Первая жизнь

Бог человеку дал три жизни: первая в утробе,
вторая в реальном времени,
третья в вечности,
но в какой — зависит от человека.

 

Ушки на макушке, будьте внимательны. Расскажу-ка я вам, друзья, личную историю о первой жизни. Такой вы еще не слышали. История о том, как произошло моё зачатие, моё развитие и очень трудное рождение.

Всё начинается с любви! У любви есть крылья, кто любит, тот похож на ангела. Ангелы купаются в любви! Ну, в общем, в зените славы любви я почувствовал себя свободной, маленькой молекулой, живчиком, спиралькой, головастиком с длинным хвостиком.

Во мне была жизнь! Жить — значит чувствовать, мыслить, любить, страдать, блаженствовать! У меня уже была своя судьба!

Уж как эта жизнь в утробе так крепко зацепилась внутри сладкой вишенки, известно только Творцу. Ну, значит, я на месте, я живу и развиваюсь. На 21 первый день у меня забилось своё собственное сердце, проявились голова, тело, ручки, ножки, лицо.

Потом хвостик головастика переместился, и расположился у основания тела, по обеим сторонам хвостика появились какие-то колокольчики. К великому счастью колокольчики не бренькали, а так себе висели беззвучно вместе с хвостиком, но меня уже можно было определить и дать мужское имя!

Я был желанным! Со мной обходились осторожно, нежно, носили, как сырое яичко в кармане. Верьте, не верьте, я чувствовал себя прекрасно. Свернувшись калачиком, я удобно лежал, как цыплёнок в яичке. Мне было тепло, уютно, сытно и стерильно, никакой туалетной бумаги не надо, беспокоиться не о чём. В утробе было влажно, но я плесенью не покрылся, не чихал, не кашлял, не болел. Во мне рождалось чувство наслаждения, благодарности и жажда жизни.

Потом мне стало известно, что кормилица моя — семейная женщина, с руками, ногами и умной головой, не то, что я, наивный головастик с хвостиком и колокольчиками.

Чем я бывал недоволен, так это тем, что кормилица моя очень много работала. Я часто про себя ворчал на неё. Дорогая моя, моя любимая, когда, в конце-концов, ты отдохнешь? Я был очень чувствителен, и когда она поднимала что-нибудь тяжёлое,  во мне рождался страх. Но тут подключался папа, сильный и решительный, с ним нам обоим было хорошо! Он заботился обо всём.

Потом я научился отличать день от ночи и определять время года. Тишина и покой — это ночь, а днём суета, заботы и работа.

Светит яркое солнце, тепло, пташки поют, чирикают. Моя кормилица скинула теплую одежду, шагает не спеша, дышится свободно, легко и вкусно — значит весна!

Лето! Жара! Кормилица потеет, устаёт до потери пульса. Я чувствую бешеное биение её сердца, частые вздохи, тяжёлые шаги. Я-то развиваюсь, набираю вес, расту, вишенка моя становится мне тесной.

Кормилица моя работала до последнего. Я, как будущий мужчина, заботился о ней и когда бывал недоволен, дрыгал ножками, бил пяткой, барабанил кулачками, стучал рукой, выражая этим своё мнение.

А если случалось, что моя кормилица была свободна и в хорошем настроении, она брала в руки гитару, я навострял ушки и замирал от удовольствия.

Представьте себе, я наслаждался музыкой и её прекрасным голосом, до того мне было приятно, хорошо, и радостно. Ой. Я просто млел и расслаблялся! Я готов был, как ангелочек, расправить крылья, вспорхнуть и улететь вместе с музыкой в эфир! Ух!

Но, увы! Пока я формировался, мне приходилось ждать Богом отведённый срок.

И что вы думаете, люди дорогие! Когда, наконец, подошло время и распахнулись двери в моём убежище, мне стало так грустно, ну, до слёз. И я расхотел покидать свое насиженное, родное, теплое, уютное, беззаботное и сытное гнёздышко. Я решил остаться!

Да не тут-то было. Меня насильно стали извлекать, лапали за голову, тянули за плечи. А я упирался. Нет, думал я, так легко вы со мной не справитесь, мне тут хорошо! И я попятился назад, сижу и ухмыляюсь. Ну вот, обвел я вас вокруг пальца!

Уму непостижимо, что они надумали, а? Стали, тыкать иглами мою кормилицу, пичкать разными невкусностями.

Я-то всё чувствую. Мне невыносимо больно за нас обоих. Ой, как больно!!! Но я упрямый — вытерплю. Ах, злодеи стали ещё какую-то горячую жидкость вливать. Ой, горюшко! Раздался женский крик! Мне стало невыносимо жарко, душно. Я потихоньку вынужден был двигаться вперед, и увидел свет.

О-о-о! Я повёл глазами, и понял, что, вероятно, я переселяюсь во вторую жизнь, в иной, неведомый мне мир! Собрав все свои силы, я поднатужился и выскользнул на свободу!

Ух, ты! Какой яркий и ослепительный белый свет меня торжественно приветствует!

Я зажмурился от неожиданности и закричал так, что вся паутина, опутавшая меня, порвалась и разлетелась.

Чьи-то сильные руки подхватили меня и обмакнули в какую-то ванночку с вонючей жидкостью.

Фу! Повёл я носом от жуткого запаха, затем меня положили на весы, измерили, привязали на ручку бирочку — мой первый документ, обтёрли, во что-то завернули, как в кулек, и я оказался в чьих-то тёплых, мягких и нежных  руках, которые с любовью прижали меня к своей груди, к знакомому мне сердцу, бьющемуся в унисон с моим.

Меня словно током ударило! Так это же моё родное сердце! То, что девять месяцев стучало только для меня.

Я был безгранично рад и благодарен, это огромное счастье быть в объятиях мамы.

Я не внутри, я уже снаружи! У меня началась новая, интересная, вторая жизнь! Я открыл глаза, посмотрел ей в лицо и влюбился с первого взгляда. Это моя МАМА!

***

С тех пор во второй моей жизни пролетело 40 лет, и теперь я могу поделиться опытом.

Я хочу сказать, что первые семь лет, в любой семье ребенок — царь, но его нужно воспитывать, вторые семь лет он слуга, но его надо учить, третьи семь лет он на равных и должен стать другом, а потом надо отпустить его на свободу и всю жизнь за него молиться, чтобы всё у него было хорошо и внутри и снаружи, впереди и сзади, сверху, снизу и вокруг. Надо окутать его своей и Божьей любовью! Бог — есть любовь. Любовь спасает, охраняет, несёт на руках.

А ребёнку надо научиться среди огромного количества чужих людей, с которыми он вынужден общаться чаще, чем с друзьями, не забывать о том, что есть в его жизни люди, для которых общаться с ним большое счастье, которые ценят его богатый внутренний мир, для которых он — необыкновенный человек, и его есть за что любить!

Какое счастье, что на свете есть мама, папа, братья, сестры, родня, друзья, хорошие коллеги, Бог, которые часто говорят тебе о том, какой ты ценный, дорогой и незаменимый человек, какое счастье, что ты есть!

Счастье, что есть Творец и родственные души, для которых ты красив, умен, обладаешь чувством юмора и многими другими ценными качествами. Что есть на свете большая и взаимная любовь!

А любовь, как мама! Она терпелива, добра, не ревнива, не хвастлива. Она не раздувается от гордости, не ведёт себя неподобающе, не себялюбива, не раздражительна, не считает свои обиды, не радуется недоброму, а вместе с другими радуется правде.

Она всегда защищает, всегда верит, всегда надеется, всегда терпит. Любовь никогда не кончается! У любви есть крылья, кто любит, тот похож на ангела. Всё начинается с любви!

***

Рассказ написан в соавторстве с Людмилой Фелькер

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1

  1. «У любви есть крылья, кто любит, тот похож на ангела.»
    Нежно, трепетно и любовно.
    С лучшими пожеланиями автору,
    Светлана