вдовствовала, так что никаких нравственных норм они не нарушили, никого своим схождением не оскорбили.
Он работал в школе учителем рисования, получал мало, отчего постоянно злобился и не любил людей. Она трудилась бухгалтером на засолочном пункте в райпотребкооперации, получала больше него, но ненамного. Если его работа по самому своему определению никаких корыстных возможностей в себе не содержала и содержать не могла даже в принципе (чего в школе украдёшь? Мел? Парту? Классную доску?), то засолочный пункт в этом отношении всегда имел и имеет великолепные перспективы. Поэтому в доме не переводились квашеная капустка, солёные огурчики-помидорчики и прочие аппетитные закуски. Тем более, что он любил выпить, но никаких осложнений для совместной жизни это не представляло: выпивал умеренно, норму знал, в поддатом состоянии не оскотинивался, а водке предпочитал всякие наливочки-настоечки и прочие алкогольные несерьёзности. Под квашеную капустку они шли, что говорится, влёт и с превеликим удовольствием.
А вообще был он человеком совершенно невозмутимым, откровенно замкнутым, выражено нелюдимым, и такое понятие как эмоции подразумевалось совершенно не под него. Характерный пример: в трёхлетнем возрасте он залез в здоровенный сундук и нечаянно захлопнулся тяжёлой дубовой крышкой. Другой ребёнок орал бы от испуга благим матом, а он спокойно улёгся на хранящиеся там тряпки и безмятежно уснул. Домашние искали его несколько часов, пока не догадались заглянуть в сундук. Отец выпорол его ремнём, причём порол серьёзно, без скидок на возраст — он и тогда не проронил ни звука. Посмотрел на отца совершенно спокойными глазами (дескать, чего ж ты делаешь, гад?), после чего натянул на исполосованную ж.пу штаны и спокойно принялся играть в, кажется, паровозик. Разведчиком будет, гордо хвастался потом знакомым и незнакомым папаша, бывший офицер-танкист. Ни звука не проронил. Во выдержка! Будущий Герой Советского Союза, может даже посмертно!
Она алкоголем не увлекалась, но содержала в своем характере удивительную странность: на ночь выпивала две большие чашки кофия, после чего спала как убитая. Если кофию на ночь испить не удавалось — страдала бессонницей. Вот такой индивидуальный физиологический парадокс. Бывает.
Когда она забеременела, он предложил расписаться. Зачем, не поняла она. Может лучше аборт сделать? Можно и аборт, согласился он. Но только какой в нём будет смысл? Она подумала и согласилась: смысла никакого. Надо рожать.
Родился сын. Назвали Вовой. В честь вождя мирового пролетариата, товарища Ленина.
Когда они сошлись, то ни он, ни она не думали, что это ненадолго. Что их схождение продиктовано именно что развлечением. Оба ошибались: прожили вместе тридцать восемь лет, до самой его кончины. Вывод: союзы от скуки — союзы надёжные. Нет, бывает, что и любовные долговременны, но что такое любовь? Эмоции, чувства, страсти — а это штуки эфемерные. Сиречь, несерьёзные, фундаментальностью не обладающие. На одних лишь эмоциях долго не продержишься. Надо или привыкать, или расставаться. Жизнь — штука суровая. И довольно скучная.
Посткриптум. А Вова пошёл по её, что говорится, стопам и трудится сейчас сменным мастером всё на том же засолочном пункте. Капустка и прочие солёности в его доме тоже не переводятся — и это правильно. Не на рынке же ему всю эту вкусно хрустящую прелесть покупать!

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий для Михаил Болдырев Отмена

Ваш адрес email не будет опубликован.1

  1. Задача писателя — найти в обыденных вещах, ситуациях то, что составляет сердцевину этих вещей, ситуаций. Мимо чего читатель проходит каждый день, не обращая на них внимания. А тут — на тебе, вот оно оказывается как всё устроено! И удивляется, словно сам сделал маленькое открытие. Ты с этой задачей, как писатель, справился! Удачи тебе, Алексей, и новых творческих находок!