В день десятилетия, или В защиту дикой природы

Кирилл проснулся радостным. Ещё бы, ведь сегодня был день его рождения! День, когда ему, наконец, исполнилось десять лет! Не одна, а две цифры теперь были у него! Он и раньше любил свой день рождения, все родственники, знакомые родителей любили его, дарили ему в этот день подарки, вот только поцелуи да объятья не нравились мальчику, взиравшему на мир изумлёнными глазами за круглыми очками в красной оправе.

Он в это утро встал рано, как в школу, хотя настали каникулы. Включил старенький ноутбук, отданный ему отцом. И первым делом, как это делают взрослые, открыл ленту новостей. Её, как и всегда, читать было неинтересно. Кирилл решил было перейти на другой сайт, как обнаружилась страшная весть! Сообщение гласило:

«Работники зоопарка в г. Цинциннати, штат Огайо, США, застрелили семнадцатилетнего самца гориллы после того, как в его вольере оказался трёхлетний ребёнок. Этот ребёнок прополз под ограждением и упал в ров с водой. Самец гориллы по кличке Харамбе подобрал малыша и носил его на руках в течение десяти минут.

В связи с тем, что гигантская обезьяна весом более ста восьмидесяти килограммов представляла реальную угрозу для ребёнка, было принято решение умертвить животное, поскольку транквилизатор не дал бы немедленного эффекта».

Кирилл заплакал, хоть и считал себя взрослым, а кроме того, мужчиной, а они ведь никогда не плачут! А потом и вовсе, как маленький ребёнок зарыдал. Никогда раньше он не рыдал так горько и безутешно, даже поначалу в детском саду, когда уходила мама, и он не слышал её слов поддержки «о настоящих мужчинах», полностью погружаясь в своё горестное одиночество.

Вот и сейчас, в ужасе от содеянного людьми, он рыдал и не мог остановиться…

Из кухни, где готовилось сегодняшнее пиршество, прибежала мама. Кирилл пытался ей что-то сказать, но каждый раз перехватывавший горло спазм заставлял его замолкать. Плачущий, он только показал ей на экран с убийственной новостью.

Она прочла и обняла своего младшенького, скрывая от него собственные слёзы.

Ведь для самой Марии, матери юного Кирилла, это было не только сильнейшей болью и подтверждением того, что для всего живого животного мира главным врагом был человек, но и укор ей, лично ей! Как она когда-то мечтала, что будет не просто зоологом, а Охранителем и Хранителем живой природы! И Дайян Фосси была для неё не просто любимым образом, героиней, но и образцом, в конце концов! Когда-то, в Киркином возрасте, в десять лет, прочла её знаменитую книгу «Гориллы в тумане», и собиралась стать зоологом-этнологом. Полюбила этих умных и добрых животных, и, как Дайян, хотела посвятить им жизнь, защищать их, мирных на самом деле, никому не приносящих зла, от единственного их врага – человека?! Ведь и Дайяну Фосси убил во сне в её домике, браконьер или иной враг горилл, из тех, с кем она боролась! Убил её собственным мачете, которым она пользовалась для рубки тростника. Мария ненавидела эти дурные фильмы про Кинг Конга, Годзиллу или «Планету обезьян», демонизирующие несчастных горилл.

Она корила себя за то, что предала свою юношескую мечту, за то, что женщина и мать возобладали в ней. Вышла замуж, родила погодков, и была  с ч а с т л и в а!  Конечно, работала она литературным редактором журнала о животных, их она продолжала любить и переживать за них, за всех. Но гориллы, эти благородные животные были д р у г и м и, она-то знала, что у них были навыки, не связанные с выживанием! Фосси говорила даже об их культуре?!

Сыновья Марии никогда не были ни в зоопарке, ни в каких-либо зверинцах! Зато побывали во всех российских заповедниках, где животные жили на свободе! И Мария радовалась этому, вспоминая шок, испытанный ею в детстве от единственного посещения зоопарка! И как испугались родители её реакции, её, фактически, болезни. Больше ей не пришлось бывать там.

– Кирюша! Послушай меня и не отчаивайся! Мы не можем уже помочь несчастному Харамбе… Но мы будем бороться, – она услыхала собственный, звенящий голос, – чтобы больше ничего подобного не случилось!

– Мама! Но неужели эти люди, что убили его, не знали ничего, а они-то зоологи?! Не знали, что гориллы никогда не причинят зла детёнышу?! Он ведь спас малыша, вытащил его из воды, чтоб он в этом рву с водой не утонул и не наглотался воды! Он качал его на руках, как собственного детёныша?! Они, наверное, даже и фильма «Гориллы в тумане» не смотре-ли… – мальчик предательски шмыгнул носом.

Мария оттого и заспешила:

– Кирилл, ты уже не маленький мальчик! И должен понять логику этих невежд, из-за которых погиб Харамбе! Всё же он весил больше ста восьмидесяти килограмм! И они, боялись, что он ненароком причинит вред, а ребёнок всё же маленький! – неуверенная в себе, произнесла она.

– Да ерунда это! – вновь всплакнул именинник, – зоологи должны всё знать о зверях, которых пытаются опекать!  Они же знают, что гориллы не убивают, как на них наговорили киношники! Что у них только поза «устрашения» есть, когда самец становится на ноги и отчаянно бьёт себя в грудь! – мальчик плакал тихо.

Мария знала, что её юношеская, так и не осуществившаяся мечта поехать в Африку и жить среди  животных на воле, как Джордж Шаллер, Луис Лики или Дайян Фосси каким-то образом стала детской мечтой её Кирилла?! Он хотел дружить с животными! Быть рядом, защищать их, в первую очередь, от человека!

Не зная, что предпринять, чтоб успокоить своего юбиляра, она вдруг воскликнула:

– Я придумала! Мы напишем петицию против содержания человекообразных обезьян…

– Гоминид, – поправил её сын.

 –  … да, гоминид, в зоопарках и зверинцах не только в России, но и в мире!

 – И не только в зоопарках, в цирках тоже! – дополнил мальчик, размазывая слёзы по щекам и надевая очки.

  Вечером пришли гости, Кирилл многих знал с раннего детства. Сегодня, ради дня рождения, а ещё больше ради начала великой миссии, он позволил всем им обнимать и целовать себя.

После этого он торжественно предложил им поставить свои подписи и под бумажной петицией и под электронной в своём старом ноутбуке. Обращение было адресовано не только президенту, но и генеральному секретарю ООН!

 Перед сном Кирилл разложил на прикроватном столике не только подарки, но и подписанную гостями петицию.

 Он лежал и думал о сотнях, а может, и тысячах животных, которым суждено вернуться на свободу из своих цирков и зоопарков. И от этого было ему несказанно, как никогда в жизни, хорошо!

Но перед тем, как совсем уснуть он вспомнил про недавно убитого Харамбе, и вновь заплакал от чувства безысходности и безвозвратности произошедшего…

 В слезах он вплыл в сон, облегчавший любое горе…

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1