Ко дню Победы (продолжение, начало 30 апреля 2017)

I

Изначально продолжение не планировалось. Появилось желание написать его после того, как именно к Дню Победы в интернете появились статьи, показывающие Жукова жестоким и ничтожным в военном плане начальником!? Дескать, академий военных он не кончал, отличался необыкновенной жестокостью и управлял армией исключительно с помощью расстрелов… Все ссылаются на него, как на автора пресловутого приказа № 270 от 16 августа 1941 г. Приказ этот предусматривал расстрел за добровольную сдачу в плен и лишение всех видов государственной поддержки членов его семьи! Приказ появился вследствие массовой сдачи в плен в первые дни войны. Речь идёт о двух с лишним миллионах солдат и офицеров, добровольно сдавшихся с оружием в первые дни войны! Приказ подписали: Сталин, Молотов, Будённый, Ворошилов, Тимошенко, Шапошников и Жуков. Но приводится он как свидетельство жестокости Жукова! Второй жестокий приказ Жукова относится к тому периоду, когда он руководил обороной Ленинграда. И написан он по тому же самому поводу. За добровольную сдачу в плен расстрел (при освобождении) и расстрел членов семьи!! Скорее всего, последний пункт писался для устрашения и выполнять не планировался. Но Жданов и находившийся там Маленков вычеркнули этот пункт из приказа! Такой приказ не вышел, но хулители Жукова продолжают везде писать о нём без упоминания этого обстоятельства! Как это по-нашему, по-российски: лягать давно умершего человека, зная, что он не может тебе ответить.

Для того, чтобы представить себе остроту проблемы привожу сведения о количестве сдавшихся в плен по полугодиям, т .к. сведения по 1941 и 1945 г.г. фактически за пол-года:

1941-2 1942-1 1942-2 1943-1 1943-2 1944-1 1944-2 1945 до февраля
3 800 000 800 000 800 000 300 000 300 000 75 000 75 000 34 000

Многие авторы обвиняют Жукова в большом количестве жертв в битве за Ржев. Этот выступ обороняла группа немецких армий «Центр». С советской стороны участвовало несколько фронтов, и Жуков координировал их действия. Что выяснилось из поисков в интернете? Жертв было действительно очень много, впрочем, как и причин их породивших. На каждые два наших тяжёлых снаряда немцы отвечали пятью! Причём, Красная армия была наступающей стороной, а наступающие несут бо́льшие потери! Потери немцев оказались вдвое меньшими, но тоже очень большими! В итоге, длившуюся почти год битву немцы проиграли!
Теперь, почему именно Ржев? Когда в 1941 г. немцев отбросили от Москвы на 100-150 км, на образовавшейся линии соприкосновения войск оказался выступ с Ржевом на пике в непосредственной близости от Москвы. Гитлер не отказался окончательно от планов взятия Москвы и всеми силами стремился сохранить Ржевский выступ. Сталин, по понятным причинам, хотел его срезать. Но гибли под Ржевом не только ради его освобождения. Одновременно шли ожесточённые бои под Ленинградом и Сталинградом, а у немцев уже не было сил на три таких сражения одновременно! Ржев оттягивал значительные силы для отражения атак Красной армии и, в итоге, все три знаковых сражения немцы проиграли!
Сегодняшние критики Жукова делают упор на огромном количестве жертв, забывая, что расходным материалом войны кроме боеприпасов и техники являются и люди!! Забывают они и о том, что не Жуков виноват в нехватке всех видов вооружений в начале войны! В нехватке всех рангов военных командиров! Жуков был выдающимся полководцем! Он, как шахматист, думал на много ходов вперёд! Он, как хороший шахматист, думал за противника и почти всегда разгадывал его замыслы! Да, возможно, был грубым. Но, война – не лучшее время и место для соревнования в вежливости!
И ещё хотел бы заметить. У Жукова был свой пул генералов, которые сопровождали его по всем фронтам, куда перебрасывало его командование. Лучше них никто Жукова не знал. Ни один из них не сказал о нём худого слова!
День Победы изначально был днём скорби, днём окончания войны и первые годы не был праздничным. Не было семьи, чьи родственники не погибли. Число погибших не всегда было одинаковым. Вот наглядная таблица с официальными данными разных лет:

  • при Сталине: 7 млн
  • при Хрущёве:  20 млн
  • при Брежневе:  25 млн
  • при Горбачёве: 27 млн
  • при Путине: 42 млн

Сегодня почти не осталось не то что участников, но и просто свидетелей, современников той войны. Зато все гордятся той Победой, которая уже не праздник со слезами на глазах. Наиболее активные гордецы даже выкрикивают угрозы в адрес гипотетических врагов: можем повторить! Что повторить? 42 млн?!

II.

Случай с Жуковым не является уникальным для российской истории. У него был предшественник. Тоже видный полководец, и тоже Отечественной войны, но 1812 года. Речь пойдёт о генерале-фельдмаршале Барклае-де-Толли.

Краткие сведения: годы жизни с 16.12.1761 по 14.05.1818 г.г. Из прибалтийских, или остзейских немцев (Остзее — немецкое название Балтийского моря). В начале войны командовал 1-ой Западной армией. При соединении под Смоленском с армией под командованием Багратиона, по предложению последнего принял на себя общее командование русской армией и осуществлял его до передачи командования Кутузову под Москвой. Далее для неподготовленного читателя могут быть сюрпризы. План заманить французов вглубь России принадлежал вовсе не Кутузову, как меня учили в школе. На случай войны с Наполеоном правительство во главе с канцлером Румянцевым разработало план, предусматривающий отступление вглубь России без решающих сражений. Александр I в личном письме к Наполеону предупредил его, что отступать будет до Камчатки. Помимо того, что Барклай был блестящим полководцем, он был ещё и пунктуальным немцем и точно выполнял все инструкции. Он сдал руководство Кутузову, не потеряв ни одного обоза(!) на пути от Немана до Москвы и, сохранив боеспособную армию!

Теперь главный вопрос: с какого бодуна надо было менять главнокомандующего, если всё шло по плану?! Горячие головы в армии были недовольны отступлением и рвались в бой! Но, главное недовольство росло в Петербурге. Начались открытые разговоры о предательстве немцев. Все открыто говорили, что во главе армии должен стоять русский полководец! Французы уже подошли к Москве, и царь решил уступить… Во главе армии встал Кутузов.

И тут судьба улыбнулась Барклаю, хотя он этого и не заметил! Если бы Москву сдал Барклай, а не Кутузов, имя Барклая было бы навсегда вычеркнуто из списка русских полководцев. И стал бы Барклай предателем… А т.к. Москву сдал Кутузов, то он, Кутузов, герой! Кстати, на военном совете в Филях первым выступил Барклай. Решался вопрос: дать ещё одно сражение, или сдать Москву сразу?! Барклай сказал: сдать! Мнения разделились пополам! Последним выступил Кутузов и поддержал Барклая! Гримаса Истории: если бы во главе армии оставался Барклай, то было бы всё точно так же!! Правда, неизвестно, сумел ли бы Барклай обмануть Наполеона, задержав так надолго его в Москве? Ведь он не был таким искуссным дипломатом, как Кутузов…
Дальнейший ход событий хорошо известен. Остатки французской армии вместе с Наполеоном бесславно покинули территорию России. 28 апреля 1813 г. где-то в Польше умер Кутузов. Ему было 68 лет и уже не было никакого здоровья. Даже по сегодняшним меркам два сквозных ранения в голову с выходом пули через глаз несовместимы с жизнью. А он даже сохранил какие-то остатки зрения!! И повязку не носил! Её надели на него советские кинематографисты…

После смерти Кутузова Барклая вернули к руководству русской армией, и под его началом армия вошла в Париж. Но после войны имя его нигде не упоминалось, а в 1818 г. он тихо умер всеми забытый в своём балтийском имении. И, что совсем непонятно, он был забыт свидетелями и участниками этой войны.
Стену молчания пробил Пушкин! Его стихотворение «Полководец» произвело эффект разорвавшейся бомбы!

У русского царя в чертогах есть палата:
Она не золотом, не бархатом богата;
Не в ней алмаз венца хранится за стеклом;
Но сверху донизу, во всю длину, кругом,
Своею кистию свободной и широкой
Ее разрисовал художник быстроокой.
Тут нет ни сельских нимф, ни девственных мадонн,
Ни фавнов с чашами, ни полногрудых жен,
Ни плясок, ни охот, — а всё плащи, да шпаги,
Да лица, полные воинственной отваги.
Толпою тесною художник поместил
Сюда начальников народных наших сил,
Покрытых славою чудесного похода
И вечной памятью двенадцатого года.
Нередко медленно меж ими я брожу
И на знакомые их образы гляжу,
И, мнится, слышу их воинственные клики.
Из них уж многих нет; другие, коих лики
Еще так молоды на ярком полотне,
Уже состарились и никнут в тишине
Главою лавровой…
Но в сей толпе суровой
Один меня влечет всех больше. С думой новой
Всегда остановлюсь пред ним — и не свожу
С него моих очей. Чем долее гляжу,
Тем более томим я грустию тяжелой.
Он писан во весь рост. Чело, как череп голый,
Высоко лоснится, и, мнится, залегла
Там грусть великая. Кругом — густая мгла;
За ним — военный стан. Спокойный и угрюмый,
Он, кажется, глядит с презрительною думой.
Свою ли точно мысль художник обнажил,
Когда он таковым его изобразил,
Или невольное то было вдохновенье, —
Но Доу дал ему такое выраженье.
О вождь несчастливый! Суров был жребий твой:
Всё в жертву ты принес земле тебе чужой.
Непроницаемый для взгляда черни дикой,
В молчанье шел один ты с мыслию великой,
И, в имени твоем звук чуждый невзлюбя,
Своими криками преследуя тебя,
Народ, таинственно спасаемый тобою,
Ругался над твоей священной сединою.
И тот, чей острый ум тебя и постигал,
В угоду им тебя лукаво порицал…
И долго, укреплен могущим убежденьем,
Ты был неколебим пред общим заблужденьем;
И на полупути был должен наконец
Безмолвно уступить и лавровый венец,
И власть, и замысел, обдуманный глубоко, —
И в полковых рядах сокрыться одиноко.
Там, устарелый вождь! как ратник молодой,
Искал ты умереть средь сечи боевой.
Вотще! Преемник твой стяжал успех, сокрытый
В главе твоей. — А ты, непризнанный, забытый
Виновник торжества, почил — и в смертный час
С презреньем, может быть, воспоминал о нас!
О люди! жалкий род, достойный слез и смеха!
Жрецы минутного, поклонники успеха!
Как часто мимо вас проходит человек,
Над кем ругается слепой и буйный век,
Но чей высокий лик в грядущем поколенье
Поэта приведет в восторг и в умиленье!

Пушкин оказался первым, нарушившим заговор молчания вокруг преданого забвению имени героя 1812 года! Он всё высказал в этом стихотворении и лучше уже не скажешь! Почти все его друзья и единомышленники усмотрели здесь отрицание заслуг Кутузова. В том числе близкий друг Пушкина, дочь Кутузова Элиза Хитрово, искренне любившая поэта, и не только за стихи. Пушкину пришлось защищать свою позицию, суть которой сводилась к тому, что величие Кутузова не должно умалять заслуг Барклая-де-Толли! К фигуре Барклая Пушкин обращался и ранее, в засекреченной главе Евгения Онегина:

Гроза двенадцатого года
Настала – кто тут нам помог?
Остервенение народа
Барклай, зима иль русский бог?

Написаны эти строки за десять лет до «Полководца» и для публикации не предназначались, но уже тогда для Пушкина не было сомнений в том, кто был главной фигурой 1812-го года!
Но ситуация с замалчиванием имени и заслуг Барклая не изменилась до сих пор. Ну, не любит наш народ нерусские фамилии в своей истории. Но, всё-таки, с именем Барклая-де-Толли другая история обошлась довольно справедливо. Я имею в виду историю, писанную кистью, бронзой и камнем! В военной галерее зимнего дворца более ста портретов генералов 1812 года. Все они поясные и только два – Кутузова и Барклая – написаны в полный рост! Перед Казанским собором стоят два одинаковых памятника Кутузову и Барклаю! На известном памятнике тысячелетия России в Великом Новгороде среди великих людей российской истории помещён и Барклай де Толли. Причём, место его весьма почётное: между Суворовым и Кутузовым!
Вполне возможно, что я один усмотрел схожесть судеб двух великих русских полководцев в части народной памяти. Но Барклаю ещё повезло: про него просто забыли, а Жукова хают сегодня все, кому не лень. Все его сегодняшние оппоненты – люди, не нюхавшие пороха, знающие о войне 1941-1945 г.г. только из писаний своих же современников, обожающих Сталина, истинного виновника огромных потерь! Но, поколение современников Жукова, воевавших под его началом и давшее ему несуществующее, а потому особо ценное воинское звание: маршал Победы, думали иначе!

Повторяю последнюю строфу «Полководца», которая в равной степени (по моему мнению) может быть отнесена и к Жукову:

О люди! жалкий род, достойный слез и смеха!
Жрецы минутного, поклонники успеха!
Как часто мимо вас проходит человек,
Над кем ругается слепой и буйный век,
Но чей высокий лик в грядущем поколенье
Поэта приведет в восторг и в умиленье!

 

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1