Спустя безумие

***

Сквозь павшую пожухлую листву,
Мазками распестрившую дорогу,
Дождями призываемый к родству,
Я славу предпочёл земли острогу!
И силы предвкушая день за днём,
Прогорклыми словами клялся в небо,
Давно сгорев танцующим огнём,
Свой взор в грядущий век направив слепо!
Неистовость и тяга к звёздным снам,
В которых почивать блаженно смелым,
Меня толкнула к высохшим спинам,
Чтоб я их развернул и громко спел им!

***

Несмело оглянуться в город свой,
Оставленный на пущенные сроки,
Качая неснесённой головой,
Идя вперёд по звёзд хмельных дороге!
Устами возвещая суть нутра,
Гниющего и праведно-святого,
Желая выгнать сумрак до утра,
Чтоб взор бросать на люд побитый снова!
Не тратить день на бегство и покой,
Твердить о неизбывном сером прахе,
Направив в бой своей стальной рукой
Содравших с тел кровавые рубахи!

***

Спустя безумие, прожившее свой век,
Я горизонт наметил вечной целью!
Досель живой исток иссохших рек,
Назвавшись жизни нашей колыбелью,
Несёт на лодках души лучших снов,
Когда-то нам приснившихся нарочно,
Чтоб город, оторвавшись от основ,
Узрел, что жить и петь отныне можно!
Прогнать с лица улыбки гордый вид,
Пустить её назад, закончив стычку,
И спать в объятьях страстных нереид,
Нарцисс пожухлый вдев себе в петличку!

***

Как цепко увязалась твоя тьма
В моей душе бессуетной доныне,
Сводящейся дыханием с ума
Подобной ветру, зною, мгле, пустыне!
Так медленно я жизнь в покое длю,
Боясь восстать из тени лёгшей плавно,
И, словно самолёт, свершив петлю,
Лететь к земле, в леса, в обитель фавна!
Свирелью там заслушавшись, заснуть,
И спать, пока лупцует мир себя же,
Пуститься возжелав в далёкий путь,
Застыв на детских ликов вечной страже!

***

Терять её и снова получать,
Как символ тех побед, что предсказали,
Снимая с тайны вечности печать,
На грудь вместив небес святых медали.
Отбросить в тьму пустых дворцов наряд,
Надеть костюм шута — смеяться долго,
Метая скорби желчной полный взгляд,
Оскалом улыбаясь злого волка!
Ни груды драгоценностей, ни взор
Красивых и безумных дев Востока
Снести с собою в рай не сможет вор,
Признавши: зуб за зуб, за око — око!

***

Я следую за сонмом ясных лиц,
Так ждущих от небес святого знака,
Держащих между пальцами десниц
За древко — всю в заплатах простынь флага!
И наших полчищ стены не смести,
Не вытравить ни пулями, ни газом…
Стигматами на пробитой кисти
Язычники теряют сон и разум!
А наш отряд спокоен и забыт,
Уже давно стерялся в тьме побитой,
Но жжёт огонь, который не сгорит,
И путь вершит измеренный планидой!

***

Не смей взирать под ноги! Пой в тиши,
Застывшей от безумия и страха,
На улицах, где ни одной души,
На площади, где абрис кажет плаха!
Пропой ещё, сильнее, поспеши!
Кричи, чтоб окна настежь распахнули,
На улицах, где ни одной души,
У стен, что в сито выделали пули!
Куплеты, строки, голос — изорви,
Из связок вылей истово, с надрывом
На улицах, потопленных в крови,
В стране, что вдруг застыла над обрывом!

***

Пристыженный рассвет сбегает прочь,
Всю алость променяв на жёлтый вымпел,
И небо умоляя: «Приурочь
К амброзии мой цвет, что ветер выпил!»
Пытаясь эти пики обогнуть,
Что нас замкнули вместе в мире тленном,
Прервав финальной меткой длинный путь,
Я шёл вперёд с простреленным коленом!
И залпом, и триумфом — век поёт
Его народ, склонивши свои взоры,
А я, сменив на ласки тяжкий гнёт,
Восхвален, как вожак безумной своры!

***

Неужто не увидеть больше свет,
Погасший вдалеке и невоскресший?
Шнурок венчая, маятник-эгет
Считает время, путая, как Леший,
Заведший вглубь лесов и тёмных троп,
В свой скромный дом гостей принять готовый,
Где царство унаследует холоп,
Где раб в корону выплавит оковы!
Безропотно приму последний миг,
Вкусив пред этим дней блаженства сотни,
И для вершин, которых я достиг,
Найдутся новые герои подворотни!

***

Прошедши ныне с финиша на старт,
Желая пробежаться без одышки,
Я жду с великим страхом новый март,
Читая жизней прожитые книжки.
Гудит и суетится город сей,
С которым я ещё не слит в едино,
Где головы казнённых днём князей
Приемлют в отчий дом песок и глина!
Стремясь куда-то вверх, я всем твердил,
И требую, твердили чтоб повсюду:
«Остывши в холод прорастает пыл,
И лишь мороз бежит под кожу к люду!»

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий для Ирина Жураковская Отмена

Ваш адрес email не будет опубликован.1

  1. Предверие. Предчувствие. Катастрофичность. Уход. Стиснутые зубы. Стихи пугают. Какой-то запредельностью.