Воспоминания о моем городе

 

Васильевский остров. Тайные знаки

Среди моих репортажей и книг о Васильевском острове практически ни слова. А ведь именно Васильевский остров сыграл решающую роль в моей судьбе. Но я об этом как-то не задумывался. Нет, это не будут мемуары, я не буду приводить ни имен, ни фамилий, а обращусь к тем знакам, событиям. Порой даже мистическим….
Я не испытываю ностальгии, однако иногда все же надо вспомнить. О том, что определило судьбу.
Как ни странно, в школьные годы я практически не бывал на Васильевском острове. Знакомство с ним заканчивалось стрелкой, военно-морским музеем, кунсткамерой да прогулками по набережной. Все. И это удивительно — ведь моя школа находилась в самом центре города, на Невском. Казалось бы, всего пять минут на троллейбусе, и вот он, Васильевский остров. Кстати, сейчас многие называют его Васькой, проявляя непонятное панибратство. Вроде — да, подумаешь, я такой…. Это коробит….
Но вот школа заканчивается, надо делать выбор. Для меня он был однозначным — ну не мог я после провала на городской олимпиаде не попытаться поступить на мат-мех!
Иду в приёмную комиссию, там вполне резонный вопрос — у Вас четвёрка по математике, а дипломы олимпиад по другим предметам…. Ответить честно я не мог. Хотя путь к мат-меху лежал мимо химфака, располагавшегося в то время на Среднем проспекте… Я должен, и все тут.
В то время конкурс был маленький — чуть более двух человек на место, а после письменной математики отсеивалось более половины. Так что оставалось успешно сдать устную математику, письменную физику и написать сочинение.
И вот — письменная физика. Сказать, что в то время я был самонадеянным охламо-ном, значит, ничего не сказать. Короче, на экзамен по письменной физике я опоздал на час! Уж не знаю, что нашло на приемную комиссию, но меня допустили на экзамен! Мол, пиши, если успеешь, никаких поблажек. Может, к тому времени конкурентов не осталось? Но свою четвёрку я заработал заслуженно.
А что было бы, если не допустили? Жизнь пошла бы по иному пути. А так несколько лет я исправно входил в здание на 10-й линии, дом 33, где раньше располагались Бестужевские курсы. Высшее учебное заведение для девушек… девиц благородных.
Соответственно, расширился и диапазон. Ведь не только учеба! На Железноводской, возле проспекта КИМа, жил наш товарищ, впоследствии ставший доктором наук и профессором. (Проспект КИМа — он и до сих пор, хотя, что такое коммунистический интернационал молодежи, мало кто знает). Микрорайон назывался Голодай, и не был застроен. А мы вели себя, как обычные, не очень успешные и примерные студенты. Рядом — ныне застроенный и соединенный с Васильевским остров Голодай, чистый песок, Нева… А находящееся рядом Смоленское кладбище не казалось мрачным, в зелени, никто не рушил памятники, можно пройти, остановиться…. Посидеть на скамейке. Верующие и просто горожане посещали могилу Ксении блаженной Петербургской….
Для молодёжи знаковым местом стал ДК имени Кирова, на Среднем проспекте. В просторечии его называли «камень». По вечерам там играл оркестр, и устаивались танцы. И мы, студенты, не могли пройти мимо этого ДК! Там можно было познакомиться с девушками (будто своих на факультете не хватало!), со всеми вытекающими последствиями. И двое моих друзей, действительно нашли спутниц жизни.
А потом — второй курс, и появляется новая девушка…. Я не могу отвести глаз. «Фрегат» на Большом проспекте, квас «Петровский». Кинотеатр «Балтика» на 7-й линии…. Кстати, ответственно говорю — на мат-мехе девушки были гораздо красивее, нежели на гуманитарных факультетах. Наверное, любовь к математике придавала им дополнительный шарм…. Ну, банальности, конечно.
Поженились на четвертом курсе. Уже сменив место учебы, но не университет. В ЛГУ имени А. А. Жданова был организован новый факультет — прикладной математики — процессов управления, и наше направление перевели туда. Факультет располагался возле Смольного. В старом здании, и можно было выйти на набережную Невы, а летом даже искупаться. Да, уже появились внуки….
Казалось, связь с Васильевским островом оборвалась. И вовсе не было повода, кроме прогулок, посещать его. Как и у большинства горожан, хотя к тому времени уже открылось метро «Василеостровская».
Но Васильевский остров, как заколдованный, вновь притянул к себе! После окончания университета местом нашей работы стало КБ, находящееся на том самом проспекте КИМа! И снова — метро «Василеостровская», Уральская и Железноводская улицы. Пешком — полчаса, или переполненный трамвай или автобус — опаздывать нельзя ни на минуту.
Но — опять. Наше предприятие переехало, друзья — тоже. Но Васильевский притягивал! На Косой линии находится Балтийский завод (как верно, что в постсоветское время его не успели никуда перенести), и там строился крейсер «Киров». И мне довелось принять участие в работах на этом крейсере. А неподалеку, на углу Косой и Большого проспекта, располагалась фабрика кухня, в которой делали бесподобный зефир! Настоящий зефир, не с идентичными натуральным ингредиентами, а с агар-агаром! Покупали и везли домой в бумажных кульках через весь город. Вкус помнится до сих пор…
Крейсера ушли, работа осталась. Вроде и повода не было возвращаться, но…. Имен-но на Васильевском мы с коллегами получили почетные знаки «Изобретатель СССР», и отметили это событие. В то время на углу восьмой линии и Среднего проспекта находилась столовая, где также подавали портвешок, и не гоняли трудящихся за распитие. И называли её почему-то «Лондон». А портвейн что три семёрки (на этикете — «777»), что «33» был высокого качества, безо всякой химии.
Ползём дальше по линии времени, вперед, к победе нового общественно строя. На Васильевский переезжают родственники. Открывается станция «Приморская». «Ленэкспо». И тайные знаки вроде заканчиваются. Были и ещё знаки и события, но не обо всём можно рассказать. И, наверное, не нужно.
Однако…. Неистребимое желание писать и издаваться. Уже есть книги и рассказы. И тут получаю очередной знак! Мне показывают маленькое объявление в газете — мол, желающие издать книгу совершенно бесплатно и получить авторский экземпляр — только принесите файл на диске или флешке! На книжную ярмарку, именно в «Ленэкспо»! Такую акцию устроило издательство «Любавич»… Осталось два дня! Успеваю…. Так появился сборник «Спасение ефрейтора Районова». Там много недоработок, встречаются и опечатки — спешил, чтобы успеть. Этот сборник до сих пор лежит на прозе, хотя все произведения переписаны, опубликованы, а я не удаляю его. Не люблю сантиментов, но книжка дорога как память….
Настоящая мистика Васильевского острова.
А потом — встречи ЛИТО «Огни Гавани», Центре современной литературы….
Новый знак?

На фото — мемориальная доска на 10-й линии, здесь был легендарный «Лондон», а здесь — табачная фабрика имени Урицкого, и — новый фонтан на ставших пешеходными 6-7 линиях.

 

Таврический замок

 

Иногда самому не понять, почему рождается произведение.
На этот раз было так…
Читаю на прозе очередной увлекательный репортаж Бориса Готмана «Словения. Романтика на озере Блед».
http://www.proza.ru/2017/10/16/1073
Прочтя только заголовок, я вспомнил — вот сила ассоциаций! Что в 1931 году именно на озере Блед был проведен знаменитый шахматный турнир, который блистательно выиграл чемпион мира Александр Алехин.
Вот что пишет участник турнира Сало Флор: «Алехин был единственным участником, который прошел марафонскую дистанцию в 26 туров без поражений. В первом круге он оторвался на 4 очка. Во втором чемпион мира стал уставать… одерживать победы и несколько сбавил темп, оторвавшись еще „только“ на полтора очка. А в общем — на 5 ½ очка!» Посмотрел партии…. Сейчас шахматы снова входят в моду, но…
Не отвлекаюсь от Готмана…. И опять — автор невольно направляет меня. На чудном озере есть место паломничества влюбленных,
Цитирую:
«Защёлкнув на ограждении свой замок, пара садится на скамейку за рамкой-сердцем, а кто-то из друзей запечатлевает этот памятный момент».
Интересно, что обычай оставлять замки на мостах докатился и до нас. Особенно популярен Поцелуев мост, на котором уже и места не осталось. Но мост-то назван по имени купца Поцелуева, который держал на берегу Мойки трактир! Об этом многие и не знают, зато…. Мост стал историческим! (Кстати, и о Бармалеевой улице — да, злой разбойник Бармалей именно оттуда! В общем, названия часто живут своей собственной жизнью).
А я вернусь к замочкам. До Поцелуевого моста далековато, а вот Таврический сад (через ограду которого как раз перепрыгнул герой бессмертного «Мойдодыра»… и встретился и с Тотошей, и с Кокошей, которых выгуливал папа Крокодил) находится в пяти минутах от моей работы, думаю, надо сходить, сфотографировать замочки и послать автору. Мол, и у нас есть!
Но дождь, ветер…. Выходить на улицу из теплого и уютного помещения не охота.
И вот выдался неожиданно погожий и даже тёплый день, и коллега предложила — а не хотите ли сходить в Таврический?
Опять совпадение….
А как же! Там же — замочки! Их можно увидеть на коллаже. Много их там.
В Таврическом дворце в эти дни проходил парламентский форум. И над дворцом подняли флаг парламентской ассамблеи. А перед дворцом — павильончики, надеюсь, уберут на зиму. А парламентарии меж тем встречаются, выступают, обмениваются мнениями…. Хорошая тусовка. И совсем не нужен матрос Железняк — это же не Учредительное собрание! Несколько полицейских в форме, больше для проформы. Ну, заседают себе, и что? И народ у нас спокойный. Целуется, вешает замочки, ключи — в воду (а, может, кто-то с собой уносит — так, на всякий случай!) И всё хорошо.
Я подумал грешным делом — ежели не сложится, что тогда? Искать ключ или отпиливать?
А пилить замок, скажу вам, непростое дело. Как-то, вернувшись из отпуска, никак не мог найти ключик от чемодана! Как говорится: «Пилите, Шура, она золотая!». Золотая не золотая, а открыть надо. Пилил. Самое обидное, что запасной ключик лежал во внешнем кармашке чемодана! А я и забыл. В другой раз замочек — а я летел в этом году через Москву, Дели, Мумбаи в Джамнагар. И по пути так швыряли чемодан, что замочек вырвали вместе с ушками! Самое интересное, что никто и не подумал его открывать. А оставшиеся хвостики легко откусил японскими бокорезами, приобретенными в том же Мумбаи годом раньше.

Таврический сад расположен почти в самом центре Санкт-Петербурга, между Шпалерной улицей и Кирочной, которая некоторое время в советский период носила имя Салтыкова-Щедрина. Но нам Щедрин не нужен?
Сад прекрасен и летом, и зимой, а осенью радует разноцветными красками. Жаль, что листья так быстро осыпаются.
Через день мы снова отправились в Таврический сад. Пройтись по аллеям, посмотреть на уточек, которых во всех водоемах не мерянное количество.… Их подкармливают, и они часто зимуют, как и во многих водоёмах города.
Прошло всего два дня, а заметно похолодало. Похолодало. А в Таврическом саду как раз проводился легкоатлетический забег «Радужное сердце Санкт-Петербурга». Я умеренно толерантен, и не отменять же прогулку!
Выяснилось, что по аллеям нехотя бегали школьники близлежащих школ, может, и студенты тоже. Кому-то понадобилось поставить галочку и получить бонусы. Увы. Ибо так это и выглядело. Фотографировать не хотелось.
Зато мы полюбовались красками осени. И последними облетающими с деревьев листочками. Трава ещё долго останется зелёной, если будет тепло — то, может и до Нового года.
И, несмотря на погоду, каждый день по аллеям будут ходить влюбленные, мамаши с детишками и праздношатающиеся граждане…

Таврический замок

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий для Изабелла Кроткова Отмена

Ваш e-mail не будет опубликован.1

  1. Спасибо, я даже не ждал отзыва, значит, интересно.
    Надеюсь, будут и Грубые хроники — Павловск, На другой стороне озера…

  2. У каждого есть дорогое прошлое, которое он хранит в глубине своего сердца… Было приятно познакомиться с вашим прошлым и мысленно по бродить по прекрасному городу Петербургу!