След

Они не строили себе пирамид из меди
И надгробий из бронзы.
Не оставили после себя наследников,
Детей, сохранивших их имена.
Но они оставили свое наследство в писаниях,
В поучениях, сделанных ими.

Построены были двери и дома, но они разрушились,
Жрецы заупокойных служб исчезли,
Их памятники покрылись грязью,
Гробницы их забыты.
Но имена их произносят, читая эти книги,
Написанные, пока они жили,
И память о том, кто написал их,
Вечна.

…Книга лучше расписного надгробья
И прочной стены.
Написанное в книгах возводит дома и пирамиды в сердцах тех,
Кто повторяет имена писцов,
Чтобы на устах была истина.
( Из лирики Древнего Египта в переводах Анны Ахматовой)

А началось это в давние — предавние времена. Можно сказать — в каменном веке. Вот оттуда-то, из того века дошли до нас наскальные рисунки, найденные в различных пещерах. И пещеры эти разбросаны по разным континентам. Очень, очень хотелось первобытному человеку этими рисунками след свой оставить. Мол, «Это — я! Я рисовал! Жизнь свою первобытную рассказал!» Ну, подписывать картины свои он ещё и не умел. Да и не думал он тогда об авторских правах, не до того было — вдохновение на него нашло в виде всяческих охотничьих мечтаний и переживаний. Кто-то в это время хобот мамонта у костра жуёт, кто-то с антисанитарией на своём волосатом теле борется, кто-то занимается воспроизводством или воспитанием подрастающего младого поколения…
А он … В нём воображение проснулось и мысль: «А я? Какой я след оставлю?» И уединился он в дальний конец пещеры, чтобы с Музой тет-на-тет.
Так и повелось с тех пор. Каждый, каждый человек норовит себя в истории запечатлеть. Дело это простое для большинства. И оставляем мы свои следы — кто в своём потомстве, кто — в деревце-саду. Хороший русский поэт Леонид Мартынов спрашивал у своих современников совсем уж в недавнем прошлом, каких-то 50 лет назад:
«…И на вопрос, даря ответ, скажи
Какой ты след оставишь?
След, чтобы вытерли паркет
И посмотрели косо вслед?
Или НЕЗРИМЫЙ, ПРОЧНЫЙ СЛЕД
В чужой душе на много лет?»

Каждому — своё. Кто-то стены пещеры разрисовывает в жанре анимализма и жанрового портрета, кто-то из глины лепит Бабу, символ плодородия по мнению первобытного скульптора, кто-то проектирует вместо пещеры дома и дворцы. Кто-то рисует Джоконду, а кто-то пишет «Ромео и Джульету». Но после каждого остаётся след. Кто-то возводит пирамиды. Мы не знаем имён строителей. Хорошо ещё, что нам известно имя архитектора — Хемиун. Правда, пирамида называется «Пирамидой Хеопса, или Хуфу». Это фараон, который этой пирамидой «самоутвердился». Сколько рабов погибло при строительстве — кто знает, да и кто считал…Однако работали десятки и десятки тысяч безымянных рабов ради самоутверждения фараона Хеопса. Тоже ведь след свой оставил — самое крупное сооружение, созданное человеком по тем историческим, с полным отсутствием нанотехнологий, временам.
Много, много людей норовило в историю влезть и след оставить. Вот Герострат, к примеру. Спалил товарищ Александрийскую библиотеку. Кто знал допреж человека без определённого места жительства (бомж) по тем временам? А вот ведь, и спустя тысячи лет — помнят и называют это имя.
А вот, к примеру, сын простого запойного сапожника. Он, сын, оставил след по себе в виде коллективизации, индустриализации, полной ликвидации безграмотности, а также полной победы социализма. Правда, кроме следов остались «последы» в виде мест массовых захоронений строителей социализма. Оказалось, что места массовых захоронений расположены в населённых пунктах, названия которых включают в себя все буквы русского алфавита. А в одной Москве таких мест было аж 5: Яузская больница, Ваганьковское кладбище, Донское кладбище, посёлки Бутово и «Коммунарка». А далее — по списку: Абакан, Абезь, Астрахань, Бийск, Владивосток, Воронеж, Воркута… И далее по другим буквам алфавита… Тоже ведь — след…
Ну, да слава Богу! Времена нынче другие. И «самоутвердиться» можно и вполне порядочным способом. Вот, к примеру, Олимпиада! Первая в мире и в истории Зимняя Олимпиада в субтропиках! Это же, это же… И Хеопсу не снилось! А тоже — след! Так и будут в истории говорить, мол: «Наследил товарищ!»
Мне порою кажется, что каждый след, оставленный человеком, соответствует его духовной основе (Ой! что же это я — совсем от жизни отстал, сейчас это «духовной скрепой» называется). Но я уж по старой привычке — след соответствует духовной основе человека, его воспитанию и воспитанности.
Оставил после себя «Сикстинскую капеллу», или «Лебединое озеро»…. или «Сочи 2014″… Всё одно — след.
А духовная основа — так она и при фараонах присутствовала, во время стахановского движения, типа: «Пирамиду Хуфу – досрочно!»:

Из духовной основы доисторических, уже не первобытных, а фараоновых времён:

Кому мне открыться сегодня?
Братья бесчестны,
Друзья охладели.
Кому мне открыться сегодня?
Алчны сердца,
На чужое зарится каждый.
Кому мне открыться сегодня?
Раздолье насильнику.
Вывелись добрые люди.
Кому мне открыться сегодня?
Худу мирволят повсюду,
Благу везде поруганье.
Кому мне открыться сегодня?
Над жертвой глумится наглец,
А людям потеха — и только!
Кому мне открыться сегодня?
У ближнего рады
Последний кусок заграбастать!
Кому мне открыться сегодня?
Злодею — доверие,
Брата — врагом почитают.
Кому мне открыться сегодня?
Не помнит былого никто.
Добра за добро не дождешься.
Кому мне открыться сегодня?
Друзья очерствели,
Ищи у чужих состраданья!
Кому мне открыться сегодня?
Потуплены взоры,
От братьев отвернуты лица.
Кому мне открыться сегодня?
В сердцах воцарилась корысть.
Что толку — искать в них опоры?
Кому мне открыться сегодня?
Нет справедливых,
Земля отдана криводушным.
Кому мне открыться сегодня?
Нет закадычных друзей,
С незнакомцами душу отводят.
Кому мне открыться сегодня?
Нету счастливых,
Нет и того, с кем дружбу водили.
Кому мне открыться сегодня?
Бремя беды на плечах,
И нет задушевного друга.
Кому мне открыться сегодня?
Зло наводнило землю,
Нет ему ни конца, ни края
( Из лирики Древнего Египта в переводах Анны Ахматовой).

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1