Точки над i

I

Есть строка Тютчева, которая до сих пор будоражит воображение поклонников его поэзии. Это его утверждение о том, что «мысль изреченная есть ложь»! Весь интернет пестрит разнообразием предлагаемых объяснений, которые объединяет только равноудалённость от истины. А истина лежит в самом стихотворении… Называется оно «Silentium» (молчание). Написано в 1829 г. и опубликовано в 1831 г. Подавляющее большинство публикаций стихотворения в интернете сопровождают их примечанием, списанным под копирку с одного и того же, неизвестного источника. Вот одно из них:

Из стихотворения «Silentium!» («Силенциум!» — «Молчи!», 1831) Федора Ивановича Тютчева (1803—1873):

…Как сердцу высказать себя?
Другому как понять тебя?
Поймет ли он, чем ты живешь?
Мысль изреченная есть ложь,
Взрывая, возмутишь ключи, —
Питайся ими — и молчи…

Написано на тему стихотворения «Молчи» немецкого поэта, участника революции 1848 г. в Германии Л. Пфау (1821 —1894).

Такой поэт действительно существовал в Германии, но никак не мог написать в восьмилетнем возрасте такое стихотворение! Первый сборник его стихов появился в 1846 г. Поиск другого поэта с такой же фамилией, в том числе и в немецкоязычном интернете, не дал результатов. На сайте весьма авторитетной рабочей группы по изучению творчества Ф. И. Тютчева (ТЮТЧЕВИАНА) среди переводных стихотворений «Silentium» не значится. Зато есть два перевода его на немецкий язык!

В 97 томе «Литературного наследства», посвящённом жизни и творчеству Тютчева в перечне имён Л.Пфау (Ludwig Pfau) не значится! Это положило конец дальнейшим розыскам.

Чтобы перейти непосредственно к теме, я должен сделать небольшое отступление и рассказать примитивный анекдот:

«Чукча первый раз в жизни попробовал апельсин! Друзья спрашивают:

  • Какой вкус? Как рыба?
  • Нет…
  • Как олень?
  • Нет…
  • А как?
  • Как спать с женщиной…»

У чукчи не хватило слов для описания вкуса апельсина… Вы будете смеяться, но и в русском языке не хватит слов для описания вкуса апельсина! Ни в одном языке нельзя описать словами однозначно вкус, ощущение, чувства, мысли и т. д. Именно об этом и говорит Тютчев! После такого объяснения с улыбкой вспоминаю наиболее часто встречающееся в интернете: «Это изречение забытого ныне древнегреческого философа, смысл которого сегодня утрачен…»

Нехватку слов с лихвой восполняет образная речь. Чукчу из анекдота можно считать родоначальником чукотской поэзии!

А теперь вчитаемся в текст стихотворения:

«Silentium!» Федор Тютчев

Молчи, скрывайся и таи
И чувства и мечты свои —
Пускай в душевной глубине
Встают и заходят оне
Безмолвно, как звезды в ночи, —
Любуйся ими — и молчи.

Как сердцу высказать себя?
Другому как понять тебя?
Поймёт ли он, чем ты живёшь?
Мысль изречённая есть ложь.
Взрывая, возмутишь ключи, —
Питайся ими — и молчи.

Лишь жить в себе самом умей —
Есть целый мир в душе твоей
Таинственно-волшебных дум;
Их оглушит наружный шум,
Дневные разгонят лучи, —
Внимай их пенью — и молчи!..

Добавить к тютчевскому тексту нечего. Разве только пояснить его: мысль, нельзя полностью и однозначно выразить словами! Т.е. это будет не вся правда. А назвать это ложью можно в качестве поэтической метафоры!

II

Примерно в то же время, что и Silentium, Тютчев написал стихотворение «Цицерон», которое, подобно предыдущему породило проблему, круги от которой идут до сих пор!

Ф. И. Тютчев. Цицерон

Оратор римский говорил
Средь бурь гражданских и тревоги:
«Я поздно встал — и на дороге
Застигнут ночью Рима был!»
Так!.. Но, прощаясь с римской славой,
С Капитолийской высоты
Во всем величье видел ты
Закат звезды ее кровавый!..

Счастлив, кто посетил сей мир
В его минуты роковые!
Его призвали всеблагие
Как собеседника на пир.
Он их высоких зрелищ зритель,
Он в их совет допущен был –
И заживо, как небожитель,
Из чаши их бессмертье пил!

<1829>; начало 1830-х годов.

 

Речь идёт всего о двух строках, а именно:
Счастлив, кто посетил сей мир В его минуты роковые! А   если быть точным, то об одном слове: счастлив. В тютчевском томе Литературного наследства это объясняется так:
в рукописи стоит счастлив, а при первой публикации в альманахе «Денница» издатель самовольно исправил на блажен! Тютчев протестовать не стал, но, посылая Пушкину для «Современника», сохранил в рукописи счастлив. С тех пор публикуют и так, и так. Одни по рукописи, другие по первой публикации!

Попытаюсь отвлечься от «автор всегда прав» и рассмотреть по существу! Во всех словарях блаженство трактуется, как высшая форма счастья! Но, у Пушкина есть пример конкретизации этого понятия в письме Онегина Татьяне:


Нет, поминутно видеть вас,
Повсюду следовать за вами,
Улыбку уст, движенье глаз
Ловить влюбленными глазами,
Внимать вам долго, понимать
Душой всё ваше совершенство,
Пред вами в муках замирать,
Бледнеть и гаснуть… вот блаженство!

Тютчев явно не имел в виду такого состояния. Второго значения слова, как человек, на которого снизошла Божья благодать не рассматриваем. Но, против присутствия здесь этого слова говорит и другое: близкое расположение слов блажен и всеблагие маловероятно для для поэта такого уровня.

Долгие размышления на тему счастлив/блажен дали импульс для написания строфы в моё собрание рифмованных анекдотов:

Хочу оговориться сразу:
Известный мюнхенский кумир
Создал блистательную фразу:
«Счастлив, кто посетил сей мир
В его минуты роковые…»
Но все минуты таковые
У нас в истории всегда
Во все прошедшие года
Одна беда сменить другую
Спешит, не дав придти в себя!
И, нашу Родину любя,
В том утешенье нахожу я,
Что, если всѐ же прав поэт,
Счастливей русских в мире нет!

Посылая эту строфу моему приятелю, обладателю того самого тома литературного наследства, помогавшего мне в написании этих заметок, я сопроводил её следующим четверостишием:

Ещё одна строфа готова!

Благодаря тебе я рад,

Хотя бы так внести свой вклад

В защиту тютчевского слова!

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1