Письма Ситникова

«Нельзя торопитца хотя-бы завтра было б уже поздно. Фсе равно НЕЛЬЗЯ!!! Грех против самого себя и Бога»!

Несколько вступительных слов

Возможно, слова растянутся в целое повествование. Пусть будет как будет. Сейчас я ничего не чувствую. И почти полгода какого-то депрессивного состояния сделали свое дело: я отупел. Это-то и было нужно: забыть ту боль, пережитую от общего странного равнодушия, пустоты, отсутствия всякой реакции на окончание большого труда. То, что обещало стать грандиозной победой, стало позорным и унизительным поражением. Я говорю об окончании работы над первым томом писем Ситникова.
Неслучайно эпиграфом теперь выбрана именно эта строчка из письма Василия Яковлевича Ситникова. Он независимо жил, в одиночестве помер, а сейчас переживает странные времена. Ситников есть, но его как бы и нет. При случае купить его картину не откажется ни один коллекционер, но посвятить Фонарщику годы трудов, чтобы имя его полнозвучно зазвучало… Никто заниматься Ситниковым не хочет. Труды ККК — Махно, поэта Константина Кузьминского завершены вместе с его земным путем. Сейчас мне не хотелось бы вдаваться в подробности, долго рассказывать о том, что сделал Кузьминский для «ситниковедения», ограничусь тем, что скажу: ККК сделал много.
Эпистолярное наследие Василия Яковлевича Ситникова является самодостаточным и требует отдельного исследования и многочисленных публикаций (появляются все новые письма); в идеале было бы издать собрание сочинений Ситникова, основанное на его переписке со всеми и с каждым.
Когда я окончил работу над 1-м томом писем, мной овладела безумная радость, казалось, что достигнута важная цель. Победа! Я показывал книгу и издателям, но от книги отказывались. В итоге никому этот том оказался не нужным. России не нужен был Ситников. Может быть, скажете вы, я высокопарно изъясняюсь, много на себя беру. Нет, уверен, я так и есть. И от горя долго я не мог опомниться. Но: все проходит. И эта боль прошла. И долг донести до читателя то, что знаю я один, движет мною. Сейчас Ситников актуальнее, чем прежде, сейчас, когда смешались понятия и ценности подменены.
Но России Ситников не нужен. А что ей сейчас вообще нужно? Кто даст ответ?
Мне хотелось бы поблагодарить людей, кто, как мне кажется, всегда по-доброму относился ко мне и помогал, чем мог. Моя признательность и благодарность вам — Александр Кроник, Анатолий Брусиловский, Михаил Гробман, Иван Филонов, Валентин Воробьев, Георгий Федорович, Михаил Алшибая.
Будем двигаться дальше.

Алексей Шульгин
9 августа 2018

 

Письма Василия Яковлевича Ситникова, 2-й том (из архива художника Валентина Воробьева), печатаются с сохранением авторских пунктуации и орфографии.

Письма Васи
№ 1

1981-X- 26 пнд 22 ч. Ввожу в русский язык новое словообразование (почему бы и мне неповыебыватца!) Тепер. ОТНЫНЕ буду понедэлнык начертать сокрасченнно. «пндлнк» произносите как хотите… Што Прижемякин «молол» натрибуне в микрохвон для переводчика и тот фсвою очиреть в микрохвон для уже представителям прэссы USA, я не вникал и не хотел вникать бо я еще когда мы только, што, после двух лет 1920-1922 жизни в Большом Козловском переулке поселились на 2 этаже над аркой ворот, подлестницей, в 7летнем возрасте вечерами стал похаживать в место собраний — клуб на фсяческие без разбора… «говорильни». Каждый вечер. И любил созерцать слушать во фсе ухи и пытатца вникать в суть того што хотели сказать ораторы. Я быстро научился расценивать ясность и запутанность фальш и искренность, замаскированность и жажду растолковать. Короче любил речи и скоро начал хорошо разбиратца для ребенка. Ораторство я люблю до сих пор. Защемякин пыжился изукрасить значительность чуть-ли не мирового значения «традиции» якобы преемственность модерновости от психбольных и шарлатанов Малевичей и Кандинских фсяких там шарлатанов вроде Рухина-Бугрина, Жарких, Кабакова, Вечтомова, Целкова, Янкилевского … и огромного скопища беспомощных выпендрех. Тошно мне было слушать, а наивные невежды с десятка два с портфелями на коленях што-то иногда с тоскою на лицах «чирикали» в свои блокнотики. Газеты их послали… но им-то нужны сенсации, а очевидно сразу што тут ее и не предвидитца… Потому некоторые из этой «братии» хамья, цинично вставали, поворачивались спиною к оратору, клали свои портфиля на сидения, запихивали туда свои блокнотики, застегивали портфелчыкы, сымали со спинок своих стульев свои пальтишки, а женечины шубки и дымя сигаретами дорогими, апсолютно как в своей квартире с уверенностью неповорачивая задранных к верху голов направлялись между рядами к выходу. Совершенно хладнокровно и безразлично неторопливо… Перскофиренция… посвищенная величайшему событию в истории еврейской культуры — открытию лифиала Муженорского музея под Парижем якобы «русского» музэя в изгнании. Ето-же надо так ухитритца (!!!) Я совершил ошипку упустив, второпях, слово искусство. Так о каком искусстве там возможно говорить? Тышлер, Вейсберг не русские… Только рисунки Свешникова, русский. Но не его живомазь… Живописи у Свешникова НЕТУ НИКАКОЙ! До живописи он не доучился. Рисунки честные красивые правдивые и благородные. Плавинский не русский. Он перенял некоторое умение создавать красоту, но это тоже нефонтан рисунки ево и красивы и с душою сделаны. Живпоись-же рядовой стандарт или чуть выше, местами хотя и много лучше чем у меня. О Немухине мне даже противно говорить т. к. я таких картин насмотрелся еще задолго до войны. Это международный стандарт средней «хорошей» коммерческой «живописи» то есть когда на международной мебльной выставке демонстрируютца интерьеры убранства комнат гостиных и столовых, прихожих и фойе мебельными гарнитурами то в спальнях или гостиных украшают стены картинами и Вы до сих пор можете в архитектруных журналах ИЛИ в Ваших парижских витринах мебельных магазинов видеть по бокам огромной двухспальной кровати на обоих стенах по картине в «старинных» (фальшивых) рамах подобные бойко и хлестко написанные картины. Это картины для «мебели». Немухинские картины и есть они! Я бы назвал это хорошим ширпотребом. О какой же преемственности? Какую-же традиционность пытаютца всучить Глезерошепякины, невежественным репортерам газет которым по специальности писать лиш о происшествиях, грабежах и пожарах, наводнениях и т. п. Но не об картинах… Уже на часах 23 ч. 30 м. Устал надойело копатца в говне. ЖИВОПИСЬ с Большой Буквы Была у мово учителя у которого официально я не учился… хотя и приходилось работать в его мастерской и рядом с НИМ. Живопись была и у фторого моево Учителя у которого я тоже в учениках официально не состоял, но ходил к нему очень часто и он давал мне по сотне своих рисунков на дом для учебного анализа и подражания. Оба они неприязненно относились к искусству к живописи друг-друга. Первый Артур Владимирович Фонвизин акварелист как Бог! Фторой Роберт Рафаилыч Фальк. Я щастлив тем што я научился сам и именно у них живых рядом!!! Это было с осени 1944 года почти ежедневно я к ним ходил и торчал то у одного часами то у другова. Помогая им «как работник Балда». И тот и другой были в нужде, а я вернулся ис сумашедшего дома Казани весом 35 кг.и был обоим полезен ф качистви слуги. А мне радостно было быть рядом-около с творцами охуительных красот! Один (Фонвизин) «поливал» божетсвенным умением клякс неизъяснимого очарования Изысканнейшего ЦВЕТА Боннаровского толка по своей сути! Фальк же терпеть не мог развязного размахайства Фонвизина. Ему гадок был столь поверхностный подход. Фальк писал тяжко надломно, будто вез воз мешков с солью сверх своих сил. Фонвизин порхал в лучах как немыслимых красот гигантская тропическая бабочка невиданной расцветки. Были два антипода. Всевышний одарил меня после избавления от мук тюрьмы и психбольницы. Фальк ни разу не позволил мне постоять за ево спиной во время работы извиняясь што он просто не состоянии углубитца в разглядывание и интерпретацию узренного цвета на палитре. Фонвизин-же: смотри хоть положа ему подбородок на плечо. Часы показывают 00 ч. 12 м. Фальк долго возил кистью по палитре раскладывая-сплавляя яшмы и агаты, опалы и… может быть воск (по цвету) «черный» мед, мрамор… говорил: писать надо драгоценными каменьями. Вот я и пыжусь, штобы хоть местами получалось, нельзя торопитца хотя-бы завтра было б уже поздно. Фсе равно НЕЛЬЗЯ!!! Грех против самого себя и Бога!
После ебанной пирекофиренции для прессы Глезер сказал штоб добирались до ебанного «музея в изгнании» через 3 часа там откртие ево. Я с блитературным критиком по фамилии Завалишиным туда добрался. Он алкаш и вечно пьян. Моложе меня лет на 10, но еле передвигает ноги т. к. отеки. Я забыл сказать што пригласила на пресскониферцию меня отнють не Сглазер, а журналистка Наталья Шарымова. Подумаф-подумаф я пришол к отчаянному решению: притащить на открытие конифиреции посвященной, фсвою очередь, открытию в Нью_Йорке тоже как у Вас в Монижидоне «музея» «русского» «искусства» в изгнании (без кавычек) для Сашкиного «музея» один мой эскиз 30+90 см. «Я йеду на тилеге порожняком, осенью, в мельчайший дождичек накрыфшись с головой старым армейским пиньжаком на вате с заплатками и совершенно вылиняфшими концы рукавов просто грязные лохмотья. В телеге солома и пузатый мешок (с овсом для коняхи). На мешке полустертая надпись фирмы „Kafe do Brasil“ штаны засучены до колен. Икры белые незагорелые, а босые ноги до икр в жирной черной грязи. Путь долгий и я играю на балалайке похабные деревенские частушки. На мне Ваша дареная фурашка надвинутая до носа». Картинка в традиции Константина Маковского и Репина хотя до обоих мне далеко как от земли до небес… Но я тем щастлив хоть чем-то на них похош. Когда я пришол на ету прессконифирецию, то увидал, што я не одинок в замысле. На столе у стены кроме Глезеровских рекламных брошурок стояло две или три картины каких-то мазил типа Кабакова или и того хуже. Ну и я туда-же на стол поставил эту свою картинку на доске и рядом положил эскизик на таком-же равном пакете на котором щас пишу это письмо. СГлезер был явно рад. Когда я отвез сам туда ему в музей эту мою картинку, но там какие-то махровые жидочки приветливо повесили и картину и эскизик на мятой бумашке, как попало. Мне было безразлично кому надо найдут и разглядят. После обычной пьяной толкотни я внизу никак не мог найти с кем-бы увазатца выбратца из этой окраины в центр хотя-бы. Стоя и выискивая в толпе 20метровой комнатушке фойе. Слева от меня с вельможным видом Шепякин в окружении венца местных зассых с пьяным бормотанием. Так как на перс конифицернии ни он ко мне ни я к нему в обиятия не бросились то и тут, по фсему, нам не было друх до друга никакова дела. Я подражая ему держал себя так-же как и он, если не важнее. Если он изображает из себя вельможу то я изображу короля. Он не вытерпел и растолкав Венок поклонниц подошол поздороватца я согласился ответив тем же. Подобный народец имеет привычку (отнюдь не из красивых-скромных) продемонстрировать физическую силу рукопожатия НО боясь посрамитца хватают тебя опережая за пальцы. Фтаких случаях я цинично левой рукою отгибаю его пальцы и по честному показываю как надобно демонстрировать свою силу. Большей частью я пережимаю хвастунов этих так и с Пищакиным на этот рас получилось. Я преподал ему урок и передавил его. Он на это не обратил внимания или сделал вид, што «не обратил». А я подумал про себя: Вот так то! Мы с ним тепло обменялись вопросами и ответами, но так как фсе суетились подбирая попутчиков то я и попросил его помоч мне выбратца в центр. Он забрал меня к себе в такси с троими бабенками журналистками и поехали к напарнику в галерейшика Нахалкина, Роману на пир. На пиру я сидел напротиф Шелякина и выпив. Растолковал ему, што когда когда в 1964 году он приежжал ко мне специално дабы я помог ему познакомитца с иносраными дипломатами и журналистами то по непонятным причинам тогда они, как назло перестали мною интересоватца и года 2 или полтора пришли ко мне какие-то студенты или киношники из Бельгии пьяные до безобразия… Ни те ни другие на оставленные Шемякинские раскрашенные офорты в виде старинных русских любков необратили никакого внимания и я их больше не видал. Перед концом пира у Романа Шемякин подошол ко мне. Отвел меня в спальню жены Романа, запер дверь и подарил мне сто долларов. Как рас мне нехватало заплатить за квартиру. Больше я ево не видал. Целкова не видал и не думайте што я опщаюсь с этой публикой. Я ни от ково ничавощики наслышатца не мох т. к. ни с кем не опчаюсь. И если бы и опчалси то узнаф почуствоваф што они злобствуючие покинул бы их. Костаки Жору я видал по весне напротиф галереи Махалкина. Што-то он там колдовал (?), а щас оказалось што он соорудил выстафку ради поддержания себе рекламы… штоли (?) Звонила журналистка Юля Троль пишущая в «Новом русском слове» Она была приглашена. Жора поставил условие. На вернесаш быть лиш во фраках, а дамам в бальных платьях. Я чуть не уссался со смеху. Но замусел Жоркин разгадал (!) только толку-то што? Не думаю большой прибыли (?..) потому как его товар… слабоват… такой помпой пыль в глаза пустиш… фсе хочуть внушить бутт товар их нету цены… Но ведь не фсе глупы, но им видней вот так.

№ 2

Письмо в Моссовет1963-I-9

Дом того не стоит, штобы ево так «ремонтировать» ремонт обойдетца намного дороже чем построить новый дом. Надо запретить «ремонтировать» и расследовать злоупотребления и глупость. Легко понять, если вообразить што дом собственный. Если бы этот дом был «собственный» любого из членов этой межведомственной комиссии, принявшей проэкт внутренней перестройки дома, то собственник никогда бы не решился на такие переделки. Бывает очень старый костюм из хорошей ткани. Если он износился настолько што ево стыдно носить, то портной скажет, что перелицевать его обойдется дороже чем сшить новый, ну, а если его подштопать, то он послужит еще.
Задуманный «ремонт» нашего дома — это не ремонт, а внутренняя переделка равноценная перелицовке в пух и прах изношенного старого костюма. Я живу в доме 40 лет я изобретатель и хорошо чувствую материалы я тяжело страдаю душой если вижу гибель средств и материалов чьи бы они ни были.
Я стараюсь предотвратить неразумную порчу материалов и злоупотребление, а точнее сказать преднамеренно созданное условие для беспорядочного ремонта, когда легко совершить хищение, списать в убыток или расход большое количество народных средств.
Все жильцы нашего дома были свидетелями гибели великолепных досок, цемента, оконных рам, дверей, кровли, когда строилась общая котельная на несколько домов в подвале нашего дома. А когда ее все-таки выстроили оказалось, что комиссия не может принять котельную из-за… плывунов под домом, из-за аварийного состояния подвала.
Много я читал и читаю в газете «Известия» и других журналах вроде «Крокодила» страшных рассказов о безразличности вершителей таких «ремонтов», но сколько про это не пишут и не критикуют, эти ужасные «ремонты» беспрерывно повторяются.
Я считаю своим долгом просить комиссию госконтроля приостановить «ремонт» нашего дома.
Верю, что служащие этой уважаемой комиссии предотвратят удивительную бессмыслицу «специалистов по ремонту».
В.Я. Ситников

№ 3

1981-X-17 суббота 16 ч. 39 м. N.Y.N.Y. Манхаттен. Куму в Париш. Урыфками я писал Вам неоконченное письмо отослал Крынскому. Валентин Иваныч; я нефсостоянии искупить Вашу обиду из-за ее величины и справедливости и законности, из-за неспособности изготовлять ниичаво кой-как, как попало, «тяп-ляп», на скорую руку, походя. Наверно ведь Вы убедились фтом што писать для ВАС наиогромнейшее удовольствие (потомушто КАК и чево бы я не написал знаю буду понят) и вот щас я никак нимагу позволить сибе развлечений. Та, што терпите и если простите, то пишите. То есть если сможете в мое положение. Дело фтом, што когда я прийехал в Вену то меня врас подхватила хозяйка гостиниц для эмигрантов, создала мне все условия для работы и я понайму работал для нее. Никаких забот о хозяйстве не имел. Получил полную свободу делать фсе, што мне вздумаетца тогда я и писал Вам письма. Точно так-же и в Тироле у Ф. Майера на таких же условиях. Што хотел то и делал. Там я тоже не хотел жить всегда и порядок в мастерской заводить не хотел. В Вене у Беттины я жил в первой квартире из трех комнат по 30 (кв. м.) Большой кухни и еще большей ванной и еще большей прихожей. Потом сдуру переселился с 3 на 5 без лифта. Там было шесть моих комнат. Две по 20 (кв. м.) одна десять и пара по 8 (кв. м).
Квартира похуже, но мне было безразлично. Когда имееш большую площадь порядка не наводить и множество нужный нам предметов или вещей валить куда попало ИБО МЕСТА ХВАТИТ. Но ино дело когда мало площади. Я вынужден ломать «голову» в противном случае я могу без кавычек сломать шею, а то и голову. Поймите хорошенько это положение. Я бы не хотел заниматца упорядочением нужных мне вещей. Как-то инструментов и материалов (которых я люблю очень и очень много потому штобы не жалко было) одежи и посуды… Мы с Вами мужичье и знаем што такое Хозяйство. В Хозяйстве должно быть по возможности ПОБОЛЬШЕ ВСЕВО! Ведь мало ли што понадобитца во время нашей работы. В Тироле у меня было три разных клея. Белый как сметана-ведро. Казеиновый сухой — мешок. И ведро «сумашедший клей» в Москве это был секретный под названием «88». Там и оцетон и бензин и каучук и еще што-то. В Москве он был хуевый и отклеивался… В Австрии хороший настолько, што опасен даже надо береч пальцы от этого клея. Если запачкаеш палец то только через 10 дней вместе с верхними слоями кожи удастца соскоблить. Но когда много иметь невозможно из-за нехватки площади то я вынужден кроме головоломок по распределению мест и доступности думать о том насколько часто нужен будет тот или иной предмет. Значит надо делать полки по фсем стенам так-же как в Москве на улице Гарун Али Рашида когда меня переселили с Малой Лубянки из 40 кв. м. в 30 кв. м. на метро Семновской. Я сам не рад, што время трачу на эту расперепроебанную работу потому што окажись случай переселитца в просторную мастерскую, окажется труд этот «зряшним» в пустую. Но неопходидость принуждает так как в свалке досок проволок ящиков железяк труб инструментов ничем заниматца нельзя. В самолетном багаже я привез лиш нужные мне книги да и то не все… 35 кг. Больше на 3 кг. Нормы. Значит инструментов не взял…. Подрамки делают гвоздями пилой топором клещами и пасатижами и напильником молотком и сверлами с дрелью и тисочками. Гвозди я дергал пальцами вилкой и зубами… но мне лень Вам описывать то што Вы и сами лехко можете вспомнить из свово опыта. Полки я «на соплях» почти закончил, но в будущем надо их как-то укреплять. Задача еще осложняетца тем: стены 5 и 7 этажных старых домов делались в один кирпич толщиною; то есть толщиною в стоячий кирпич, то есть толщиною в длину кирпича. Смешно смотреть на эти тонкие стены. Внутри, в полы и потолки упираютца планки 5 на 5 см. сечением через каждые 60 см. к ним гвоздочками прибиваютца огромные листы толщиною в палец «сухой штукатурки» с обеих сторон. Это и есть перегородки между соседями между квартирами и коридорами. Двери из кровельного железа, штампованные. И перегородки эти в середине пустые (12 см.) и двери тоже…. Америка с прийездом показала мне откуда коммунистические архитекторы перенимают новшества дешевых построек домов для рабочих и крестьян. Все эти совмещенные «санузлы» тут делались еще в 1900 году и ранее. Мильруд жил в такой квартире. Говорил што у него ее могут отобрать за то што он сам бродяжничает, а в ней содержит на раскладушках студентов и хиппи собирая с каждого по 150 долларов в месяц. Щас уже 19 ч. 50 м. А я успел написать полстраницы лиш… Пойем остаткиафчирашнива супцу, ай похлепки, по нашиму. Афчарась тоже ночью сварил, найелси от пуза 2 л. С половиной гущи нахуйнул, а жижу на сиводня оставил. Пахлёпка стандарт, моя любимая. Морквы 3 штуки, свекла 1 восемь-десять картох с луковицей на 2 литра воды. Фтарелку пущаю по 1 столовой лошки потцолнечного масла. Рас в день «от пуза». Перед перейездом суда я перестал курить. В конце лета был у Анатолия Тихоныча и отдал ему письмо для Вас когда узнал, што он собираетца Вам послать письмо, то попросил и маю клочковатую ниакончинную отослать Вам. Возможно он не справился с намерением. Писать я бисконечно люблю. Т.е.настоящий графоман. Но жизненные намерения другие. А то бы срочно подучился грамматике и стал-бы писать рукописные книги со множетсвом картинок и в деревянных обложках обшитых тисненой золотом кожи и с застешками. В Москве мне знакомый американца Алана Дэвиса показывал мне 2 том законченной гениалогической линии своево друга который умер завещав ему эту уникумы великолепной работы. Здесь тоже один эмигрант ювелир показал половину такого же труда. Я охуел от Божественной безошибочнейшей любовной тщательности работы. На старинный манер заглавные буквы начала главы красны и узорчатые. Я бы, конечно, так делать не отважился делал бы погрубее, но писал врас без черновиков и лиш только с полями и на хорошей бумаге. Но явился я суда нарисовать триптих из холстов 2 м. на 3 м. Русский монастырь зимою. Как Вы знаете коло монастырей кладища. Так вот очень веселая картина была-бы если нарисовать очень пышные современные похороны. Если помните картину Репина «Крестный ход в курской губернии» так вот нечто похожее в смысле типажей, Хремен Врущева, но это если Бог даст… Пошлет хозяина. В одиночку врят ли смогу. Никак остановитца нимагу Вот начну чево нибуть делать так отрыватца, даже ебанное радио переключить не в состоянии оторватца от работы и оно хуячит мне рекламу на англиском языке или еще не лучше, какую нибуть говорильню на полчаса… или Бриттона или Прокофьева и Пуленка яби яво мать!!! Ну вот уже 21 час… хватит на севодня. Устал. 1981-X-19 понедельник 01 ч. 50 м. Я не знаю оп каком марамзи гавна Вы спрашиваете — когда люди трясутца от страха на помойке. Я вырос и воспитался в буквальном смысле слова на помойке. Помойки в 1920 году в Большом Козловском переулке и в 1921 году в Рыбниковом переулке на Сретенке были на огромных пустырях образовафшихся от взорванных в революцию домов. Мне было 5 лет и 6 лет. Изо дня в день мы там с утра до вечера находились. … …. Так што я напротив горжусь тем што детство мое протекало в более интересном месте чем лес и поля или детский «сад» и «пинерлагерь» помойка это как музей вместе с архивом или грандиозная раскопка архилагичиская. Хочешь палочкой или проволой копайся и набивай карманы, а хочеш голыми руками. Находить можно самые невероятно контрастные вещи. Тянеш из-под грязных мокрых газет рукав и вдруг вываливаетца первый номер машинки для стрижки волос (!) Во сто раз интереснее чем грибы или орех или ягоды в лесу собирать. Помойку еще можно поставить в ряд с охотой на необитаемом острове. Законов об охоте никаких, а звери непуганые и их фсех видов и нет числа.
На незаконченной мысли. Пока я оделся причесался, кое-как бесприрывно матерясь «на чем свет стоит» нервничая и злясь запирая испорченные пожарниками оба англиские замка и вконец изувеченными шарлатаном состоящим на службе у домовладельца попасть на резьбу при «починке» дверного замка… я выгнал его разоравшись на весь дом. После кое-как разобрал старый замок и хоть мало мальски сделал бутафорию… но все же хоть как-то работает если приподнимая тянуть на себя дверь, …. А неособенно потянеш. Тут большинство ручек в домах слабенькие дутые не то лепешки, не то шарики. Серединка наполовинку. Она-же и запиралка-защелка. Выходя я еще несколько минут так-же корячился у почтовых ящиков пока открывал да закрывал, ДА опять ключи пристегивал да запрятывал за пояс… Выхожу на улицу за сто метров от дома вижу часы на башне Банка Эдигона уже без 20 минут показывают 13 ч. Я даже с «облегчением» завернул за угол в противоположную сторону и поплелся за картошкой. Поймите што вот таким образом я запускаю, то одно, то другое важнейшее дело и беспрерывно страдаю от этого. Видя што фся моя жизнь состоит из массы запущенных безнадежно наиважнейших дел я вынужден смиритца и признать, што «спасти» душу могу лиш ИЗОЛИРОВАВ СЕБЯ ото всево по возможности не замечать и ничего што лавиной бежит мимо меня в будущее стараясь не зевать. Я писал Вам об этом уже из Китцбюля в Тироле. Да ну их фсех на хуй пусть несутца фсе в будущее задыхаясь и падая под ноги сзади бегущим. Сойду кА я с этого шоссе в сторонку. Сооружу землянку и буду жить спиною к этому шоссе. Сколько смогу столько и выполню Бог даст. Будет так будет. Небудет так и небудет! И то хорошо и другое прекрасно. Поэтому врас сделались гадки Эрнст Неизвестный, Целков и Шемякин и армия их завистников конкурентов и подражателей. Лида Крохина показала себя как раз такою в жизни со мною и после. Нью иорк мне очень приочень нравитца! Хотя ясно осознаю, што Париш мне нравился бы больше. Вот пишут из Москвы, што мой лучший ученик Володя Титов тоже как и Вы женился на хранцуженке и вот-вот явитца к Вам с советским паспортом Вас уже будут трое с ебанным «ДЭЗА» ничтожным стилягой который лазил ко мне между 1955 и 1965 г. Вто время он тоже женился на француженке бросив свою жену. Я полагаю, што Лида Крохина и Володя Титов дознаютца где Вы и навестят Вас. Тогда мне напишите. Вы пишете «забывают о своем человечестве и достоинстве художника!» Конечно Вы попали «не в бровь, а в глаз». Я и есть та срань што… увяз увяз увяз точ-в точ, как после перейезда с Малой Лубянки на улицу Рыбагимова когда два года не мох упорядочить вещи. А щас у Вас наверно мелькнула мысль: вот мол книшки он находит время читать, а написать куму болельщику «не может». Валентин Иваныч; писать опять-таки созидать, а я беспрерывно созидаю, сплю лиш по 6 ч. Я бы не созидал если бы была квартира покороче, но пошире, или в лучшем случае вдвое больше. А читать это «убежать» в иной мир для отдыха от головоломок от переделок. НА полтора листа растянул ответ фсево на шесть Ваших строк…………………….
Щас уже 17 часов я должен сбегать за полтора километра оплатить газ и свет 50 д. Вот: весь я выражен ф том што щас т. е. в 18 ч. 10 м. вернулся. Я пока оделся, пока мешкался хватая то носки то ботинки напяливая их на ноги не расшнуровывая кляня себя за то што надо было раньше оторватца от удовольствия писания для Вас, но я не мог оторватца
1981-X-19 понедельник ровно 15 ч. пил чай и писал Вам оправдание отчет, должны понять сортирчик 60 на 80 см. Слава Богу отдельно, но около газовой плиты в кухоньке-прихожей мне очень неподходяща эта квартира для проживания, но не для работы… для работы ни нахуй ненужна кухня и спальня…. Всево около 30 кв. м За 200 долларов на 3 года договор….
Зеленым я заштриховал свободное место для прохода лиш одному человеку. Все остальное завалено от пола до плеч. Разумеетца штоф сякому обычному человеку это видится бессмыслицей. Человеку служащему и проживающему в жилище. Вроде бы все это понимают в теории, но когда видят своими глазами то все сразу мгновенно забывают и только таращат очи на огромные кучи барахла с помоек… Барахла явно и апсолютно по их разсудку никчему ненужного и неприменимого…?… Пришел друг Гридин Коля. Ночной таксист. Вася хочу поссать. А уменя сортир завален. Штоб поссать надо около 30 минут просто оттуда вышвыривать вещи…. Куда? На плиту газовую, на помойку…. Куда попало. Поссал. Ушел я после 4 часа обратно туда вещи укладывал с матерной бранью на мебя за то што не могу необдуманно пихать вещи как попало. Даже временно когда фся эта морока кончитца не знаю…. А невыносимая вонь марихуяны в щели полу за мною и слева под батареей отопления и за мною стояк-труба отопления парового, хамье такое-же как и в С. С.С.Р побросали недоделанными огромные дыры в полу, пконниках из фанеры, «стены» пустые, когда жарят и пекут картошку — потатос то любят штобы она сильно подгорела чеснока кладут в еду больше чем самой еды одновременно курят попеременно дико омерзительный очень слабый, но тем более вонючий и дымный табак и марихуяну. Так же обожают жрать свиную подгоревшую кожу. Вся дикая вонь столбом валит скрость неимоверное количество дыр и щелочек пазов и трещин плюс запаха сотен мышей живущих роскошной жизнью у этих хвастунов и нерях порторикашей. Значить штоб не чахнуть от вони надо неотложно разбирать этот заваленный угол и чем попало забивать, а потом ходить опять-же по помойкам ища шпаклевки. Тут часто есть ведра половину использовали, а половину вышвыривают. Я то сдуру не приволок в запас. Побоялся тесноты — некуда девать некуда поставить негде хранить…. А вот теперь надо специально отправлятца на поиски. Потом; поймите меня. Я иной рас до того устану от этих головоломок и забот што хочу сбежать… И вот я беру интеерсную книгу и углубляюсь так, што уш когда приспичит поссать то перелезаю через баррикаду к сортиру и начинаю его разгромождать неспеша. Поссу и потом опять завалю временно.
Вот поэтому я и призываю Вас к милости и великодушно простить меня я и сам знаю што кумовство надо поддерживать, но фсегда буду пофторять отписки не признаю. Я непризнаю свадьбы, венчания, поздравления с днем рождения, религиозные празники как и государственные празники, хотя я их и люблю за приятные праздные собрания людей. Забездельные собрания людей. Вот и в результате я не писал Вам. Т.к. плохо без полнейшей самоотдачи следовательно жертвенности, просто не мог… Если бы я Вам стал щас описывать какой важности дела я отбросил ради этого письма Ва то Вы-бы содрогнулись — подумав про себя: приведись Вам решать отвечать на мое петенциозное письмо в аварийном Вашем положении и Вы бы предпочли делать Ваши аварийные дела, а не удовлетворять мою тоску по Вас подобными трудоемкими описаниями. У меня щас затяжные квартирные дела. Только што благополучно закончилось канцелярско конторское дело осложненное разными переводчиками и бюрократической ошибкой с компьюторскими данными обо мне. Потратилось два месяца хождений с переводчиками по офисам. Щас сестра просит две пары очков. Тоже неотложная забота и опять с переводчиком хоть однажды надо походить поискать. В начале зимы Сашке Глезеру отнес для его ебанного «русского» музея» в изгнании очень хороший эскиз вот точно на такой же бумашке на которой пишу Вам письмо на доске картинку нанлогичную примерно 80 на 30 см. Было охвицыальное открытие музея. За городом в квартире жилого дома. Картинку повесили под омерзительным портретом омерзительного Рухина. 150 на 150 см. Холст-масло. Лохматая непохожая на Рухина голова не умещалась на холсте. «Живопись» наихудшейшая хамская самодеятельность наглого идиота и шарлатана вообразившего себя Франс Гальгом. Под го этим «афтопортретом» на лестничной площадке повесили мою картинку и эскиз. Летом я отсылал троих или 5рых людей желафших посмотреть эту картинку в музей Глезэра. Они соопщали што найти ее сред и 2-3 десятков экспонатов не могли, а «музей» пустует и спросить неукого. Когда в сентябре знакомая журналистка по своим делам пойехала на фстречу с Глезером я увязался с ней. Мрачному изнятому Глезеру с пачкой счетов в руках я сказал што прийехал забрать мою картину. Так как когда мы там ждали Его превосходительство то обшарив весь его ебаный «музей» так и не нашли моей картинки, а места пустого было дохуя он взял ключи и пошел в подвал, а я за ним. Он отпер железную дверь и я увидал в свалке мою картинку стоящую на боку и лицом к пыли в наклоненном положении. Картинка мне показалась милашечкой. На манер передвижников. «я в мелкий дождик йеду порожняком на телеге в поле и играю на балалайке напевая порнографические частушки» пишу с 00 ч. 15 м. Щас на часах 01 ч. 32 м. Уже фторник 20-X Полстраницы в час. Щас попью чайкю и дохуячу этот лист и примусь разрисовывать конверт. Я был бы щастлив если бы Вы сумели отснять хорошую копию с этого письма и отослать моей сестре или брату заказным письмом. Потому што писать им значит гибельно рисковать кошмарной катастрофой моих планов на жизнь. Ведь мне надо выпутатца из положения когда я щас трачу на пищу по 2 доллара в день. Я рискую так и остатца нафсегда в бедности. Если же я не буду писать писем то есть больше шанса создать сенсационную картину и оплачивать не по 200 долларов в месяц, а по 500 в месяц более просторную мастерскую и тогда уже дело пойдет лутче. А из-за этих писем могу щас упустить безнадежно время, а уш тогда и думать нечево… Сами понимаете што в 66 лет. Надо не зевать, а гонки устраивать не хочу. В спешке я ничаво хорошева не сумею сделать и так щас 03 часа. И так Вы пишете: «Или Вы попали там в моразм говна…» ДА ДА Вы догадались верно. Я так и, попал и ничево не поделаш как надо карапкатца и карапкатца до тех пор пока не захлебнесси или удастца как-то выкарабкатца. ИЛИ-ИЛИ именно поетому я и не писал Вам год также как и никому почти… надо иметь сознание. Надо было понимать, а не обижатца. Ведь Вы же знаете што я писал когда была возможность. Щас же пофторяю 66 лет и я еще раз затеваю на голом месте как Робинзон Крузо фсе сначала безо всего необходимого. Толстовский Фонд в лице князя Багратиона вежливо и цинично меня «отфутболил» я попал в лживые хищные лапы Мильруда «опсоса» по прозвищу который сразу начал не помогать мне как обещал, а опсасывать. Открыл мне глаза на него его-же жилец коечник Стукман и я даже хотел сбежать вместе с ним куда-то на юг… Но случил ось што Мильруд женился и он поселил меня в квартиру своей жены, а она перешла к нему. За это Мильруд требовал с меня 30 д. в месяц, но я уш не помню как-то уклонился хитро. С прийездом суда в N.Y. он начал с того што повел меня ночью в парк где стоит трухмальная арка и в парке собираютца наркоманы со всех концов и бдеют напролет фсю ноч. Мильруд там до смешного часто находит то бумажники то другие подобные ценности вроде дамских сумочек и кошельков с деньгами. Он сам употребляет дорогостоящие пилюльки величиной с гречневую крупинку по 3 доллара за штуку. При этом огромная жажда к пиву и турецкому табаку и естественно марихуяны. Я не раз был свидетелем как он нахуячивался до того што его выворачивало наизнанку от блевотины. После чего он хищно ищет к кому-бы сходить пожрать. Жильцы жаловались мне на него што он из холодильника сжирает ихнюю пищу. Мне стало извесно што поэт Лимонов жил у него и обозлел на него сильно. Здоровье мое великолепное в этом я вижу милость Бога!!!!! Поэтому надо использовать, а не писать письма когда их писать нельзя. Это Вы должны понять и простить кума. Ведь Вы можете как Эдуард Зеленин побывать здесь так-же как побывали в Африке. Поэтому я не удивлюсь когда Вы появитесь тут. Правда, из любопытства приежжать неразумно. Зеленин видно приежжал с ращетом разведки во след за Шемякиным (?) Шемякин почему-то предпочел Нью Иорк Парижу (?) Не из-за музея же «Метрополитен»? или «Музея» Глезера. Скорее из-за торговца Нахалкина?.. Иосиф Чураков сказал мне што Костакиса Америка не принимает… Он бы хотел суда переселитца, но ему отказывают по политическим соображениям. А Иосиф Чураков это Шерлок Холмс наших дней. Он соопщил мне что Лешу Тяпушкина отпустили в эмиграцию. Спросите у Лиды Крохиной. Видела ли она Тяпушкина в Риме? Уже 04 часа. Устал. Посплю. Пишите пожалуста.
Благодаря здешним помойкам натащил первым делом проволок и досок. Но очень мало находил прутков железных, а тем более стальных штобы Мильрудовыми ножницами проковырять сухую штукатурку и просунуть стальной пруток с карандаш толщиной, штобы он пройдя через 12-13 см. пустоты воткнулся в сухую штукатурку моево соседа Но Не наскорость (сами понимаете) так во когда я черес каждые 60 см. понавтыкаю таких стальных прутков, да штобы они торчали из стены на 30 см. я могу класть длинную доску, а за коньчики этих прутков затцеплять покрепче полуторамилиметровую проволоку и другой ее конец затцепить за толстый длинный шуруп или гвоздь под самым потолком то полка лежащая на 10 таких шкворнях может выдержать мой вес. От 1-й полки до потолка 30 см. и также до самого пола. С помоек я натаскал ящиков и шкафов, комодов и письменных столов и все от пола до потолка ассиметрично ставлю друг на друга. Они валились с грохотом не одинраз. Прикрепить их к пустой картонной «стене» то биш перегородке… надо изобретать какой-то способ т. е. «ломать голову» Поймите што голыми руками сделать все это требуется очень много времени. Вот поэтому-то я щас пишу это Вам письмо и мучуюсь душою што строительство я прервал, а на «столе лежат» почти ультимативные письма от брата и сестры и им тоже я не писал еще с тех пор как суда прийехал… В Китцбюль тоже ни разу не писал, а туда надо писать ибо они тогда пришлют мой багаж (инструменты и кисти краски) раньше туда писать не мог т. к. некуда было принять груз да и не был уверен што задержусь на этой еманной квартире, а когда увяз в строительстве и оборудовании мастерской здесь, ТО уже воопще завалил и без того тесную квартиру Зеленин Эдуард был и видел… Это я Вам объясняюсь и оправдываюсь почему не в состоянии отвечать щас на Ваши блистательные сжатые и емкие письма. Писать так-же как Вы мне не дано Я не рожден так писать. Вы пишете как ХуйМенГуэй, точно очереди из автомата. Ясно легко броско точно штурмовик солдат все видите кругом и нигде не прозеваете… Я так не умею и не хочу…. Хотя и восхищаюсь, но научитца даже с детства НЕ мог-бы……… На помойке только инструментов не выбрасывают. Такая публика живет… Инструментов множество выбрасывают лиш…. Флейцов… То есть эта пустоголовая шпана ужасно видать любит часто перекрашивать снимаемые квартиры. Покупая ведрами поливиниловые краски невыразимой прочности и несколько флейцев. После покраски выбрасывают их засохшими и немытыми… Ну, я разумеетца в начале понабрал себе штук 5 или 7, но ведь мне боле и не надо (?) А вот штобы найти рубанок или топор или пилу или стамеску или молоток?.. Моток самый хуевый 10-15 долларов. Стамеска 13-25, кувалда с кулак 18 долларов. Гвоздодер 10-15, пинцет дергать занозы 8 -12. А старые на толкучке воопще расцениваютца невежественными, но жадными перекупщиками как антикварные… Я видел апсолютно истлевшие в ржавчине кузнечные тиски перекошенные и недействующие апсолютно!!! Продавала бабенка по дешевке за 25 долларов… Правда под конец базара я у алкаша купил ручную дрель за 1 доллар, но она сломана… и видно ему хотелось пива и база закрылся и он просто нашел ее в помойке. Так ведь это же надо ждать год и ходить на барахолку ежедневно штобы такой случай подвернулся… (?) Идет дождик я устал и спать хочу. Щас уже 04 часа ночи. Лида Крохина моя бывшая жена с 1964 по 1971 прислала мне суда с нарочным — с оказией записку в которой пишет што в сентябре–октябре будет в Париже. Скажите ей, што я послал ей ответное письмо в середине сентября. Можете дать ей почитать мои письма к Вам. Дайте ей № мово телефона: (212) 677 7447 я полагаю, што она будет очень богатой художницей если будет рисовать «монастыри» со снежинками, но Но только форматом 70 на 200 см. А НЕ маленькие. Скажите еще этой бляди, што бы она попыталась не стремитца хвастатца поскореефейерверком шемякинского образца «успехами» то есть не стремитца скорее купить квартиру-дом-опстанофку (со «фкусом») и похвалятца перед себе подобными пошляками, а рисовала-бы на холстах 75 на 200 фсех своих быфших знакомых друзей и родню по памяти На это Бог дал ей талант. У ней это здоров получаетца! Именно через это она получит подлинную славу и много денег. Ничем иным эту хапугу подтолкнуть или увлеч невозможно. Она жаждет немедленно! Поэтому я пишу это без надежды на ее куриные мозги. Она уже в Риме нахуячила мелких картинок «со снежинками». Воображаю какая это халтура… Из-за жажды фсю италию объездить… Лиш для того штоп фсем соопщать, што она везде побывала и фсе видала (типичная срань) пожалуста дайте ей прочитать это мое письмо! Я же попытасю продолжать оптимальные намерения разместить, как я за три года сумел разместить имущество на последней москофской квартире. После размещения, длящевося уже год, поробую нарисовать масляными красками на полотнах 100 на 165 см. «монастырь» составной на петлях в 4 м. 80 см. Попытаюсь как можно потщательнее получше и покрасивее! Это после китцбюльского опыта щас у меня «черт голову сломает» точно так-же как на «Идрагинова» дом № 2 после года проживания: то есть кучи нужных предметов «баррикады» куда-то завалилась писчая бумага… трое суток свирепо искал по 7 по 11 часов с матерной бранью и так и не нашол…. Естественно што я ненавижу сам себя! Но если фсем этим не заниматца то значит я буду ежедневно клясть себя нещадно, тратя на поиски необходимых в работе инструментов и материалов сутки и недели сжигая силы в дым и пепел…. Значит должен долго наводить порядок помоч нихто не может… А делать надо нельзя опускать руки.
Так, што я приехав только с книгами

№ 4

1978-IV-16 Воскресенье 23-30 Китцбюль-Тироль. Титов. Я просто выбился из сил. В негодовании на себя што никак немогу фспомнить пропорции взаимоотношения частей-деталей и опщие соотношения главных т. е. широт и высот этой гениальной башни Данилофского монастыря. Сто раз пытаюсь переделывать и вижу, штоф се НЕ ТО и НЕТО!… Ну «хоть убей» нифсостоянии фспомнить фсю ее неуклюжее «изящество». Конечно мне лутче фотографии. Потому што там видать будет и старая кладка кирпичей и выбоинки и плесень и мох и копоть и осыпи, но если нихто мне не может сделать фотографии то хоть рисунок или вот как я тут попытался в сотый рас вульгарный чертеж. Потому што он не точен именно в пропорциях и деталях. А в архитектуре фсе дело вся суть красоты в этом… Эта башня и стены мне так нравятца што я щитаю што это самый што ни на есть красивый монастырь который я фсегда готов пофторять. Он маленький и «теплый» и уютный кой-то, очень милый. Но я понимаю што он был «маленькийдаудаленький». (В этом рисунке я фсюду понаделал ошибок хотя и сто раз стирал резинкой и снова и снова перерисовывал, но ни хуя не выходит)… Брось фсе свои дела сходи туда сто раз и хоть на память, если уш нельзя с натуры срисовать… Ведь тебе-же тоже и самому пригодитца. А то ведь «неровен-час» вздумают да и сломают и построят «небоскреб» из стекла и бетона… На его месте. Я кляну себя што сам по дури не срисовал не выбрал время. Фсе башни монастырей и кремлей напечатанные фкнишках совершенно нету ни одной похожей на эту милашечку, но я никак не могу фспомнить ее пропорций… Вот щас кажется што она гораздо толще…

Письма к Васе (пишет Валентин Воробьев)

№ 1

1 ноября 1982 года — «год мракобесия», по-китайски
Василь Яклич, друх заокеанский, здравствуйте и спаси вас Христос русской веры!
Пишу на адрес В. А. Смертенко, потому что не уверен, что письмо дойдет на вашу квартиру, а тут видно более прочное существование, и добрейший Владимир Антоновочи выдаст вам письмецо на руки.
Ваше письмо, с изумительной красоты конвертом ручной выделки в три цвета плюс голубые казенные марки — получил, сердечное спасибо, не забываете парижских «унтерменшей».
Конечно «вкладыш», адресованный Крохиной я отправил по адресу, предварительно сняв копию. 28 октября в 4 часа 30 минут Крохина похвасталась его получением.
Как раньше я вам говорил, среди переселенчества Парижа образовалось несколько «секций» и «подсекций», враждующих между собой насмерть, но главной цементирующей философией, талантливо и гневно выраженной Лидией Алексеевной Мастерковой остается: «нас обманули»! То есть мировая бесовщина увлекла и бросила в навоз чуждого мира, где надо ползти, карабкаться, плеваться, обосраться и драться за доходное место в жизни, еще ожесточеннее и злее, чем в родной Совдепии, где «все бесплатно», а здесь блатной мир отшлифовывал грабеж до высокого качества свободной демократии.
В результате такого безнадежного расклада вещей Мастеркова легла на дно и кукует в землянке «закройщика Клавы», в 100 шагах от знаменитого кладбища Пер-Лашез. Ее не покидает сладкая мечта окунуться в бесплатную русскую речку напару с «академиком» Немухиным.
Фотограф Сычев лично для меня человек «чужой», для других он «гений», а для меня «мудак», но надо отдать должное его трудолюбию, изворотливости и терпению, свойственные казанским татарам. Он богат и славен в местной «русской артели», факт беспрецедентный для эмигрантского подонства, но его не вырубишь топором.
Всех ваших педрил «чураков-худяков-лимонов» у нас заменяет независимый философ с Валдая Аида Хмелева. Благодаря богатству Сычева к ней как мухи на дармовой мед липнут сотни оголтелых людей, с жадностью бенгальского огня пожирая дармовой чай и булочки. Эта пара следопытов и склоконосов «знают решительно все», и заменяют собой целое «отделение милиции».
Менее значительные «русские клубы»: барак Стацинского, ателье Купера, дача Синявского, но там голодно и народ долго не задерживается.

№ 2

2 марта 1982 Париж
Василий Яковлевич, здравствуйте и спаси вас Христос!
Откровенно говоря, вы меня чуть-чуть застращали своим «американским счастьем», чуть-чуть поводили за нос великолепными письмами, направляя то к родне, то к чужакам, а на самом деле «Васе плохо», у Васи нет денег купить холста и красок, у Васи заколочен душ, у Васи есть нечего»! А ваш брат Николай совсем точно обозначил вашу философию «фанаберией».
Уже давно ходят слухи, что всю американскую шелупонь и придурков лишают «пособий», а такой расклад ведет к покошеванию голодом и кого угодно приведет в панический гнев.
Ясно, что «славы» не будет, и Бог с ней, пусть пользуются Илья Глазунов и Иван Ольбрахт, но ведь жить так как живете вы сейчас — глупо и несправедливо, и нельзя!
Объебать Совдепию невозможно. Туда приезжают не на «белом коне», а на унизительных четвереньках и прямиком в Тынду, куда направляли Юрку Титова. Возможно, что вас и «пропишут» у родни, но ведь съедят и брать Николай не поможет. В отличие от новых «американцев» у вас нет надежного паспорта, чтоб поехать туда «туристом». В этом смысле «запад» оказался для вас «западней». Люди получившие паспорта уже раза два побывали в Совдепии и возвратились назад, что звучит удивительно как сон, но я сам их щупал, это правда. У вас нет такой возможности. И надо искать выход более благоразумный и приятный во всех отношениях.
Вася, «лансировать» Москву можно, но это не решение вопроса. Вас окружают «патриоты», которые размазывают слюни ностальгии, забывая о том, что из американского говна они попадают в говно родное и более вонючее. «на коне» тебе уже не быть, как хотелось бы. Никто тебя не упрекает за «крутой поворот» и я тебя понимаю: потеряна школа, общение с родней, поклонницы, но оставь эту идею на самый черный день, когда захочется в петлю.
Недавно «на елке» я встретил русского попа, который показывал фильм о горе Афон, с видами острова, монастырей и жизни монахов, от которой пришел в форменный восторг.
Вам надо в пожарном порядке, задрав штаны выше колен, драпать на этот замечательный Афон!
Там можно рубить дрова на солнышке, писать и чистить иконы, собирать оливы и молиться. Там множество огромных пустующих помещений и совершенно бесплатная райская жизнь! Не имея семьи я бы без промедления туда побежал. Вот это настоящая «мечта».
Не будьте до конца лежебоком на вонючей подушке, а срочно наводите справки у ваших попов, как туда доехать и обосноваться надолго. В Афинах вам поможет Костаки, а оттуда рукой подать до этого благословенного острова, где жил и умер русский художник Малявин.

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1