ПереМайданули

Лаборатория

Памятные времена… 90-ые годы. Кому лихие, а кому голодные. Страшное унижение, травмировавшее общество. Исчезли нравственные ориентиры, человеческое стухло и загнило, народ превратился в население – озлобленное, обманутое, разобщенное. Это были мои школьные годы. А на школе, как на лакмусовой бумаге, всегда отражались социальные процессы. Мгновенное расслоение, словно трещина прошла по детским душам. Наша многодетная семья скатилась в нищету. Сколько себя помню в школу ходила в бессменной кофте и юбке. Иногда с мамой получала гуманитарную помощь из США – черствые булочки, шесть штук. Мы разбивали их ножом и с большим трудом сгрызали. Что было главным тогда? Пережить. А еще теплилась хлипкая надежда – возможно, послезавтра будет все иначе. Но после Л.Кравчука, пришел Л.Кучма, затем переворот и на трон радостно взобрался В.Ющенко, потом В.Янукович. И снова переворот. И все это за двадцать лет – два Леонида и два Виктора, скудный набор.
Америка не помогает мне больше черствыми булочками, и я сочувствую тем, кому она помогает печенюшками. Рывка в хорошую, светлую и сытую жизнь не случилось. Хотя вру. У нескольких сотен это получилось. Они баловни судьбы, оказались в нужном месте и в нужное время: кто-то ведал партийными комсомольскими взносами, кто-то видео салоном, а кого-то мафия продвигала в боксе. А я была просто школьницей. Возможности скупать за копейки заводы или организовывать рейдерские захваты, у меня не было. О чем несказанно сожалею.
От этого грустного и голодного времени осталось много воспоминаний. И одно из них только сейчас открыло свой потайной смысл. В 90-ые г.г. в журнале «Наука и жизнь» мне попалась статья о женщине – биологе. НИИ закрылось, лаборатория изучавшая поведение крыс в экстремальных условиях стала ненужной. Но ученому не так просто отказаться от дела всей жизни, даже если с карты мира исчезло государство. Клетки с крысами биолог принесла домой и скрупулезно продолжала наблюдения. В повествование вплетались и бытовые подробности – домашнюю библиотеку приходилось распродавать, кормиться с огорода, горькая правда о русской науке и ученых 90-ых годов. Ничего сверхъестественного в статье не было – время ломало людей, у кого силы были, нравственные и моральные, держался до последнего. Я не помню названия статьи и, конечно же, фамилии биолога, но ее самоотверженность и крысы в клетке врезались в память. Мне интересна психология поведения животных, но не более того, загадки в поведении людей притягивают больше. Конечно, психологию крыс изучать надо. Особенно это может пригодиться для управления социальными процессами в каких-нибудь далеких африканских странах, где есть золото или алмазы. Главное, как можно дальше от меня. И до поры до времени майдан казался далеким, 500 километров от Днепропетровска, почти на другой планете, бурлящие волны доходили медленно и лениво. Да и было уже такое в 2004 году. Довольно быстро стало известно, что за все платили и все покупали, что был заказчик и была корыстная цель. Ничего народного и по воле народа. Все для блага олигархов. Неужели по многочисленным просьбам зрителей выпуск «Новогоднего огонька» повторяется? Все те же «лидеры», тупое и алчное «лицо» толпы, они за что-то стоят, но никак не поймут за что, загаженный Киев, а вот и новенькое – свастики на рукавах, факельные шествия, веселые и задорные речевки «Москалей на ножи», «Бандера придет – порядок наведет». То ли фарс, то ли кровавый оголтелый шабаш… в колыбели русских городов.
…Когда угрозу с майдана уже можно было ощутить физически, а тупость и слабоволие Януковича – явным. «Крысы в клетке», образ, поднявшийся с глубины памяти, стал осязаемым и актуальным. Не я ли эта «крыса в клетке» и еще 45 миллионов в придачу? Ведь есть другие ученые с масштабными задачами и их лаборатории никогда не закроются. Один из них даже заявил: «Украина, это точка пересечения геополитических интересов». Да я не спорю! Но дяденька, в этой «точке» живу я! И если ученому биологу из 90-ых годов было жалко подопечных, и она забрала их домой, и кормила и ухаживала за ними. То нас, 45 миллионов, забирать к себе домой не хочет никто, а уж кормить и подавно.
Силы хаоса пришли в движение. Их уже не затолкать обратно под литосферные плиты, возможно поэтому так быстро закончились печенюшки у доброй тети из Америки. Что делают крысы, когда ученые оставляют лабораторию, получив все необходимые результаты – загрызают друг друга. И еще не было крысы, которая смогла бы перегрызть прутья решетки.

Беги, Янык, беги

Впервые я приехала в Енакиево в 2010 году. Меня разбирало любопытство, что это за город в котором рос и жил Янукович. Избранный в 2004 году президентом, он безропотно отдал свою победу оранжевым путчистам. Тогда ему предрекли политический крах. И вот снова выборы – Янукович в лидерах. Видимо не родился еще аналитик способный предсказать все превратности судьбы.
Здесь, в Енакиево, прошла не только юность, но и уголовное прошлое четвертого президента Украины.
Енакиево, город небольшой, шахтерский, 80 тысяч населения. Единственный на Украине, где в центре расположен огромный металлургический завод, и вокруг него, словно нить на клубок наматывается городская жизнь.
Завод был основан еще во времена Российской империи на русско-бельгийские капиталы. Конец ХІХ века, промышленный бум. В краеведческом музее хранятся фотографии промышленника Федора Енакиево, одного из отцов Донбасса. Сосредоточенное, целеустремленное лицо. Он оказался в нужном месте и в нужное время. Вокруг завода разрастался поселок. Почти три тысячи рабочих мест. Затем революция 1917 года, национализация, завод превратился в гиганта, а поселок в город.
Высокие трубы, из них лениво вываливаются мощные клубы дыма, огромные доменные печи – покоренный и прирученный зверь на доброй службе. Это завораживает и захватывает дух, человеческое творение восхищает. Даешь индустриализацию! Сердце города, оно качает литры крови и людских судеб. Здесь работали династиями, складывалась особая атмосфера рабочей элиты. Остановиться завод и город медленно вымрет. В 90-ые годы, у будущих миллиардеров, а тогда скромных миллионерах, был соблазн распилить гиганта на металлолом. Пронесло.
Янукович попал в достойную среду и работал среди достойных людей. Именно на чувствах этих людей он и сыграл. Шакалу тяжело все время жить в овечьей шкуре, рано или поздно блеяние сменяется звериным рыком. Сматывая удочки в феврале 2014 года, Янукович меньше всего думал о самых верных и стойких избирателях – енакиевских рабочих. Они голосовали за него не потому, что позволяли навешивать на свои уши недоваренную лапшу, а потому что считали «своим».
Ранняя весна, только-только сошел снег, еще немного и город заиграет яркими красками. В Енакиево много зелени. Но огромный завод в центре не единственное, что вызывает удивление. Есть музей космонавта Георгия Берегового. Вот уж чудо в донбасской глубинке – миниатюрный музей космонавтики! Г. Береговой учился в Енакиево и, конечно же, работал на заводе. Он сделал космическую карьеру. Провинциальным мальчишкам есть с кого брать пример. Став депутатом Верховного Совета СССР Г. Береговой задействовал все рычаги влияния, чтобы с его помощника Януковича были сняты две судимости. Землячество, сильная вещь. Кидая народ и страну, драпая так, что пятки сверкали, Янукович предавал великого земляка возможно даже больше чем кого-либо. Есть такая форма благодарности – кусать руку протягивающую хлеб. И тут уж никакие мемориальные доски и юбилейные чествования не замажут глаза.
Ты беги, Янык, беги. Пока время расставит все по своим местам, ты сможешь обежать Экватор, пожаловаться на лихую долю, поплакать в жилетку. И кто-то даже пожалеет и простит. И возможно, кто-то из простивших, сейчас заступает на утреннюю смену или на выходных собирается посетить музей Берегового. Но ты лучше беги Янык, беги. Ты конечно без всякого срама посмотришь нам всем в глаза, снова плюнешь в душу и утрешься. Но время всех расставит по своим местам. Это закон. Неумолимый и справедливый. От него никто не отмажет. Хотя ты уверен, что купить можно все. Но все имеет конец, даже бесконечная подлость. Так что ты беги Янык, беги. Как можно дальше. Но не дальше России.
…В Енакиево тихо и спокойно, автобус везет меня в другой район города. Мы проезжаем посадку, пустые улицы, одинокие магазины. Провинциальная жизнь не тороплива, она убаюкивает. В этом ли сквере промышлял наш Янык с подельниками или в другом? Только в смутные времена возможен такой фантастический взлет – из провинциального шахтерского городка с темным прошлым за плечами – в президентское кресло – трон. Пешка прошла в дамки. Но чтобы выиграть шахматную партию, надо хотя бы уметь играть. Эх, товарищ Береговой, как же вы так… Камень, брошенный в воду, быстро идет ко дну, но круги от него еще долго расходятся. Последний круг достался нам.

Преданные предатели

Как быть, когда живешь на земле пропитанной предательством? Когда предательство возносится в ранг героизма, а портреты предателей печатают на денежных банкнотах? Своего рода круговая порука – всех повязать. Найти пядь земли и стоять на ней намертво? Но тогда действительно легко стать мертвецом. Превозмогая внешнее давление сохранять и укреплять внутреннюю нравственную систему координат? Но насколько хватил сил? Остается одно – свой выбор каждый делает сам. И когда в первый день после переворота – словно обухом по голове ударил крик – а президент-то сбежал! – нет смысла посылать проклятия вслед. Для облегчения души, конечно можно, но Историю уже не переписать. Здесь так заведено – президенты не выполняют своих обещаний, чиновники и работодатели — социальные обязательства, а население топчет друг друга, надо же на ком-то сорвать злость! Здесь не принято призывать к ответу за свои слова, нести ответственность за поступки. Все идет само по себе. Тогда почему бы президенту не кинуть 45 миллионов? Кто с него спросит? Суд Истории, что ли? Да и кого предал Янукович? Таких же предателей, как и он сам.
Так уж с детства повелось – революция в 1991 году, украинские перевороты в 2004 и 2014 годах, хронический экономический кризис. Не имею ни малейшего представления о спокойной жизни. Каким будет завтра? Спасибо, что хоть до сегодня дожили! Жизнь идет посреди циркового шоу. Одни предатели свергают других, а третьи предатели кричат: «новый порядок» настал. Прогнали старую банду, пришла новая! И миллионы глоток вопят «ура». Круговая порука, снова все замазаны.
Возможно, когда-нибудь я напишу методичку, как выжить в информационной войне и не сойти с ума, сохранить способность в черном видеть черное, а в белом белое. Казалось бы, чем можно удивить человека пережившего развал Страны и два переворота? Но большие ученые таки смогли удивить. Меня брала оторопь, когда украинские каналы в прямом эфире показывали «мирных» демонстрантов поджигавших живых людей и обвинявших их, горящих людей, в эскалации насилия против демонстрантов. О поджигателях отзывались, конечно же, как о добрых и сентиментальных демонстрантах. Ну, с кем не бывает? Человек захотел бульдозером проехаться по милиционерам. Когда еще будет такая возможность? Или побегать по центру Киева, словно в африканкой саване, и немножко поубивать безоружных людей в форме. Тоже ведь не каждый день развлечение случается? Тем более, Европа и США мягко подбадривают: «все правильно, молодцы, а теперь вот тех, безоружных, цепями и коктейлями Молотова, герои наши». Главное в этой самой страшной войне – информационной – верить только себе, своим глазам и ушам, своим чувствам, а не тому, что показывают и навязывают олигархические СМИ. Правда, если умеешь это делать. Верить себе, как и думать своей головой — отныне привилегия немногих.
Люди теряются в мощном информационном потоке, словно горная река он подхватывает и несет, несет, несет — «оккупация Крыма», «русские нападают», «русские солдаты врываются в школы и насилуют детей». Сколько необходимо сил, чтобы ухватиться хоть за какую-то корягу в этом бешеном потоке и смочь выбраться на берег? Стоять на своих ногах всегда лучше, чем быть марионеткой в чужих руках.
Люди вгрызаются друг в другу в глотки, ссорятся, скандалят: «ты за майдан?» Этого достаточно чтобы в семье поселилась вражда, а дружба распалась. На пустом месте я смертельно рассорилась со школьной подругой. В считанные минуты многолетним отношениям пришел конец. Словно где-то прорвало, и гной заполняет собой все пространство. Вот он, девятый вал человеческой ненависти и тупости.
…Факельные шествия в Киеве уже привычное дело. В воздухе развиваются черные стяги с красной свастикой, огромные портреты Бандеры. «Честные» журналисты наперебой объясняют, это обычная прогулка сентиментальных демонстрантов. Они идут колонами, кричат задорную речевку «москалей на ножи», на руках желтые повязки с черной свастикой. Неутомимые, заводные, наглые. Все это уже было и про это хорошо знают наши дедушки и бабушки – обыкновенный фашизм, на то и обыкновенный, что случился он в Европе, а теперь он здесь, в Киеве – матери городов русских. И ребята из другого теста – свастика острая, пронзающая, прокалывающая – славянские души, сердца, судьбы.
Что же с нами произошло, внуками победителей, за каких-то двадцать лет? Что с нами не так? Где и когда мы совершили предательство? Только внимательно рассмотрев лица ребят из Правого сектора, я поняла, как коротка человеческая память. А историческая и подавно. Они смелые и наглые, когда толпой, с ножами и оружием, а поверженные, сидящие на корточках возле администрации в Харькове, жалкие и сопливые, с ярко выраженными чертами уголовников и интеллектуально обделенные. Неужели ИХ бабушки и дедушки освобождали Киев, открывали концлагеря, спасали евреев? Возможно. Я даже уверена, ИХ бабушки и дедушки жертвовали всем, что у них было, включая самих себя во имя мирной жизни, в которой никогда не будет фашизма. На колесо Истории наматывается личная история каждого из нас. Где-то когда-то струсил, промолчал, отвернулся, проявил равнодушие – и все вернется сторицей. Но уже к внукам и правнукам. Пожинаем только то, что сеем.
Майдан – это презрение к правам и свободам человека, к нравственности и морали. Признается только одна точка зрения. Кто думает иначе, должен быть убит. В ком есть гордость и чувство собственного достоинства, должен быть унижен.
Огромная толпа в центре Киева. На сцене Ирина Фарион, в черных глазах демонический огонь, отчетливо и громко она призывает к убийству русских, читая стихи Шевченко. Она умеет воздействовать на толпу. В идеологическом отделе компартии ее хорошо этому научили. Знания никогда не идут во вред, их просто можно по вредному использовать. Она откровенно наслаждается страшными словами и приучает к этому толпу, свое стадо: «умыться вражеской кровью, кровью москалей» — с ее уст почти святая истина, завораживает.
Я все никак не могу забыть того парня, беркутовца. Сентиментальные демонстранты отбили его от своих и тут же на площади вырезали глаз. Кто-то хотел оказать медицинскую помощь, не позволили. Еще живого парня отвезли в морг. Хорошо, что он был без сознания.
Возможно, я сплю? Или мне просто мерещатся – горящие покрышки, свастики, тупые лица, безумные глаза, взрывы, стрельба, кровь, смерть и это дикое «русские враги», «москаляку на гіляку»? Как все это уложить в сознание? Случилось страшное и непоправимое – все, что происходит уже необратимо, как с этим и в этом жить? То, что было в Африке, а затем в Югославии и на Востоке отныне рядом со мной, в Киеве, городе-герое, пока еще. Полторы тысячи лет стоит. Отсюда пошла Русь. Все пережил Киев – и пожары и Орду и две революции и две мировые войны. Но сентиментальные демонстранты оказались сильнее. Город пал. Что дальше? Только брат на брата, «вражеской кровью умыться», украинец против русского. Да исполнится великая мечта либералов и человеконенавистников. Ребят можно понять, они в это деньги вложили под проценты, за своим, так сказать пришли.
В многодневной гари и копоти, в неумолкающем барабанном бое, в сладком чае, как потом выяснилось, разбавленном синтетическими наркотиками, могло ли сохраниться человеческое в человеках? В маленьких и бесправных, нищих и обездоленных, несчастных и используемых олигархами, на мгновение уверовавших, что вершители Истории теперь наконец-то они?
Можно привести тысячи фактов подтверждающие заговор и участие в украинских событиях Америки и Европы, но только мы несем за все ответственность, потому что здесь живем мы и украинская катастрофа случилось с нами, а не с европейцами или американцами. Мы прогибаемся под любые обстоятельства, подстраиваемся под любые события, угодливо соглашаемся с чужими правилами, всегда даем понять, что вылижем чужие сапоги до блеска, словно бесхребетные, беспозвоночные существа, внуки победителей, побежденные временем.
От нас, как и от Киева осталась только оболочка, содержание выпотрошено, родовая память изгажена. Теперь мы просто стадо и готовы принять плеть любого пастуха. Мы пойдем туда, куда нас погонят, даже если это будет пропасть.

А в окно постучали бесы

В детском санатории представлена вся социальная палитра, словно геологический срез в мезозойскую эру, обыкновенные украинские семьи – дети туберкулезников, безработных, уголовников, алкоголиков, наркоманов, из интернатов, приемных и неполных семей, просто из бедных или обычных семей, дети-ВИЧ. Обеспеченных и наследников олигархов здесь нет и никогда не будет, для них Европа, в случае чего. Часто с грустью говорю коллегам — мне известно, каким будет украинское завтра. И это будущее уже диагноз. За два года работы не было ни одного ребенка написавшего собственную фамилию без ошибок. То, что читают по слогам в 6 классе, не удивляет, некоторые вообще не умеют читать. Я даже не задаю вопрос, как они переходят из класса в класс, не умея читать и практически писать. Это дурацкий вопрос. Потому что системы образования на Украине не существует. Говорить об этом не принято, здесь вообще не говорят о настоящих социальных проблемах, тогда их пришлось бы решать. Но возможно у ребят постарше ситуация лучше? Отнюдь. Три года назад моим студентам из Высшего полиграфического училища было по 16-17 лет, и они также читали по слогам и с ошибками писали свою фамилию. На вопрос: «Каким видишь свое будущее?» Я всегда получала один и тот же ответ: «Никаким». И тут же следовало возмущение:
— Тю! Вы шо не знаете, шо работы нет? Откуда мне знать, шо я буду делать? Я даже не знаю как жить!
— А как бы ты хотел жить?
— Тю… ну квартира, классная работа, тачка.
— Семью хочешь?
— Та не знаю… Дорого все. А нафига?
— Возможно у тебя будет хорошая зарплата и ты сможешь содержать себя, жену и детей.
— Та ничё не будет, – нервный смешок. – Я знаю, шо ничё не будет, как ни старайся.
Таких ребят десятки, сотни тысяч. Огромное количество невостребованной энергии и человеческих судеб, без единой возможности и шанса найти себе применение. Почти атомная бомба. В подлых руках рванет так, что мало не покажется. Не то, что президент сбежит, страна развалится. А еще это отличное пушечное мясо, для тех же самых подлых рук. Как тонко подметила Тимошенко «мусор».
Молодость и жажда деятельности бьет через край, с таким добром только на майдан, в ряды сентиментальных демонстрантов. Они свято верят, что наконец-то стали нужны, полезны и необходимы. Самозабвенно валят памятники Ленину и обвиняют его во всех украинских бедах. Возможно, ребята действительно не знают, что Владимир Ильич умер 90 лет назад. Они кричат «Украина без Путина», а вдруг и впрямь не знают, что Путин президент другой страны – России? Ведь в голове сизый туман, а он похож на обман. Ребята задорно вопят «Бандера придет – порядок наведет», что ж и этому есть объяснение. Вера в воскрешение мертвецов и некрофилия давно конкурируют с православием на Украине. Ужас именно в этом. Они искренни, когда утверждают, что Гитлер хотел спасти мир от Сталина, они гордятся свастикой на рукаве, призывают к убийству русских и войне с Россией. В их одинокие и изуродованные души наконец-то пришла ясность. Изничтожим все русское, и наступит рай. Эта цель, которая превращается в смысл жизни. Пустые сердца необходимо чем-то заполнить – и если нет любви, то сойдет и ненависть. Сентиментальные демонстранты, как и сочувствующие, никогда не поверят, что они используемое пушечное мясо, даже если привести миллион фактов. Правда – беспросветная нищая жизнь на века вечные, ибо в олигархическом переделе место для народа не предусмотрено – способна убить. Она невыносима, а среди розовых слоников спокойней. Чтобы понять и осознать истинное положение вещей необходимо подняться с четверенек. Но человек прямоходящий отныне редкость.
Шесть часов бравые молодцы валили памятник Ленину в центре Днепропетровска. И чем дольше и тверже он стоял, за всех нас прогнувшихся и запуганных, одинокий и освистанный, тем безумнее становилась толпа. Кто-то пытался вызвонить милицию, но на проводе дали понять, мы такие же униженные и покорные, а потому не способны никого защищать и отстаивать справедливость, умываем руки прикрывая все будущие преступления. Молодой парень из немногочисленных защитников не выдержал, бросился к памятнику, просил одуматься, взывал к совести, но озверевшая толпа неандертальцев кинулась на него с битами, в последний момент оттащили, спасли. И словно в дурном сне, в прогорклом чаду в котором реальность просто не имеет права быть реальностью, журналистка из местного телеканала радостно верещала о торжестве украинской демократии и свободы.
Твердая и безжалостная рука разжигает огромный костер ненависти и безумия, в нем сгорят все, но кто думает сейчас об этом? События развиваются так стремительно, что невозможно устоять на ногах, осознать, оценить происходящее. Но что осознать? Что пропасть разверзлась, что рыхлая черная земля исторгает из себя прообраз ада, что куда бы ты не бежал, спрятаться невозможно – костлявая рука возьмет за глотку при любом раскладе. Пережить катастрофу еще полбеды, не пропасть, бесследно сгинув в ее горниле — трудное, почти непосильное бремя. Некоторые певцы, актеры, политики сели в самолеты и улетели. Бросили квартиры и дома? Какой пустяк! Столько наворовано и получено в ночных клубах, что легко можно купить новое жилье и обустроить новую жизнь. А как быть мне? Простому обывателю, если не только на самолет, но и на поезд не насобирать денег, а про жилье… можно конечно и под открытым небом жить, когда прижмет. И вообще питаться травкой, пить воду из луж, да это стоит запомнить, в концлагерях так и выживали.
…В далеком XVIII веке, в разгар Французской революции и кровавого террора, известный художник Гойя отправился навестить друга, где тяжело заболел. Полный сил и надежд, на пике творческой карьеры и востребованности Гойя вдруг оказался во тьме. И в ней все было не так, как говорили церковники. Люди с ослиными головами или того хуже, с деревянными сундуками, уродливые боги, безобразные и гадкие ведьмы. А сколько силы в проклятом мраке! Зло всегда побеждает добро, черное наступает на белое, глупость пожирает мудрость, бесы торжествовали…больной разум…человек не тот, кем кажется… Но Гойя пошел дальше, в запредельное, в тревожные сумерки души… Правды нет. Истина в разуме, который спит и поглощен бесами. Все что понял, почувствовал, увидел во тьме, нарисовал – 80 уникальных листов графики «Капричос». В слове «Capriccio» два значения: первое – «взбалмошная коза», второе – «взъерошенные волосы». Если соединить все вместе, получается примерно следующее – от увиденного волосы встанут дыбом. Это название совпадало с тем, к чему и стремился Гойя – поразить, ошарашить современников и будущие поколения, а еще предостеречь — бродяжничество по сумеречным закоулкам души – дорогого стоит. Пока разум спит, а глумливые опасные бесы торжествуют, кто встанет на защиту мира?

Апокалипсис

Что есть человек перед ликом Истории? Одинокая песчинка, безжалостно сметаемая ураганом. Или древо, вырываемое с корнями? В социальных катаклизмах время течет по иному, меняется его ощущение, все мгновенно устаревает, а то, что было месяц назад уже и не помнится. В украинской катастрофе день идет за месяц. Сложно поверить в то, как начинался год и что мы имеем на третий месяц. С человеческой точки зрения события стремительно сменяют друг друга, а с вселенской – медленно и натужно вращается Колесо Истории. Острые спицы протыкают тысячи человеческих судеб. Повезет ли соскочить? Мы по-прежнему не знаем, что будет завтра и наступит ли оно для нас? Хаос и тьма надвигаются неумолимо. Даже если удастся пережить украинскую катастрофу, потери будут необратимыми – душевные и нравственные. Вряд ли мне захочется восстанавливать отношения с людьми, которые за одну ночь забыли родной язык, и сейчас на каждом перекрестке «размовляя на мові» убеждают, что они истинные украинцы. Так безопаснее. Они наивно полагают, что вовремя подстроившись под обстоятельства, уберегут себя. Конечно, я больше не протяну руку человеку, который еще вчера называл себя русским, а теперь проклинает Россию и русских солдат «захвативших» не только Крым, но и Юго — Восток Украины (!) о чем несется со всех телеканалов 24 часа в сутки. Конечно же, я обойду стороной человека, который 15 лет разговаривал со мной исключительно на мове, а теперь пошел в яростную атаку, что его права украинца попирались, ибо он притворялся, вынуждая себя говорить на русском с такими второсортными существами, как я. Мир вокруг меня сошел с ума. Может, в один день открыли все психиатрические больницы? Вряд ли. Многих знакомых и сотрудников я знаю годами. Что стало с людьми? Еще не случился второй Бабий Яр, еще не загоняют во рвы для расстрела, не выкидывают из окон детей. Но все мерзкое и подлое, что только есть в человеках, уже полезло наверх. Люди, словно глина, мни и растирай их. Пришли бандиты – мы базарим по понятиям и прогибаемся. Пришли нацисты – занимаемся стукачеством и умиленно кричим «москалей на ножи». Куда бы ветер ни подул, мы всегда наклонимся, ибо есть такая мантра: «главное, чтобы работа была». Она «оправдывает» любые животные, немыслимые физические и нравственные преступления. Как мы будем смотреть в глаза своим внукам? Да что я спрашиваю, мы даже безразличны к собственным детям. В Раде уже давно спонсоры майдана, но по-прежнему исчезают люди и происходят убийства на площади Независимости. За два дня февраля погибло 100 человек, за месяц новой власти 1500.
Публика неприкосновенных из гомосексуалистов, наркоманов, педофилов, сектантов, русофобов, одним словом человеконенавистников, захватила власть, — а в ответ «главное, чтобы работа была».
Киев лишают звания города – героя — «главное, чтобы работа была».
В Днепропетровске избивают парней отказавшихся кричать «слава Украине» — «главное, чтобы работа была».
В том же Днепропетровске исчезли 25 беркутовцев их бояться искать даже родственники — «главное, чтобы работа была».
В Одессе сжигают георгиевские ленточки, в Днепропетровске вылавливают и унижают людей осмелившихся их носить — «главное, чтобы работа была».
Отменяют праздник 9 мая, а советские войска отныне оккупанты — «главное, чтобы работа была».
Народ никогда не позволит так унизить себя, население поднимется на бунт, а биомасса жует и отрыгивает, отрыгивает и жует.
Украина разделилась на параллельные реальности. В одной – Россия жестокий агрессор, идут боевые действия – все на фронт, объявлена мобилизация; в другой – царит ужас от происходящего и слабое сопротивление хунте. Эти реальности плохо сочетаются друг с другом – в разобщенности и вражде 45 миллионов изрыгают из себя ненависть к себе подобным. Мужиков насильно загоняют в армию, их кормят раз-два в день, не хватает туалетов, матрацев, питьевой воды, когда заканчивается срок мобилизации, заставляют подписывать контракт в Национальную гвардию. Почти все ломаются, но в пгт. Гвардейском решились на бунт, забрали военные билеты и разошлись по домам.
Да Михаил Афанасьевич все повторяется, но уже в виде фарса. Вряд ли Киев сейчас будет переходить из рук в руки восемнадцать раз, но то, что он снова пошел по рукам, факт.
Война очень необходима неприкосновенным, она спишет все. И я сомневаюсь, что простых обывателей погонят воевать с Россией, но вот заставить убивать своих же граждан, украинских жен и детей, донбасских шахтеров, харьковских учителей, луганских врачей, это за милую душу.
Для того, чтобы стать истинным украинцем и получить право жить на этой территории необходимо умыться кровью, очиститься от русской скверны. И желающих стать правильными украинцами – тьма. А воинство тьмы черпает силу в ненависти.
Все начинается с детей. Совершенно неожиданно я столкнулась с русофобией в детском санатории. На одном из занятий одиннадцатилетний Саша заявил, что ненавидит русских.
— За что? – уточнила я.
— Просто так.
— А разве так бывает? Вот ты, например, говоришь на русском языке, — мягко замечаю я.
В ответ ошарашенное молчание.
— Как на русском? – для Сашки, как и других ребят это полная неожиданность. Русский язык в школах не изучается, украинский преподносится с галицкой позиции, дома в основном говорят на суржике или плохом русском, поэтому у ребят в голове полная каша. Они и правда не знают на каком языке говорят и на каком пишут по слогам. Они не знают истории своей земли, кто они и откуда пошли.
— Русские напали на нас! – поддержал Сашу Богдан. – Я их тоже ненавижу.
— А еще они Крым отобрали! – подхватили другие.
— Ребята, в Крыму прошел референдум, то есть всеобщее голосование и народ выразил желание выйти из состава Украины, так что никто Крым не захватывал. Более того Украине даже войну никто не объявлял. Никакой войны нет. Русские не собираются и не хотят с нами воевать.
И тут Сашку осенила догадка.
— Так вы что русская? – враждебно спросил он и словно поставил жирную точку в вынесении мне приговора.
Я растерялась. Я смотрела на одиннадцатилетнего мальчишку и не могла произнести ни слова.
— А у меня родители русские, — в какой-то задумчивости произнес Дима.
— И я на половину русский, — поддержал его Валера.
Этого было достаточно, чтобы ситуация изменилась. Моя растерянность прошла, я улыбнулась.
— Вот видите ребята, мы все крепко связаны, русские и украинцы. Вы все дружите, общаетесь и, народы так же дружат. К чему ссоры если в мире жить намного лучше.
Через минуту инцидент забылся. Но мне долго было не по себе. Всю жизнь слышать «так ты что русская», словно некое обвинение и вдруг услышать это от ребенка уже как приговор.
Каждый день я езжу на работу через весь город, один час на автобусе, и каждый день вижу одно и то же. На улице Ал. Гальперина выведено «смерть москалям», «украина для украинцев», на улице Мильмана огромные свастики. Эти надписи никто не стирает, ни коммунальные службы, ни хозяева домов и заборов. Каждый хочет стать истинным украинцем, выслужиться перед киевской публикой.
Намедни наш славный губернатор Коломойский, олигарх и рейдер, приказал арестовывать всех, кто высказывает лояльность по отношению к России или, имеет собственное мнение отличное от официального. Тут же троих ребят задержали, а четвертого забили до полусмерти. Быть истинным украинцем не просто даже для еврея, ну очень, очень необходимо стараться.
Можно сколько угодно жевать и отрыгивать, приспосабливаться и угождать, предавать себя и свой род, повторять словно мантру «главное, чтобы работа была». Но Аббадон, демон-разрушитель, придет за каждым, ибо древние силы разбужены, они голодны и требуют жертв.

До свидания, Крым! И здравствуй!

За 23 года Крым так и не стал всеукраинской здравницей. Десятки уничтоженных санаториев, огороженные забором пляжи, вырубленные сады, закрытые заводы. В свое время, много ездя по Украине, Севастополь и Чернигов произвели на меня особое впечатление. Севастополь – русским и военным духом, Чернигов – древними церквями из глинобитных стен ХІ века и целыми улицами деревянных домов. Я долго выбирала, в какой из этих городов переехать жить, а потом поняла, реальность – насильственная украинизация, бандеризация истории и общества, русофобия – достанет в любом закоулке.
Однажды я поинтересовалась у крымчан, кого больше приезжает отдыхать? Без всяких социологических опросов, руководствуясь жизненными наблюдениями дали ответ – 60-70% из России, 30-40 % из Украины. На своих занятиях в санатории часто интересуюсь у детей, кто был в Крыму? Руку поднимают редко. Сначала нищета пожирает карманы, а затем принимается за души.
С Наташей, поэтессой из Симферополя, Платоном, писателем из Севастополя, Любой, поэтессой из Керчи я познакомилась на литературном форуме в Липках. Чтобы мы узнали друг о друге, нам надо было встретиться в России. Украинский союз писателей вообще не жалует русских. Украинские журналы и издательства отказывают в публикации рукописи только по причине русского языка. Казалось бы, чего писатели и поэты лезут не в свое дело, которое однозначно закончится кровавой бойней? Так ведь лезут упорно и настойчиво.
Сейчас все хотят стать истинными украинцами, если ненавидишь Россию и русских, значит ты правильный человек. Украина стремительно делится на элиту, которая все знает об истинности украинца и умеет ее определять; на людей первого сорта – те, кто успел заверить неприкосновенных из Киева, что они правильные, и людей второго сорта – недоукраинцы или попросту недочеловеки.
Не многие сохранившие рассудок, знают, что войну Украине никто не объявлял и нападать на нее не собирается. Но подавляющая часть населения верит, крымчан сгоняли на референдум под дулом автомата, русские вырезают украинцев, в Крыму идет страшная война. Я очень надеюсь, что журналисты и директора каналов и газет обязательно сгорят в аду, но хватит ли на всех места?
Как же надо ненавидеть собственный народ, унижать и презирать его, чтобы крымчане со слезами на глазах радостно кричали: «Мы вернулись домой! В Россию!» Сколько злобы со стороны украинских обывателей льется на головы крымчан за смелый и свободный выбор. «Истинные» украинцы не способны признавать тех, кто умеет без оружия и насилия отстаивать свой выбор. Завидуют и брызжут ядовитой слюной. Еще недавних соотечественников унизительно обзывают «сепаратистами». Умение принимать чужой выбор и реальность такой как она есть – способность психически здоровых и внутренне зрелых личностей.
Мудрый родитель отпускает подросшее дитя в самостоятельный путь, в дальнейшем свои отношения они строят на сотрудничестве и взаимоуважении. Родитель с садистическими наклонностями и психическими отклонениями унижает своего ребенка, препятствует развитию, ведь за счет него он самоутверждается, чувствует себя хозяином жизни и богом, угрожает отключить свет, перекрыть газ, сделать за два дня ядерную бомбу и сбросить ее.
У Украины было 23 года, чтобы превратить Крым в туристическую Мекку для всех украинцев. 23 года, чтобы русских и татар расположить к Киеву, а не запугивать и обкладывать нищетой. Но разве неприкосновенные, потерявшие Крым за месяц своего правления готовы брать на себя ответственность? Им надо рыть траншеи на пахотных землях, искусственно создавая голод для Юго — Востока, вести кровавую виртуальную войну с Россией, бороться с недоукраинцами, да и много еще чего… Будущее для всех нас, кто не имеет банальной возможности уехать, будет страшным и тяжелым. Украинская катастрофа только набирает обороты.
В воскресенье над Крымом салюты. Народный праздник – возвращение домой под Русский и Андреевский флаг. По сей день над Крымом вьется дух древнегреческой цивилизации, императорской России, советских достижений и побед. Всего хорошего тебе, Крым, ты заслужил лучшей доли. Но иногда, в солнечные или грозовые дни, вспоминай и о нас русских, брошенных на произвол судьбы и ставших заложниками в силу разных причин. Мы оказались в горниле хаоса, и не всем хватит мужества его пережить.
Прощай Крым. И здравствуй.
Сильные и ласковые волны моря бережно уносят остров домой, на материк вкрадчиво опускается мгла.

Март, 2014 год

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1