Необратим лишь общий ход вещей

СИСТЕМА

 

Я затронул острую проблему,
Посмотрел чиновнику в глаза.
«Что вы», — он ответил, — «есть система,
Супротив неё никак нельзя».

 

Говорили мне о нём, что будто
Честный и работает, как вол.
Против же системы пресловутой
Никогда фактически не шёл.

 

Понял я, что зря опять старался,
Ну какой с него, скажите, спрос?
Он в системе этой оказался,
Жил, что называется, и рос.

 

Коммунизм ли был не за горами,
Жулики ль вострили топоры,
Всё равно система наша с вами
Задавала правила игры.

 

Каждый, кто варился в общей гуще,
Замечал, и видимо не раз,
Что системе этой всемогущей,
Мягко выражаясь не до нас.

 

Мы народ. И дай нам чуть свободы,
Начинаем в тот же миг роптать.
Потому система смотрит «в оба»,
Чтоб народу воли не давать.

 

Думать наперёд ей не присуще,
Но в любой критический момент
Вывеску меняет, а не сущность,
Вот в чём самый главный феномен.

 

Можно много лет искать причину
И не докопаться до корней,
Почему по вкусу мертвечина,
А живая пища не по ней.

 

Можно головой стучаться в стену,
Ныть, орать систему понося,
Только вот, друзья, саму систему
Изменить практически нельзя.

 

НАШИМ ЛИДЕРАМ

 

Все ждали вас. Все ждали вас, мой друг.
Все думали, когда же вы придёте,
Когда же озарите всех вокруг
Тем светом, что внутри себя несёте,

 

И каждый, кто надеялся и ждал,
Боготворя и восхищаясь вами,
В вас верил так, как верят в идеал,
Навеянный бессонными ночами.

 

Народ кричал «ура» со всех сторон,
Ему порой нужна такая встряска,
Такой суровый, лаконичный тон,
И ваша императорская маска.

 

Народ вас возносил на пьедестал
И жил всё время в ожиданьи чуда,
Которое, как он предполагал,
Должно произойти. Хотя откуда?

 

Откуда в мире браться чудесам,
Когда не существует предпосылок.
Нельзя не верить собственным глазам,
Не замечать язвительных ухмылок.

 

И, если говорить начистоту,
Навязывая людям убежденья,
Лишать при этом прав на правоту
Тех, у кого иная точка зренья.

хххххх

 

О чём мы будем спорить? Ни о чём.
Что толку в бесконечных наших спорах
И праздных разговорах, от которых
Ни холодно нам всем, ни горячо.

 

О чём мы будем думать? О простом,
Но очень, к сожаленью, актуальном:
Как нам свести концы, вполне буквально,
Когда всё повернётся кверху дном.

 

О чём мы будем каждый раз твердить
И повторять, как жалкие холопы?
О том, что исторический наш опыт,
Не в силах ничему нас научить.

хххххх

 

Итак, друзья! Материя и дух.
Вопрос для философии типичный
И даже основной: из этих двух
Понятий, что первично, что вторично?

 

Нет, мы не будем ввязываться в спор,
Который продолжается открыто
И косвенно довольно с давних пор,
Ещё с времён Платона с Демокритом.

 

Не станем с вами глубоко вникать
В проблему, суть и все ньюансы спора.
Он — айсберг… на поверхности лишь часть,
А пять шестых невидимы для взора.

 

Что толку обрубать себе концы
И там, и там. Пусть тешатся достатком
Накопленным духовные отцы,
Пусть атеисты крестятся украдкой.

 

Нам выбирать, молиться ли богам,
Отбросить этот камень преткновенья,
Копить материальные блага,
Иль всем искать духовного прозренья.

 

Лишь нам решать, какой же выбрать путь,
Что говорить, какую взять тональность.
И в этом вся, простая в общем, суть,
Вся наша объективная реальность.

хххххх

 

Нет ничего опасней догм,
В которые мы слепо верим.
Они без спроса входят в дом,
Уходят, нагло хлопнув дверью.

 

Не ничего страшнее догм,
Которые живут нередко
С далёких и былых времён
И достаются нам от предков.

 

Любые доводы для них
И рассужденья — не помеха.
В мозгах здоровых и больных
Засели прочно и с успехом.

 

Все их пути пересеклись.
Слепой, воинственный догматик
Сегодня — ярый атеист
И обезумевший фанатик.

 

И никого не убедить,
И каждая такая догма
Готова с корнем истребить
И содержание и форму.

хххххх

 

Иль я слепой, иль мир ослеп.
Иль то и то. И вся планета
Сегодня, как огромный склеп,
Где ни единого просвета.

 

Народы, как и их вожди,
Ослепли дружно все и сразу.
Одни ослепли от вражды,
Другие, слепо веря в разум.

 

Ослепли все, и кум и сват,
Кругом слепцы на этом свете.
Одни слепцы руководят,
Другие слушают, как дети.

 

Ослепли все до одного:
Охранники, курьеры, боссы
Уже не видят ничего
И дале собственного носа.

 

Ослепли кто «за нас», и те,
Кто «против нас» давно ослепли.
В своей наивной простоте,
В невежестве и раболепье.

 

Слепые дети и отцы.
Как опьянённые дурманом,
Летят ослепшие юнцы,
Бредут слепые ветераны.

 

Безумие слепой толпы.
И каждому слепому проще
Брести в компании слепых,
Пути не ведая, на ощупь.

 

Не отрываясь ото всех,
Держась одною общей кучей,
В надежде на слепой успех
И уповая лишь на случай

 

Благоприятный. В остальном
На «дядю», на судьбу и просто
На ожидаемый подъём
Экономического роста.

 

На мощность ядерных ракет,
На постоянное везенье
В тотализаторе. И нет
Хотя б намёка на прозренье.

хххххх

 

Бежали гурьбою,
Не ждали беды.
И были порою
Безмерно горды.

 

Безликая масса,
Не то и не сё,
Искавшая сразу
Ответы на всё.

 

Но требует мужества
Каждый ответ.
«Позвольте мне, юноша,
Дать вам совет.

 

Подумайте, юноша,
С чем сопряжён
Весь путь наш, и нужно ли
Лезть на рожон?

 

Не лучше ль, мой друг,
Просчитать все ходы?»
….И вот уж вокруг,
Поредели ряды.

 

Всё больше ребят,
Что не прут на рожон,
А сладко храпят
Возле любящих жён.

 

Всё меньше безумных,
Оставящих след,
И есть кому юным
Дать мудрый совет.

хххххх

 

Давай не повторять чужих ошибок,
Беречь друзей, жениться только раз.
Не делать детям ни малейших скидок
И не менять решений каждый час.

 

Давай не причитать, не мелочиться,
Всё снова не спускать на тормоза.
И, не взирая на чины и лица,
Друг другу правду говорить в глаза.

 

Давай не будем рушить все устои,
Не будем обижаться на судьбу.
Закончив гонку, бег и всё такое,
Переключимся дружно на ходьбу.

 

Не будем веселиться до упаду,
Не будем сожалеть о пустяках.
И никогда, ни при каких раскладах
Пускаться в пляску на чужих костях.

 

хххххх

 

Он мне запомнится печальным.
Печальным, хмурым и суровым.
Со всех сторон покрытым тайной,
Не подберёшь другого слова.

 

В пальто немодном, светло-сером,
В карманы прячущий ладони,
Он со своей особой верой
Был в новой жизни посторонним.

 

Хотя, за что бы он не брался,
Всё делал строго аккуратно,
И одного лишь опасался,
Быть истолкованным превратно.

 

Не верьте байкам журналистов,
Не верьте фильмам и романам,
Не верьте неосталинистам
С их вечной ложью и обманом.

 

Не верьте всяким идиотам,
А верьте духу той эпохи
И сердцу. Сердцу патриота
И на своём последнем вздохе.

хххххх

 

Опять апрель! А я и не заметил,
Как кончилась холодная зима.
Как март прошёл, и снова на планете
Апрельская возникла кутерьма.

 

Возможно от того, что март стал, как-бы
Достойным продолжением зимы,
Раздвинулись границы и масштабы
Её, и чуть расстроились умы.

 

Теперь, апрель, лишь на тебя надежда!
И вот уже, куда не бросишь взгляд,
Земля меняет белые одежды
На скромный, но естественный наряд.

 

Несись весна сметающим потоком.
В природе, как и в жизни вообще,
Возможно замедление по срокам,
Необратим лишь общий ход вещей.

 

хххххх

 

Нет ни полуденной жары,
По вечерам совсем не сыро,
Не досаждают комары
И не кусается крапива.

 

Не будит по утрам петух,
Не надо вновь доить корову
И ненавистных ос и мух
Гнать за обедом из столовой.

 

Держать в сарайчике косу,
Дрова для печки в поленицах.
Пугать детей, что в том лесу
Без взрослых можно заблудиться.

 

Там, где стоял когда-то лес,
Коттеджы вырастут за зиму,
Кругом технический прогресс
И в каждом доме микроклимат.

 

Растут, как в сказке, города.
Идёт застройка полным ходом
Почти везде и, как всегда,
За счёт разрушенной природы.
хххххх

 

Лес пуст. Под заповедной крышей,
Сколь не аукай, не маши,
Нигде не встретишь, не услышишь
В нём ни одной живой души.

 

Зато он полон разных красок,
Их сочетаний и слоёв.
И насекомых самых разных:
Мух, бабочек и муравьёв.

 

На мир взираю незнакомый
И понимаю, то что я
Всего лишь корм для насекомых
И разновиднось муравья.

 

хххххх

 

Стихотворенье-это не инструкция,
И не рассказ про что-то и кого-то,
А сложная, но хрупкая конструкция
Довольно тонкой и ручной работы.

 

Стихотворенье-это откровение,
Рождаемое с муками и болями,
А также плод труда и вдохновения,
Созревший и упавший очень вовремя.

 

хххххх

 

«Потому что искусство поэзии требует слов»,
И единственных слов, что так тщательно ищет поэт,
Не жалея ни сил, ни ночных и бессонных часов,
«Потому что искусство поэзии требует» жертв.
хххххх

 

Проигнорировал врачей,
Побриться не успел.
Поэту не до мелочей
И не до личных дел.

 

Вопрос решили без меня,
На встречу опоздал.
Что сделаешь, коль я полдня
Всё рифмы подбирал.

 

Ни друга новую статью,
Ни вышедший журнал
Читать не стал, хотя свою
Подборку прочитал.

 

Пусть не о ней сегодня речь.
Не может вкус удач
Поэта ни на миг отвлечь
От творческих задач.

 

Кричит из кухни мне жена:
«Кончай писать! Обед!»
Она весьма раздражена,
С ней спорить смысла нет.

 

Пора идти, жена у нас
И повар и главлит.
И творчеством одним сейчас,
Увы, не будешь сыт.
хххххх

 

Всегда прятно слышать,
Когда мне говорят:
«Я вижу вы, дружище,
Изрядный ретроград».

 

От гамбургера с пиццей
Глаза не заблестят
Мои, как говорится,
Я старый ретроград.

 

Не нахожу покоя,
Когда все врут подряд,
Вот видите какой я
Ужасный ретроград.

 

Зато бываю счастлив
И несказанно рад,
Коль кто-то, хоть отчасти,
Такой же ретроград.

 

Кто ждёт и не дождётся,
Как всякий ретроград,
Что прошлое вернётся,
Когда-нибудь назад.

ГОЛЬЯНОВСКИЙ ХИДИНК

 

На тренировках и на сборах
Нам повторяли каждый раз,
Что выходить из обороны
Необходимо через пас.

 

Учили, на газон ступая,
Включать и голову и ум,
Играя в мяч, не выбивая
Его вперёд и наобум.

 

Бить по воротам, а не мимо,
Играть в свою игру, причём,
Особенно необходимо,
Твердили, дорожить мячом.

 

Терять его как можно реже,
А потеряв, вступать в отбор…..
Слова, причём одни и те же,
Нам повторяли каждый сбор.

 

А мы, забыв все наставленья,
Неслись, как кони резво вскачь,
И получали наслажденье,
Теряя голову и мяч.

 

И наш защитник, номер «третий»,
Стремглав летел к чужой штрафной,
Не слыша, как от бровки тренер
Кричит рассерженно: «Домой!»

хххххх

 

Бросив жизненную школу,
Отложив свои дела,
Мы спешим с тобой на шоу,
«Зажигать» пришла пора.

 

К чёрту жалобы и слёзность,
Нам и горе не беда,
К чёрту всякую серьёзность,
Все на шоу, господа.

 

Нам теперь не до обеда,
Не хотим ни есть, ни пить,
Наше жизненное кредо:
Жизнь всю в шоу превратить.

 

Не политики, спортсмены,
Не поэты, не творцы,
Все мы ныне шоумены,
Шоумены-близнецы.

 

Политические споры
В рамках шоу каждый час.
В рамках шоу очень скоро
Полетим с тобой на Марс.

 

Победив навеки скуку,
Лишь придётся поскучать,
Если шоу, как науку
В школе будут изучать.

 

ПОДГОТОВКА К ШКОЛЬНОЙ ВИКТОРИНЕ

-1-

Дочь Зевса и царицы Спарты Леды.
По версии другой, не до конца,
Друзья мои, изученной, как следует,
На белый свет явилась из яйца.

 

Когда всё тот же Зевс, но тоько в виде
И форме птицы-лебедя подплыл
К крылатой бедной нимфе Немезиде.
Подплыл и ненароком соблазнил.

 

С рождением не всё, как видно, ясно,
Зато ясна дальнейшая судьба.
Как женщина, она была прекрасна,
Чтоб ею обладать, велась борьба.

 

Мужчин пленяло женское начало,
А женщины завидовали той,
Кто все мужские взоры привлекала.
История закончилась войной.

 

Ей посвятил картину Тинторетто,
Софокл написал огромный труд.
И так, друзья, ответьте мне, кто это?
И как сию красавицу зовут?

(Прекрасная Елена)

 

-2-

 

Король Артур был очень мудр.
Однажды как-то ввёл
Традицию король Артур,
Придумав Круглый стол.

 

Решенье мудрое нашёл.
Ответь мне, почему,
Мой юный друг, так круглый стол
Понравился ему?

 

И Персиваль и Ланселот
Бывали часто там.
А остальных попробуй сам
Назвать по именам.

 

И, вспомнив всех до одного,
Мы сразу же поймём,
А сколько рыцарей всего
Сидело за столом.

 

Давай же вспомним всех, и тот
Получит главный приз,
Кто знает замок Камелот
И рыцарскую жизнь.

 

-3-

 

«Полны чудес сказанья
Давно минувших лет».
Вот новое задание,
Попробуй дать ответ.

 

Про «Песнь о Нибелунгах»
Кем юный Зигфрид был?
Как он попал к бургундам?
В какое время жил?

 

Про саксов и про гуннов.
Про схватки на пиру.
Про королей бургундов,
Их юную сестру.

 

Как Хаген вероломный
Здесь Зигфрида убил.
Другой миф сразу вспомни
И сходство с ним найди.

 

И как потом Кримхильда,
Связав судьбу с другим
Супругом, отомстила
Сородичам своим.

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1