Октопус и его собратья (научно — фантастическая повесть)

Там однажды, в аллее Титанов,

Я с моею Душою блуждал,

Я с Психеей, с Душою блуждал.

 

     Эдгар Аллан По    УЛЯЛОЙ

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

 

В медицинском офисе американского города Ривер Сити (River City). в самом центре русскоязычной колонии Suntown, исследуют влияние Души на здоровье человека (ОКТОПУС, Зарубежные Задворки, 03-01-2016).

Вся медицинская, религиозная и философская концепции офиса исходит из того, как строение Души выглядит на страницах книг М.Лайтмана (Постижение Высших Миров. Каббала. Тайное еврейское учение. Книга 4;  Каббала.Тайное еврейское учение, книги 5,6,7;   Внутреннее созерцание. Плоды мудрости, Статьи, Лекции, Беседы. Каббала. Тайное еврейское учение. Книги 9-11).

В этом контексте рассматривается Любовь. Та самая Высокая Любовь, которая закрепляется, как теперь говорят, браком на Небесах. При такой Любви души влюбленных сращиваются. И теперь уже нет двух тел с двумя автономными Душами, а есть два тела с единой Душой. И измена одного – это железная отвертка  — в высоковольтную цепь. Да в высоковольтную-ли? – может быть  это лавина нейтронов — в атомный реактор? И быть тогда страшному взрыву, и быть беде и быть неизлечимой болезни – ОКТОПУСУ, — взрывной материализации травмированного или разрушенного материала Души.

  1.  ПЯТЬ ЛЕТ СПУСТЯ

Благодарю, о Господь,

За Океан и за Сушу,

И за прелестную плоть,

И за бессмертную душу,

М.Цветаева  (Благодарю, о, Господь)

Suntown, процветал! Еврейская эмиграция пустила глубокие корни и дала свежие побеги… А уж наш-то медицинский офис за «пять лет спустя», как будто бы, помолодел и крепенько поднабрал: и реального авторитета, и рекламы в местной печати, и младшего медперсонала и, что самое главное, — клиентуры. За спиной медсестер в регистратуре (как говорят американцы, на фронтдеске) выстроилась анфилада металлических шкафов с папками историй болезней, а сами шкафы стали подвижными и открывали еще один их ряд в глубине. Да и само пространство офиса возросло за счет присоединенных помещений здания. Это ведь капитализм, и здесь никого не заставишь уважать палкой.  И если авторитет у требовательного населения был не просто стабильным, а устойчиво рос из года в год, а стало быть, росли и доходы, то тому были всего два объяснения: одно явное – добросовестно и эффективно лечили, и второе – неявное, – медицинских ошибок было, не в пример другим врачам, сравнительно мало, и персональное кладбище, которое всегда есть у всех врачей, в данном случае, было заметно меньше, чем в других медицинских офисах.

Но была и еще одна шкала оценки русскоязычных докторов, уж и вовсе невидимая. А дело в том, что, основная масса врачей Suntown’а была коренной, американской. И она внимательно, заинтересованно, а порой и ревниво, следила за медиками из русско-еврейской общины. Результаты это могло иметь самые разные. Иной врач, нечистоплотничавший, скажем, со страховками, внезапно покидал бизнес и уезжал в другой город. Некоторые, даже, оказывались в заключении, правда, недолгом. А иные, как например Раф, пользовались откровенным уважением. Об этом вам могли напрямую сказать в госпитале, если вы там оказывались. И эти врачи. как правило, вели в госпитале по нескольку коек с больными, а Раф —  и не в одном… Это и была высшая профессиональная оценка!

Ну, и еще одно привлекало людей – этот необычный медицинский офис, а точнее, его персонал, обладал незаурядным чувством юмора, и не скрывал этого. На самом видном месте приемной, красовался портрет Уильяма Сомерсета Моэма и его фраза: «Немного здравого смысла, немного терпимости, немного чувства юмора, и можно очень уютно устроиться на этой планете».

Ефимыч, который, кстати, и раскопал эти слова, по прежнему, работал в массажной. И над его столом висела и еще одна максима того же писателя: «Самое ценное, чему научила меня жизнь, ни о чем не жалеть. Жизнь коротка, природа враждебна, человек смешон, но, как  ни странно, большая часть наших невзгод чем-нибудь возмещается, и, обладая некоторым чувством юмора и здравым смыслом, можно неплохо справиться с тем, что, в конце концов, не имеет особого значения». Он относился к не старящимся людям и как был, так и остался прямым, рослым, сухопарым, длинноруким с огромными лапами-ладонями. Бывшего мастера спорта по волейболу можно было, казалось, хоть сейчас, выпускать на место нападающего у сетки.

Мудрость, сердечность и доверительность его только возросли за эти годы. И теперь он знал о русской комьюнити, еще больше. Его личное досье больных и их семей с трудом умещалось в картотеке. И вот, что важно, Ефимыч не доверял компьютерам с их вездесущими черными тенями — хакерами, и все хранил в рукописном виде. Как был, так и остался он эдаким Штирлицем — глазами и ушами этого странного медицинского заведения, его разведкой… И все же обязанностей у него поубавилось… «Воспитательные» беседы с клиентами, нарушавшими социальные и нравственные нормы и тем самым, угрожавшие своему собственному здоровью, теперь не практиковались и потому, что могли оказаться противозаконными, и потому, что телефонов – автоматов в Suntown’е теперь не было.

Что касается Моти, то он, казалось, не изменялся вообще и, по-прежнему, жил в пространстве поэзии и литературы и, что несравненно важнее, в многомерном мире Торы и Каббалы. Единственное, что полностью поглощало его — Душа, Божеская Душа — «Бессонная моя душа, сторожкая»! Библиотека в его кабинете – несколько изданий Торы и Библии, книги  по Каббале, Рамбам, Пророки, Тания, русские книги по физике, теоретической физике, и в частности, многотомник Ландау и Лифшица в суппуробложках,  справочники по электронике,  книги по душевным заболеваниям, шизофрении, медицинские справочники и, наконец, яркая книжка, тщательно завернутая в пластмассовую оболочку: ”The Spirit Universe. Fred Alan Wolf. Ph.D.”, — пополнилась, и серьезно. Прежде всего, появился пухлый однотомник Эмили Дикинсон THE COMPLETE POEMS OF EMILY DICKINSON со всеми 1775-ю её стихотворениями и сотнями мотиных закладок, полное собрание в 13 томах Марины Цветаевой и академический четырехтомник Лермонтова.

Почему вдруг первая пара? Все очень просто: Оба поэта многократно используют слово «Душа». Дикинсон — не реже 102 раз, Цветаева— не менее 148 раз!!! Особенно резонировал Митя на строки Эмили Дикинсон из стихотворения  # 384:

No Rack can torture me –

My Soul – at Liberty –

Behind this mortal Bone

There knits a bolder One –

You cannot prick with saw –

Nor pierce with Scimitar —

 

Дыба не сломит меня –

Душа моя вольна.

Кроме этих – смертных – костей

Есть  другие – сильней.

Палачу до них не достать.

Бессильна дамасская сталь.

(Перевод В. Марковой)

 

Вплотную по смыслу  приближалась к Дикинсон и Марина Цветаева (Душа. 1923):

 

Шестикрылая, ра — душная,

Между мнимыми — ниц! — сущая,

Не задушена вашими тушами

Ду — ша!

 

И ни на кого не похожий, чудесный М.Ю.Лермонтов (1831-го ИЮНЯ 11 ДНЯ):

 Моя душа, я помню с детских лет
Чудесного искала.

 

Появились на книжных полках Моти и несколько томиков с пословицами и поговорками о душе и собранными в папках распечатками из интернета на эту же тему. Концентрированная народная мудрость эта не оставляла места никаким сомнениям: есть душенька у нас и без неё — никак! И теперь Мотя мог сыпать пословицами о душе всегда. Иной раз и перебарщивая. И, тем не менее, справа на стене, приколотый американскими кнопками-иголками с пластмассовыми ручками-цилиндриками, висел первоочередной их список:

Душа — не яблоко, её не разделишь

Чужая душа — темный лес.

В чем душа держится.

Душа не сосед — не обойдешь.

Еле-еле душа в теле.

К чему душа лежит, к тому и руки приложатся.

Как в кремне огонь не виден, так в человеке душа.

Не глаза видят, а человек, не ухо слышит, а душа.

Не стерпела душа — на простор пошла.

Чужая душа — потемки.

Телу простор — душе теснота (и наоборот).

Душа всего дороже.

Душа — заветное дело.

Особенно хорошо и удачно собирал и отбирал пословицы В.И.Даль:

Душа не на месте.

Душа в пятки вошла.

Душа простор любит.

Душа согрешила, а спина виновата.

Как нет души, так что хочешь, пиши!

Человек смотрит человеку в лицо, а бог — в душу.

Глаза есть зеркало души.

Бог души не вынет, сама душа не выйдет.

Ну и, справедливости ради, надо упомянуть еще одну книжную полку. Она располагалась, немного, в сторонке от остальных и была заполнена лишь на половину совсем и не парадными, а переплетенными вручную, статьями и брошюрами из интернета. К ней Мотя обращался еще редко и потому, что появилась она совсем уж недавно, и потому, что побаивался её… Но чувствовал он, Душою чувствовал, почти как у Цветаевой «Души начинают видеть», что время подходит и без этой полки ни ему, ни офису не обойтись…И, как оказалось, был прав…Ну, да об этом позже…

 Все эти годы офис работал напряженно и выглядел вполне обычным медицинским заведением капиталистического толка – семейный врач высокой квалификации и персонал, всегда готовые помочь. Его подводная часть – душевная, — между тем функционировала исправно и, если и отличалась от  прошлых лет, то только тем, что никакого грубого телефонного психологического влияния на сорвавшихся с узды пациентов — развратников и распутников, — теперь не оказывала. Между тем, душевные детекторы (ДТ) – мотино изобретение — были всегда на страже, и помогли предсказать ухудшение здоровья не одного клиента. И если экраны на мотиных ДТ начинали бледнеть, Раф не просто лечил, но и проводил тщательно выверенные беседы: «Беречь себя надо, батенька! Голова седая, да душа молодая. Беречь! Что телу любо, то душе грубо. Ведь что народная мудрость-то говорит?: «Гуляй, пляши, да не убей души». Никаких перегрузок, Мой дорогой! Душа меру знает! Не губите себя!». Иногда действовало. Но не всегда. А последний случай был и вовсе неисправим! Собственно, и говорить-то нечего было.

Если в песочных часах две песчинки в узком перешейке стисняются и соприкасаются, по воле случая, то остаются взаимно безразличными и расходятся потом, как ни в чем ни бывало.. С людьми — все по другому. Особенно, в эмиграции… Это ведь поворот крутой… Как в автобусе в советские времена, на крутом вираже пассажиры отбрасываются в сторону и прижимаются друг к другу, и незнакомые до тех пор люди, из различных, ранее почти не соприкасавшихся слоев общества, оказываются в совершенно ненужной, противопоказанной им близости. Так в одном из огромных домов социального жилья, совсем некстати, оказались соседями, абсолютно чуждые и несовместимые семьи. Первая – из военного городка, — семейство бывшего снабженца-интенданта — начальника дивизионного вещевого и провиантского склада – прирожденного, можно сказать, высоко профессионального хама, крупномасштабного вора и жулика. Рядом с ним, маркитанты и маркитантки прошедших веков выглядели чистоплотнейшими идеалистами, подвижниками и бессребрениками. Вторая — семья доцента кафедры русской и западно-европейской литературы университета – человека высоко интеллигентного, деликатнейшего и утонченного. И надо же случиться, ни в чем не привыкший себе отказывать, мерзавец положил глаз на жену доцента. И поступил он так, как всегда поступал со своими подчиненными, чтобы заполучить их жен в свою постель. Для этого надо было прилюдно, при их женах, оскорбить, растоптать и уничтожить, пардон, изничтожить, истереть в прах мужей, поставить их перед служебным несоответствием, увольнением и потерей кормушки и военной пенсии. Жены, ради спасения мужей, сами шли потом в постель к властному скоту. Подонок, он и есть поддонок, и показалось ему, что ничего не изменилось, и забыл он, что он в другой стране, и среди независимых от него евреев, теперь явно и определенно защищенных Гос-дом! Словом, повторил распутник старую, наезженную и отработанную партитуру на огромном паркинге при жене доцента и небольшом скоплении народа. Внезапно, он набычился, побагровел, и хорошо поставленным командирским басом, да еще яростно размахивая кулаком, заорал, обрушив на ошалевшего и непьющего доцента весь армейский, низкопробно солдатский, почти что, уставной репертуар: «Ах ты сука ёба..я, разъ…й  ху.в, ты почему пьянь ты драная, опять выпивши на работу явился! А устса..ся не боишься, мудак недое….ый? Выгоню на улицу, блядь ты сраная! Говно есть будешь! Из партии вышибу! Погоны сорву! Пошел вон в свою конуру, хер собачий, импотент долбаный!»

Ошалевший от неожиданности и абсурдности происходящего, похолодевший внутри, доцент растерялся. В других условиях, он, может быть и ударил бы негодяя, но сейчас, в первый год приезда – это было бы грубым нарушением закона и угрозой получению гражданства… И они с женой повернулись и ушли. В холе дома проходимец догнал их и, глядя в пол, пробормотал, что он, дескать, не знает, что на него нашло… Он, видите-ли, не знал…

Вездесущий Ефимыч узнал об этом диком случае в тот же день. Он поговорил с Рафом и через медсестру назначили подполковнику внеочередной прием, под предлогом необходимости сделать кардиограмму и прививку от гриппа. И было это через два дня после происшествия. Тестеры сразу показали — начались изменения в районе сердца — интенсивность свечения души явно слабела… Раф выписал ему лекарство для укрепления сердечной мышцы и негодяй ушел. А еще через четыре дня, точно в Йом Кипур, в присутствии собственной жены, готовившей праздничный стол, он упал, как подрубленный, плашмя на пол и мгновенно помер… В полном смысле этого слова или слов: отдал Б-гу душу! Точнее, забрана была у него Душа, отобрана…

2.  С О М Н Е Н И Я

 

Сомнений снежный ком
Несется к нам из прошлого

               Андрей Дементьев. СОМНЕНИЯ

 

И Душа в разброде –
В засадах люди-звери –
А сомнение,
                как сажа,
На хрустальные черты - 

Борис Кушнер  Сб. ОБРЕЧЕННОСТЬ

БЕАТРИЧЕ

 После этого случая, который был понятен и мог быть истолкован, как разрушение души или её уход из неисправимо греховного тела, началась, и с перерывами продолжилась, еще несколько лет, череда событий, объяснить которые было трудно.

Началось с худощавого и высокого человека, непонятно какой национальности, который всю свою жизнь слыл личностью, безусловно и однотонно убого-серой, но совершенно «выдающимся» и неукротимым клеветником, склочником и анонимщиком. Он им был в той прошлой, советской жизни, и не собирался меняться и в эмиграции. Дом из 50-ти квартир (аппартментов), в которых он обретался, страдал от неприкрытого хамства, королевского высокомерия, грязных оскорблений, поношений и пр. Но сделать ничего было нельзя – с офисом он хитрил и вел себя нормально. А в полицию на грубость не пожалуешься – хамил-то наедине. Ненавидели его все. Казалось бы, при таком поведении, человек должен был страдать, болеть и пр. Ничего подобного!  Все медицинский тесты, базисную информацию к которым готовил все знавший Ефимыч, однозначно показывали — эта вызывающе отталкивающая, неприятная и злобная личность имела определенно регистрируемую детектором Моти Душу! И признаков Октопуса, или чего-либо подобного ему, не было! Никаких! Это явное и не камуфлированное зло имело отменное здоровье. Вопрос о том, как Бож-ская Душа мирилась с совершенно ужасными чертами характера оставался для медицинского офиса непонятным! Совершенно непонятным! Правда, до поры, до времени…

Был и еще один диковатый для Suntown’а эпизод. Появилась некая одинокая дама средних лет из эмиграции последнего разлива. Объявилась в офисе она довольно скоро после приезда и особого внимания не привлекла. Однако, примерно, через полгода, Ефимыч, обеспокоенно, проинформировал Рафа и Мотю о случае довольно редком для этих мест – в автобусе, развозившем эмигрантов по, так называемым «детским садам», эта дама, не стесняясь, вслух, вещала окружающим о том, что в ее доме много «жидов» и о том, как она их ненавидит.  Во время ближайшего визита к врачу её душевная аура, тем не менее оказалась в норме… Потом она на полгода исчезла из виду офиса, но не Ефимыча. Оказалось, она вышла замуж. И за кого бы вы думали?… Верно! За еврея!…Еще через полгода она появилась на приеме  с серьезными жалобами… Душевный Тестер показал, что свечение вокруг ряда жизненно важных органов бледнеет… Еще через пару месяцев её не стало…

Переломным оказался случай, в котором беспомощность и полная дезинформированность офиса длились в течении целого года. А дело было так. К Рафу перешел очень аккуратный, педантичный и сдержанный пациент от другого доктора. Как потом выяснилось, врачей он менял довольно часто – раз в два-три года. И, как потом стало понятным, не без оснований. Судя по интонации и фамилии, это был прибалт. Почти девяносто лет не мешали отменному здоровью и бодрости. При каждом визите датчики показывали совершенно нормальное присутствие души в районе каждого важного жизненного органа. Все так бы и продолжалось, если бы в один из дней центральная американская пресса не взорвалась статьями о нацистском изверге, работавшем надсмотрщиком в нацистском лагере смерти и лично уничтожившим сотни евреев. По подложным документам он въехал в Америку сразу после окончания войны, и только сейчас был изобличен, арестован и предан суду. Эти и был пациент офиса – прибалт.

Сказать, что еврейский офис Рафа был шокирован, не сказать ровным счетом ничего. И дело не в том, что промахнулся Ефимыч. Что уж говорить о нем, если все разведслужбы США и Германии, вкупе, вышли на него, лишь через 65 лет! Дело был гораздо серьёзнее – вся медицинская, религиозная и философская концепции офиса оказались не просто под угрозой, они развалились на глазах! Ведь этот человек был сатаной, он был дьяволом. Когда несколько лет назад они встретились с подобным индивидуумом, у того души не было вовсе. И это казалось Моте и Рафу естественным. Сейчас же, в данном скандальном случае, душа была на месте, курировала жизнедеятельность организма, поддерживала её, и ей не мешали страшные злодеяния этого зверя…

По меньшей мере, стало сразу же ясно, что все, что они раньше думали о Душе нормальных людей, Душе: любящей, страдающей, тяготеющей к добру, порядочности, теплу, чистоте, верности и прочем, что все это НЕ МОЖЕТ относится ко  всей категории ЧЕЛОВЕЧЕСТВО!

И здесь Мотя осознал весь свой чудовищный идеализм. Ему всегда казалось, что самые лучшие чувства, свойственные Человечеству, самые гуманные, богатые и чистые — представлены в Мировой поэзии. И, конечно же, Великая Мировая поэзия многомерна и, ни при каких обстоятельствах, не может быть «упакована» в декартово трехмерное пространство, о чем писал в «Разговоре о Данте» Осип Мандельштам. А если речь идет о Величайших поэтах, скажем, о Данте или Шекспире, то их поэзия, безусловно, перекрывает весь телесный угол 4. Но особенно ярка многомерность в диапазоне чувственности. Здесь Мотя всегда, приводил стихотворение «Красивая, как пантера» филиппинского англоязычного поэта Хосе Гарсия Вилья:

                                   О прелестная. О пантера мглистая. О

                                   Похитительница бархатистая.

                                   Истая. Не жалей мне яростных чар.

                                   О яркогорящий, ночь золотящий.

                                   Жар. Свет звонкопляшущий. Нет —

                                   Шепчущий дар. Обрети меня. Укради меня.

                                   Разбреди меня. Кто защитит меня.

                                   Ни бог меня. Ни я себя. Очисть меня.

                                   Напасть моя. Распни меня. Помоги.

                                   О в экстазе безжалостная. О боги —

                                   Ня темноногая. О Первичность и Непорочность.

                                   О Алчность. О Вековечность.

 В представлении профессионального физика, верующего и честного человека Душа, данная нам Гос-ом, реально существует и определяет нашу жизнь до её физического рождения, во время нашего краткого земного существования и миллионы лет после него. Знай человечество, что есть Душа, и какова Она, можно было бы избежать неисчислимого множества ужасающих грехов и не причинить себе и другим невероятных бед.

Мотя был убежден, что пониманию структуры Души препятствует наше злое неверие, примитивный материализм и … неинформированность… Не говоря уж о сложнейшей физической природе этого сравнительно небольшого геометрически, но бесконечно емкого пространства Души, об уникальных физических процессах и полях, насыщающих эту, глубинную и мощную, на первый взгляд, локализованную, едва ли, не в математическую точку, а на самом деле, Всепространственную и Космическую систему.

Мотя мечтал о том, чтобы визуализировать в чисто схематическом, достаточно условном виде основные интеллектуальные и нравственные параметры Души. И не могут ли выдающиеся Поэты помочь нам в этом? Ведь само их творчество однозначно раскрывает все основные нравственные категории их душевной организации. Ведь их поэзия прямое свидетельское показание об их духовных качествах, о малейших ньюансах их нравственного портрета. Их поэзия — это, в сущности, глубинное автобиографическое досье, если хотите, это гипсовый слепок с их собственной Души! Именно этот слепок отражается в их Поэзии, её структуре. Совсем не случайно, Мандельштам видел «Божественную комедию» в следующем виде:

«Вникая по мере сил в структуру «Divina Commedia», я прихожу к выводу, что вся поэма представляет собой одну, единственную, единую и недробимую строфу. Вернее, — не строфу, а кристаллографическую фигуру, то есть тело. Поэму насквозь пронзает безостановочная, формообразующая тяга. Она есть строжайшее стереометрическое тело, одно сплошное развитие кристаллографической темы. Немыслимо объять глазом или наглядно себе вообразить этот чудовищный по своей правильности тринадцатитысячегранник. Отсутствие у меня сколько-нибудь ясных сведений по кристаллографии — обычное в моем кругу невежество в этой области, как и во многих других, — лишает меня наслаждения постигнуть истинную структуру «Divina Commedia?», но такова удивительная стимулирующая сила Данта, что он пробудил во мне конкретный интерес к кристаллографии, и в качестве благодарного читателя — lettore — я постараюсь его удовлетворить».

Так вот, не может ли оказаться, что контуры этого  тринадцатитысячегранника и есть контуры души Данте? Ведь не случайно сказал кто-то, что люди не кубы и не шары — они многогранники!

Физика знает аналогичные ситуации. Представьте себе, что в некотором объеме металла находится фантастическое количество электронов. Уследить за каждым из них практически совершенно невозможно. И вот одно из современных направлений в физике, так называемая, квантовая статистика, — поступает в этом случае следующим образом. Каждый электрон характеризуется шестью параметрами. Первые три — это обычные декартовы координаты частицы, локализующие ее в данный момент времени. А вторая тройка — это скорости или импульсы частицы.  Именно эта троица прогнозирует состояние электрона и его положение в следующий момент времени. Теперь представьте себе, что все электроны в пространстве скоростей или импульсов как бы сведены в одну точку из которой торчат во всех направлениях их скорости. А теперь окутаем этого ежа тонкой резиновой пленкой и получим удивительную поверхность — поверхность Ферми. Эта поверхность — причудливая, невообразимая фигура из ночного бреда, — и есть основная характеристика вещества. Это, своего рода, «Душа» металла или любого кристалла!

Располагая исчерпывающей информацией из сочинений большого, открытого и искреннего поэта, можно, в принципе, выполнить подобную же процедуру. Для этого следует составить более или менее исчерпывающий список умственных и нравственных качеств, вытекающих из поэтического текста, как-то: ум, интеллект, тонкость, нравственность, широта, доброта, теплота, ранимость, корпоративность, сочувственность, честность, щепетильность и так далее и тому подобное. После этого, следует построить, так называемую, векторную или полярную диаграмму, в которой под определенными углами расположены упомянутые выше и многие другие, не упомянутые качества, а величина радиуса отвечает условному численному их значению. Таким образом, будет очерчено пространство, ограниченное поверхностью Души.

Будучи вполне реальной, эта процедура Мотей не была применена ни к одному из поэтов. Почему? Ответ прост: Мотя  не считал себя вправе предпринять этот шаг. И из Высших соображений. И потому, что для этого необходим устоявшийся и общепринятый стандарт требований к реальному человеку. А его сегодня нет! И потому, что малейшие ошибки и неточности здесь недопустимы.

Схематически же, подобная векторная диаграмма и Поверхность Души могли бы выглядеть, примерно, следующим образом:

Всё это было очень интересно и очень правильно, применительно к Великим Поэтам! Но как все это можно было согласовать с их прибалтом и, вообще, с нацистскими преступниками? Ведь они имели душу, но она, душа эта, не возражала против их чудовищных преступлений против человечества!  Как понять явное наказание пациентки-антисемитки за брак с евреем? Ведь в рамках идеалистических представлений, это не лезло ни в какие ворота, даже самые, что ни есть, широкие! Сомнения, сомнения, сомнения…

  1. Т У П И К

Тогда смиряется души моей тревога,
Тогда расходятся морщины на челе, 

И счастье я могу постигнуть на земле,
И в небесах я вижу бога.
М.Ю. Лермонтов.

КОГДА ВОЛНУЕТСЯ ЖЕЛТЕЮЩАЯ НИВА.

1837

 

Я не для ангелов и рая
Всесильным богом сотворен;

Но для чего живу страдая,
Про это больше знает он.
Как демон мой, я зла избранник,
Как демон, с гордою душой
Я меж людей беспечный странник,
Для мира и небес чужой:
М.Ю.Лермонтов ДЕМОН. Третья редакция. 1831 г.

 Внезапно стало понятно, что мир колонии Suntown’а, в котором они жили и лечили людей, изменился. Изменилась эмиграция, ее истоки и география, ее природа, мотивация, стимулы. «Колбасная эмиграция», в той или иной степени, существовала всегда. Но была и идейная. Теперь в эмиграционном потоке преобладал голый, ничего не стесняющийся, абсолютно бессовестный, вульгарный материализм! Да и весь мир  стал другим. Страшный XX век с его двумя горячими и одной холодной войнами, с его холокостом, и противостоянием идеологий, остался позади. Но ему на смену пришел XXI-ый с его полностью безыдейной и циничной из циничных  REAL  POLITICS, начисто лишенной малейших признаков морали, нравственности и совести. Вместо них функционируют, даже не деньги, в их классическом капиталистическом смысле ДЕНЬГИ — ТОВАР,  ТОВАР — ДЕНЬГИ, а грязное, сплошь не отмытое от наркотиков, широкомасштабного воровства и криминала, омерзительное «бабло», голый барыш, нефть, газ… Мир определенно двигался в демоническом направлении…

Поэтому и их старомодные представления о Душе, как о великом страже морали и нравственности, в одночасье, повисли в воздухе… И Мотя решился. Он подошел к заветной полочке и стал разглядывать ее содержимое. Здесь не было и тени тисненных золотых переплетов. Эти были добросовестно, но самопально переплетенные Мотей, многочисленные небольшие работы из Интернета, появившиеся в последние годы и посвященные Гос-ду, Тому Миру и Душе. Остановился он на двух книжках. Прежде всего, это была ДУША И ТАЙНЫ ЕЕ СТРОЕНИЯ. Её авторы Секлитова Л. и Стрельникова Л. утверждали, что они напрямую контактируют, ни мало, ни много, — с Самим Гос-ом!. Мотя не знал, верить ли этому, или нет. Но вот не думать о том, о чем они пишут, он не мог! Это было, попросту, невозможно, не думать! Ведь пишут-то они вот о чем:

«Смыслом жизни и любого существования в любом мире является совершенствование души. Каждый миг должен нести познание, чувствование, осмысление нового. Каждый индивид должен доразвиваться до Моего Состояния, чтобы стать Мне прочной опорой и верным помощником в делах….

— Для человека существует только два направления развития: к Вам и к Дьяволу?
— Основных направлений два, но путей, ведущих ко Мне и к Дьяволу, несколько. Назову основные из них.
Положительные пути, ведущие к Богу:
1) Путь добродетели: любви, бескорыстия, помощи другим;
2) Путь творчества;
3) Путь развития через медицину;
4) Путь расчёта и программирования, связанные с творчеством.

Отрицательные пути, ведущие к Дьяволу:
1) Путь зла: убийства, обмана, стяжательства, ненависти, агрессии;
2) Путь расчёта и программирования без творческого начала; 

3) Путь автоматизма.
4) Путь деградации…..

….- Земная Иерархия, в какую конструкцию входит?
— Данная конструкция принадлежит Мне (Богу), но Я работаю в ее границах совместно с Дьяволом…

— Почему душа набирает отрицательные качества? Разве нельзя заложить ограничения на это?
— Это происходит только по причине действия закона свободы выбора. Каждая личность имеет право выбирать, и никто не смеет ограничивать её желания или мешать выбору.
…..— У Меня — свобода выбора. Всё упирается в неё. Мне нужны высокосознательные души, качество достигнутое через высокую сознательность. А любые искусственные ограничения дают не то качество. К тому же, если не пускать деградирующих индивидов в отрицательную сторону, то кто тогда будет работать на Дьявола? Ему тоже нужны кадры для выполнения черной работы, и в большом количестве. Дело в том, что они делают черную работу под Его управлением, но для Меня, для Моих целей…..

— Любая ли душа, независимо от того, в какой форме пребывает, развивается по программе?
— Да. …

— Кто составляет программы для человека?
— Отрицательная Система, в которой работают программисты.


Мы были озадачены несколько таким ответом, так как считали, что человек всё делает по велению Бога, и поэтому, ища поддержки своим старым представлениям, уточнили:

— Но Вы руководите разработкой этих программ?
— Нет, Дьявол. Все программы для Земли составляет Он, — Бог сделал паузу, чтобы сообщение улеглось в наших понятиях, и продолжил: — Я задаю Ему цели и направления развития, а он применительно к ним разрабатывает ход событий и всё прочее. Он работает на Мои цели.

 Его ответ впервые представил Дьявола в совершенно новом качестве, которое требовалось осмыслить в соединении с другими знаниями.

— Значит, каждому человеку программу составляет Дьявол? 
— Если точнее — Система, которой Он руководит, Его разработчики. Но цели все — Мои. Я даю Ему. И если Я говорю, какие качества в человеке Мне нужно получить, то он разрабатывает методы, на основе которых эти качества появляются. Но главное, что Я предоставляю человеку в программах — это свобода выбора, которая учитывает желания личности и позволяет развиваться ей в желаемом направлении. Мне нужны высокодуховные, сильные личности….
……..

В основном на Земле выращивают положительные души, предназначенные для работы в Моей Иерархии. А дьявол получает всякую отбраковку, тех, которые пошли не по Божественному пути. Но дьявол тоже стремится получить как можно больше душ с Земли. Такова физическая система строения мира.
— Почему получается отбраковка душ? Разве не совершенно всё то, что Вы делаете?
— Совершенны Мои замыслы, а брак бывает в работе подчиненных Мне Систем. Брак, касающийся душ, относится не к их конструкции, а к психике, сознанию человека. Трудно предсказать, как поведет себя человек в той или иной ситуации. На то и дана ему свобода выбора…

Если же за десять жизней душа набирает очень низкие качества, то есть она деградирует, и ее энергетика доходит до нуля, то встает вопрос о раскодировании души. Но сначала такую падшую душу предлагают Дьяволу. Он рассматривает, какие качества она приобрела, после чего или забирает ее себе или отказывается, и тогда ее раскодируют. Есть такие души, которые и Дьяволу не нужны. Вот это брак, который приходится восполнять. Часть Моих душ из положительной Системы переходит, таким образом, в отрицательную Систему Дьявола. Обратного же хода: из отрицательной Системы в положительную — нет. Дьявол ни одной душе не позволяет вернуться назад. Таков Его принцип…..

— Да, дисциплина у Дьявола есть и очень строгая. Разница между Моей Системой и Его, как между жизнью человека на свободе и в тюрьме. У Него строжайшая дисциплина. А мыслительный процесс у своих душ Он развивает с помощью жестких программ, добиваясь, чтобы у каждого подчиненного мыслительный процесс стал абсолютным, но, конечно, противоположным мышлению Моих душ. Мои души будут мыслить в одном направлении — добра, Его — в противоположном…..

— В чём отличие программ у Вас и у Дьявола?
— У Дьявола отсутствует закон причинно-следственной связи (кармы)*. Главной целью развития является наработка душой энергии по жёсткой программе, но энергия эта совершенно другого качества, чем в моей Системе. Из-за отсутствия кармы душа, идущая по программам Дьявола, приходит быстрее к совершенству в отрицательном направлении. Но, идя по жёсткой программе, не имеющей подвариантов, она не имеет права сама сделать, ни одного шага в сторону. За малейшее своеволие и неповиновение — смерть. Поэтому у Дьявола идёт чёткое исполнение программы. А у Меня любая душа проходит через закон причинно-следственной связи и поэтому задерживается в развитии на многие сотни и тысячи лет, исправляя сделанные ошибки. У Меня в программе душе даётся свобода выбора, у Дьявола свободы выбора нет…»

Вторая книга, которую отобрал Мотя, была не менее интересна. В ней приводилась, ни много, ни мало, конструкция человеческой Души, которая, по словам автора (Янис Калнис.), была ему сообщена Свыше! (Янис Калнис. ИЗ ЧЕГО СОСТОИТ ДУША? http://www.tartaria.ru/Chelovek/Razvitie/Dusha_Janis.aspx). Вот, в частности, что он пишет:

«Различия людей проявляются не только в разделении на расы, национальности, классы, мужчин и женщин, в характере и внешнем виде каждого индивида, но и в состоянии их Души. Крайняя поляризация: гуманоиды – принадлежащие к Божественной иерархии и астроноиды – принадлежащие к дьявольской иерархии…

Божественные Души называются гуманоидами – существами высшего уровня, а дьявольские – астроноидами – существами низшего уровня. Существенное отличие таково, что гуманоиды служат другим, соблюдая Божьи законы, а астроноиды же любыми средствами стараются все подчинить своим интересам. Астроноид – человеческая Душа – представитель дьявольской иерархии. Они живут только для себя. Их цели связаны с борьбой за обеспечение энергоресурсами и за информацию, как лучше реализовать это обеспечение. Типичное проявление эгоизма – также один из главных признаков, характеризующих астроноидов, или в очень большой степени перепрограммированного гуманоида, руководимого дьявольскими программами».

 Итак, существуют два рода Людей и Душ:

ГУМАНОИДЫ — Человеческие Души Божественной Иерархии  и

АСТРОНОИДЫ – Человеческие Души Дьявольской иерархии.

Великие Поэты это великолепно чувствовали. И вот что писали они о душах ГУМАНОИДОВ:

Если душа родилась крылатой —

Что ей хоромы — и что ей хаты!

Что Чингис-Хан ей и что — Орды!

Два на миру у меня врага,

Два близнеца, неразрывно — слитых:

Голод голодных — и сытость сытых!

Марина Цветаева

(Если душа родилась крылатой.1918)

 

Души в нас — залы для редких гостей,

Знающих прелесть тепличных растений.

В них отдыхают от скорбных путей

Разные милые тени.

Марина Цветаева

(Сердца и души.1909-1910):

О страдающей душе ГУМАНОИДА, пожалуй, лучше всего написал Борис Пастернак:

Душа моя, печальница

О всех в кругу моем,
Ты стала усыпальницей
Замученных живьем.
 Тела их бальзамируя,
Им посвящая стих,
Рыдающею лирою
Оплакивая их,
 Ты в наше время шкурное
За совесть и за страх
Стоишь могильной урною,
Покоящей их прах.

Их муки совокупные
Тебя склонили ниц.
Ты пахнешь пылью трупною
Мертвецких и гробниц.

Душа моя, скудельница*,
Все виденное здесь
Перемолов, как мельница,
Ты превратила в смесь.

И дальше перемалывай
Все бывшее со мной,
Как сорок лет без малого
В погостный перегной.

Борис Пастернак

(Душа моя, печальница)

*Скудельница — Скудельница (скудельня) — старинное название погоста или кладбища, происходящее от евангельского рассказа, по которому первосвященники, получив от Иуды обратно 30 серебреников, купили «село скудельниче в погребение странным» (Мф. 27:6-7). (Википедия)

 Михаил Юрьевич Лермонтов — один из немногих великих поэтов, который равно ориентировался и в душах ГУМАНОИДОВ, и в душах АСТРОИДОВ. Он отчетливо представлял себе душу  ГУМАНОИДА:

Творец из лучшего эфира
Соткал живые струны их,
Они не созданы для мира,
И мир был создан не для них!

Таков поэт: чуть мысль блеснет,
Как он пером своим прольет
Всю душу; звуком громкой лиры
Чарует свет…

М.Ю. Лермонтов ПОЭТ. 1828

Тогда смиряется души моей тревога,
Тогда расходятся морщины на челе, 
И счастье я могу постигнуть на земле,
И в небесах я вижу бога.

М.Ю. Лермонтов.

КОГДА ВОЛНУЕТСЯ ЖЕЛТЕЮЩАЯ НИВА. 1837

В тончайших деталях, и очень личностно, не просто понимал, ощущал он и душу АСТРОНОИДА. И к этой теме, одной из важнейших в его поэзии, он возвращается неоднократно. Вот, например, ДЕМОН:

 <3 Послесловие>
Я не для ангелов и рая
Всесильным богом сотворен;
Но для чего живу, страдая,
Про это больше знает он.
Как демон мой, я зла избранник,
Как демон, с гордою душой
Я меж людей беспечный странник,
Для мира и небес чужой:
Прочти, мою с его судьбою
Воспоминанием сравни
И верь безжалостной душою,
Что мы на свете с ним одни

М.Ю.Лермонтов ДЕМОН.

Третья редакция. 1831 г.

Я меж людей беспечный странник,
Для мира и небес чужой:
Прочти, мою с его судьбою
Воспоминанием сравни
И верь безжалостной душою,
Что мы на свете с ним одни.

М.Ю.Лермонтов ДЕМОН. Третья редакция.

1831 г.

И не узнаешь здесь простого выраженья
Тоски, мой бедный ум томившей столько лет;
И примешь за игру иль сон воображенья
Больной души тяжелый бред…

М.Ю.Лермонтов. ДЕМОН, Шестая редакция.
1838 года сентября 8 дня.

А вот – МАСКАРАД:

Но ты — в твоей груди уж крылся этот холод,
То адское презренье ко всему,
Которым ты гордился всюду!
Не знаю, приписать его к уму
Иль к обстоятельствам — я разбирать не буду
Твоей души, — ее поймет лишь бог,
Который сотворить один такую мог.

М.Ю. Лермонтов. МАСКАРАД. 1835 г.

А вот —  «1831-го ИЮНЯ 11 ДНЯ. 1831»:

Душа сама собою стеснена,
Жизнь ненавистна, но и смерть страшна.
Находишь корень мук в себе самом,
И небо обвинить нельзя ни в чем.
25
Я к состоянью этому привык,
Но ясно выразить его б не мог
Ни ангельский, ни дьявольский язык:
Они таких не ведают тревог,
В одном всё чисто, а в другом всё зло.
Лишь в человеке встретиться могло
Священное с порочным. Все его
Мученья происходят оттого.

М.Ю.Лермонтов.1831-го ИЮНЯ 11 ДНЯ. 1831

Рисуется младой, но строгий профиль..
И на него взирает Мефистофель.
5
То был ли сам великий Сатана
Иль мелкий бес из самых нечиновных,
Которых дружба людям так нужна
Для тайных дел, семейных и любовных?
Не знаю! Если б им была дана
Земная форма, по рогам и платью
Я мог бы сволочь различить со знатью;
Но дух — известно, что такое дух!
Жизнь, сила, чувство, зренье, голос, слух –
И мысль — без тела — часто в видах разных;
(Бесов вообще рисуют безобразных).
6
Но я не так всегда воображал
Врага святых и чистых побуждений.
Мой юный ум, бывало, возмущал
Могучий образ; меж иных видений,
Как царь, немой и гордый, он сиял
Такой волшебно-сладкой красотою,
Что было страшно… и душа тоскою
Сжималася — и этот дикий бред
Преследовал мой разум много лет.

М.Ю.Лермонтов.1831-го ИЮНЯ 11 ДНЯ. 1831

И, наконец,  в «ПОСЛУШАЙ, БЫТЬ МОЖЕТ, КОГДА МЫ ПОКИНЕМ. 1832»

Послушай, быть может, когда мы покинем
Навек этот мир, где душою мы стынем,
Быть может, в стране, где не знают обману,
Ты ангелом будешь, я демоном стану!

 

Подведем итог:

Существуют два рода Людей и Душ:

ГУМАНОИДЫ — Человеческие Души Божественной Иерархии и

АСТРОНОИДЫ – Человеческие Души Дьявольской иерархии.

Способны ли мы различить их? Вот что об этом говорит книга Секлитовой и Стрельниковой:

«- Можно ли отличить … людей, которые работают на Земле от отрицательной Системы, от людей, работающих от положительной Системы?

— Отличить можно только по действиям, по поведению людей. Иного способа для вас не существует. Вы же не можете видеть сами программы. Вы видите только действия и результаты»

Итак, различать эти два рода Людей и Душ можно лишь по их поведению в реальных жизненных условиях, т.е. при длительном общении с ними. Совершенно понятно, что в условиях 20-30 минутного приема у врача, т.е., при кратковременном контакте, мы не в состоянии идентифицировать их.

  1. О Ж И Д А Н И Е

 Мефистофель:

Конец? Нелепое словцо!
Чему конец? Что, собственно, случилось?

                       И.Гете. Фауст                                                     

 «Мир – бездна бездн. И каждый атом в нем

Проникнут богом – жизнью, красотою.

Живя и умирая, мы живем

Единою, всемирною Душою.

                   Иван Бунин Джордано Бруно

Я живу в постоянном предчувствии чуда,

И со мной происходят иногда чудеса.

                      Вероника Тушнова

 В восемь вечера офис опустел, и они втроем собрались в кабинете Рафа потолковать. Потому что, обстановка этого требовала, хотя и не слишком-то решительно. В основном, — в финансовом, собственно медицинском, конкурентном и социальном отношениях, — офис процветал. Дело был в другом — в том самом исследовании Души и ее сопричастности к здоровью пациентов. В том самом Бож-ком направлении, которое из хобби Моти, незаметно, превратилось в смысл их медицинской и человеческой деятельности! Вот на этом-то направлении их дела, хотя и двигались, но вступили в чересполосицу проблем. И если бы кто-то попросил описать их жизнь одним словам, это было бы: Приуныли!

Прежде всего, за пять лет они не смогли опубликовать ни одной статьи. Все медицинские журналы закрывали им двери, как только становилось ясно, что речь идет о Бож-ской Душе! Медицина, в целом, и медики в своем большинстве были яростно неверующими материалистами! Вероятно, анализы мочи и прочих человеческих отходов не давали им воспарить! В получении патента на Тестер существования Души им был отказано категорически! — «А почему, собственно, вы думаете, что то, что вы видите — голубое свечение, — это Душа. У вас что, есть расписка от Гос-да!». Теперь, после ознакомления с книгой Секлитовой и Стрельниковой, они понимали, что люди Дьявола не упустят возможность воздвигнуть на их пути почти непреодолимые барьеры. Это ведь о них писал испанский поэт: «Плохое делал очень хорошо,/Хорошее — неимоверно плохо» (Франсиско Гомес де Кеведо-и-Вильегас. 1580 – 1645)…. Люди Дьявола… А собственно, почему люди – АСТРОНОИДЫ, — и по Секлитовой  и Стрельниковой, их великое множество:

«- Много ли людей на Земле, которые работают от Дьявола?
— Много.
— Но это тысячи или миллионы?
— Можно сказать, что почти половина, точнее процентов сорок. Такова пропорция. Та половина, которая занимается творчеством — это Мои. А те, кто делают расчеты — это Его. И каждая часть идет по соответствующим программам…..

— Какие люди полностью принадлежат Дьяволу, лично Его системе? Ведь есть еще и отрицательные Системы, которые принадлежат и Вам?
— Ему принадлежат очень жестокие люди. Они — от Дьявола.»

Но дело было не только в этом. Подумаешь, нет публикаций, нет патента. Плохо, конечно, не ведь не смертельно! Бизнес-то идет, и идет добротно! Дело было в другом. Им стало мало, собственно, их медицинского бизнеса. Они хотели лечить с глубоким пониманием того, что есть Человек и его Душа! Вот тут-то всё обстояло похуже. Раф сформулировал это в форме широко известного физикам второго закона Чизхолма:

— Когда дела идут хорошо, что-то должно случиться в самом ближайшем будущем.

А Мотя не преминул добавить и два следствия из этого закона:

1.Когда дела идут хуже некуда, в самом ближайшем будущем они пойдут еще хуже.

2.Если вам кажется, что ситуация улучшается, значит вы чего-то не заметили.

 

Раф  опять взялся за ухо – он это делал всегда при любых затруднениях:

— Я очень боюсь, что мы не совсем точно назвали болезнь, ОКТОПУСОМ! Дело в том, что теперь мы знаем, что существуют два рода Людей и Душ: ГУМАНОИДЫ — Человеческие Души Божественной Иерархии и АСТРОНОИДЫ – Человеческие Души Дьявольской иерархии. Первые из них — наказываются за безнравственность и совершаемое Зло. Вторые – наоборот – за совершаемое Добро! Это означает, что ОКТОПУСОВ существует не один, а два! Это: ОКТОПУС ГУМАНОИДОВ  и ОКТОПУС АСТРОНОИДОВ

 — Более того – вмешался Мотя,- мы определенно неправильно обозначили и существо ОКТОПУСА, как взрывной материализации травмированного или разрушенного материала Души. Еще М.Ю.Лермонтов писал: «Творец из лучшего эфира/Соткал живые струны их». Дело в том, что Душа – конструкция исключительно сложная и энергоемкая. Поэтому, как отмечают Секлитова и Стрельникова, : «- Полностью души не уничтожают, так как это очень дорогие конструкции». И действительно, для того чтобы покарать греховное тело, в сравнении с душой совсем недорогое, а практически копеечное – ведь из праха,- отнюдь, не обязательно жертвовать Вечной Душой. Достаточно, например, отозвать её управляющие и контролирующие полпреды-сенсоры из данного конкретного органа или целиком Душу из тела. Поэтому, я думаю, ОКТОПУС следует обозначить по иному: заболевание, при котором Душа выводит из строя отдельные органы человека или весь его организм, в целом. И это обстоятельство одинаково и для ОКТОПУСА ГУМАНОИДОВ, и для ОКТОПУСА АСТРОНОИДОВ. Различие заключается лишь в том, что ГУМАНОИДЫ наказываются за грехи, а АСТРОНОИДЫ — за ослушание Дьяволу и совершенное добро.

— Боюсь, — вмешался Ефимыч, что дело обстоит еще сложней, Янис Калнис. (ИЗ ЧЕГО СОСТОИТ ДУША?) утверждает, что между Гуманоидами и Астроноидами существует  «… еще много промежуточных стадий, которые возникают, когда гуманоид погрязает в дьявольских поступках». Не может ли оказаться, что для каждой из таких частностей существует и свой вариант ОКТОПУСА?

Тут уже Мотя забеспокоился всерьёз:

— Может быть, так оно и есть. Но сегодня, как когда-то сказал хороший писатель Олег Куваев: «…наши идеи и наша интуиция имеют ценность лишь в том случае, если они согласуются с реальностью. Мы живем под принудительной силой реальности…» — Ведь пока что наши технические возможности не различают даже принципиальные крайние позиции — ГУМАНОИДОВ И АСТРОНОИДОВ. Куда уж нам идти дальше? Куда уж нам лезть в глубину?

Ладно,- вмешался Раф, — с замечанием Моти я полностью согласен. Ведь если мы пойдем на расширение фронта исследований, нас, попросту, не хватит. – И тут он, крепко поднаторевший за последние годы в хорошей поэзии под неусыпным влиянием Моти, не удержался и блеснул строчкой из Элиота:

— «In my beginning is my end»

С минутку все помолчали и каждый, про себя, подумал, что Элиот  вполне мог относиться и к будущей судьбе самого офиса. И тогда, усмехнувшись, Раф решил подытожить:

— Но что делать нам? Я ни в чем не виню Мотю – сегодня его Тестер,- это предел человеческих возможностей! Но повторяю, что делать нам? Ведь мы не можем отличить душу ГУМАНОИДА от души АСТРОНОИДА. Сегодня, если следовать Секлитовой и Стрельниковой, без знания особенностей программирования души, для нас это тайна за семью печатями. Остается надеяться на Ефимыча, и на детальное, исчерпывающее знание особенностей характера и поведения всех наших пациентов, чтобы однозначно идентифицировать человека: Гуманоид – ли он или Астроноид. Ефимыч способен на многое, но для того, чтобы знать требуемое и иметь возможность разделить Гуманоидов от Астроноидов, понадобились бы потенциал, ни мало, ни много, Федерального Бюро Расследования. Но его-то у нас нет! Да и не имеем мы право, устраивать тотальную слежку за свободными людьми, и вмешиваться в их приватную жизнь.

Выход один: продолжать работать так, как мы работаем сейчас, следить за литературой и ждать! Такое впечатление, что события на нашей планете ускоряются, и ждать новостей на «Душевном» направлении нам придется не слишком долго!

 

Филадельфия. 2015

 

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1