Застолье в овраге

Встречаемся у торца дома через пять минут! — объявил по телефону мой старый приятель Аркадий, живущий в доме напротив. — Договорились!
Все было оговорено заранее, а потому, наскоро собравшись, я поспешил на улицу.
Аркадий уже вышел из подъезда и шел навстречу, ведя на поводке огромного черного ротвейлера. С собой он прихватил и шампуры, аккуратно завернутые в пакет. И, правильно, поскольку намечался обед на природе. Работал Аркадий старшим тренером по горным лыжам и вид имел соответствующий — красный спортивный костюм, красная же бейсболка на голове. Понятно, что к спорту человек имел отношение. Качался он когда-то, былая стать угадывалась в его фигуре. Но вид он имел усталый. В Пятерочку зайдем, отоваримся! —  предложил приятель после приветствия. — Зайдем, конечно! Ничего, если и для себя прихвачу продуктов немного за твой счет? — поинтересовался я и знал точно, что он не откажет. Да, бери что хочешь! — охотно согласился приятель. Похоже, было, что ему давно все до лампочки! А свое финансовое положение я красочно обрисовал накануне. Для ясности.
У дочери сегодня день рождения, понимаешь, двадцать лет исполнилось! — на ходу воскликнул Аркадий. Да, я знал уже! И это мы обсудили заранее. Жил Аркадий с престарелой матерью в трехкомнатной квартире. Жена с дочерью давно ушли от него. Мы были давними приятелями, знали друг друга более тридцати лет, тренировались когда-то вместе. Аркадий, правда, недолго ходил на тренировки и вскоре бросил их. Во дворе еще встречались, изредка. Единственное, что нас прочно объединяло, так это то, что мы были сверстниками.
Ну, ты позвонил ей, поздравил? — поинтересовался я участливо. Звонил, не отвечает! — огорченно ответил он. Я уже и сообщение послал, и в Фейсбуке ей написал — не отвечает! Ну и не переживай! — последовал ответ. Сообщение твое она точно прочитает, а захочет — ответит. Да, в конце сентября и у меня день рождения! — к месту напомнил приятель. Понятно! — кивнул я в ответ.
Привязав пса у входа, мы вошли в магазин, отоварились. Я налегал на продукты, Аркадий же взял большой мешок с углем, коньяк и стаканчики. Продукты для дома я положил в отдельный пакет — так надежнее! Ни малейших угрызений совести я не испытывал. На то он и приятель, чтобы поддержать в трудную минуту. Такое мое мнение. Придет время, бог даст, поддержу его и я.
На улице распределили обязанности. Ты тащи мешок с углями, а я понесу сумки и шампуры, — предложил я Аркадию. Давай я понесу шампуры! — ответил он. — Нет, тебе еще пса вести! Отвязав собаку, мы тронулись в путь. До оврага, где намечался пикник, было рукой подать. Приближалось время моего обеда, и я ускорил шаги — пора поторопиться! Скорее-скорее, — подгонял я Аркадия.
Тебе не тяжело тащить сумки, может помочь? — заботливо поинтересовался идущий сзади приятель. Скрытая ирония угадывалась в его вопросе. Ничего, своя ноша не тянет! — ответил я, не мудрствуя лукаво. Скоро показался и овраг.
Повезло нам с погодой в тот день! После долгого ненастья выглянуло наконец-то солнце и стало, похоже, что первая половина дня точно уж будет солнечной. По солнцу идти было куда веселее, да еще с сумками, набитыми продуктами. Кажется, что и собаке передалось наше волнение. Аркадий спустил пса с поводка и тот, подбежав ко мне, поднял морду и одарил внимательным таким взглядом. Показалось даже, что прищурил один глаз немного. Показалось, конечно, только. С хитрецой был пес, это давно стало понятно. Он имел такую труднопроизносимую и непонятную кличку, что про себя я окрестил его просто — Гнус. С Гнусом мы ладили. Я же упомянул ранее, что умная была собака.
Это был не первый наш выход на природу, а третий уже. От первого застолья осталось яркое воспоминание лишь, от слов Аркадия, — я не живу на белом свете, а доживаю свой век! Ничего не жду от жизни! А во время второго застолья я, наслушавшись рассказов о горькой доле, предложил приятелю заманчивый вариант решения насущных проблем.
— Хочешь скорых перемен? Надоело жить без просвета? А давай продадим твою трехкомнатную квартиру, дочери твоей купим однокомнатную квартиру в Москве да еще квартиру у моря, на юге, в Лазаревском. Все веселее будет! Деньги положим под проценты — на хлеб хватит! Будем сидеть на берегу и пить свежее пиво! Отличная идея, кстати! — тут я усмехнулся. И насчет пива не зря упомянул. Хорошее пиво в тех краях, натуральное, жаль, что не пробовал его уже давно! Мать еще жива! — ответил тогда приятель. — Ах, да! А, дача на что? Заметно было, что такое заманчивое предложение не осталось без внимания. Но человек-то Аркадий был практический, здравомыслящий, а потому не спешил с ответом. Ну, и я не торопил его. Поговорили, и хватит!
Спустились в овраг. Пес весело бежал рядом, предвкушая скорую трапезу. Запах копченой курочки, которую я приготовил для себя, он конечно чувствовал. Аркадий предпочитал шашлык. Тропинка шла среди высоких зеленых зарослей и вскоре вывела нас на песчаный берег небольшой речки Котловки. Бодрыми шагами мы дошли до знакомого места, но оно, увы, оказалось занято. Два парня и девушка раскладывали на столе продукты и готовились к трапезе. Вот, досада! Стол здесь стоял большой и удобный, а главное — у самого берега, и мангал новый стоял рядом. Жалко, но не прогонять, же их!
Вы не возражаете, если мы расположимся здесь, на краю стола! — стал наседать на них Аркадий, обращаясь в основном к девушке. Та не возражала, но и не соглашалась, молчала. Зато решительно возразил я. Нет-нет! — объявил я твердо. Пить в незнакомой компании я не буду! Пойдем, поищем другое место, овраг большой и, подхватив приятеля под локоть, я решительно увел его от удобного, но, увы, занятого места. Все равно душевного разговора здесь не получиться, а общаться с молодежью у меня не было ни малейшей охоты. Аркадий понимал это, а потому без особых возражений шел рядом, с недовольным видом, правда. Вот, был бы с нами Юрий из третьего подъезда, он бы прогнал их! — произнес он мечтательно. Невелика заслуга молодежь обижать! — последовал ответ.
Пройдя по тропинке небольшое расстояние, мы наткнулись на подходящую поляну. Большое вытертое добела бревно могло служить скамейкой, и след от костра виднелся тут же, и ржавые остатки мангала валялись на земле, и речка протекала рядом. Уместно заметить, что такие полянки встречались в нашем овраге через каждые пятьдесят метров. Ничего удивительного, отдыхали граждане, как умели.
— Здесь и остановимся! — воскликнул я. Пойду, поищу мангал, — разочарованно ответил Аркадий и, позвав пса, удалился. Я не стал терять время попусту. Рядом с бревном из обугленных досок соорудил импровизированный стол, накрыл его чистыми пакетами, прихваченными из дома. Готово! Ба, а вот и то, что надо! В кустах стоял убранный от посторонних глаз новый блестящий мангал. Запасливый у нас народ! Я быстро установил его над старыми углями, высыпал новые угли из мешка и довольный, окинул взглядом поляну. Порядок! Можно разжигать. Пусть, Аркадий займется!
Скоро вернулся и приятель. В руках он держал какие-то ржавые листы, и вид имел унылый но, увидев сверкающий мангал, преобразился. — Где нашел? — Нашел! Разжигай! Приятель охотно последовал совету, а я взялся за копченую курочку. Пора! Ну и выпить бы следовало для приличия. Аркадий от души плеснул горючую жидкость, и угли разом запылали. И людей вокруг не было видно. Красота! Мала была вероятность того, что нас кто-то побеспокоит. Полиция, например.
Давай выпьем, что ли! — предложил приятель, увидев, что я решительно взялся за курочку. — Давай! Разлили коньяк по пластиковым стаканчикам. За твою дочь! — предложил я тост. За дочь! — поддержал Аркадий. Выпили. Угли хорошо разгорелись, и потянуло дымком, на бревне сиделось удобно, стол накрыт, речка журчала рядом, можно расслабиться! Хороша копченая курочка!
Могу и тебе дать кусочек! — предложил я сотрапезнику. Да нет, я шашлыков дождусь, — отказался Аркадий, взял ведерко с мясом и принялся нанизывать куски на шампуры. Зато Гнус и не думал отказываться. Он так ловко хватал из рук плохо обглоданные косточки, что оставалось только порадоваться. Давай еще выпьем! — прервал работу приятель. — Выпьем! Все, мне хватит! — решил я после второго стаканчика и налег на курочку. С Гнусом мы быстро с ней управились.
А дочь так и не позвонила! — объявил Аркадий. — Не переживай! Сообщение твое она прочитала уже. Захочет — ответит! Ты думаешь, моя дочь часто на звонки отвечает? Как бы, не так! У молодежи свои интересы! Не до нас им теперь. Помолчали.
У меня тоже забот хватает! — пожаловался я в свою очередь. Девочка квартирантка отъехала, вещи оставила, а деньги не заплатила! Сам понимаешь, как нелегко приходится, дочь ведь со мной проживает! Пишу много, работаю много, а результат в денежном выражении пока нулевой. Так-то вот! Славы, правда, хватает, но она не кормит, нет! С большим трудом держу ситуацию под контролем. Насколько хватит сил еще, не знаю. Устал уже!
А почему дочь с тобой проживает, а не с матерью? — перебил меня Аркадий. — Да так, вот! Объяснять долго. Веяние времени! Сделав паузу, я поднялся с бревна, подошел к углям, поворошил их и продолжил речь.
Я раз за городом на трассе на своей Волге развил немыслимую скорость в сто тридцать семь километров! Рискованное было дело! Вполне мог бы кубарем покатиться! Так я тогда с большим трудом удержался на дороге, руль выбивало из рук, вся машина тряслась, вот-вот развалиться! С трудом тогда справился с управлением. Вот и сейчас мое положение чем-то напоминает тот давний случай. С большим трудом удерживаю руль в руках.
Аркадий лишь усмехнулся, слушая такие речи. Я свою машину как-то до ста восьмидесяти километров разогнал! — похвастался он. А ты не сравнивай свой Форд с моей Волгой! — парировал я. Да он и не сравнивал, понимал разницу. Похвалился только. Угли хорошо горели, и огонь притягивал взгляд! — Давай шампуры, ставить пора! Совместными усилиями положили шампуры на мангал.
Собаку придержите, пожалуйста! — послышался женский голос за спиной. Мы обернулись и посмотрели на людей. Мимо по тропинке проходила женщина с маленькой девочкой. Гуляли. — Да он смирный! — начал, было, Аркадий. Оценив ситуацию, я схватил Гнуса за ошейник и решительно привлек огромного пса к себе. — Проходите!
Собака друг человека! Ротвейлер, ошейник которого казался размером с мой брючный ремень, послушно прильнул к ноге и спокойно пропустил идущих мимо людей. Да он смирный совсем! — не без труда повторил Аркадий. Да-да! — согласилась издалека женщина и, не вступая в беседу, скрылась из вида.
Да он смирный, и что люди его боятся! — завел хозяин собаки свою песню, на этот раз, обращаясь ко мне. — Отпусти его! Собаку, конечно, не имела смысла задерживать более. — Гуляй! Что ты хочешь? — ответил я ему. Бойцовский пес свирепого вида, гуляет сам по себе, вот люди и опасаются его. Не бойцовская собака, а охранная! — поправил меня приятель, сидя на бревне. Спорить я не стал, все равно не специалист в этом вопросе, а продолжил свое занятие по душе. Покрутил шампуры над углями, оценил степень готовности мяса. Почти готово! Еще немного и Аркадию можно будет приступить к трапезе.
Рядом журчала речка, мы были скрыты от посторонних глаз высокими и густыми зарослями, солнце по-прежнему светило ласково, но на горизонте все отчетливее различалась туча — предвестник скорого дождя. Угля давали сильный жар, поскольку я высыпал в мангал весь мешок. Не тащить же его обратно! Я смотрел на огонь, ворошил угольки и думал о том, что за городом оно, пожалуй, лучше было бы, и вовсе не с Аркадием, а с девушкой. Где-то время, когда я позволял себе маленькие шалости, неужели ушло безвозвратно? Словом, отвлекался от насущных проблем всеми силами. Но, надолго отвлечься не удалось. Куда там!
Плесни мне еще пятьдесят грамм, пожалуйста! — попросил старый приятель, не поднимаясь с бревна. Да он и не смог бы уже самостоятельно подняться! Я выполнил его просьбы и себе плеснул маленько для порядка, но пить больше не собирался. Хватит! Тост у Аркадия получился короткий, — за нас! За нас! — поддержал я компанию, пригубил стаканчик и аккуратно поставил его на импровизированный стол. — Готов шашлык, приступай к трапезе! Аркадий принялся за еду, но больше кормил собаку. Еще пригубили по стаканчику.
Приятель принялся было рассказывать про свою собаку, но я перебил его довольно резко, пока он не увлекся. — Стоп! Мне не интересно про твоего пса слушать, ты про себя расскажи лучше. — Что рассказать? — С работой твоей все понятно — утром уходишь, вечером приходишь. А вот, как ты проводишь свободное время? Действительно это стало любознательно.
В шахматы по компьютеру играю, я тебе говорил уже! — ответил сотрапезник. Да, верно, он рассказывал уже про шахматы во время предыдущего застолья. Но, кроме шахмат — что еще? Аркадий пожал плечами. — Ничего! Я бросил взгляд на собаку. В отличие от хозяина пес имел весьма ухоженный и холеный вид. Такое ощущение было, что съедал он по килограмму мяса в день, не меньше. Собаке много времени уделяет, это понятно, да мать еще на нем, словом забот хватает!
Да что говорить! — воскликнул Аркадий. Разгильдяй я! — произнес он. Ну, почему же разгильдяй! — возразил я ему. Жизнь тяжелая просто продолжается, время такое нам выпало! Нелегко приходится даже подготовленным бойцам! Это я себя любимого имел в виду. Да и в возрасте мы уже! Смотреть на жизнь теперь следует под другим углом зрения. Тут мне себя стало немного жалко. И насчет дочери не переживай! Не звонит, значит, хорошо ей и без тебя. Все в порядке! Она же под присмотром успешной матери. Все так! Бывшая жена Аркадия работала адвокатом. Вот, и успокойся на этом! Аркадий не стал возражать. Он сидел на бревне, понурив голову и, слегка покачивал ею. Трудно было понять — то ли действительно он так расстроился, то ли устал человек? Нет, неудачник я, неудачник! — твердил он, похоже, уже больше для себя.
Да что ты переживаешь! — перебил я его. У тебя положение гораздо лучше, чем у меня! Сам посуди! Ты гарантированно получаешь зарплату! И пенсию своей матери тоже, — добавил я про себя. На жизнь тебе хватает! На работу на машине ездишь, спишь там на диване! Это я повторил его же слова.
Собаку придержите, пожалуйста! — раздался голос с другого берега речки. Там проходила другая женщина. Да что они по оврагам ходят! Привычным движением я ухватил пса за ошейник. — Проходите! Да он и не полезет в воду! — махнул рукой приятель. Вот тут я с ним был полностью согласен. Что бы Гнус, да в воду по своей воле? Ни за что!
Да я, сколько ни зарабатываю, в кармане ничего не остается! — вернулся к теме Аркадий. На сигареты все уходит, на еду да на бензин еще! — Да, все так, понимаю! — Проценты еще по кредиту выплачиваю! Все плачу и плачу, который год уже! И эту историю я уже слышал. До конца своих дней платить будешь! — утешил я приятеля. Он лишь усмехнулся.
Нет, у тебя более-менее устойчивое положение! — повторил я. А вот у меня уехала жиличка и все, я остался без средств к существованию! И учеников как назло сейчас нет! Несмотря на занятость, я подрабатывал репетитором по венгерскому языку, это если ученики были, конечно. И это писатель, чьи книги сейчас расходятся по белому свету! Последнюю фразу я произнес про себя, не вслух. Самому не все было понятно. Где мои чеки? Должны дойти уже, а их все нет! Но нагружать приятеля своими заботами не хотелось.
А кто ты по специальности? — стало мне интересно. Аркадий назвал технический ВУЗ и свою специальность. Это было что-то связанное с электроникой. Он так уверенно произнес тему дипломного проекта, что я удивился. Надо же! Помнит! Я тему диссертации давно забыл! Между тем, заметно потемнело вокруг.
Пора сворачиваться! — объявил я, посмотрев на небо. Солнце давно скрылось и небо почернело. Дождь вот-вот хлынет. Надо же, заговорились! Мелкие капли дождя уже капали на землю.
Посидим еще! — ответил приятель. Я не хочу никуда идти! Ну, посидим немного! — согласился я без всякой охоты и, подойдя к мангалу, принялся ворошить угли. Они так хорошо разгорелись, что, пожалуй, можно было бы приготовить еще одну порцию шашлыка. Жалко было оставлять их. Гнус крутился рядом, с ним казалось веселее, однако дождь все усиливался.
Собирайся, Аркадий! — терпение лопнуло. Дождь начался уже! Вставай! Я не хочу домой возвращаться, ты, что не понимаешь? — медленно, но внятно объявил приятель. — Вставай! Нет, не хочу возвращаться! — повторил он упрямо. — Уйду без тебя! — Ну, иди! Ну, что тут скажешь! Да дома накроешься одеялом с головой, и никто тебя не обнаружит, — последовал дельный совет. — Нет. — А ну, поднимайся живенько!
Аркадий сделал попытку подняться, и этого оказалось достаточно для более решительных действий с моей стороны. Подхватив приятеля твердой рукой, я помог ему подняться и критическим взглядом оценил его состояние. Ничего, на ногах стоит, дойдет, как-нибудь.
Пойдем-пойдем! — поторопил я его и, подхватив шампуры, пакет и поводок решительными шагами направился прочь. Гнус охотно рванул следом. Пройдя шагов десять, я оглянулся и увидел, что Аркадий не без труда поспевает за нами.
А дождь уже лил вовсю! Оно и к лучшему, — подумалось мне. Во-первых, людей разгонит, а во-вторых, освежимся маленько по дороге. К большому удивлению Аркадий уверенно держался на ногах и мало того, выбрал трудный путь из оврага. Самой короткой дорогой он направился вверх по склону. Мог бы и обойти! А земля уже намокла и скользила под ногами, и дождь лил как из ведра. Красота!
На мгновение я представил себе как он, не удержавшись на ногах, кубарем катиться вниз, подминая бурьян, и остается лежать неподвижно внизу. Вот, забот бы мне добавилось! Но все обошлось. Вскоре мы вышли на асфальтовую дорогу, и идти стало легче. Гнус давно отбежал вперед и, повернувшись, смотрел на нас — скоро ли? Умный был пес.
Хорошо шагать из оврага под проливным дождем, бодро так, споро получается! Так и шли! Впереди бежала собака, я поспевал следом, а за нами Аркадий. Вот и наши дома! Никого на улице не было видно, и лишь карета скорой помощи у подъезда, блестящая от дождя, оживляла унылую картину.
У торца дома я задержался и, повернувшись, дождался приятеля. Аркадий приблизился. Дойдешь дальше самостоятельно? — спросил его для приличия. До этого считалось, что до дома вел его я. Дойду! — уверенно подтвердил он. Никаких сомнений! Тогда держи! — и я передал ему шампуры и поводок. Пакет с продуктами естественно оставил себе. Мой теперь! Задержавшись на мгновение, я смотрел, как Аркадий удалялся под проливным дождем вместе со своей собакой.
Пакет с продуктами помог мне продержаться несколько дней, и я вспоминал приятеля добрым словом. Приблизительно через неделю я увидел издалека, как Аркадий шел к своему подъезду, но догонять его не стал. Хорошего понемножку! Пауза! Вот, в конце сентября, когда у него будет день рождения, пожалуй, можно будет встретиться снова. Посидим тогда в овраге, разожжем угольки, шашлык на них пожарим, обсудим текущие дела, новостями поделимся, ну и выпьем, конечно, как же без этого! Это если в добром здравии будем к тому времени, и если погода позволит, конечно.

16 сентября 2015 года

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1