Материализатор

— Я живу с ним уже шесть лет! — говорила Марина. Её глаза, как два сопла выбрызгивали печаль и грусть. На лице мелькало отчаяние.
— Он меняется только в худшую сторону, понимаешь? Он превратился в пьяницу, одержимого идеей. Он что-то мастерит, на остальное у него нет времени. Каждый вечер он закрывается в подвале, сверлит, что-то делает по пять-шесть часов. Меня он не пускает, представляешь? Он говорит, что его изобретение изменит мир.
— Успокойся, — сказал Юра, сдавленно улыбаясь, — я поговорю с ним. Я ведь его брат, он меня послушает.
— А я его жена, но что толку?
В кухне, где они сидели, стоял запах угара, вытяжка не работала. Некоторые дверцы подвесных полочек, были отломаны и лежали на полу, у раковины. Вместо люстры была настольная лампа, поставленная на комод. Юра кивнул, понимая, что брат превратился из мужчины в набитый соломой манекен, способный лишь есть, пить и передвигаться.
— С тех пор, как умер ваш отец, Дима перестал что-то делать. Перестал работать по дому, не слушает меня, и всё время проводит в подвале.
— Он хоть на работу ходит?
— Да, — недовольно сказала Марина, — разве что.
Юра прошёл к подвалу, на двери которого висел большой замок.
С каких пор он запирает подвал? И для чего?

Высокий мужчина с пакетом в руке возвращался домой. Дима Савинов не отличался привлекательностью: нос был велик, губы, как два кусочка прожаренного сала, глаза подо лбом, волосы немытые. Он шёл неторопливо, мысли витали в облаках. Перед домом его встретила соседка. Женщина под сорок, в домашнем халате, с сигаретой в зубах.
— Дима, сколько можно шуметь по вечерам? Что ты делаешь в своём подвале? Мне это надоело!
Женщина быстро говорила и размахивала руками. Сигарета дёргалась, как поплавок во время улова.
— У меня пропала кошка, — продолжала женщина, — чёрная с белыми пятнами на мордочке. Я думаю, из-за твоего шума она убежала. Сколько можно? Я буду жаловаться, предупреждаю тебя! У людей есть личная жизнь, запомни это, если тебя в детстве не научили.
— Таня, перестань, — сказал Дима. Ему захотелось, чтоб женщина исчезла. Эти крики действовали на нервы, у него начинала болеть голова, — я работаю над важным проектом, Таня, пойми. Ты ещё будешь рада, что я твой сосед. Когда всё закончится, интервью будут брать у тебя, если меня не будет дома.
— Ты шумишь до 11-и ночи. Это безобразие. В следующий раз я приду с полицией, запомни, Дима. Я не шучу.
— Я понял, понял, Таня, — сказал он и ушёл, удаляясь от брошенных замечаний. Женщина продолжила говорить и гневно ругать Диму, даже когда он вошёл в дом. Эту сцену, которую он наблюдал слишком часто, он не мог терпеть. Лишь мысль, что в подвале его ждёт изобретение, которое изменит мир, утешала его и помогала успокоиться.

— Как дела, Дима? — спросил Юра, стоя перед дверями дома. Прошло несколько дней после разговора с Мариной, и Юра решил поговорить с братом наедине. Только что он звонил десять раз, прежде чем Дима открыл. Он стоял на пороге, держась за дверь.
— Привет, — сказал Дима. Если он и удивился, то не показал этого, — входи, раз пришёл.
Они прошли в гостиную. Юра внимательно глядел на младшего брата, пытаясь понять, что с ним не так.
— Ты что, пьян? — спросил Юра, приглядевшись.
— Немного, — сказал Дима.
— Я хочу поговорить с тобой, Дима. Тебе уже за сорок, детей нет. Марина постоянно на тебя жалуется, говорит, что у тебя проблемы…
— Это у неё проблемы! — крикнул Дима, — с моей спермой всё в порядке, а у неё между ног ничего не функционирует. Она бесплодна.
— Вы лечились?
— Уже третий год она не вылазит из больницы, и как думаешь, за чей счёт? Я несу деньги с получки прямо к врачу, понимаешь?
— Я не об этом хотел поговорить, Дима, — сказал Юра, — посмотри на свою жизнь.
Юра пошатал стол, ножки которого едва не падали.
— Ты мужик или нет? Марина терпит тебя потому, что любит. Так покажи и ты уважение и любовь. Сделай что-то для дома, помоги ей.
— Я работаю над важным проектом, — сказал Дима, и на его лице появилась гордая улыбка.
— Проектируешь табуретку в подвале?
— Тебе не понять, но я расскажу, над чем работаю.
Дима встал, принёс бутылку водки и две рюмки. Налил. Затем наклонился ближе к брату и прошептал:
— Материализатор.
— И что это?
— Он создаёт что угодно практически из ничего. Есть специальный сплав, который заменяет топливо. Следует смешать его с любым ДНК и можно создавать живых существ или любые предметы.
— Ты серьёзно?
— Вполне, — сказал Дима, улыбаясь.
— И работает?
— Не до конца. Есть кое-какие недостатки. Я собираюсь их исправить, на это уйдёт время.
— Покажи мне, Дима.
— Нет. Ещё нет. Всему своё время, я хочу сперва всё закончить. Осталось немного, и потом он будет…
Дима не договорил, быстро вскочил и метнулся к стене. Он начал бить по ней рукой, затем ногой что-то давил.
— Проклятые тараканы! — кричал Дима, топнув несколько раз. Юра обернулся, и глядел на брата. Тот рассматривал тапок, затем сел на место.
— Ушёл, — с досадой сказал Дима.
— Расскажи мне подробней про это изобретение. Что и как там происходит?
— Я варю в подвале специальную смесь, затем смешиваю с кровью живого организма, вливаю всё это в рабочую полость материализатора, и всё. Через некоторое время объект, который мне нужен, будь он живой или не живой, появляется в рабочей полости, главное сказать нужные слова. Работает даже на расстоянии. Вот и всё. Только представь себе подобное!
— Я всё равно не могу поверить, что ты что-то изобрёл.
— Ты забыл, что папа был физик?
— Он был физик, — сказал Юра, — а ты простой инженер.
Дима не ответил, налив себе ещё водки. Юра отказался пить второй раз и Дима пил один.
— Покажи мне Дима.
— Нет. Подожди. Ещё нужно время.
— Дима, почему ты пьёшь днём? Разве тебе это так нужно? Марина права, ты превращаешься в пьяницу.
— Голова сильно устаёт. Я постоянно думаю, рассуждаю. Много напряжённых мыслей. Алкоголь помогает расслабиться хоть немного.
На это Юра ничего не ответил. Когда он выходил, хотел зайти в подвал, но там висел замок.
— Юра, в другой раз, — крикнул из кухни Дима. Юра кивнул. Когда он выходил из дому, слышал, как Дима топает ногой, истребляя тараканов.
— Проклятые насекомые! — доносился голос Димы.

— Эти тараканы уже достали! — кричал Дима, бегая по комнате с молотком в руке. Марина лежала в кровати, накрытая одеялом. Таракан выбежал из-под кровати и забежал под столик, где стоял телевизор, оттуда выбежало уже три таракана.
— Как вы мне надоели! — кричал Дима и начал топтать их ногой, но никак не мог попасть. Он присел и начал бить их молотком. Попал по одному, второму, затем прибил последнего ногой. Он посмотрел на молоток, на тапок, затем на пол. Не было следов раздавленных тараканов. На линолеуме тоже ничего не было, кроме прямоугольных отпечатков от молотка. Он заметил таракана бегущего по стене, возле кровати, и начал бить молотком по обоям. Через минуту он успокоился и огляделся.
— Ты молчалива в последнее время, — сказал Дима, глядя на супругу. Он лёг рядом с ней, поцеловал её в губы, и заметил насколько они холодные.
— Ты замёрзла? — спросил Дима и укрыл супругу одеялом.
— Я просто немного приболела, — сказала Марина, едва заметно шевеля губами.
— Ничего, ничего, — сказал Дима, — скоро мы будем богаты. Я закончу материализатор и мы разбогатеем, — он помолчал, — ты ощущаешь вонь? Уже несколько дней что-то воняет в комнате. Тут невозможно находиться. Лучше помойся. Думаю, запах от тебя.
— Потом, Дима, я устала. Полежу немного.
— Как хочешь, — сказал он. Марина перестала делать ему замечания касательно перегара изо рта, хоть от него и разило спиртным. Он был только рад её молчанию.
— Я пойду работать в подвал, хорошо? Ещё немного и мы будем богаты.
Он спустился на первый этаж, Марина не ответила. Внизу послышался стук молотка по стенам.
— Проклятые твари! — голос Димы рассеялся по дому, достигая всех укромных уголков.

Четыре дня ни Марина ни Дима не отвечали на звонки. Юра начал волноваться.
Что-то случилось. Что-то плохое, и им нужна помощь.
Юра боялся, что причиной мог быть материализатор. Он позвонил соседке. Татьяна сразу ответила и колко возмутилась касательно шума.
— Он каждый вечер что-то сверлит в подвале, — говорила женщина, — а если не сверлит, то бьёт молотком. Я его предупреждала, что вызову полицию. Я сейчас так и сделаю, потому что это невозможно терпеть. Всё!
Она повесила трубку, и Юра ещё сильней испугался. Он решил, что нужно ехать. Он спешно оделся, сел в машину и выехал. Через двадцать минут он стоял у дома брата. Были сумерки. Свет в окнах горел, входная дверь не заперта. Юра вошёл и ощутил вонь. Неприятный запах, казалось, окутал здание, словно холодильник, полный продуктов, оставили размораживать. Юра заметил на стенах и линолеуме следы молотка. Это немного его напугало. Сверху послышался голос Димы.
— Я же говорил, что тут воняет, а ты не верила! Что? Сколько можно?
Вновь послышались удары молотком. Юра замер и испугался брата. Что-то было с ним не так. Он ощутил это, и хотел шагнуть на лестницу, но заметил, что дверь в подвал открыта. Его глаза заблестели. Любопытство погнало его вниз. Он подошёл к дверям подвала, оттуда шёл настоящий смрад. Вонь была невыносимой. Он прикрыл нос рубашкой и начал спускаться. На ступеньках были следы крови и битых бутылок. Внизу слышалось жужжание мух. Юра спустился, сердце забилось сильнее. Он замер. В дальнем углу стояли пустые бутылки из-под водки. Бутылки были накрыты картоном, на нём был ещё ряд бутылок, и так в несколько этажей. В ближнем углу была вырыта яма, которую Дима использовал вместо туалета, когда подолгу оставался в подвале. Больше всего Юру удивило «изобретение» брата. Посреди подвала стояла картонная коробка с отверстием посередине, прикрытым тканью. Коробка напоминала собачью будку. Сверху в ней были отверстия, в которые воткнуты пластиковые бутылки, горлышком книзу, обрезанные посередине. Несколько бутылок были пустыми, но две были наполнены чем-то коричневым. Это было месиво из разного мусора, внутренностей животных и каких-то шкурок. Сквозь стенку бутылки была видна кошачья лапка. Из бутылки торчала дрель с насадкой, для перемешивания раствора. У стены стояло несколько банок с едва живыми тараканами и трёхлитровая бутыль, с дохлым котом внутри. На старой и ржавой электроплитке, стоящей у стены, варилось что-то похожее на клей. Юра понял, что происходит, и в этот момент услышал шаги. Он оглянулся, увидел спускающегося Диму. В его руке была бутылка водки. Братья глядели друг на друга, не зная, что сказать. Первым нашёлся Дима.
— Привет, Юра. Раз ты всё знаешь, я покажу, как работает материализатор.
В тоне не было радости или раздражения. Он вёл себя как кассир, у которого только что начался рабочий день. Дима прошёл к коробке, словно не обращая внимания на брата, потрогал пластиковую бутылку.
— Посмотри, как это происходит, — сказал Дима. Он взял из стоящей рядом ёмкости немного риса, высыпал в пустую бутылку. Рис просочился через горлышко в коробку.
— А теперь смотри! — сказал Дима, предвкушая увидеть чудо. Он всунул руку в коробку, через отверстие, прикрытое тканью, и нащупал то, что искал. Затем аккуратно извлёк наружу сжатую кисть и театрально раскрыл её.
— Посмотри, — сказал он, показывая лежащий в ладони рис, немного испачканный кровью, — он материализовался! Ты понимаешь, что я изобрёл?
Юра смотрел с открытым ртом, понимая, что перед ним ребёнок, с разыгравшейся фантазией. Он ощутил, насколько его брат может быть опасным, и что необходимо срочно принимать меры.
— Только вот с живыми объектами пока не выходит, — сказал Дима и включил дрель. Коричневая жидкость в банке завертелась, чёрная лапа начала плыть по кругу, шерсть крутилась, наматываясь на дрель, приходилось её снимать. Дима выключил дрель, и длинной палочкой протолкнул крышку, открыв слив. Из пластиковой бутылки всё слилось в коробку, остались лишь шкура и кости, а так же твёрдые куски мяса. Юра понял, что в бутылке была кошка. Дима просунул руку в коробку, поковырялся там, высунул руку, измазанную в крови, показал брату.
— Вот видишь, — сказал Дима, — с живыми существами пока не выходит. Что я только не пробовал, но с живыми пока никак. Они будто лишаются тела.
Юра отступил к выходу, боясь оставаться в подвале с братом. Он внезапно подумал, что его супруга могла пострадать.
— Где Марина? — спросил Юра, становясь на ступеньку.
— Ванну принимает, наверное, — сказал Дима, — я сказал ей помыться.
Юра быстро выскочил из подвала и побежал наверх. Ему было необходимо заручиться помощью. Он не знал, что делать. Сошёл ли брат с ума, или это помешательство на другой почве. Он вспомнил горы бутылок, лежащих в подвале.
— Марина! — кричал Юра, поднимаясь наверх, — Марина, где ты?
Тишина окутала второй этаж, разбавляя страх звуками льющейся воды. В ванной работал душ.
— Марина! Марина, ты в душе?
Юра подошёл к незапертой двери и понял, что вода льётся в душ, но там никого нет. Он вошёл в спальню, где лежала Марина, и ощутил зловонный запах. Вновь пришлось закрыть нос. Марина была накрыта до головы, глаза смотрели в потолок.
— Марина, ты видела, что с твоим мужем? Я думаю, у него крыша поехала.
Марина не отвечала, и не шевелилась. Юра подошёл ближе и увидел, что её лицо бледное и тусклое, на лбу застыли разводы крови. Он ощущал вонь, задрал одеяло, чтоб потрогать пульс женщины, но увидев, что было под одеялом, отвернулся. Его вырвало в угол комнаты. Он понял, откуда исходила вонь, понял, что Марина мертва уже несколько дней. На её лбу отпечатался прямоугольник от удара молотком. Юра отдышался, и внезапно увидел мелькавшую сине-красную тень на потолке, идущую от окна. Приехала полиция. Соседка сдержала слово. В этот момент Юра услышал шаги по лестнице, глянул на дверь и заметил вошедшего брата. В его руке был молоток.
— Марина, я же пустил тебе воду, — сказал Дима, — а ты так и не пошла в душ! Вода зря льётся.
— Дима, — испуганно сказал Юра, — ты нормально себя чувствуешь?
— Нормально, — сказал Дима. Он повернулся к брату, затем быстро начал топтать ногой по полу.
— Проклятые насекомые! — кричал он, — не дают покоя.
— Дима, давай я пойду, — сказал Юра, отступая к выходу вдоль стены, — мне ещё на работу нужно. Я уже опаздываю.
— Да, конечно, — сказал Дима, — можешь идти.
Юра прошёл к дверям, и тут неожиданно Дима вскрикнул.
— У тебя в глазу таракан, — кричал Дима, — сейчас я его…
Юра не успел прикрыться, как в его голову попал молоток. Юра упал на пол, а Дима продолжал бить молотком по бесчувственному телу.
— От них покоя нет, от этих насекомых, — говорил Дима, — но ничего, когда я доделаю материализатор, мы разбогатеем, и я навсегда избавлюсь от этих тварей.
— Дмитрий Савинов? — послышался голос снизу, — это полиция. Могу я с вами поговорить?
— Эта Таня, таки вызвала полицию, — сказал Дима и сжал кулаки, — ну ничего. Я от них отделаюсь.
Он прошёл к кровати, лёг с супругой, поцеловал её в губы, обнял за шею.
— Вновь твои губы холодные, может ты заболела?
Дима услышал шаги по лестнице, и голос полицейского.
— Ты чувствуешь эту вонь, Женя? — говорил полицейский, — вызови подкрепление.
— Я с ними разберусь, — сказал Дима, обращаясь к супруге.
Полицейский вошёл в комнату, в руке он держал пистолет, другой рукой прикрывал нос.
— О господи! — воскликнул он, когда увидел два трупа.
— Не волнуйтесь, — улыбаясь, сказал Дима, — я больше не буду шуметь. Вы не можете себе представить, насколько важно моё изобретение!
Он встал с кровати, сделал несколько шагов к полицейскому.
— Хотите, я покажу, как оно работает?
— Не двигаться, — сказал полицейский.
— Я вам покажу. Оно материализует любой предмет, даже на расстоянии.
Дима сделал ещё шаг, поднял молоток, с которого капали капли крови. Прозвучал выстрел. Затем ещё один.
Татьяна, стоявшая на улице, прикрыла рот, увидев вспышки света в окне второго этажа. Полицейский у машины, бросил рацию и побежал в дом, на ходу доставая оружие.
Господи! Что там произошло? — думала Татьяна. Она прижимала руки к груди и думала о том ужасе, что происходил сейчас в доме.
— Боже мой, где же моя Молли? Я хочу, чтоб ты была рядом.
Она искала глазами кошку, надеясь, что кошка выйдет из дому, где её насильно держал этот негодяй Дима. Вдруг женщина услышала, как из-за дома кто-то мяукнул.
— Молли! — сказала женщина и протянула руки, подойдя ближе. Кошка прыгнула хозяйке на руки и начала мурлыкать. Она тёрлась о шею Татьяны, и женщина почувствовала себя счастливой. Было приятно ощущать мягкую шерсть.
— Теперь всё будет хорошо, Молли, тебя больше никто не обидит, — сказала Татьяна. Сзади кто-то мяукнул. Татьяна, держа кошку на руках, обернулась. Перед ней сидела чёрная кошка с белыми пятнами на мордочке и дёргала хвостом.
— Молли? — удивилась женщина и отодвинула от лица кошку, что держала на руках. Она глянула то на одну, то на другую кошку, и поняла, что они одинаковы. Татьяна услышала, как кто-то прыгнул с крыши на дерево, и посмотрела вверх. Это была чёрная кошка с белыми пятнами на мордочке.
— Что это? — спросила, недоумевая, Татьяна. Она бросила первую кошку на пол, и две кошки начали шипеть друг на друга, затем подрались. Татьяна смотрела на них с открытым ртом, начала отступать. Со всех сторон она слышала мяуканье, и огляделась. Отовсюду сбегались кошки. Они были на деревьях, крышах, выбегали из темноты улицы. Они бежали, подняв хвосты, с мяуканьем и шипением. Все бежали к Татьяне, их было больше двух десятков. Женщина с ужасом заметила, что все кошки были чёрные с белыми пятнами на мордочках…

Май 2017

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

  1. Фильм ужасов! Немного предсказуемая смерть жены, но материализовавшиеся кошки — сюрприз! Если серьезно — сумасшествие всегда очень страшно и непонятно. Действительно, порой должно случиться что-то ужасное, прежде чем окружающие согласятся с диагнозом. С уважением, Татьяна