Вера Алентова: «Я пока ни от чего не устала».

У каждого человека есть в жизни судьбоносные моменты. У Веры Алентовой их было, как минимум, два. Брак с актером и режиссером Владимиром Меньшовым и главная роль в его фильме «Москва слезам не верит», получившим «Оскара».

— Вера Валентиновна, ваша героиня в фильме «Москва слезам не верит» в конце первой серии уснула уставшей, измученной матерью-одиночкой, а в начале второй серии – проснулась уверенной в себе женщиной, директором завода. А у вас в жизни не было такой «ночи»?
— Если говорить о фильме, то там ведь во время того «сна» впрессованы прошедшие двадцать лет. В жизни такого не бывает и выражение «он назавтра проснулся знаменитым» скорее образное. Реально все набирается постепенно. И у меня тоже. Но, конечно же, фильм «Москва слезам не верит» изменил всю мою жизнь.
— После окончания Школы-студии МХАТ вы пошли работать в театр имени Пушкина, который, как известно, не входил в обойму самых популярных московских театров. Вы работаете в нем до сего времени, причем работаете очень успешно и стали там, если можно так выразиться, «прима-балериной». Извините за вопрос, а что, по-вашему, лучше: быть первой в театре имени Пушкина или второй, например, во МХАТе?
— По своему опыту я могу сказать, что лучше все-таки быть первой в театре имени Пушкина. Я могла распределиться во МХАТ, но в то время МХАТ называли кладбищем талантов. Там молодым артистам выпадали роли типа «кушать подано». А когда я пришла в театр имени Пушкина, то переиграла там изумительный репертуар. Так что я полагаю, что с театром мне повезло. К тому же я работаю не только там, но и в антрепризе у Леонида Трушкина, там же, где работает и Владимир Меньшов.
— Театр имени Пушкина находится в Москве в помещении, где в свое время располагался знаменитый Камерный театр под руководством Таирова. Премьером в Камерном театре была великая актриса Алиса Коонен. А вам не хотелось бы играть в том театре в то время?
— Знаете, не хотелось бы, потому что колесо истории остановить нельзя. Я считаю, что время идет вперед и каждое время, как жизнь, естественно рождается и естественно умирает. Я полагаю, что правильнее соответствовать тому времени, в котором ты живешь. И если у тебя так получается, то это большое счастье.
— На вашем спектакле «Я – женщина» всегда аншлаг. Мне кажется, что этому во многом способствует ваше личное женское обаяние.
— Я всегда себя чувствую женщиной, да так, наверное, должно и быть и каждая женщина в первую очередь должна видеть в себе женщину. Другое дело, что государство у нас «мужское» и женщинам в своем проявлении в нем приходится сложнее. И скажу откровенно, что если бы не было Меньшова, мне в жизни было бы гораздо тяжелее. Вот в этом смысле я могу понять, что это счастье, когда есть такая защита.
— Когда вы прочитали сценарий фильма «Москва слезам не верит», кого из актеров вы видели в роли Гоши?
— У нас с Меньшовым строго разделены сферы действий. Он никогда не лезет в мою работу, а я в его. И подбор актеров это абсолютная прерогатива режиссера. Более того, я совсем не была уверена, что я вообще буду играть в этом фильме. Мне и сценарий не понравился, и я была против того, чтобы Меньшов снимал этот фильм. А во-вторых, я в то время еще была малоизвестна, а он пробовал на эту роль гораздо более популярных актрис. Меньшов предложил этот сценарий Ирине Купченко, Маргарите Тереховой и еще кое-кому. На мое счастье и Купченко, и Терехова по разным причинам не смогли сниматься и отказались от роли. Кроме того, как известно, режиссер только предлагает актеров на ту или иную роль, а утверждает руководство, кто там, не знаю – Главкино или «Мосфильм». И думаю, что Терехову или Купченко утвердили бы раньше, чем меня. Они были и любимицами публики, и любимицами начальства. И эта картина прошла бы мимо моего носа и моей судьбы.
— Гоша в фильме спрашивает вашу героиню, почему она не вышла замуж. И вы ему отвечаете: «Тебя ждала». А кого вы, Верочка Алентова, ждали? Как представляли своего будущего мужа? Меньшов оправдал ваши ожидания?
— Я вышла замуж совсем молоденькой девочкой. И думаю, что, скорее он меня ждал, поскольку поступал в наш институт четыре раза и говорил, что поступил не зря именно на это курс, потому, что там оказалась я. А как я себе представляла мужа.…Знаете, мы уже так давно вместе, что другого мне и трудно даже представить. К тому же ожидания мои он оправдал. Владимир – замечательный муж.
— Вера Валентиновна, вот вы актриса, а Владимир Меньшов – режиссер. У вас и по жизни так распределяются роли? Он режиссирует, а вы играете…
— Нет, жизнь мою он не режиссирует, так же, как мы не режиссируем жизнь нашей дочери Юли Меньшовой, которая стала ведущей популярных телепередач. У нас строго разделены сферы, и мы очень уважительно относимся друг к другу и к творчеству каждого из нас. Конечно, это не так просто, когда в одной семье несколько творческих личностей. Но что касается лидера в семье, то это папа. Безусловно. Если говорить о главе семьи, то конечно – Меньшов.
— Вы смотрите старые фильмы, в которых играли? У вас не возникает желание, что-то поменять в своей работе над теми героинями?
— Специально я фильмы свои не смотрю, но если бывает, что попадаю на какие-то фестивали, где эти фильмы показывают, то бывает, что и захожу в зал. Но поменять что-то в своей игре в тех картинах я не хочу.
— А нет ли таких фильмов, посмотрев которые, вы жалели бы, что не сыграли в них?
— Нет. Таких фильмов нет и ролей таких нет тоже. И вообще, я фаталист. Судьба знает, где мне играть.
А какую роль труднее сыграть, если героиня моложе или старше тебя?
— Это не имеет значения, потому что, например, у меня была телевизионная картина «Такая короткая долгая жизнь», в которой моя героиня проходила путь от молоденькой девочки до пожилого человека. И я прожила с ней всю эту жизнь. Конечно, у людей разного возраста не только внешность, но и пластика совсем другая. Скажем, молодой человек вскакивает со стула быстро, а пожилой поднимается, опираясь. Все это можно сделать, это актерская техника. Но, главное, что характер не зависит от того, какой у тебя возраст. Необходимо найти этот характер, зерно. Этому нас и учили, это и есть самое важное.
— А вас не шокировали довольно откровенные сцены в «Зависти богов»? Вы их играли без дублеров?
— Нет, не шокировали. Если бы они меня шокировали, я бы просто не делала это. А в картине я все играю без дублеров.
— Вы верите в приметы? У цыганки никогда не гадали?
— Да, в приметы я верю, а гадать я не люблю. Правда, очень давно мне нагадали, что моя творческая жизнь сложится удачнее во второй половине моей жизни. И, знаете, это сбылось. Это единственное, что я помню. А вообще я избегаю таких вещей, потому что считаю – как должно быть, так и будет.
— Вера Валентиновна, вы не устали от работы, от быта, от суеты…?
— Нет. Я не суетливый человек, не тусовщик. Я живу достаточно размеренной жизнью. Так что, к счастью, я пока ни от чего не устала.
— А что вы будете делать на пенсии? Ведь это же будет когда-то…
— Я же говорила, что я фаталист. Вот когда будет, тогда и буду думать.

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1