«В необустроенной отчизне» — книга стихов Сергея Филиппова. 16 стихотворений из книги

Дорогие друзья! Сегодня мы с вами торжественно открываем новую рубрику. Теперь мы будем знакомить вас с каждой свежеизданной книгой!

«В необустроенной отчизне» — так называется недавно изданный в нашем издательстве сборник московского поэта Сергея Владимировича Филиппова.

Имя автора пока не очень известно широкой публике. По профессии он — инженер-механик, окончил более сорока лет назад один из московских технических вузов и серьезно печататься начал только в 2014 году. Правда, за это время он успел стать призером нескольких поэтических конкурсов и напечататься более чем в тридцати литературных журналах.

«Жизнь диктует новые правила, и нежный поэт-романтиик предстает сегодня перед читателем гражданским лириком. При этом он не становится ни жестким, ни жестоким, ему удается сочетать камерность, мудрость и любовь к России с почти некрасовской горечью и верностью русской поэтической традиции XIX века».

Эта фраза из моего предисловия к циклу стихотворений Сергея Филиппова, напечатанных в сентябрьском номере журнала за 2015 год. Эти же стихи стали основой первой главы данного сборника, которую автор назвал «Из века в век». Две темы канвой проходят через всю главу: повторяемости исторических процессов и взаимоотношения власти и народа. Характерным является стихотворение «В любые времена и царства», в конце которого автор делает неутешительный вывод:

«Как два извечных антипода:

Народ, (большая его часть),

И, равнодушная к народу,

Вся государственная власть».

Сергей Филиппов пишет умно, тонко, образно и вместе с тем очень просто. Но, если приглядеться, в любом его стихотворении можно обнаружить скрытые подтексты, каждое имеет свой сюжет и почти всегда нестандартный и неожиданный финал.

В Главе IV говорится об ответственности художника и поэта, гражданственности поэзии.

В Главе V «91-й год», в которую входят стихи написанные в конце 80-х годов прошлого века, а также совсем недавно, анализируются, порой в гротесковой форме, процессы, происшедшие за этот период и делается печальный вывод:

«Увы, любой порыв к свободе

В России не приводит к ней,

Лишь только в заблужденье вводит,

Поверивших в нее людей».

Еще более горькие выводы автор делает в конце Главы VI «На рубеже веков»:

«Так перестроить вкривь и вкось

Все проходимцам удалось,

И подлецам с таким успехом

Все изменить за четверть века,

Так, чтобы безраздельно править,

Они смогли нас оболванить».

Главу VII автор назвал: «Настало время реформаторов». Лейтмотив псевдореформаторства звучит и в предыдущих главах:

«Ну, а реформы наши что же?

Пятнадцать лет о них твердят.

Затормозились? Или может

Не дали нужный результат».

«Реформы проводились ради

Иллюзии самих реформ».

«Что всю страну, как наказанье,

Надолго поразит недуг

Законотворческих исканий

И реформаторских потуг».

Но справедливости ради надо отметить, что, если сейчас «реформы» не критикует только ленивый, большая часть стихотворений Главы VII написаны, когда радужные надежды «рефоматоров» разделялись подавлящим большинством населения.

Начиная с Главы VII, автор начинает вставлять в сборник лирические стихотворения, дополняющие и усиливающие общий замысел. К ним можно отнести: «Все до мелочи знакомо», «Я изменений не люблю», «Про Андрюху», «В Валюхиной квартире», «Сага о Форсайтах», «Все было вяло неконкретно», «Когда износится одежда».

Лирические и философско-лирические стихи почти полностью составляют и последнюю Главу XIV сборника «Рано утром».

Но до нее еще будут Глава IX «Вперед к победе кретинизма», Глава XI «Собянинград», ироническая минипоэма «Что делать и кто виноват» (Глава XIII, где автор выступает, как едкий сатирик, не принимающий и высмеивающий хроническую глупость и идиотизм современной российской действительности.

В этих главах вы найдете разнообразие форм стиха: от «Письмо московскому другу» и «Активный гражданин смотрел в окно» (в заглавии которых прослеживается аналогия с названиями стихотворений И. А. Бродского), до басни «Волк на воеводстве», (кстати пока единственной в творчестве автора).

Отдельно о Главах X «Москва все больше» и XII «Капитализм пришел в мою страну». В Главе X прослеживается тревога за судьбу Москвы и всей страны, развивающихся, а в отношении провинции более точным определением будет деградирующей, по непонятной и преступной, по мнению автора схеме.

«Москва в России не одна».

«Центростремительные силы

Влекут провинцию в Москву»

«…и этот пагубный процесс

Затронул очень многих…»

И делает вывод, что продолжение процесса приведет к гумманитарной, нравственной и экологической катастрофам.

«Смог, и не видно небосвода,

Уничтожается, увы,

Все, что осталось от природы

В Москве и в области Москвы».

Что касается Главы XII «Капитализм пришел в мою страну», то тут на автора будут нападать и справа и слева. Как сторонники капиталистического пути развития, (в одном из стихотворений Сергей Владимирович называет сегодняшний общественный строй России «капитализмом с нечеловеческим лицом» и признается:)

«О, как мне хочется, признаюсь,

Порой назад в СССР…»

Так и их противники, хотя бы за такие строчки:

«Сторонники ученья Маркса,

Проводники его идей

В широких и народных массах

Привыкли не щадить людей».

И чуть далее:

«Отбив, почти бесповортно,

На долгие года с лихвой

У человечества охоту

Идти подобною тропой».

В последнюю главу «Утром рано», Сергей Владимирович включил несколько, на первый взгляд несвязанных друг с другом произведений лирического и философского характера, в том числе и почти поэму «Марьина роща», а также три стихотворения на тему Великой Отечественной Войны.

Заканчивая свой грустный, казалось бы, сборник на оптимистической ноте:

«Легко ругать свой век, но я бы,

На месте тех, кто раздражен

И недоволен им, сперва бы

Дождался будущих времен».

Во всех главах автор нередко обращается к классическому наследию русской и зарубежной литературы, давая соответствующие названия стихам: «Вишневый сад», «Тихий Дон», «Дети Арбата», «Сага о Форсайтах», «Человеческая комедия». Многие из них по примеру музыкальных произведений можно азвать «вариациями на темы» Некрасова, Чехова, Маяковского, Бальзака, Голсуорси, Визбора…

Для примера возьмем стихотворение «Сага о Форсайтах». Здесь имеется в виду не только книга, но и многосерийный телевизиооный фильм, шедший с успехом в начале 70-х годов прошлого века и повторенный совсем недавно по каналу «Культура».

«И нам покажут Сагу снова,

Лет этак через пятьдесят,

В стране читающей Донцову,

Где смотрят все «Пусть говорят»

Чтоб после всех экспериментов

Могла порадоваться ей

И горсточка интеллигентов,

Дожившая до наших дней».

А вот как заканчивается небольшое стихотворение «Вишневый сад»:

«И вот финал, последний акт,

Под топорами мужиков

Россия, вырубают сад

И забывают стариков».

В заключение отмечу, что все главы автор строит так, чтобы каждое последующее стихотворение развивало и усиливало основную ее тему. Поэтому настоятельно рекомендую сборник к прочтению людям мыслящим и переживающим за судьбу своей страны, даже, если они и в чем-то с автором и не согласятся.

Евгения Жмурко

 

В НЕОБУСТРОЕННОЙ ОТЧИЗНЕ 

(16 стихотворений из одноименного сборника)

«Любя отчество, наивно

Не думай, что любовь взаимна».

В. Любезный

хххххх

Зачем почила так безвременно,

Дав погубить себя страна?

К Тебе взываю, Русь Есенина.

К Тебе, Россия Шукшина.

Ни мастерства, ни дарования,

Ни благодатной той среды.

От деревень — одни названия,

От городов — одни гербы.

Кто доведен до исступления,

Кто прозябает век в глуши.

А пять процентов населения

Подсчитывают барыши.

Забыты сказки и предания,

Пожитки бросив в рюкзаки,

Чтоб им добыть на пропитание,

В столицу прутся мужики.

Потомки славного Сусанина,

Хоть выбор, явно, не богат:

Кто охраняет дачу барина,

Кто бизнес-центр или склад.

Все позабыто, все потеряно,

И растворилась, не видна

Уже нигде Ты, Русь Есенина,

И Ты, Россия Шукшина.

Но пять процентов населения

Не замечают, как живет

Почти на грани вырождения

Столь безразличный им народ.

хххххх

Русские с турками братья навеки.

Путин в России, у них Эрдоган.

Снова Анталия ласково встретит,

Так полюбившихся ей россиян.

Можно конечно поехать в Австралию,

(Гепотетически), но все равно

Только в любимой Россией Анталии

По настоящему «все включено».

Не обойтись нам, похоже, без Турции,

Туркам без нас тоже, видно, нельзя,

Раз поменялись так резко инструкции

Преданным СМИ Анкары и Кремля.

Турки в Москву повезут помидорчики,

Русские вновь их отели займут,

Именем нашего сбитого летчика

Школу и улицу вновь назовут.

хххххх

«У бурмистра Власа.

Бабушка Ненила»…..

(Мы из старших классов

Помним, как все было…

«Лесу попросила»

«Починить избенку»,

Только позабыла,

Видно старушонка,

Кто тут самый главный.

«Нет!» — сказал бурмистр,

Как в Крыму недавно

Наш премьер-министр.

Ну, а что Ненила?

Не на ту напали,

Власу заявила:

«Вот приедет Барин,

Самый-самый главный,

Погоди бурмистр,

Не какой-то там вам,

Не премьер-министр».

В город (там Wi-Fi ведь)

Поспешила срочно,

Чтоб письмо отправить

Барину на почту.

«С Барином не страшно», —

Думает Ненила…

Ведь Россия наша

Мало изменилась.

хххххх

Не приближайся близко к власти

И не заигрывай поэт

С ней даже в шутку, в этой касте

Поэту, помни, места нет.

Старайся быть, как можно дальше,

К другому берегу держи,

Чтоб не погибнуть в буре фальши,

Не затеряться в море лжи.

Все отвергай в ней, все огулом,

Не верь любым ее словам,

Не внемли всяческим посулам,

Готовым будь к любым хулам.

В необустроенной отчизне

Не может ничего страшней

Быть для поэта, чем при жизни

Расположение властей.

91-Й ГОД

Еше ударят холода,

И льды продержатся немного,

Но все равно им никогда

Не заслонить весне дорогу.

Еще ударят холода.

Еще метель повоет всласть

И пробежится вновь по кругу,

Но и ее былая власть

Слабее с каждой новой вьюгой.

Еще метель повоет всласть.

Еще в природе все молчит,

И лес вдали еще чернеет,

Но солнца вешнего лучи

Все ярче, краше и теплее.

Еще в природе все молчит.

И Ты, прекрасная страна,

Навеки скинь свое проклятье,

Пускай ударят холода,

Твоей весны не задержать им.

Пускай ударят холода.

Еще тяжелые снега

С Твоих равнин сойдут не скоро,

Еще вернутся холода

В Твои бескрайние просторы.

Еще вернутся холода.

Недолог будет их успех,

Под звуки мартовской капели,

Твоя весна берет разбег

И движется к желанной цели.

Еще ударят холода.

хххххх

Мы не меняемся в лице,

Когда подлец на подлеце.

Не возмущаемся, не злимся,

Когда повсюду проходимцы.

И не впадаем в пессимизм,

Когда кругом идиотизм.

Так перестроить, вкривь и вкось,

Все проходимцам удалось.

И подлецам с таким успехом

Все изменить за четверть века.

Так, чтобы безраздельно править,

Они смогли нас оболванить.

ВРЕМЯ РЕФОРМАТОРОВ

«Все реформаторы попадут в ад,

потому что в раю им будет нечего делать».

Современный афоризм. Автор неизвестен.

Лет тридцать нам твердят одно:

«Настало время реформаторов!»

Новаторов, и впрямь, полно,

Жаль, что не слышно консерваторов.

А значит, бесполезен спор,

Извечный, старого и нового,

И все реформы до сих пор

Не дали ничего толкового.

хххххх

Старушка с маленькой иконкой,

Ладошку выставив вперед,

Стоит на улице, в сторонке,

И милость просит круглый год.

Уже совсем почти немного

Осталось бабушке до ста,

Стоит и просит ради Бога

Иисуса нашего Христа.

Минуя бабку, шагом скорым

Идет с десяток человек,

Приехавших в Москву на форум:

«Россия XXI век».

Где все галдеть неделю будут

И повторять: «В конце концов,

Пора подумать и о людях

И повернуться к ним лицом».

хххххх

Москва все больше, скопище людей

В одном, отдельном, небольшом пространстве

Безумию сродни, но все сильней,

С каким-то непонятным постоянством

Мы рвемся в мегаполисы, все здесь,

Почти на удивленье бестолково:

Богатство, бедность, нищета и спесь,

Одно неотделимо от другого.

Ты как осиный улей, не понять,

Москва, твои ходы и лабиринты,

Людей ты заставляешь проявлять

Все низменные чувства и инстинкты.

На сотни верст в длину и ширину

Раскинулась страна, но люди, точно

В затмении, стремятся лишь в одну,

Одну и ту же маленькую точку:

В Москву. И этот пагубный процесс

Затронул очень многих и не диво,

Что каждый, кто стремится, ждет чудес

И в предвкушенье призрачной наживы.

СОБЯНИНГРАД

Москвич в четвертом поколенье,

Не сноб и не аристократ,

Из дома выйдя, к удивленью

Попал уже в Собянинград.

Взамен деревьев-пальмы в кадках,

За домом-сразу стройплощадка,

Все небо закрывает смог,

И доллар-воздуха глоток.

Откуда ветры эти дуют, не знаю,

Но уже твердят,

Что скоро переименуют

СобянинГрад в СобянинАд.

хххххх

Мы в России, как и полагается,

Снова строим власти вертикаль.

Больше ничего не получается,

Как нам всем ни больно и не жаль.

Снова руководство не справляется,

Все, что только можно завалив,

Но стоит и нагло улыбается,

Без стесненья глядя в объектив.

Тщетно оппозиция старается,

Требуя отставки, ведь никто

С места уходить не собирается,

Ни премьер-министр, ни Мутко.

Те, кто обещали инновации,

Долго оставаясь на посту,

Довели страну до деградации,

Ввергли населенье в нищету.

Но и без намека на смущение,

Заверяет нынешняя власть:

«Вам нужны большие потрясения?

Нам нужна Россия!» (Чтобы красть).

хххххх

Капитализм пришел в мою страну,

Пришел, наобещав златые горы,

Пришел надолго, судя по всему,

И с ним пришли мошенники и воры.

Сперва, как добрый маг и чародей,

Загадочный во всем своем величье

В глазах таких доверчивых людей,

Но вскоре поменял свое обличье.

Теперь он стал хозяином страны,

В которой проживают милионы,

И все теперь, по гроб, ему должны,

И все теперь живут его законом.

Теперь ему и слова не сказать,

Весь день его медийные каналы

Бессовестно пускают пыль в глаза

И сватают чужие идеалы.

На всех простых людей ему плевать,

На всех без исключенья, поголовно,

Кто вынужден всю жизнь теперь страдать:

На нищих, безработных, на бездомных.

Он строит планы,

только одного

Понять не может-самого простого.

Он строит храмы,

но внутри него

Нет ничего давно уже святого.

Сегодня столько денежных мешков,

Которые не ведают, что проще

Верблюду влезть в игольное ушко,

Чем в рай попасть с такою тяжкой ношей.

А тем, кто все же верит в капитал,

Советую, одумайтесь, ребята,

Пока он с потрохами не продал

Свою страну и нас всех, вместе взятых.

хххххх

Открыв любую из газет,

Просматривая интернет,

Про воровство и казнокрадство

Читает житель государства-

Пенсионер российский. Тот,

Чей общий годовой доход

Весь, до копеечки, идет

На хлеб, жилье и на лекарства.

ЧТО ДЕЛАТЬ И КТО ВИНОВАТ

Коррупция нас разъедает,

Признался Президент, не знает,

Пробыв у власти столько лет,

Что делать, не надет ответ

Уже который год подряд,

Так кто же в этом виноват.

ПЕСНЯ О ЮНЫХ КУРСАНТАХ

Городок сибирский.

Школы командирской

Взвод курсантов. Ранняя весна.

Где-то за Уралом

Грозно грохотала

Третий год жестокая война.

Все шагают в ногу,

Рвутся на подмогу,

Вдруг без них закончится война.

И здоровый малый-

Взводный запевала-

Слышит-«Песню!»-крикнул старшина.

Скоро все курсанты

Выйдут в лейтенанты,

Сбудется мальчишечья мечта.

Третий Украинский

Примет пехотинцев

В младший офицерский комсостав.

Предстоит ребятам

Штурмовать Карпаты,

Тяжкий и суровый ратный труд.

По тропе военной

Все они до Вены

Целы-невредимы не дойдут.

В европейских странах,

Альпах и Балканах

Предстоит полгода воевать.

В Секешфехерваре

В огненном кошмаре

Жизнь свою за Родину отдать.

Но пока все живы,

Юны и красивы,

И война за сотни-сотни верст.

Все шагают в ногу,

Рвутся на подмогу

Встать все за Отчизну в полный рост.

И здоровый малый-

Взводный запевала-

Песню с остальными допоет.

Славный русский парень,

В Секешфехерваре

Павший смертью храбрых через год.

ПУБЛИЧНЫЕ ЛЮДИ

«Ничтожеств верное отличье-

Уверенность в своем величье».

В. Любезный

Публичные люди, их знают отлично.

А скромные люди не любят публичность.

Публичные люди всегда на виду:

И в старом, и в этом, и в новом году.

А скромные люди почти незаметны.

Они все неброско и просто одеты.

Публичные люди все громко кричат,

А скромные люди обычно молчат.

Публичные люди ведут себя нагло,

Им нужно все сразу, всего всегда мало.

А скромные люди довольны вполне,

Что живы, здоровы и хлеб на столе.

Публичные люди всегда прагматичны,

Тщеславны, надменны и харизматичны.

А, если другими словами сказать:

Умеют всех прочих людей подавлять.

Публичные люди-любители позы,

Но бровью не двинут без собственной пользы.

А скромные люди, в отличье от них,

Заботятся больше всего о других.

Публичные люди толкают локтями,

Ругают друг друга плохими словами.

А скромные люди спокойно живут

И в гости друг к другу на праздник идут.

Ведут себя скромные люди тактично,

Что точно не скажешь про многих публичных,

Привыкших орать и кричать где попало,

Замешанных в самых различных скандалах,

Поставивших этот процесс на поток.

За счет обвинений, скандалов и склок,

Себе заработав такую известность,

Что их караулит бульварная пресса.

Мне часто приходится слышать: «Бедняга!

Обычный и скромный простой работяга.

Какая обида. Какая печаль.

Поверьте, нам так его искренне жаль.

С другой стороны, если вдуматься честно,

Какой-то он тихий и неинтересный.

И сразу становится вам, господа,

Понятно, что это, отнюдь, не «звезда».

Я, может, чего-нибудь не понимаю,

Но токарь, строитель, водитель трамвая

Для общества выше должны быть, чем лгун

И наглый, циничный, публичный болтун.

Кто в нашей несчастной стране между делом

Так вправил мозги всем легко и умело,

И что-бы, задумайтесь, стало бы с ней

Без скромных, простых, не публичных людей.

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1

  1. «Сроду писатели не были врачевателями душ. Писатели, поэты — совесть нации. Она просто болит и все…» А. и Б. Стругацкие «Град обреченный».