Наталья Крачковская: «Каждая личность должна иметь свое лицо»

Она умерла 3 марта 2016 г. в возрасте 77 лет

Заслуженную артистку России Наталью Крачковскую не надо представлять читателям. Ее колоритная фигура и интересные роли надолго запоминаются кинозрителям. Она всегда была востребована. Даже в середине 90-х, в те годы, когда российский кинематограф практически перестал выпускать фильмы, и сняться даже в одной картине для актера считалось удачей, можно сказать, что ей повезло. Наталья Крачковская была занята в «Клубничке» — телевизионном 250-серийном фильме – и почти ежедневно появлялась на наших экранах.
Последние годы она сильно болела, но мне удалось еще до этого поговорить с ней.

— Наталья Леонидовна, случайно мне попалась на глаза фамилия актрисы Нины Васильевны Крачковской. Это что, ваша родственница? И вообще у вас есть родственники среди актёров?
— Нина Васильевна Крачковская — сестра моего покойного мужа. Что же касается моих родственников, то я выросла в актёрской семье. Театральная Москва в свое время хорошо знала мою маму — Марию Фонину, которая начинала работать в театре ещё у Таирова. И целых 57 лет осталась верна этому театру, в то время Камерному, а затем имени Пушкина. В кино она снималась мало. И отец мой тоже был актёром того же театра. Но в 1941 году он ушёл на фронт и погиб в 1945 году.
— Значит, вы с детства решили, что будете актрисой?
— Как вам сказать… Наверное, так. Другой профессии я себе просто не мыслила.
— Вы в детстве были девочкой послушной? Родителей ваших в школу не вызывали?
— Ой, что вы! Постоянно вызывали, потому что училась я очень… неважно. Была такой выдумщицей, сочинительницей, придумывала всякие экстремальные ситуации, чтобы не посещать уроки, прогуливала даже. А всё потому, что очень любила кино, куда и убегала из школы. В общем, школу закончила с грехом пополам. А потом получилось так, что я попала в автомобильную катастрофу и учиться дальше не пошла.
— Почему?
— Потому что меня пригласили сниматься в кино. Картина называлась по тому времени очень актуально: «Повесть о главном агрономе и директоре МТС». Играла я там секретаршу Раечку. Потом — Варвару в известном фильме Владимира Басова «Битва в пути». Потом ещё несколько эпизодов. А затем наступил довольно большой перерыв, пока меня не встретил Леонид Гайдай и не пригласил на роль мадам Грицацуевой в картине «12 стульев». Вот с этого момента и началась актриса Наталья Крачковская, которую вы знаете.
— А ваша девичья фамилия?
— Я была Белогорцевой. Мой муж Владимир Васильевич Крачковский был одним из ведущих звукорежиссёров в нашей стране. Звукорежиссёром работает и мой сын. Только он специализируется на записи музыки. Могу с гордостью сказать, что он считается хорошим специалистом. Есть у меня ещё внук тоже Крачковский Владимир Васильевич. Очень музыкальный парень. Мы с ним вместе снимались и в «Клубничке», и в «Счастливом случае». Ну, и Вовочкина мама, тоже Наташа, моя невестка. Вот и вся моя семья.
— Вы живёте все вместе?
— Нет, я живу отдельно. Но суббота и воскресенье у меня — родительский день. Если я в Москве, они приезжали ко мне на обед. Это традиция.
— Что же вы подавали на обед? У вас есть фирменные блюда?
— Я разные обеды делала. Летом налегаю на овощи. Но сын считает, что без мяса нельзя. А фирменные у меня всегда были борщи, пельмени. Люблю готовить грузинские блюда. Сейчас ведь любые продукты есть, и я стараюсь побаловать своих немножко. Правда, силы уже не те….
— Актерская профессия не легкая. Помню, вы снимались в «Клубничке», 250 серий! Каждый день по серии. Это же сумасшедшая жизнь. Как же вы питались в этой суматохе?
— Ничего, справлялась. Я даже немного похудела. Но как — это мой секрет. А режим питания в эти дни был самый обычный. Утром завтракаю, днём что-то перехватываю, а вечером стараюсь не наедаться, как говорят, до опупения.
— Вы никогда не занимались диетами, «гербалайфами» и тому подобным?
Со всеми я связывалась… Но никакого толку. По-моему, это бессмысленно. Похудеть-то похудеешь, а потом опять всё наберёшь. В тройном размере.
— Вы считаете полноту своим имиджем? А когда вы поняли, что она для вас плюс, а не минус?
— Нет, имиджем не считаю. Просто привыкла к себе такой и другой себя просто не представляю. А вы могли бы представить, что появится худая Крачковская.… ? Меня бы просто не поняли. Хотя, наверное, с туалетами было бы попроще.
— Вы покупаете готовые вещи или шьёте на заказ?
— И то, и другое. Мне индивидуально шьют в одной фирме и я покупаю готовые вещи в магазине «Большие размеры». И очень удачно. Там замечательные люди, которые ко мне нежно относятся и специально подбирают одежду.
— Наталья Леонидовна, скажите откровенно, когда вы видите, худых женщин, вы им завидуете или жалеете их?
— Совершенно откровенно: не завидую и не жалею. Да, когда-то я завидовала худеньким девушкам, у которых, как говорится, ноги от зубов растут. Но потом стала относиться к этому совершенно спокойно, считая, что каждая женщина — это личность, а личность должна иметь своё лицо. Вот и я своё лицо имею.
— А вы знаете, какой у вас «индекс Кетле»? Это такой медицинский коэффициент, по которому определяют весовую норму человека.
— Пускай об этом другие задумываются. Врачи там, еще кто угодно, а я об этом думать не собираюсь, и этот индекс меня не интересует.
— Как вы относитесь к тому, что в России проводятся конкурсы толстушек?
— С удовольствием! И приветствую! Каждая женщина имеет свою изюминку, каждая красива, и нечего это скрывать. Должны быть Дома моделей для полных женщин. Ведь у них тоже есть определённые формы. Я знаю наверняка, что 90 процентов мужчин любят полных женщин, а остальные десять — не очень полных.
— Вы это судите по себе?
— Ну… не только по себе.
— Ваша мадам Грицацуева, как сказал Остап Бендер, была знойной женщиной, мечтой поэта. А за вами поэты ухаживали? Стихи вам писали?
— Да, и ухаживали, и стихи писали. Но я, к сожалению, не помню их наизусть. Но никогда не забуду, как один поклонник сказал, что я — 100 килограммов мечты.
— Когда же это было? В смысле 100 килограммов.
— Давно… А мои 100 килограммов немного меняются туда-сюда. Но ведь хорошего человека должно быть много…
— Говорят, как-то Леонид Гайдай очень расстроился, что вы похудели, и заставил вас немедленно потолстеть. Было такое?
— Было, было… Как раз снимали «Ивана Васильевича». Я очень долго болела и резко похудела. Он, как увидал меня, всплеснул руками и сказал: «С сегодняшнего дня — манная каша на сливках и макароны, макароны, макароны». Но я и без макарон набрала свой вес очень быстро. Так что Гайдай долго не переживал.
— А если бы режиссер приказал вам похудеть, вы бы согласились?
— Если роль сильно греет, если для нее надо стать тонкой и звонкой, честное слово, стану. Была бы только такая роль. Моя актерская профессия – это моя жизнь, и для настоящей, хорошей роли сделаешь все невозможное. Это не слова…
— Ваш «петушок», «суслик» Остап Бендер, он же артист Арчил Гомиашвили, в свое время стал «крутым» господином. У него даже был свой шикарный ресторан под названием «Золотой Остап». Вы ходили туда к своему «петушку»?
— Один раз была. Дорогое удовольствие.
— Но уж вам-то, по-родственному…
— Простите, но бизнес есть бизнес. А я человек гордый. Когда я вошла туда, уверяю, никто ни встал.
— Помню, была такая телеигра — «Проще простого», где каждый участник занимал свою «клетку». Вас сажали — в центральную, которая, как при игре в «крестики-нолики», самая основная, напряжённая. В жизни вы тоже попадаете в «центральные клетки»?
— Да, так и живу. Почему-то получалось, что, как бы мне тяжело ни было, мои друзья считали, что мне легче всех, и со своими бедами и печалями приходили ко мне. Я воспринимаю это нормально и, если могу, то помогаю. Всё ведь бывает, жизнь сейчас трудная. И я рада, что ко мне идут и за помощью, и исповедоваться, и просто поговорить, потрепаться.
— Как вы считаете, ваше комическое амплуа связано с вашей внешностью, характером или вам просто нравятся комедии?
— Наверное, и с внешностью, и с характером. Это вещи взаимосвязанные. Началось с Грицацуевой, так и пошло. И каждый раз я себе говорила: «Только, Наташа, не худей, только не худей». Я и не худею. Правда, из-за этого спортом не занималась. Хотела кататься на велосипеде, да не родился ещё такой велосипед. А фигурным катанием уже заниматься поздно.
— А вам не хотелось никогда сыграть драматическую роль?
— Хотелось… Но, сами знаете, были такие времена, что об этом трудно говорить. Играешь, что дают. Я не лукавлю и не очень верю, когда актёры говорят, что отказываются от ролей. Если знаешь, что сможешь сыграть, берёшь. Если, конечно, не полная белиберда. И в кино снималась. И концерты работала.
— Наталья Леонидовна, в обыденной жизни вам помогает ваша популярность? Например, когда вы ходите в магазин или на рынок.
— Помогает, конечно. Узнают, а на рынке даже пытаются бесплатно что-нибудь дать. Я, естественно, не беру, неудобно, а вот когда выбирают хороший кусок, не отказываюсь. Ко мне и на улице люди подходят. Благодарят за то, что даю радость, что такая — без комплексов, открытая и откровенная.
— Вы человек городской или тянет на природу?
— Городской. Я люблю Москву. На дачу свою в последнее время езжу редко. Она далеко, в 100 километрах. Там растут шесть берёз, три ёлки и один кедр. Это всё, что у меня есть сельскохозяйственного, так что из урожая собирала только листья.
— Говорят, каждый человек похож на какое-то животное. Вот вы, как считаете, на кого похожи?
— Когда-то у меня была собака, боксёрша Сильва. 36 кило весила. Мне кажется, я была на неё похожа, а она на меня. Она тоже была такая мощная, сильная и добродушная. Такое очарование! И характер мой: если нужно, могла постоять за себя. И за меня тоже.
— Какие ваши любимые цветы?
— Обожаю ромашки! Не гадать на них, а чтобы стояли в вазе. Они мне кажутся маленькими солнышками. Только не большие ромашки, не садовые.
— Вы помните, кто вам подарил первый букет?
— Давно это было, но помню….. Это был молодой человек по имени Георгий. Он мне принёс букет сирени, но почему-то вместе с ножницами. Наверное, волновался очень, срезал и ножницы оставил. Зато сразу видно, что сирень свежая. Помню, тот букет долго стоял.
А сами любите дарить подарки?
— Очень. Когда ездила в поездки, обязательно привозила и близким, и подругам. Мне это самой доставляет удовольствие. Все мои подарки добрые.
— Вы храните чей-нибудь подарок особенно бережно?
— Как-то муж привёз мне золотую безделушку. Носить её не ношу, но этот подарок будет со мной до конца дней.
— У вас есть какой-нибудь амулет, талисман?
— Пожалуй, нет. Когда-то давно на концерте одна девчушка подарила мне тигрёнка. Я Стрелец, родилась в год Тигра. 12 лет он со мной был, а после ремонта куда-то запропастился.
— Вы суеверный человек?
— Как все актёры. Я и верующий человек, хотя неграмотна в этой области, не понимаю всех служб, да и в церковь часто не хожу. Но думаю, что в этом нет большого греха. Грех — делать зло. Вот этого я точно не делаю. Ненавижу предательство и с людьми, поступившими по отношению ко мне нехорошо, стараюсь не общаться больше.
— Вы снимались в фильмах про «русский бизнес», связанный с криминалом. А в жизни на вас криминал накатывал?
— Слава Богу, не было. Во всякие «МММ» мне не с чем было попадать, а рэкетирам у меня можно взять только долги. Я их и сама им отдам. Зато в фильмах этой серии я росла. Даже уже играла руководителя мафии.
— Принято считать, что полный человек – добрый и веселый. Расскажите какой-нибудь веселый случай из вашей жизни.
— Снимали мы картину «Русское сафари». Меня предупредили, что буду сниматься с актером, которого вызвали из Америки. Оказалось, что это Савелий Крамаров. Там была такая сцена, где я должна была бросить его в бассейн и Савелий меня всю дорогу предупреждал, чтобы я вела себя с ним поаккуратнее. «Ты, — говорит, — учти, Наталья, что я человек больной, а ты девушка не слабая. Так что не хватай меня ни за голову, ни за печень, ни за почки». «Ничего себе, — отвечаю, — как же я тебя в воду брошу?». Он говорит: «Ты положи одну руку на плечо, другую на пояс, а потом дублер вместо меня прыгнет».
И так он меня довел на репетициях, что я решила безо всякого дублера забросить его в бассейн. Ну и бросила. Метров десять он летел. Представляете, сколько шума было. Мало того, что он на меня смертельно обиделся, но и кадр-то вообще вырезали.
— От чего вы больше смеётесь: от комедии, анекдота или щекотки?
— Да не знаю. Я сама по себе смеюсь. Люблю смеяться. По-моему, у меня другого состояния и не бывает. Я счастливый человек, говорю совершенно искренне. Самое главное, по-моему, ощущать себя счастливым, несмотря ни на что. Умею радоваться малому, не желаю многого и никому не завидую. То, что мне дано, принимаю с благодарностью.
— Вы гадали на себя?
— Гадала. Сейчас не гадаю, потому что уже все гадалки нагадались.
— Ну и чем же сердце успокоится?
— Трефовым королём.
— Сбылось?
— Сбылось!

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1