Полёт души

Нам некуда идти

Земля, земля! – Великая планета.
В ней много стран и малых и больших,
но есть одна, как строчка из газеты–
ристалище Божественных святых.

Она обитель божьих слуг-пророков
и мудрецов пустыни и пещер,
отверженная Ближнего Востока,
родительница трёх Великих Вер.

На этом пятачке земного шара
грозились часто в море сбросить нас
воинственные витязи сардара,
но битыми бежали каждый раз.

Да, есть у нас оружие такое.
Евреям удалось его найти.
Мы с ним живём и строимся в покое –
– Нам просто дальше некуда идти.*
_________________________
*– Фраза Голды Меир в бытность её премьер-министром Израиля молодому американскому сенатору Джо Байдену.

Перед бабьим летом

– Ветер, ветер, не беснуйся!
Листья наземь не бросай!
Успокойся, полюбуйся,
пред тобою – дивный рай.

По волнам воды озёрной
стая уточек плывёт.
В небе синем, как дозорный,
пролетает самолёт.

На лугу пасётся стадо
под присмотром пастушка.
– Не мешай ему, не надо!
Он заснул, наверняка.

–За дорогой рожь поспела.
Не клони её к земле!
Разве нет другого дела?
Поваляйся в ковыле!

–Покружись над косогором,
кроны сосен покачай!
Осень уж наступит скоро.
Бабье лето повстречай.

Спасительница

Горячий асфальт прилипает к колёсам.
Вдали над дорогой курится мираж.
Машина несётся, как лодка по плёсу,
а я, словно лётчик, всё жму на форсаж.

Вдруг выстрелил скат, и машина присела
на лапы, визжа, будто раненый зверь,
поймавши гвоздя – инородное тело,
и я у дороги, как пленник, теперь.

А нет ни запаски, ни камеры даже.
Включив «аварийку», я помощь прошу.
Стою три часа у машины на страже,
и сам на себя же обиду глушу.

Авто в обе стороны мчатся, но мимо.
Все заняты очень и дела им нет.
Как будто примерив судьбу пилигрима,
пошел отдохнуть я на травку в кювет.

И вдруг на обочину рядом с машиной,
клаксоном сигналя, подняв ото сна,
явилась прекрасная женщина Нина,
в жару напоившая квасом меня.

Ушла с той поры не одна пятилетка.
Мы с нею давно уже муж и жена.
Тот случай в дороге всей жизни отметка
и помощь бывает нам очень важна.

Расплата

Я не ждал. Оно случилось.
Дождь грибной упал с небес.
Небо влагою сочилось.
Посвежел окрестный лес.

Повлажнело под глазами.
За ресницами – слёза.
Жду, как сторож, под часами,
а вокруг гремит гроза.

Я уже промок до нитки.
По спине течёт вода.
Но терплю достойно пытки –
грех на мне лежит всегда.

Я готов просить прошенье
в зной и в стужу, в дождь, в буран
и молить о снисхожденье…
Я попал душой в капкан.

И не вырваться наружу,
не сбежать из ада в рай,
клятву я свою нарушил,
а теперь прошу: «Спасай!».

Жду напрасно. Ты не выйдешь.
Не прикроешь от дождя.
Круг спасательный не кинешь–
заслужил презренье я.

Вновь бреду, взбивая лужи.
Нет ни дома, ни угла.
Почему любовь разрушил?
В наказанье только мгла.

Но в зенит пробьётся солнце.
Вдруг избавив от проблем
Из души через оконце
я пошлю приветы всем.

В этот день, Восьмого марта,
дам поздравлю дорогих.
С кем дружил со школьной парты…
Тебя первою средь них.

Полёт души

Ползёт по небу, не спеша,
таинственная стая.
И в белом облаке душа
совсем одна летает.

Как лист дрожит осиновый,
катаясь на Пегасе.
Душа в рассвет малиновый
вернётся по приказу.

И в эстафете по лыжне
ко мне летит от Б–га.
Ей одиноко в вышине
и мучает тревога .

В морозной сини, поутру,
несладко нашим душам
и возвращаются к шатру
сердец биенье слушать.

Не знала

Раньше я совсем не знала,
что живёте рядом Вы.
И ни разу не встречала
Вас на пляже у воды.
Ни на танцах в дискотеке,
ни бегущим по тропе
за лекарствами в аптеку,
ни гуляющим в толпе.

Но, горжусь сегодня этим,
что узнала лучше Вас.
Хорошо бы спеть дуэтом
посмотреть в концерте джаз.
Среди ночи в Интернете
в почте письма открывать.
Знать, что есть на белом свете
тот, кто может волновать.

Может быть, что увлеченье
в скором будущем пройдёт.
Я отправлюсь в заточенье,
если след Ваш заметёт.
Но, поверьте, я желаю
рядом с вами жизнь прожить
и от страстных чувств пылая,
одного всегда любить.

Ночь

Ночь куда-то убежала,
прихватив с собою сны.
Темнота не возражала
взять с собой кружок луны.

Испугались утра звёзды.
Сгинул быстро Млечный путь.
Загалдели птичьи гнёзда.
Заблестела, словно ртуть,

в лужах стылая водица,
зарумянилась заря
и росой пришла умыться
на исходе января.

К женскому дню

Мужскую половину, не спросив,
вдруг женский день назначили весною.
Богинями себя вообразив,
а кое-кто царицею, княжною,

внедрили вновь в семью матриархат,
поборы установлены цветами,
в быту был запрещён с поры той мат,
который разрешался между нами.

Она имела право на скандал
по поводу малейшему придраться.
За то, что на минуту опоздал,
а надо было дома прибираться.

И вынуждены мы теперь порой
делить с матроной тяготы, лишенья.
В семье мужчина – только лишь второй
и статус наш несём без возражений.

Такая наша горькая судьба.
Я лично с этим в корне не согласен.
Вся наша жизнь – театр и борьба,
где каждый день, по-своему прекрасен.

Пускай моя любимая жена
все дни в году бывает королевой.
Пускай, когда в её душе весна
пройдёт без слёз, печали и без гнева.

Я ей дарю по-прежнему цветы.
Согласен с каждым выбором подарка.
И часто подменяю у плиты…
Уж не она, а я теперь кухарка.

Она растила наших сыновей,
а я с утра до ночи – на работе.
Десятки лет держалось всё на ней.
На ласке, на внимании, заботе.

На пенсии – свободен от трудов.
Стараюсь, праздник сделать для любимой
и первенство её терпеть готов,
и окружить любовь негасимой.

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1