Осторожно, любовь!

Мы,  люди, правда, странные создания:

То выложи нам тайну мироздания,

То тресни хоть, подай любви и счастья!

Вот здесь и поджидают нас несчастья.

 

Задумайтесь об этом. Не спешите.

Ошибки роковой не совершите!

Вам это пригодится, запишите.

Рецепт лекарства от любви. Пишите:

 

Когда объект находится пред вами,

Займитесь неотложными делами,

И не цепляйтесь за него глазами

И не бледнейте! На вопрос «что с вами?»

 

Ответьте, что объелись, мол, грибами.

И не краснейте! На вопрос «что с вами?»

Начните кашлять и махать руками:

Уйдите, дескать, разберемся сами.

 

Смешать все это надо с силой воли,

Добавить спирта и махнуть на море.

Пить по стакану в день с щепоткой соли

Или по два в период острой боли.

 

Гарантии на сто процентов нету,

Что полностью излечится сей недуг

Ведь Купидон, людей коварный недруг,

Стрелой из лука целится в нас где-то.

 

Сейчас увидим с вами на примере,

Как гибнет человек, предавшись вере

В любовь и счастье и молясь химере.

Кто там? – Любовь.

– Заприте крепче двери!

 

Влюбившись, мой приятель, астроном,

Известный всей округе гастроном,

С прекрасным аппетитом, с крепким сном,­­

Стал таять, как сосулька под дождем.

 

На звезды он глядел без телескопа

И ярым стал адептом гороскопа.

А виновата в том одна особа,

Художница из города Майкопа.

 

Для краткости оставим без внимания

Луну и парк, и клятвы, и признания,

И жарких губ полночные лобзания,

И ревности жестокие терзания…

 

Любовь сверкнула сталью на запястьях:

Бедняга добровольно сдался страсти.

Теперь держись – грядут одни несчастья!

Клюется очень больно птица счастья.

 

Так вот, женился он совсем недавно.

Да-да, женился… Вот что презабавно:

Как служит пес хозяину исправно,

Так служит он жене своей. Ну, ладно…

 

Несчастный бьется в страховой конторе,

«Несет все в дом»  и заливает горе

Дешевой «Изабеллой» с дядей Борей,

Отцом шести детей. Вот вам love story…

 

Не будет больше радостных открытий,

Ни звезд, ни бани, ни соседа Вити.

Ох, кто ему поможет в этой драме?

«Борис!»

Жена зовет…

Прощаюсь с вами.

 

Когда наступят сумерки

Котков Ярослав

 

Когда наступят сумерки

И к сердцу подкрадется

Липкий страх,

Когда стук в дверь твою

Загонит душу в пятки,

Ты вспомни дни, когда

Речевки власти встречало

Громогласное «ура!»,

И ты кричал «ура!»,

И путь твой озаряла

Кроваво-красная

Кремлевская звезда, —

Не осуди же тех, кто нынче

Так страстно жаждет

Погубить тебя.

 

По ту сторону

Котков Ярослав

 

Ее отец идет на фронт

(Пришла пора расстаться)

Не за царя, не за бомонд —

За Родину сражаться.

 

Сегодня мама в первый класс

Ведет за ручку Нину,

А папа едет на Донбасс

Стоять за Украину!

 

К свободе путь всегда тернист:

Лежит он через кручи.

Мы не свернем. «Зарю», горнист!

Развеем мрак и тучи!

 

***

Котков Ярослав

 

Быть может, сунуть голову в песок,

Как страус: ничего, мол, я не знаю,

Я от всего опасного далек,

Я не политик, моя хата с краю?

 

Песок, конечно, мягок и приятен,

И ничего не видно — красота!

Но выбор этот птичий непонятен,

Ведь ты открыт от шеи до хвоста.

 

А может, лучше глотку надрывать

На разные лады истошным криком:

«Я в жертву принесу родную мать,

Лишь бы гордиться Родиной великой!»?

 

Я не могу. «Ура!» патриотизму

Я прокричу, когда штык-нож примкну

И из окопа за мою Отчизну

На ворога проклятого пойду!

 

Кто не с нами, тот…

Котков Ярослав

 

«Мы рождены, чтоб сказку сделать былью…»

А я рожден, чтоб корчиться в пыли,

Дугой согнувшись, и стонать бессильно,

В который раз удар приняв «с ноги».

 

Есть вождь у нас, и цель мы видим ясно,

Но очень жаль, что часто миражи

За явь мы принимаем понапрасну

И верим в добродетельность ханжи.

 

Живот мой долго ныть, конечно, будет.

К несчастью, мне урок пойдет не впрок.

Плетусь за всеми. Бог пусть нас рассудит.

Христос и тот был дома не пророк.

 

 

 

 

Не мой день

Котков Ярослав

 

С утра все вон: сегодня  шоп-скитанье.

В моем распоряженье стул и стол,

И вся квартира, даже мирозданье!

А для моих Вселенной станет молл.

 

Увязли в суете родные души.

Прозреют ли? Так короток наш век.

Каток, покупки, между делом – суши:

В привычном рабстве средний человек.

 

Дурных привычек быть умнее надо.

Краюшку хлеба, ручку и тетрадь

Возьму – и все. И буду до упада

Любовь и грезы с болью рифмовать!

 

И зазвенит под молотами рифмы

На наковальне правды жизнь моя!

Заплачут все, заплачут даже нимфы,

Поняв трагизм земного бытия!

 

«Не разорвать любви стальные цепи,

Стянувшие страдальческую грудь»…

А дальше будут ночи, луны, степи –

Так пой, поэт, ты выбрал верный путь!..

 

Темнеет… а в тетради лишь две строчки,

Да чертик строит рожи на полях.

Уже пришли мои с торговой точки

И тихо ржут, мой наблюдая крах.

 

Ложимся спать: всем завтра на работу.

«За день две строчки – стыд мне и позор!»

В ответ шипит супруга сквозь дремоту:

«Достал твой поэтический запор!»

 

Мы

Котков Ярослав

 

Скажите: «Русь!»… и Мельпомена,

Оставив древний  музеон,

Скорбит  коленопреклоненно

У наших горестных икон.

 

И, отложив венок и маску,

Не взяв с собой и пары грез,

Бредет, одетая в рубашку,

Юродивой средь наших слез.

 

Который век кровятся раны,

Как раны свежие Христа.

Пусть в прошлое ушли тираны,

Кто снимет Родину с креста?

 

Как плат чудесный Вероники,

Явило  небо  лик ее.

О сколько лиц в том скорбном лике!

И кружит, кружит воронье…

 

Мы со времен варягов древних

До наших, нынешних времен

И в ремесле не из последних,

И ратной славы гегемон.

 

Однако темная наука

Страданья, рабства, нищеты

Дороже, чем свободы мука,

Дороже золотой мечты.

 

Из мрачного того ученья

Уроки смерти всех важней.

Не дай нам Бог просить прощенья,

А дай кровавых палачей!

 

 

Война

Котков Ярослав

 

Треск выстрелов все чаще и сильнее.

Доволен Марс: «Да здравствует война!»

Взывает Веста: «Прекрати скорее!»,

Но Марс не слышит: «Миру — нет! Ать-два!»

 

Разверзнуты голодных пушек пасти:

Им мало окровавленной еды.

А запах трупный так приятен власти,

Что Смерть отдала ей свои бразды.

 

Лучшее время года

Котков Ярослав

 

Нет, сегодня я просто бездарность,

Рифмоплетишка с мозгом кривым!

По раскисшим извилинам Гадость

Бродит пьяная с Днем Выходным.

 

То толкают друг дружку, то держат,

Чтоб не плюхнуться в жирную грязь;

И орут они, будто их режут,

Вообще никого не стыдясь.

 

Вот, качаясь, нетвердой походкой

В магазин «У Людмилы» идут.

В выходной не торгуют там водкой,

Но для них под прилавком найдут.

 

Все нормальные мысли у печки

В непогоду такую сидят,

Попивают чаек и при свечке

О волшебной зиме говорят;

 

Выйдет кто-то из них на минутку,

Бросит взгляд на сыреющий двор,

А потом, докурив самокрутку,

В доме прежний ведет разговор.

 

Вечереет, но бродит все Гадость.

День уполз, так и ты ползи прочь!

Ни икра, ни коньяк мне не в радость.

Мне зима только сможет помочь.

 

Небосвод, прохудившись, мелеет –

Сыплет серой осенней трухой.

В ноябре на душе холоднее,

Я согреюсь лишь белой зимой.

 

Я продрог от зеленого лета,

От лазури, от солнца и гроз;

И от славящих лето поэтов

От макушки до пяток замёрз.

 

А весной от женитьб глупых кошек

Мне так холодно спать по ночам,

Что я вслед за туфлей из окошка,

Озверев, запущу себя сам!

 

Я согреюсь морозной зимою;

Все в округе замрёт чуть дыша,

Но во мне шевельнется живое,

Заискрится и вспыхнет душа!

 

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.1