Прежние места

Соблазн возвращения, или Опасайтесь чёрного кота!

— По несчастью или к счастью,
Истина проста:
Никогда не возвращайся
В прежние места. –

(Геннадий Шпаликов, «Никогда не возвращайтесь»)

По везенью иль сомненью,
Иль в ночной пыли.
Я сегодня возвратился
С краешка Земли.

Ведь она не круглолица,
Не пряма, как блин.
Мне сказал один товарищ
(Кажется, грузин),
Что Земля есть форма куба.
Есть у ней углы.
И бывают то ли зубы,
То ли брови ли.

Впрочем, это всё — детали.
Тлен и суета.
Надо главное запомнить:
Если пустота,
Что за краем тем клубится
И зовёт вдохнуть.
Никогда не соблазняйся,
Не бери на грудь!

Отползи быстрей от края
И шурши домой.
Ждёт тебя красотка Глаша
Утренней порой.
И не вздумай поделиться
С ней, что увидал.
Потому что не поверит,
Назовёт «нахал»

И уйдёт, поджавши губы.
Глаше всё равно.
Обещанья не исполнил
Посетить кино.
Вместо этого ходил ты
В самый край Земли….
Ты туда не возвращайся!
Только очень бди!

И всегда не сомневайся.
Истина проста:
Каждый день остерегайся
Чёрного кота,
Что сидит в углу за печкой,
На краю Земли.
И мурлыча, кажет зубы
Или брови ли.

Спасибо, «Василёк»!

Я был знакомый с девушкой хорошей.
Мы встретились в пивнушке «Василёк».
Она там «жигулёвским» разминалась.
Я ж двести граммов «старки» там испил.

Красавица. Мгновенно я отметил
Прелестность стана. Щёки и грудя.
Нога под нею словно с постамента.
Затылок сам похож на постамент.

Она заметила, что я её заметил.
Чуть покраснела. Допила пивко.
Вздохнула томно. Дескать, взять ещё ли?
Иль тоже «старки» граммов сто махнуть?

Вот так и вышло. Стали мы встречаться.
Сейчас у нас уж семеро детей.
Живём прекрасно. Чувства неизменны.
А всё она, пивная «Василёк»!

Мой друг, писатель Трусосбросов

Мой давний друг, Савелий Трусосбросов –
Человек, достойнейший пера.
Сторожем на пишущем он складе,
Где бумаги много и чернил
В помещеньях бережно хранится,
Чтобы дождь не заливал. Не падал снег.
Чтобы крысы, твари, не жевали
(Только всё равно они жуют).

Что чернила? Он и сам писатель!
Трусосбросыч, то есть. Кто ж ещё!
Он сейчас роман прекрасный пишет
О простых, доверчивых людЯх.

Он и сам такой. Из тьмы народной.
Самой из народовой толпы.
Плоть от плоти. Голова как чайник.
Много в ней писательских мыслЕй!

Я горжусь знакомством с ним, красивым!
Он — велик! И нет сомнений в том!
И ещё такого понапишет –
Вздрогнут все! И папа-агроном.

И мамаша, скромная певица.
Даже брат, проныра и алкаш.
И соседи, вредные собаки,
Что умеют только обзывать.

Да, писатель. Творчеством сшибает.
Кто не любит их, писателЕй!
Широка страна моя родная!
Нет её прекрасней и родней!

Нет её величей и могучей!
Нет её исконной без красы!
Всё поля, пригорки и ухабы…
И ещё неплохо б колбасы…

О, сколько страсти в этом визилине!

У нас в аптеке много визилина.
Хорошее лекарство — визилин!
И при подагре он, и при простуде,
И алкашу намажьте глотку. Он же сын

Своей Отчизны, своего народа!
А то, что пьёт — так что ж, самой собой.
Наш визилин излечит алконавта
И уберёт алкашский геморрой.

Излечит всё — но только не от грусти.
Он визилин. Он не пирамидон.
Ему сомненья творческие чужды,
Хотя в загадках очень славен он!

Но ничего! Рассеются туманы!
Болезнь отступит (даже не одна!),
И снова засияет в небосводе
Животным мраком грустная луна.

А при чём тут чернослив?

— Я спросил у ясеня: «Где моя любимая?».
Ясень не ответил мне, качая головой… —
(песенка из кинофильма «Ирония судьбы, или С лёгким паром!»)

Я спросил у слесаря.
Я спросил у токаря.
Я спросил у дворника:
Почему с метлой?

Слесарь не ответил мне.
Токарь лишь поморщился.
Дворник матом высказал
Кто такой накой.

Нет, я не обиделся.
Даже не обделался.
Лишь взглянул на дворника
Сквозь лиловый глаз.
И сказал презрительно:
Захлебнися злобою!
Не с метлою дворник ты.
Грязный унитаз!

Он в ответ озлобился.
Замахал метлою он.
Закричал отчаянно,
Словно съел ежа.
Я ж с большим достоинством,
Не спеша отчалился.
Вот же гад противнейший!
Прямо паразит!

С той поры с вопросами
Ни к кому не лезу я.
Ну их к ихней матери.
Я и так красив.
Ни к чему волнения.
Ни к чему сомнения
И переживания.
Точка. Чернослив.

Заплакал он, несчастный человек…

Подайте мне, люди, на пончик.
Я пончики очень люблю.
А чтобы запить этот пончик румяный,
Подайте ещё на стакан.

А если ещё на селёдку дадите
И банку протёртого хрен.
То вам улыбнусь широко, от души я,
Как будто я — ветр перемен!

Как будто я — витязь былинный!
Как будто писатель Доде!
И крошки от булки застряли
В тоскливой моей бороде…

Про Ваську, который зимой ходит без пальта и без шапки

— Нехорошо, Борщов! Мы тебе путёвку со скидкой, а ты — в фонтан… —
(фильм «Афоня»)

Что за шум и что за драка?
Дым струится по пивной.
Прибежали две собаки.
Кто-т кого-то пнул ногой.

Красота и благолепье.
Пиво пьём, салат едим.
Кто ж дерётся, интересно?
Почему в пивною дым?

А, понятная причина!
Это Васька, сукин кот!
Он плюётся, он дерётся,
Чёрт могучий, дымоход!

Папироску не вынает
Из своёвого из рта.
Васька — главный алкоголик
И всеобщий суета!

Щас пожрёт, схлебает пива,
Успокоится — и всё.
Он ведь парень шаловливый,
В зиму ходит без пальто.
И без шапки! На хрен шапка
Вот такому молодцу!
Он ж мозги не поморозит.
Их же нету у него!

Про гномика

Если бегать по лесу с трудом.
Если ноздри в пеньки засовать,
Станешь словно весёлый ты гном,
Что ложится в лесную кровать,
Накрываясь в кровати хвоЁй,
И глазёнки закрывши свои,
Будет сниться родительский дом,
Беззаботные детские дни.

Как играл у пеньков и осин,
Как грибы у ежей воровал.
МедведЮ как пинчищу вломил
И услышал: «Ты, гномик — нахал!».

Гномик, спи! И не думай при том
О заботах чего бы пожрать.
Ты забудься пока гномьим сном,
Узаткнувшися носом в кровать.

Спортсмену из спортобщества «Крылья Советов», специализирующемуся по спортивной ходьбе

У птицы есть крылья.
У бабы есть ноги.
Иду я куда-то
По пыльной дороге.

Иду не без цели.
Иду чтоб идти.
Мне с бабой ногастой
Всегда по пути.

Всегда с нею вместе
Иду я упрямо.
Ведь я — профсоюзник.
Она — из «Динамо».

Ура! Успели всё же выкопать картошку! (радостное)

Август. Едем на «фазенду».
Уж поспемши урожай.
Надо выкопать картошку.
С этой копкой — не зевай!

А не то скопают вОры.
Их сейчас полным-полно.
Тех, которые не содят,
Не идут с женой в кино,
А шакалят по участкам
День и ночь, и ночь и день.
Вот ж собаки, вот ж гадюки!
Задери их всех об пень!

Только мы скопать успели.
Показали Х… ворам.
Ничего вы не дождётесь,
Подлецы, скотины, хлам!

Мы успели. Мы скопали.
Мы теперя с урожай!
Нам теперь картошки хватит
Вплоть до самый Первомай!

На душе — ура и праздник!
Да, успели! Спору нет!
Щас отметим — и к поллитре
Будет в закусь винегрет!

Барсик

Я сижу на лавке.
Я чешу от скуки.
Грустная картина.
Пыль и суета.

Я не тороплюся.
Денег снова нету.
Что ль, пойти на рынок
И продать кота?

Барсик ловит мышек.
Барсик портит кошек.
Он всегда полезен,
Вор и хитрован.
Из полезных качеств:
(Впрочем, в чём полезность?)
В пьянстве не замечен.
Не бывает пьян.

Нет, жлобом не стану.
Не продам красавца.
ПеремОгну бедность.
Ни к чему настрой!
Не журись, Барсяра!
Щас наварим каши
И нажрёмся досыт
С маслом просянЫм.

Вот настала осень. Высохла капуста…

Болдинская осень
плещется в окне.
Я стихи крапаю —
ну, а хули мне?
(Дмитрий Купревич)

Вот настала осень.
Я смотрю в окошко.
Листья облетают.
РазорвАт баян.
Нет, не претендую
И не предъявляю,
Потому что снова
Я привычно пьян.

В огороде надо
Убирать капусту,
Выкопать картошку,
Что весной в цене.
Только неохота.
Взять бы бегемота,
Оторвать бы яйца.
Ну, а хули мне?

Можно бегемота.
Можно крокодила.
Иль соседку Дуську.
Мне же всё равно.
Вот настала осень.
Тут ещё капуста!
А ещё картошка!
Я ж смотрю в окно…

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1

  1. Все сиешалось в мире
    И куда не глянь
    Всюду Глашки «Васечки»
    В бога душу мать
    Сяду я на краешек
    Матушки Земли
    Закушу картошкою
    Мать ее дери
    Не боюсь писать
    Даже в ваш журнал
    Ведь поэтом русским
    Уж давно я стал.

    P.S.Стихи понравились .Сочные,живые,эроничные.Дальнейших творческих успехов А.Курганову.