Русский романс

Не буду вдаваться в этимологию. Хотя романс — это песня на романском языке, и старинный русский романс, строго говоря, является старинной русской песней на романском языке, примем это как данность: русский городской романс — это особый жанр, присущий только российской музыкальной культуре, расцвет которого пришёлся на 19-й и начало 20-го веков. Создателями, носителями и потребителями жанра являлась нарождавшаяся российская интеллигенция, как бы сейчас сказали, средний класс. Средний класс тогда, в силу разных причин, был довольно хорошо образован и многонационален. Основными национальностями были русские и немцы (русские немцы). Пусть большое количество немцев никого не смущает. После многочисленных разделов большое количество территорий, населённых немцами, (в основном прибалтийскими) вошло в состав Российской империи. Население этих областей и стало (как бы мы сейчас сказали) гражданами (тогда — подданными Российского Государя). Немецкое дворянство было высокообразованным и оказалось на ведущих постах Российской империи. 70% генералов русской армии были остзейскими (прибалтийскими) немцами.

Только из близких Пушкину лицеистов Дельвиг, Кюхельбекер, Данзас и Корф были немцами. Поэтому, большое количество немецких фамилий среди авторов нельзя считать иностранным засильем. И вообще, терпимое отношению к заимствованию иностранных текстов (в переводах, конечно) и музыки является характерной чертой русского романса. Это как в жизни: какой бы национальности не оказалась любимая Вами женщина, она ВАША жена! Подробнее эти темы будут рассмотрены на примерах истории создания некоторых популярных романсов.

Примером одного из самых популярных как в России, так и за рубежом русских романсов можно считать «Очи чёрные». Здесь следует оговориться, что многие относят этот и многие другие романсы к т. н. «цыганским романсам». На самом деле почти все «цыганские романсы» написаны русскими поэтами и русскими композиторами и уже сами цыгане выбирали себе для исполнения то, что было близко им по духу и содержанию. Но вернёмся к «Чёрным очам». Здесь, как и в Библии, вначале было слово! Текст принадлежит украинскому поэту Евгению Гребёнке. В 1843 г. он посетил в селе Берёзовая Рудка сослуживца своего отца помещика Ростенберга и смертельно влюбился в его 15-летнюю дочку (по некоторым источникам внучку) Марию! Тогда, в 1843 г. и был написан и напечатан в Литературной газете текст будущего романса:

Очи черные, очи страстные!
Очи жгучие и прекрасные!
Как люблю я вас! Как боюсь я вас!
Знать, увидел вас я в недобрый час!

Ох, недаром вы глубины темней!
Вижу траур в вас по душе моей,
Вижу пламя в вас я победное:
Сожжено на нем сердце бедное.

Но не грустен я, не печален я,
Утешительна мне судьба моя:
Все, что лучшего в жизни бог дал нам,
В жертву отдал я огневым глазам!

Через год они поженились и жили счастливо, но недолго… Гребёнка умер от туберкулёза в возрасте 36 лет! Его текст оказался неокончательным. Ф. И. Шаляпин был безумно влюблён в итальянскую балерину Торнаги, обладательницу таких же чёрных очей, и написал три своих куплета, посвятив их ей. Но сохранил первый куплет Верёвки, поставив его вначале и в конце. Эти пять куплетов и составили классический текст романса:

1.
Очи чёрные, очи жгучие,
Очи страстные и прекрасные!
Как люблю я вас! Как боюсь я вас!
Знать, увидел вас я не в добрый час!
2.
Очи чёрные, жгуче пламенны!
И манят они в страны дальние,
Где царит любовь, где царит покой,
Где страданья нет, где вражде запрет!
3.
Не встречал бы вас, не страдал бы так,
Я бы прожил жизнь улыбаючись.
Вы сгубили меня, очи чёрные,
Унесли навек моё счастие.
4.
Очи чёрные, очи жгучие,
Очи страстные и прекрасные.
Вы сгубили меня, очи страстные,
Унесли навек моё счастие…
5.
Очи чёрные, очи жгучие,
Очи страстные и прекрасные!
Как люблю я вас! Как боюсь я вас!
Знать, увидел вас я не в добрый час!

Шаляпин имел некоторую склонность и способность к рифмованию. По свидетельству мемуаристов в то время он пел на мелодию арии Гремина: «Онегин я клянусь на шпаге, безумно я люблю Торнаги…»

Чтобы покончить с текстом, следует сказать, что почти все исполнители добавляли свои куплеты, но они не прижились!

Но, кроме текста, в романсе есть и музыка. И тут многих ждёт сюрприз: музыка не русская! Автором был французский композитор Флориан Герман. Правда, сначала это был марш, под звуки которого 21 июня 1812 года наполеоновская армия вторглась в Россию! Для романса этот марш был переложен в размер вальса, получившего название «Walse Hommage». Судя по всему, Ф. Герман был немцем.

Музыка Германа полюбилась многим и стала «своей». На неё стали петь «По обычаю петербургскому…» Пётр Лещенко включил «Очи чёрные» в танго Строка «Чёрные глаза». Мне посчастливилось услышать и увидеть исполнение Хворостовского. Пока он пел, Нетребко азартно танцевала вокруг него «Цыганочку».

Гребёнка является автором слов известной песни: «Помню я тогда молодушкой была…» Композитором значится А. М. Ларме. Из всех поисковиков известно, что об этом композиторе нет никакой информации. Но, всё-таки, кое-что выяснить удалось. Это оказалась женщина, Александра Михайловна Ларме (1809 — 1890). Удалось разыскать нотные издания тех лет, где она упоминается в качестве автора огромного количества русских романсов, мне совершенно неизвестных. Но сама песня для меня знаковая — это песня из детства. Дома была только радиоточка, из которой песню эту мне пели Надежда Обухова и Мария Максакова (не депутат) как народную.

И последнее по романсу «Очи чёрные». Почему он у многих считается цыганским? Потому, что полюбился публике в исполнении артистов театра «Ромэн» (других цыган мы не знаем). Лицом театра стало исполнение романса Николаем Сличенко, который пел его от начала до конца своей певческой карьеры с характерным цыганским надрывом. Так я плавно перехожу к следующей теме, также посвящённой псевдоцыганским романсам.

«Милая, ты услышь меня…» (или «Милая») — известный русский романс.

Точное время создания романса — неизвестно. Автор музыки: французский композитор Эмиль Вальдтейфель (1837—1915), стихов: Сергей Гердель (он же Софус Гердаль)

Собственно, назвать этих людей вместе авторами этого знаменитого русского романса — хоть и правильно, но… не совсем точно. Дело в том, что они никогда в жизни не встречались друг с другом. Французский композитор никогда не бывал в России и никогда не встречался с жителем украинского городка Бердичева (Российская империя) Сергеем (или Софусом) Герделем (или Гердалем), ни точное имя, ни даты жизни которого вообще не сохранились. Но это тот самый Гердель, который соединил стихи Гребёнки с музыкой Флориана Германа.

Французский композитор, дирижёр и пианист Эмиль Вальдтейфель не сочинял данного романса. Его музыкальное амплуа было совсем иное — он автор музыки к многочисленным вальсам и прославился именно на этом поприще. Он был признанным соперником Иоганна Штрауса, как по количеству, так и по качеству сочинённых вальсов. Ф. Лист сочинил свои изумительные вариации на вальсы Вальдтейфеля «Венские вечера».

Свой вальс «Долорес» Эмиль Вальдтейфель сочинил в 1880 году. Вальс получил известность, дошел до российской глубинки, в том числе до украинского Бердичева, где его услышал Сергей Гердель. Не просто услышал, а сочинил на понравившийся мотив стихи. Стихи очень простые, бесхитростные, но идущие прямиком в душу и сердце: «Милая, ты услышь меня! Под окном стою я с гитарою… Ты взгляни на меня, хоть один только раз, ярче майского дня чудный блеск твоих глаз, милая…»

О Сергее Герделе известно совсем немного. И это несмотря на то, что он автор прославленных русских романсов, навсегда вошедших в сокровищницу русской культуры. Он вошел в историю как аранжировщик и автор текстов множества цыганских романсов. Собственно, назвать эти романсы «цыганскими» совершенно неправильно. Это русские романсы; а вошедшие в моду в 19 веке цыганские хоры с удовольствием брали их в свой репертуар — отсюда они и получили определение «цыганских». Да и цыганские хоры состояли, прямо-таки скажем, далеко не только из цыган… Как всегда, этнический вопрос очень надуман и искусственен. Чтобы петь в цыганском хоре одного цыганского происхождения мало!

Романс «Милая» получил известность, распространился, его стали исполнять разные певцы, в том числе и цыганские хоры. В результате, как и многие другие романсы, он получил название «цыганский романс».

Романс «Милая» является одним из самых популярных произведений русской песенной культуры. Он неоднократно использовался в других жанрах. Например, он звучит в исполнении цыганского хора в фильме «Анна на шее», снятом в 1954 году.

Ещё один из вальсов Вальдтейфеля имеет отношение к созданию известного русского романса. Это вальс «Студентка». Фрагмент этого вальса послужил музыкой к романсу «Песнь цыганки» (Мой костёр в тумане светит…) на стихи Полонского. Интересно, что на эти же стихи Чайковский написал прекрасный романс, который почему-то цыгане не поют?! У меня этот вальс всегда вызывает приятные воспоминания. Я родился и первые 60 лет прожил в Саратове. В студенческие годы с друзьями часто посещал расположенный в центре города каток «Динамо». Там постоянно звучали два вальса Вальдтейфеля: «Конькобежцы» и «Студентка» Первый по теме, а второй, видимо, был на обороте пластинки.

Помогали русскому романсу иностранцы не только музыкой, но и текстами (естественно, в переводах). Наиболее близкой для России и территориально и духовно была немецкая поэзия. Некоторая неблагозвучность немецкого языка компенсировалась прекрасной поэтикой. У родоначальника русской поэзии пушкинской эпохи В. А. Жуковского большая половина произведений — переводы из немецкого. Очень много переводов из Гейне украсили русские романсы. К тому же, благозвучие русского языка в сочетании с немецкой поэтикой сильно облагораживало немецкие тексты. Начну с любимых мною строчек:

Хотел бы в единое слово
Я слить мою грусть и печаль
И бросить то слово на ветер,
Чтоб ветер унёс его вдаль.

Это перевод Мея. Музыка Чайковского превратила этот алмаз в бриллиант!

Николай Добролюбов перевёл для романса Петра Булахова следующие стихи Гейне:

У тебя есть алмазы и жемчуг,
Всё, что люди привыкли искать, —
Да еще есть прелестные глазки…
Милый друг! Чего больше желать?..

Я на эти прелестные глазки
Выслал целую стройную рать
Звучных песен из жаркого сердца…
Милый друг! Чего больше желать?..

Эти чудные глазки на сердце
Наложили мне страсти печать;
Ими, друг мой, меня ты сгубила…
Милый друг! Чего больше желать?..

Получился прелестный романс про прелестные глазки…

Нет, наверное, человека, который никогда не слышал песню Мусоргского о блохе. Это песня Мефистофеля, которую он поёт в погребке Ауэрбаха. Вариантов этой песни очень много (есть даже Бетховена), но Мусоргского из лучших. Перевод Струговщикова.

Тема этой статьи даёт возможность создать интереснейшую книгу, у которой был бы большой круг заинтересованных читателей. Но, задача, которую я перед собой поставил, не столь амбициозна. Я просто хотел обозначить тему.

Всё на свете имеет конец, в том числе и эта статья. И в заключение, как вишенка на торте, один из моих любимых романсов: «Сон» Рахманинова на слова Плещеева. Перевод из Гейне.

И у меня был край родной; Прекрасен он! Там ель качалась надо мной… Но то был сон! Семья друзей жива была. Со всех сторон звучали мне любви слова… Но то был сон[i]! Я сознательно не давал ссылок на романсы. Эти романсы легко послушать и посмотреть в You Tube. Если где-нибудь будет сказано, что слова или музыка народные, или неизвестного автора, значит публикатор не читал эту статью!

_________________________________________________________

[i] У Рахманинова есть два романса «Сон». Имеется в виду ранний.

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1