Зарисовки

 

 

Камарджоба, Тбилисо …

 

Камарджоба, Тбилисо. Ради Бога.
Не взбивай взрывом снарядов дорогу.
Я к тебе сегодня собрАлась, как гостья.
Только крылья мои – на погосте.
Дай надежду мне, Иверия-мама.
Мне взлетать к тебе? Или рано?
Слёзы перьями – на твои раны.
Где же храмы твои? Где же храмы…
Православные Георгий и Нина.
Алазанные молитвы. Не спим мы.
Мы всё молимся, чтоб дети смеялись.
Среди гор твоих. А не над – языками.
Разноречны под небом народы.
Ну, так вкус у вина, слава Богу,
Тоже разный. Но пьётся, как сладко.
Цвет кровит. Человеков. Алтарно.
Камарджоба, Тбилисо. Генацвале.
Вот душа моя. Видишь? Взлетаю…

 

Зарисовки

 

Ночь звучала истинно Купальской,
В сковородке жарились блины.
Где-то умирали комсомольцы,
Немайданники.
А также,
Бандеровские внуки, активисты от майдана
И ЧВКашные нацистские спецы.
Светлые украинские девы,
Камуфляжные надев штаны,
От майдана не остыв,
За деньги – шли и… меньше.
И всё меньше шли.
По Антонова, попивши кофе,
Вежливо дорогу перейдя,
Тормознув троллейбус,
Вечером, почти, что в пять с полтиной,
Армия в прохладные дома брела.
А народ в инете волновался –
На Соломенке подорвано авто,
И недавно вновь пропали дети.
Да когда закончится АТО!
Пенсии, зарплаты – нулевые.
А в Крыму водичка хороша.
Эти б две границы распустили –
Столько времени стояли.
Ну их на!
У машин, где госпиталь, рыдали
Женщины, что ждали сыновей.
Отпускали их? Не отпускали?
Что теперь, коль не было потерь.
В Зраде-Раде отчитались громко.
Да у нас погиб всего один боец.
Вот у них – сплошные беспорядки.
И двухсотые.
Там полный беспредел.
Жизнь текла, и забывались дети,
Что погибли от снарядов Там.
Девочки и женщины, пропавшие
С родных когда-то улиц.
Торт – в виде младенца,
Что, не подавившись,
Ела новая фашистская страна.
Так нас приучали, приучали
Привечать убийц, героями считать.
И историю насильно, ловко
Переделывать и забывать.

 

 

Возле перехода, где макдональдс,
Пенился машин водоворот.
Женщина спешила на работу,
Коли есть возможность –
Пол помыть. Спасибо мой народ.
Только как споткнулась.
Отшатнулась – ей навстречу,
Как из новостей,
В балаклаве чёрной и защитной форме,
Баба-воин, словно ИГИЛ нам
Ужаснейший прислал привет.
Господи, спаси меня, помилуй.
Хуже нет войны в своей стране.
Столько нечисти сюда слетелось.
Не на мёд, на кровь. Вот шакальё.
Как же жить?
Сбежать ты не посмеешь.
Нам безвиз – не выход. Денег нет.
А народ, что двинулся в европы,
Он в любое время, на коне.
Бесы лихо распрямили плечи.
Души так и ловят –
Прямо влёт.
Как же вы так быстро обмелели
Обереги-реки детства,
Где иной струился воздух.
Где иной звенел рассвет.

 

 

Наступает война.
Наступает беда.
Исчезают певцы и поэты.
Их немая вина –
Не могли отказать
Плыть по небу –
Обэриуты.
Их вина, их статья –
Не уметь промолчать.
Стать немым
Не смогли.
Всё играли в стихи,
И слова разноцветья сдували.

© Ирина Жураковская, 2017

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1