Восемь странных стихов

1.

Год две тысячи тягостный вспорот
От Спасителева рождения
Пусть вернётся душа в мой город
Чтобы мне попросить прощения
Здесь на острове нет Елабуги
Не кириллицей крёстный ход
И спитые усталые лабухи
Не пасут b moll меж нот
Так сюда же душа нетленная
Все стихи допой наизусть
И отчизны тоска довоенная
Над моей чужбиною пусть
Чтоб объяв все столетия разом
Сквозь ушко иголки верблюд
Перетёк как вселенский разум
Эхом горным озвучив салют

2. Красная охра

А вивисекторы придут
Лишь ты на свет дрожащий мокрый
Иглой откроют твой редут
Наметят цвет кровавой охры
Ты закрываешь смыслы вглубь
Уводишь взгляд наивный чистый
Там игл острые чекисты
Где наворкует рифмы голубь
Домой скорей уткнуть лицо
В парфюм от пенистых акаций
Но в панике тебе метаться
Но чуешь в сердце копьецо
Остаться и лежать на дне
Исчезнуть умереть уснуть
И тина двух сторон в окне
Подкорка снов и страхов чуть
И вот спиральный в боль укол
Стол профессиональных судий
Их инструментов их орудий
Любви запретный чистый дол
И наконец отбросив страх
Лететь над всем что так обрыдло
Над глупыми словами быдла
На красной охры звук в кострах

3. Терцины

Нет вопреки всему направлю шаг
Не подчинюсь ни логике часов
Ни звуку смутной музыки в ушах
Ни взрывам посекундно слов
Вонзающихся рифмами идей
То ли пророчеств то ли снов
Не подчиняясь никогда нигде
Я уползу в мой мир без нитей
Без волокнистых связей в тон беде
Без ленты новостных событий
Стихи на злом веретене
Прядут три норны в час наитий
Гадая на предмет теней
Смогу ли небо приподнять повыше
Перетянуть остатки рей
Не надо жить в Берлине и Париже
Чтобы направить карму рок
Как будто детскою рукою ближе
Нашаришь правду между строк
Как целлулоид крылышек пластинчатых
В струе где ветер устремит поток
К трепещущему между пальцев зинчику

4. Ночь

Мне чудится вода меж рифами
Мне кажется ночная Стикс
Приходит за моими рифмами
Или приносит их methinks
Она кладёт меня в холодный
Бездонный ящик идеальный
Я замкнута и преподобный
Меня несёт к исповедальне
Я каюсь или нет и father
Мне говорит тебя простили
Но только не сейчас не сразу
Твоё Чистилище в России
Твой Пургаторий там лишь если
У вас он был придуман тоже
А так устраивайся в кресле
Готовь себе мороз по коже
Гримасу боли примеряю вдруг
Как если в кресле у дантиста
В тот Дантовый бардовый круг
Меня б затягивало быстро
Меня выносит в параллельные
Миры завинченные вспять
Там в догонялочки елейные
Церковники должны играть
И у меня под кожей теплится
Твой образ на века привинчен
К моей душе пока тут в креслице
Пытают тайнами Да Винчи
Читают мир потайной тяги
И приговаривают к прошлому
Чтоб больше на клочке бумаги
Не доверялась сну роскошному

5. Good Friday

А был ли неизбежный личный ад
Вибрирующий тёмный ветер
Покой внутри упруг и светел
Снаружи начался распад
Пространство перекрашенное охрой
И глиной красной маркировки
В подрёберье толкнёт неловкий
Укол копья вкус губки мокрой
И этот ад так яростно красив
В темно-зелёном красно-золотистом
Века в стекле летят со свистом
И вместо пальм сережки ив
И смысл ребра первоначальный
Нисан эфедра лилий газ
У бабочки пыльца в запас
Пока из облак дождь печальный

6. Dark Lady

Воображенья мрачная чума
Я подаю тебе напиться
Сквозь воду светлая ресница
Лишь ложная игра ума
Все агностично на две трети
Фантазия права вдвойне
Ах да Амелия Ланье
В любом Уильяма портрете
И впрямь Шакеспеаре умер
Переводя на арамейский
Пассионов грубый тон армейский
Обратно в первозданный юмор
И ложь конечно всё лишь кроме
Фортепианных звуков в мире
В четыреста сорок четыре
Подогнанных на камертоне
И поданных так на обеде
До amaretto с коньяком
Где я моим же двойником
К тебе прильну твоя Dark Lady

7.

Субстанциям моей души вразрез
Анестезия слов не заживляет плоти
Избыток слёзных ли желез
Нехватка ль топлива в полёте
Мне больно и с тобой и без
Я в космос щёлкаю пустой
Чтоб выудить из ноосферы
Email латиницей простой
Cиноним побеждённой веры
Залиты вязкой пустотой
Там буквы имени и слоги
Соединённые в мотив
В мой код мой Бог мой всё мой строгий
Мой вечный мир неприхотлив
Несу с собой в мои остроги

8.

Этот мир сквозь удары хлыста
Звуки музыки лай собак
Потому что ты слабак
Жизнь читаешь всегда с листа
Все события как в кислоту
Опускают в замедленной съемке
Мир захватанный грубый ломкий
Шум симфонии в пустоту
Каждый звук каждый штрих как плети
Капюшон мой всегда высок
Ах мой страус заройся в клети
В нарисованный твой песок
Этот страх эта жизнь в кино
Выживает лишь злая харизма
Приучить себя к все равно
Ойкумены земли аутизма

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1