Любовь Иуды (сказка для взрослых)

Почему сказка? Наверное оттого, что все библейские истории, связанные с еврейским народом, многие люди считают легендами, притчами, сказками. А ещё потому, что рассказчиком этой истории буду я. И выглядит это, конечно, неправдоподобно.
Люди очень странные существа, они верят порой в такие глупости, что даже стыдно за них становиться. А вот поверить в то, что рядом с ними существует многообразие разумной жизни, не могут. Ведь как ни говори, ни думай, а первых людей Создатель сотворил уже после нас и после всего остального мира. Сейчас всем ясно, что напутал Он где-то там при создании человека, а может, перепрограммировал кто-то этих людей, — своё в их гены внедрил. Но пора мне сказать о себе или, вернее, представиться. Я — осина. Да-да, представитель растительного мира планеты Земля. Ещё меня называют «проклятым деревом». Якобы меня проклял Создатель за то, что я одна из всех деревьев пожалела Иуду, разрешив ему повеситься на моём суку. Вот где она, человеческая глупость и неблагодарность! Ведь каждый из людей хотя бы однажды предал Сына Человеческого, взяв для себя нечто, схожее с тридцатью сребрениками.
В ту памятную ночь Иисуса трижды предал и апостол Пётр, но вот люди больше помнят предательство Иуды. А ведь Иуда гоним и проклинаем всеми людьми за те же самые пороки, что обуревают всё человечество со дня его создания. Очень страшную судьбу ему уготовил Создатель.
— Делай своё грязное дело, — сказал в ту ночь Иисус, знавший судьбы всего человечества.
Жгучее раскаяние пришло к Иуде, когда он понял, что совершил по воле судьбы. Неужели я могла отказать ему, как все мои собратья по флоре, в его последней просьбе? Я — единственная, кому он исповедался перед смертью, ведь от него отвернулись и заказчики его предательства, и высшие первосвященники во главе с Каифой, и бывшие друзья.
Если Иисус был невинной жертвой во искупление всего человечества, то какой тогда жертвой был Иуда?
Не могу я понять людей, у нас деревьев всё гораздо проще. Те же люди, что кричали: «Распни, распни Иисуса», после смерти Иуды придумывали страшные проклятия для предателя, говорили, что осина, на которой он удавился, упала и проткнула сучьями его тело, из которого распространилось страшное зловоние. Как осина, я заверяю, что не было этого. Труп через несколько часов после смерти сняли стражники и где-то похоронили. Обо мне, «проклятом дереве», эти люди говорят, что мои листья постоянно трясутся от страха, даже когда нет и малейшего ветерка. Неправда! Я просто хочу, чтобы меня услышали. Я всё рассказываю и рассказываю страшную историю о предательстве, историю, что рассказал мне Иуда. Эта история повторяется и повторяется, потому что люди остаются прежними, независимо от времени и места проживания.
— Я поверил в божественное происхождение Иисуса уже при первой встрече, — так начал своё откровение Иуда. — Я готов был идти за Ним, куда бы Он ни повёл, так я был уверен в его силе пророчества и в том, что Он — Сын Божий. Иисус постоянно говорил всем ученикам о том, что Он действует по указанию своего Отца. Мы, двенадцать человек разного сословия и положения, присутствовали при исцелении Им больных, видели все остальные Его чудеса, слышали Его проповеди. Наверное потому мы стали забывать, что Он ещё и Сын Человеческий, что Он также восприимчив к житейским невзгодам, боли и, так же как и мы, подвластен человеческим страстям. Вся наша небольшая община жила коммуной. Ученики следовали за Учителем от селения к селению. Его проповеди и учение не несли в себе революционных идей или нападок на церковный порядок.
Учитель пытался достучаться до сердца каждого человека, говоря, что мир изменится, если только каждый изменит себя.
Священники церкви прислушивались к Его словам и находили, что Он нигде не преступил закон, данный Моисеем. Единственно, что смущало их, так это то, что Он говорил о Боге как о своём Отце.
— Этот сын плотника сеет смуту среди народа, его надо убить, — решили они и искали только свидетелей нарушения Иисусом принятых законов.
Скажу, что жизнь учеников в этих походах была не в тягость им. Уставшие за день, они вечером собирались около Учителя, слушали Его поучения, которые изобиловали притчами, задавали вопросы. Среди нас царила доброжелательность, доверие и любовь друг к другу, и конечно, к Нему.
Вера в Него была безгранична. Однажды Он прошёл по поверхности воды к лодке и не утонул. Один из учеников попытался сделать то же самое, но не смог, на что Учитель сказал, это от недостатка веры. Если человек заставит себя верить как должно, то сможет даже гору подвинуть.
Я никогда в жизни никого не любил так, как Его. Он мне был больше чем отец и мать. Когда мы стали выбирать среди себя хранителя всех наших денег, то Иисус предложил денежный ящик доверить мне, хотя несколько учеников были против этого.
Несколько раз мы были в Вифании. Останавливались у Лазаря, хорошего знакомого Иисуса. Одна из дочерей Лазаря, Марфа, привела в дом послушать Учителя свою подругу, которую звали, как и её сестру, Марией.
Мария была дочерью Симона, что плёл и торговал сандалиями. Сандалии у Симона славились своей прочностью, они хорошо раскупались в Иерусалиме. Симон был человеком не бедным, свою дочь обучал грамоте, одевал очень даже празднично, да и сама Мария была очень красива, статна, независима.
Полюбил я Марию с первого взгляда. Я смотрел, как она слушает Учителя, и моё сердце радовалось за неё, за то, как она принимает Его слова. Несколько её взглядов, брошенных искоса на меня, заставили меня задрожать от волнения. В тот вечер мне удалось поговорить с Марией. После я ещё дважды смог посетить Вифанию, выполняя поручения Учителя, и, конечно, встречался с Марией. Я уже считал её своей невестой, мечтал о том времени, когда мы сможем пожениться.
Следующая наша встреча была при воскресении Лазаря.
Мы присутствовали при моменте, когда Мария, дочь Лазаря, в знак благодарности помазала драгоценным маслом миро Его главу, ноги и отёрла их от своих слёз распущенными волосами. Я был возмущён такой ненужной тратой масла и заметил, что миро можно было бы продать за триста динариев, а деньги раздать нищим, но Иисус сказал, чтобы оставили Марию, потому что сердце ей подсказывает Его скорую кончину, и она приготовила Его к погребению.
Утром Иисус на осле въехал в Иерусалим. Это был день славы Сына Человеческого. Встречающие Его толпы народа кричали «слава, слава», а священники-фарисеи скрежетали зубами и посылали Ему проклятия.
Я не присутствовал при этом, потому что остался в Вифании до вечера с моей возлюбленной. В тот же день у нас с ней впервые произошла размолвка. Она спросила меня:
— Почему ты был недоволен поступком Марии? Ведь она из любви и сострадания к Нему совершила это помазание, я сделала бы для Него то же самое.
Женщина в отличие от мужчины гораздо чувствительнее. Она не только быстрее замечает чужую боль, но и сама сострадает ей.
Впервые я почувствовал к Учителю чувство неприязни, ревности. Вот когда меня зацепил враг человеческий и начал опутывать своими сетями, разжигая во мне пламя ревности, туманя мой разум и подсказывая планы мщения.
Я ушёл в Иерусалим в плохом настроении и расстроенных чувствах.
Идя дорогой, я думал, почему женщины всегда окружали Иисуса своим вниманием. Неужели они и впрямь чувствовали в Нём нечто человеческое, достойное жалости и сострадания, в то время как мы, мужчины, видели в Нём только Сына Божьего, сильного и всемогущего.
Наверное, только материнское сердце способно принимать и Сына Человеческого и Сына Божьего одинаково.
Я понимал, что моя Мария любит Учителя как Бога, знал, что Иисус никогда не стал бы соблазнять чужую невесту и даже не дал бы повода для этого, но чужой голос шептал мне в ухо:
— Она любит Его, значит, не любит тебя!
В тот же день перед вечерей я подошёл к Учителю и спросил Его:
— Равви, скажи мне, должна ли женщина любить мужа как Бога?
— Ты сам сказал, она будет любить мужа как Бога, если видит, что он им является.
После этих слов я задумался. Значит, можно быть мужем женщине, её господином, она тебя будет любить как человека, но испытывать к тебе чувства как к Богу она не будет.
И вновь во мне взыграла ревность к Сыну Человеческому. Она переполняла меня, а чужой голос всё повторял мне в ухо:
— Иди и предай Его, отомсти Ему! Твоя невеста любит Его!
Моя душа не ведала того, что делал мой воспалённый разум. Не сребреники заставили меня предать Учителя. Мой поцелуй жёг меня. Я бросился к священникам, отказывался от своих слов, выкинул им деньги, кричал, что Иисус невиновен ни в чём, однако судьба как проклятие давила на меня. Я был раздавлен ею. Я любил Учителя, любил Марию, но есть в этом мире силы, равные Любви.
Когда Иуда повесился и его тело покачивалось на моём суку, я чувствовала жалость ко всему человечеству, которое никак не может понять себя.

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1

  1. Василию Бабушкину-Сибиряку
    Настоящее удовольствие получила от прочтения короткого, но ёмкого рассказа «Поцелуй Иуды».
    В нём всё интересно, начиная от удачно найденной формы повествования. Осмысление библейской истории, созданный автором образ Иуды, обоснование предательства, свежий взгляд на давно известные события делают рассказ запоминающимся. К нему возвращаешься. В сущности, он не об Иуде, он о страстях человеческих, близких нам всем.
    С глубоким уважением и лучшими пожеланиями,
    Светлана Лось