Миниатюрки

 

За-раааа-зааа…

 

Приехал я тогда домой в Воронеж из Москвы, где учился на третьем курсе в Военном Институте Иностранных Языков. Лето было для меня особенным, заканчивалось казарменное положение, предстояло бракосочетание с Наташкой и ее переезд  в Москву, в гостиницу при институте. Ясное дело, от будущей молоденькой женушки меня было не оторвать. Все время проводили вместе, грешили при каждом удобном случае (я же на парном молочке вырос!)…

 А мама запилила меня: «Ты нам времени совсем не уделяешь, сводил бы нас с отцом на пляж разочек!» Я и повел их как-то, на полденечка. Пришли, расстелили одеяла, искупались пару раз, покушали на природе, мы с отцом сходили по паре кружечек пивка дернули. Все как полагается у людей, короче. Я прилег на одеяло и тут же заснул. Ясное дело, у меня же был тогда хронический недосып.

Проснулся от того, что кто-то по мне ползает. «Слепень»,- подумал я. Раз отмахнулся рукой, два. Не отстает, как  будто плавки у меня медом намазаны! Я перевернулся на спину – не отстает, вражина, сел на самую – самую «верхушечку» в плавках, где я его, наконец-то, удачно и прижал! Прижал хорошо, и ему это не понравилось, ужалил через плавки в самую «маковку». Ужалил так, что у меня из сонных глаз искры посыпались! Не слепень оказался. Пчела! Матерая!  Конечно, я заорал на весь пляж. И посмотреть нельзя, в плавки же не полезешь. «Верхушечка» под плавками стремительно начала опухать! Вот за-раааа-зааа…

 Я сел в наиболее безболезненную позицию, на ушко рассказал отцу о произошедшем. Тот сразу вник, начал сворачивать наш пикничок, а меня налегке отправил домой. По дороге я зашел к нашему «домашнему врачу», знахарке бабе Варе. Нужно было что-то делать. Через два дня свадьба, а у меня «женилка» распухла, передвигаться без боли не дает! «Врач», слава Богу, оказалась дома. Отвела к себе в комнату, перекрестилась на иконы, освободила от плавок, удалила жало. «Потерпи,- говорит,- капельку». Полфлакона, наверно, зеленки вылила на мою «маковку». Господиииии!!! Я, потеряв дар речи, как был без плавок, прикрывшись одной рубахой, поковылял домой. «Подожди, сейчас мазь положу»,- крикнула мне вслед баба Варя, но меня уже не было в зоне видимости ее «вострых» глазок и досягаемости ее мази. Вот за-раааа-зааа… 

Весь вечер и следующий день просидел дома, Наташке не звоню, «зализываю» раны. Она сама прискакала. Свадьба же на носу, перепугалась девочка. Пришлось объясниться. Она посмеялась, но заказала такси и увезла к себе. Для надежности. Раздела, уложила в постельку. Полезла посмотреть, что там у меня. «Ого,- говорит с восхищением,- вот это да». Соблазнилась, видно. Действительно, когда ей такой случай подвернется. Давай меня жалеть и нежно приговаривать. Там потрогает, там поцелует, там погладит. Добилась своего, я же не железный (на парном молочке вырос). Не знаю, понравилось ей или нет (женщин не поймешь), а у меня с «маковки», обожженной зеленкой, и вовсе кожа слезла. Испугались оба, завтра же свадьба. Вызвали скорую, врач выписал мазь, забинтовали. Вот за-раааа-зааа…

Свадьба, а я в раскоряку, с повязкой. Передвигаюсь «морской походочкой, как в море лодочка», покачиваюсь туда-сюда. Батя и влил в меня стаканчик беленькой, сразу полегчало. На свадьбе добавил. Расхорохорился, даже с женой все танцы оттанцевал. Наконец, все закончилось. Уединились в своей комнате, я разделся, раскинулся на брачном ложе, освободил забинтованную «верхушечку» от всей одежды. Лежу на спине, блаженствую. Заходит Наташка с огромными портняжными ножницами. Меня аж пот прошиб от страха! «Зачем ножницы-то,- спрашиваю дрогнувшим голосом. – Врач сказал бинты убрать, и мазь еще раз наложить.  Да не бойся, не отрежу чего не надо, куда ж я без него теперь»,- смеется она…. Начала снимать повязку, там погладит, там поцелует, там потрогает. Я же не железный (на парном молочке вырос), повязка сама слезла. Вот за-раааа-зааа…

А Наташка лежит и улыбается «во всю ивановскую», мне аж обидно стало, спросил ее, а она: «Вспоминаю, как ты меня бабой делал! Как я блажила, как просила перестать. А ты через час опять повторил! Мол, надо так, а то зарастет, и снова надо будет начинать все сначала! А я верила тебе, терпела. Теперь, в первую брачную ночь, не я ору, как положено невесте, а ты! Будешь теперь знать, что я тогда чувствовала. За-раааа-зааа…».

 

 

Я жид, блин… 

 

Есть евреи, а есть – жиды! Я,  русский по национальности, всю жизнь считал себя «старым мудрым евреем»! Но сам себя не обманешь!!! Жид я…

 Еврей по национальности — больше русский по характеру, по воспитанию, по культуре, чем русский! А русские — почти все жиды по образу мышления! Вот я, например…

Работал я как-то личным водителем у одного еврея-предпринимателя на своем «Москвиче214102». И «полетела» в машине помпа. Стоила она тогда на рынке рублей 600. Вот я и говорю «шефу»: «Подкинул бы на помпу рублей 200…» Тот молча  достает и дает мне 200 рублей. Я сначала обрадовался, а потом думаю: «Ну, почему не попросил рублей 800?!». Три ночи не спал, ругал себя последними словами…

Наконец, не выдержал я этой пытки, рассказал все, как есть, начальнику! Тот смеялся, с перерывами, весь день! Посмотрит на меня и ржет, как «сивый мерин». А в конце работы дал мне 1000 рублей: «Спи спокойно, не мучайся!!!» Вот так-то, мужики. Жид я, а никакой не «старый, мудрый еврей». У шефа же оказалась добрая, русская, «своя в доску, юморная» душа…

P.S. С детства мы привыкли, что «жид» и «жадный, жадина-говядина» — это синонимы: «Не будь жидом, дай велик покататься!» Знаю много евреев и евреечек, все прекрасные ребята…))). Так что жид — это черта характера. По крайней мере в этой мини! А «дерьма» в каждой нации полно, к сожалению…

 

 

Переборщила…

   Маруся целый вечер варила борщ, всю душу вложила. Ждала Семена со службы. Служба-то нелегкая : командир подразделения. Кто работал с личным составом, знает. Все на нем: и люди, и техника, и оружие, и подготовка к зиме! И не перечислить! Приходит весь на нервах, короче. И Маруся старалась! Создавала все условия, чтобы любимый хоть дома отдохнул, снял накопившийся стресс.

   Пришел Сема. Она к нему: «Переодевайся скорее, я тебе такого вкусного борща наварила», иди руки помой. «Вот какая милому жена досталась, — сама себя нахваливала она , любой позавидует!». И отправилась на балкон по своим делам. 

   Маруся зашла на кухню, мужик даже руки не помыл: достал из холодильника бутылку, выпил, сидит и курит.

— Ты чего? Давай, я тебе борща налью!
— Не хочу, не до него…
— Да ты попробуй, уж такой вкусный получился, на грудиночке, с зеленью, иди хоть понюхай.
— Не хочу я! Дай в себя прийти… Займись чем-нибудь, дай покурить пока спокойно.
— А я так старалась, три раза подогревала, хотела, чтобы горячий был к твоему приходу,- обиженно начала всхлипывать Маруся.

   Семен не выдержал ее слез и, схватив сигареты и бутылку, ретировался на балкон. Мужику явно необходимо было побыть одному со своими мыслями. Через 3 минуты там же появилась Маруся.

— Бросай свою соску, задымил весь балкон, дышать нечем. Иди, хоть закуси. Я тебе борща хоть немножко налью! Да руки хотя бы помой, а еще лучше душ прими, пахнет как от козла!

   Слово «козел» послужило спусковым крючком механизма, удерживающего психику Семена. Да и две полные рюмки водки натощак сделали свое дело: «Где этот ё… борщ»,- завопил Семен и ринулся на кухню! Подхватил кастрюлю с борщом, вернулся и выкинул ее через окошко на газон под балконом! «Все? Сняли тему с борщом?» — прорычал Семен вдогонку перепуганной до смерти супруге.

   Но это был не конец истории с борщом. Это было только ее начало. Тяжелая эмалированная кастрюля угодила в клумбу с декоративным экзотическим растением и не только нанесла ему невосполнимые потери, но и обварила кипятком, загадила всю красоту ошметками красной капусты и свеклы!

     Хозяйка этой красоты Катя сидела рядом на лавке. Увидев, что случилось, она бросилась к творению своих рук, упала перед ним на колени, начала очищать останки от капусты, гладить и причитать, как по покойнику. Истерика перешла в истошный визг, заставивший весь дом прильнуть к окнам. Кто-то из предусмотрительных соседей вызвал «Скорую» и милицию.

   Высунувшийся Семен попытался принести извинения. В ответ озверевшая тетя Катя подхватила кастрюлю и как из пращи запустила ее в морду обидчику. Жирная кастрюля соскользнула, изменила траекторию полета и угодила в окошко этажом выше. Там, за окошком, в этот момент стояла на скамеечке из-за своего маленького росточка Эльвира-ханум: она бросила мыть посуду и прильнула к окошку, привлеченная воплями Кати. Кастрюля разбила стекло вдребезги и влетела в кухню. Эльвира-ханум с перепугу слетела со скамеечки и грохнулась на пол. Ее лицо, посеченное осколками стекла, покрылось кровью. Почуяв ее, озверела дочь Востока! Подхватив злополучную кастрюлю, она ринулась к месту событий. Подъехал участковый, и вышел Семён  — оправдываться. Вылетела из подъезда Эльвира и, прокричав непонятное «сссиии… доганы», с ходу влепила ею по лицу Кате. Участковый и Семен бросились отбирать у Эльвиры кастрюлю. Менее опытный в таких баталиях Семен тут же и получил ею по лицу, глаз его начал оплывать. Приехавшая скорая приступила к своим обязанностям. Слава Богу, у всех ничего серьезного!

   Даа… Вот бывает же такое! А закончилось все воплем из квартиры Семена. Эльвира позабыла выключить горячую воду, и обе квартиры затопило водой…

 

 

Мужики, давайте разберемся…

 

«Муж хотел завести любовницу,
я отговорила… Мол, дорого,
не потянем! Лучше я заведу
любовника — лишняя копейка
 в доме не помешает…»
       

Вот в самом деле. Есть же у нас естественные потребности. Уж таким создал Господь человека. Еда и питье, например. Не будем упоминать о других, я думаю и так понятно! И создал Бог женщину, а вместе с нею и еще одну потребность! Вот зачем он это сделал, блин, хочу я вас спросить?! Жил бы Человек и жил в раю. И никаких тебе там проблем!

По возможности, мы же должны удовлетворять свои потребности, или как? Вот вы на вечеринке, в  гостях, к примеру. И приспичило в туалет, сил нету. Вы же не бежите домой для этого?! А потом обратно что ли?!

Вот и я попал как-то к неженатому другу в гости, а у него компания, девочки. Танцы-шманцы-зажиманцы, выпивончик! Дотанцевался с одной. Аж в «зобу дыханье сперло», хоть из портов выпрыгивай прямо. А она еще ухо мне щекочет дыханием своим, открытым текстом нашептывает чепуху всякую!  Прям Ева, блин, в «райском саде»! Я дар речи потерял, мычу в ответ, как телок, ну и все прочее. Ну что мне, домой к жене бежать что ли? 

Тут подруге вроде как «поплохело». Ой, говорит громко так, чтобы слышали все.
    
— Меня тошнит, проводите меня в ванну, — берет меня под руку,- и не заходите никто минут пятнадцать.

И у меня голова кружится, так што не беспокойте минут тридцать, пожалуйста,- под одобрительный смех пытаюсь пошутить я из  последних мужских сил. 

— Вот кобель, — слышу вдогонку от одной из женщин «одобрительную» реплику.

Давайте разберемся! Жену я люблю. Детей тоже. Но естественные потребности мы же сами себе не придумали! И почему это я кобель сразу! А, мужики?

 

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.1