Киев волнуется раз

Ополоумевшие люди
В пылу своих неоткровений
В полу, отчаявшись найти,
Звезду, что ласковой улыбкой,
Кивнёт всего лишь —
И живи!
Живи вспотевшими вихрами,
На лоб упавшими вихрами,
Из детства радостными снами
В небо! — воздушный смелый змей.
Ополоумевшие люди, нет –
Не живут и не кивнут.
Их вихры превратились
В стрижки. Под бокс.
Под ноль. Под ундервуд,
Машинку старого значенья,
Не их, не их совсем влеченья.
Но это слово,
Словно рвуд, почти что унтер,
Старый плут, с его неумными глазами
И загребущими руками.
С подкинутой вперёд рукой –
Зиг-Зиг. Зиг-Зиг.
Нет, нет возможности смотреть
На тех, кто без ума и света.
Земля — для всех.
Моя планета,
Тебе мой тихий горький плач.

\\\\\

Прошлые стихи о любви,
Поэты, звучащие ручьём…
Как обернуть глаза свои
В наш мир, что жил без войн.
Каждое движение вспять,
Холодность бытия и Европ
Естественный процесс меня,
Жизни советской фон.
Сейчас мир расколот
Миру не до нас.
Один православный воин
Под руководством агентуры НАто
Бьёт такого же, но противника НАто,
Прямо в глаз.
Ато рождено НАто,
Оно из его нутра —
Посмотрите внимательно в слово.
На, мудрый житель, мои глаза.
Это не наше, не наше.
Убивать — страшно.
Своего — грех в квадрате.
Мы прячемся птицами-нырлицами.
Ныряем от расколотого мира,
Раздробленного сознания,
Разбомбленных и сожжённых,
Растерзанных сограждан,
Делаем вид, что ничего
Не случилось.
Отворачиваясь
От переименованных улиц.
Пытаясь выжить.
Думая, что скоро изменится всё
К лучшему.
Но наша страна — уже стала
Чужой.
Пой, Сольвейг, пой.
Поэтому просто стихи о любви,
Лёгкие пикировки прошлого
Так наивны, неуместны,
Возможно смешны.
Читаю строки, где мы ещё вместе,
Где славянский слог в чести.
Не зарубежная литература,
Памятник Пушкина не разбит в грязи.
Оставьте мне мои мозги.
На моей книжной полке
Воют волки.
Книги на русском для ввоза
Запрещены.

\\\\\

Киев волнуется раз.
Киев волнуется два.
Киев волнуется три.
Вражий врач категорию подтверди.
Квалификация твоя совершенно
Смешна.
Ты бросил дом, ту больницу,
Приехал сюда.
Тот язык, на котором учился,
Неактуален здесь.
Наш гражданин, говоришь.
Ну-ну. Это ещё мы посмотрим,
Собьём с тебя спесь.
Врач сорока от роду
В съёмной квартире с семьёй,
Ужинать сядет,
Нальёт фронтовых.
Как же здесь тихо.
А там сейчас вой,
Где-то упали снаряды вблизи.
Господи, отведи, отведи.
Раненых снова везут.
Медсестра! Где ты, Наташка?
И так до утра.
Но хуже, когда тишина, тишина.
Значит, готовятся снова стрелять.
А куда?
Нет, невозможно всё это забыть.
И оставаться там не было сил.
Доктор согнулся над старым столом,
Кликнул в планшете –
И терминов строй
Всплыл.
Медицинский.
Учиться пора.
Жить. Надо жить.
Утверждая себя.

© Ирина Жураковская, 2018

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1