Трудный выбор

Ирочка – моя младшая сестра. Она на четыре года меня моложе. Сейчас ей уже 28 и мы живем отдельно с тех пор, как я вышла замуж и уехала из нашей квартиры. Родители наши погибли в автокатастрофе, когда мне было 20, а ей 16 и мы остались вдвоем. Мы дружили с Ирой, и она доверяла мне все свои девичьи тайны, а когда Ирочка влюбилась, она мне сказала об этом первой. Я была рада за нее, но это была необычная любовь.
К моему удивлению, сестра сказала мне, что влюбилась одновременно в двух друзей и не знала, что ей делать. А когда спросила совета у меня, то я, прежде всего, посоветовала пригласить этих ребят к нам домой. Не могла же я давать Ирочке советы, даже не видя объектов ее увлечения.
Ирочка согласилась и сказала, что в ближайшее воскресение они придут к нам. Причем сразу вдвоем. Когда я удивилась этому, она только засмеялась: «Знаешь, Светка, а они по одному никуда не ходят, потому, что, во-первых, они друзья, а, во-вторых, их отпускают вместе».
— Что значит – отпускают? – не поняла я.
— А вот придут, увидишь, — опять засмеялась она.
И как только в воскресенье ребята появились в наших дверях, я увидела, в чем дело. Оба они были в одинаковой курсантской форме, оба одного роста и чем-то даже похожи друг на друга. Они были симпатичными парнями. Голубоглазого блондина звали Игорем, а его черноглазого и черноволосого друга – Денисом.
За тот день, что они пробыли у нас, честно скажу, оба курсанта мне очень понравились. И я хорошо поняла Ирочку: и почему она влюбилась в них, и почему никак не может сделать выбор. Мы сидели за подготовленным нами столом, ели всякую вкуснятину, которую нас с сестрой научила готовить мама, и почти совсем не пили, хотя было что.
— Да мы не по этому вопросу, — дружно сказали мальчики после первой рюмки «за знакомство». И мы с Ирочкой, естественно, поддержали их. Да нам всем было хорошо и весело и без бутылки. Ребята чувствовали себя совсем расковано, смеялись, рассказывали интересные истории из их курсантской жизни, приглашали нас танцевать и влюбленными глазами смотрели на Ирочку, а она просто летала по квартире.
По моей просьбе они рассказали мне о себе.
— Да вот пусть Игорек вам расскажет о нас обоих, – предложил Денис. — У нас ведь все одинаково, а он лучше меня говорить умеет.
И действительно, Игорь, совсем не стесняясь, рассказал нам их общую биографию. Мальчишки дружили еще со школы, десять лет просидели за одной партой. И вместе, решив стать военными, приехали в наш город и поступили в воздушно-десантное училище. Сейчас они учились на последнем курсе и уже через полгода выпускались офицерами. Так что у них все было вместе. Их койки в казарме стояли рядом, на занятиях они сидели за одним столом, в увольнительные ходили вдвоем и даже вместе влюбились в мою Ирочку, что было видно невооруженным глазом. А она, насколько я понимала, отвечала им взаимностью и тоже обоим сразу. Так что и мне мальчишки тоже очень понравились, и я даже для себя не могла выделить кого-то одного из них.
Теперь Игорь с Денисом приходили к нам каждое воскресенье. И целый день были вместе с Ирой. Они втроем ходили гулять, посещали музеи, были в кино и театрах, а то и просто сидели у нас дома, и было видно, что это им совсем не скучно. Ребята вместе слушали музыку, обсуждали книги и любили за столом с удовольствием есть блюда, мастерски приготовленные Ирочкой и явно отличавшиеся от курсантских харчей. А она к каждому разу старалась сочинить что-нибудь вкусное и новое.
Бывало, что если мальчишки не приходили, то они предупреждали об этом по телефону и Ирочка очень расстраивалась. Да и я тоже, поскольку уже привыкла к ним и охотно проводила время в их компании. А надо заметить, что дружба эта очень положительно влияла на Иришку. Она буквально расцвела на глазах, все у нее получалось и дома, и в институте. Но я-то хорошо знала свою младшую сестру и даже не видела, а чувствовала, что что-то в глубине ее души было не так. Мне не хотелось лезть к ней с вопросами. Я уже говорила, что взаимность наша была очень дружеская, и я ждала, что Ира сама начнет разговор. Я оказалась права. Однажды, как раз в тот день, когда мальчишки дежурили по училищу и не пришли в увольнение, Ирочка вдруг сказала мне:
— Света, я давно хотела с тобой поговорить…
— Хорошо, Ириш, давай поговорим, — отозвалась я и сказала, прихлопнув по дивану, на котором сидела в тот момент, — иди ко мне, садись рядышком.
Ирочка встала с кресла, медленно-медленно подошла ко мне, села на диван и уткнулась мне в плечо. Я обняла ее.
— Ну что, малышка, что с тобой? Рассказывай, я ведь чувствую, что тебя давит что-то…
— Давит, Светуль, вот именно что давит. Помнишь, я спрашивала тебя, кто тебе больше нравится, Игорь или Денис? И, помнишь, что ты мне ответила?
— Помню, Ириш, конечно, помню. Я сказала тебе, что они оба мне очень нравятся. И я не могу предпочесть кого-то из них. Но, главное, Ириш, кого из них предпочитаешь ты.
— В том-то и беда моя, Светка, что и мне они оба очень нравятся, и я тоже не могу выделить одного. Ну, что мне делать, Светочка? Что делать? Ты знаешь, они оба признались мне в любви. Причем сделали это вместе, как все делают всегда. И оба же предложили мне выйти замуж. Но выбор оставили мне. Представляешь, Светка, это какой-то кошмар. Что мне теперь делать!? И я люблю их обоих и с удовольствием согласилась бы стать женой. Но кого, скажи, Светуль, скажи кого!? У меня голова разрывается, я думаю об этом днем и ночью и не могу ничего для себя решить. Что же делать-то, Господи!? Не жребий же бросать.… Покажет жребий, скажем, на Дениса, а что будет с Игорьком, ты представляешь? А если наоборот, что с Дениской будет? Да еще и время подпирает, через месяц они становятся офицерами и уже знают, что их вместе, по их же просьбе, отправят по месту службы. И они, конечно же, хотят, чтобы один из них уехал со мной. Да я, Светуль, поеду с ними хоть на край света. Только вот с кем!?
Иришка прижалась ко мне, и я увидела слезы на ее глазах. Мне так стало жаль мою младшую сестричку, я так понимала ее. Но какой совет я могла ей дать? Я только крепко обняла Ирку и поцеловала в заплаканные глаза.
— Ирочка, малышка моя, Но как я могу дать тебе такой важный совет? Как я могу дать тебе совет в таком деле, от которого будет зависеть вся твоя жизнь? Тем более, что ты знаешь, мне они оба по душе. Выбор здесь, милая, только за тобой. Тебе же с кем-то из них жить. Ну, на самом же деле не жребий кидать. Кто тебе может дать совет? Не знаю, может, только Бог….
Тот вечер мы просидели с Ирочкой на диване допоздна. Уже стемнело в комнате, но мы не зажигали света. Так и сидели вместе, обнявшись, и молчали, потому что так и не смогли принять какое-либо решение.
Прошло еще несколько дней, которые Ирочка провела, как в воду опущенная, а я старалась не приставать к ней. Все случилось в конце недели. Я вернулась вечером домой и удивилась, что в квартире темно, хотя поняла, что Ира дома, ее пальто и сапоги были в прихожей. Сразу почувствовав недоброе, я вошла в комнату и нажала на выключатель.
Первое, что я увидела, это сидящую на диване сестру. Вид у нее был ужасен. Ирочка сидела с ногами на диване, руки ее были прижаты к груди, а залитое слезами лицо было не узнать. Она уже не плакала, видно, не было сил. Я бросилась к ней, схватила руками заплаканное лицо, но Ирочка подняла на меня невидящие глаза и зарыдала в голос:
— Это я, Светка, это я виновата, это я все натворила! Как теперь жить-то, Светка?
— Ирочка, милая, — я прижала ее лицо к своей груди, — что случилось, малышка? В чем ты виновата? Что ты наделала? В чем ты винишь себя?
Но она не успокаивалась и сквозь рыдания опять повторяла и повторяла:
— Это я, это я, это я….
Прошло много времени, прежде чем мне удалось успокоить ее и добиться от нее чего-то членораздельного. И вот, все еще всхлипывая, она рассказала мне:
— Два часа назад мне позвонил Денис. Он звонил с полигона. Я даже голоса его не узнала. И он сказал, представляешь, Свет, он сказал, что Игоря больше нет. Сначала я просто не могла понять его, а потом он сказал, что Игорек разбился на полигоне. Насмерть, представляешь….Они прыгали с тысячи затяжным и что-то там с парашютом. Ну, вот он камнем с такой высоты. Сразу насмерть…
— Ир, но они же сами укладывают себе парашюты…
— Говорили, что сами. Но ты же знаешь, они оба последнее время были на каком взводе.
— И ты решила, что в этом ты виновата?
— Не знаю, Свет, ничего не знаю и не понимаю. Откуда мне было знать? Но в чем моя вина, я знаю точно. Помнишь, когда я просила у тебя совета, ты сказала, что только Бог может посоветовать мне. И я, ты только не смейся, пошла в церковь и попросила Бога о помощи, подсказать о том, как мне выйти из моего положения. Но, Светочка, дорогая моя, я же не об этом просила Господа, не о таком же выходе из нашей ситуации! Ты же веришь мне? Ну, почему он так решил?!!!
— Ирочка, малышка, ну что делать теперь? Что только в жизни не бывает. Успокойся, родная, не изводи себя. Этим ты Игорьку не поможешь….А что Денис? Он приедет к тебе?
— Да нет, сейчас точно нет. Он сказал мне, что должен быть с Игорьком до конца и хочет сам отвезти его к родителям в их город, где они вместе жили. А потом он обещал сразу же приехать ко мне. Но ты знаешь, Свет, может быть, я законченная дура, но я сказала ему, чтобы он не приезжал. Я не смогу его теперь видеть, зная, что случилось с Игорем. Я могла быть с ними только вместе. Ты меня понимаешь, Свет?
Я понимала ее в тот момент, и мне было безумно жалко Ирочку. Просто я подумала тогда, что все со временем проходит и это пройдет. И еще, грешным делом, подумала тогда, что судьба помогла Ирочке сделать выбор. Но эту страшную мысль я, конечно же, не сказала вслух.
Ну вот, время прошло. Целых шесть лет. Но это не прошло…..Мою младшую сестричку стало не узнать. Куда ушла ее радость жизни. И насколько я знаю, с тех пор она не была в отношениях ни с одним парнем. Как-то я осторожно спросила ее об этом, она даже испугалась:
— Ты что, Свет, не понимаешь, что я могу принести любому парню? Чем ему грозит знакомство со мной….
Дениса направили на службу, по его рапорту, на Дальний Восток. Сначала он звонил Ирочке, писал ей письма. Но она ни разу не ответила ему. И он перестал….

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1