«Известный весельчак» или обличитель общественных нравов?

(к 270-летию со дня рождения Дениса Ивановича Фонвизина).

Что знают нынешние школьники о Фонвизине? Прочитал данные одного социлогического опроса – они сколь любопытны, столь и печальны: из 150 старшеклассников лишь семьдесят сказали, что это «кажется, писатель». Из этих семидесяти чуть более тридцати смогли назвать одну из его комедий («конечно, «Недоросль»). О другом его главном литературном произведении, комедии «Бригадир», не сказал НИКТО!

Как вам такая грустная информация? – спрашиваю моего давнишнего друга, культуролога С.В. Коновалова.

— Печально, конечно, но давайте ради справедливости вспомним и свои школьные годы. Многие ли из нас, школьников семидесятых годов прошлого столетия, могли похвастаться знанием творчества Дениса Ивановича? Увы и ах…
А ведь между тем Фонвизин – интереснейшая личность! Писатель, драматург, создатель русской социальной комедии и социальной сатиры. Как и Александр Сергеевич Пушкин, человек нерусских кровей и нерусских же (германских) корней. Тем не менее, родился в Москве, учился в Московской университете. Кстати, прилежным студентом его охарактеризовать заруднительно.

— Вы сказали о Пушкине. Они же не были современниками?

— Не были. Пушкин родился в 1799-м, через семь лет после кончины Фонвизина.

— Как Пушкин относился с сочинениям Фонвизина?

— Я прочитал в одном из рефератов по этой теме очень точную характеристику, поэтому и хочу её здесь привести: «Пушкин восхищался яркостью кисти, нарисовавшей семью Простаковых, хотя и находил следы «педантства» в положительных героях «Недоросля» Правдине и Стародуме. Фонвизин для Пушкина — образец истины веселости». Очень точно сказано. О безусловном авторитете Фонвизина для Пушкина говорит такой красноречивый факт, что уже в годы учёбы в лицее, в 1815 году, поэт написал сатирическую поэму «Тень Фонвизина».

« То был писатель знаменитый,
Известный русский весельчак,
Насмешник, лаврами повитый,
Денис — невежде бич и страх».

— Пушкин во многих своих сочинениях использовал фонвизинские сюжеты, идеи, приёмы, прототипов?

-… и один из ярчайших примеров – поэма «Евгений Онегин». Здешние Скотинины это те же Приплодины из фонвизинского «Недоросля»! А эти строки из первоначального варианта второй главы, где автор говорит о Лариной: « «Она меж делом и досугом открыла тайну, как супругом как Простакова управлять», имея в виду конечно же, госпожу Простакову, мать Митрофанушки.

— Кстати, о Митрофанушке. Ведь Фонвизин показал его отнюдь не дураком…

— Да, Митрофанушка -лентяй и невежда. Но не дурак! «Такие воевать умели, а в науках были слабы». Недаром литературоведы, и тогдашние,и современные, ставят «Недоросль» в один не столько литературный, сколько социальный ряд с гоголевскими «Ревизором» и «Мёртвыми душами».

— Можно ли назвать Фонвизина тогдашним противником режима, одним из первых русских диссидентов? Спрашиваю потому, что такое мнение имеет своё подтверждение: в своей «Всеобщей придворной грамматике» Фонвизин отмечал: «Что есть придворный падеж? — Придворный падеж есть наклонение сильных к наглости, а бессильных к подлости».

— Я думаю что называть его противником тогдашнего режима это всё-таки перебор. Его нельзя считать даже откровенным критиком тогдашнего режима. Все его герои побеждают исключительно благодаря резкому вмешательству властей. Не могу сказать, то ли он так искренне полагал, то ли вынужден был подчиняться обстоятельствам, но Фонвизин явно смягчал сатирическую остроту своих комедий надеждой на законное правление. Почему так? Вспомните время, в которое он жил. Родился при Елизавете Петровне – скончался при Екатерине великой. Не самые худшие времена в российской истории.

— А каков Фонвизин был в жизни?

— По воспоминаниям современников и его биографа Вяземского, это был образованнейший человек. Знал четыре языка, играл на скрипке и флейте. Был остроумен, но тактичен и деликатен. Сам никого умышленно не задевал, но если задевали его, тот ответить мог. Любил женщин, вкусно покушать, изящно одеться, что говориться – пожуировать. А вот здоровья был некрепкого, с молодых лет страдал головными болями, сильно выраженной близорукостью. Рано облысел. Если подытоживать современным языком, то т.н. «ботаником» не был, но что-то «ботаническое» в своей натуре несомненно имел.

— Сергей Владимирович, предлагаю сделать большой временной скачок от времён Фонвизина и до наших дней. Что представляет из себя современная российская сатира?

— Её нет. Сатиру вытеснила пропаганда.

— То есть, совершенно противоположное? Извините, не соглашусь. Известный ещё по советским временам сатирик Михаил З-нов практически каждый день выступает по одному из телевизионных каналов со своими довольно-таки колкими текстами…

— Я смотрел некоторые его сегодняшние выступления. Бросьте. Кого они могут, как вы говорите, уколоть? Это не сатира, а этакие окололитературное кривляние стареющего мужчины.

-А другой Михаил, который Ж-цкий? Вечный «дежурный по стране»?

— Алексей Николаевич, вы считаете сатриком Эзопа?

— Скорее, баснописцем.

— Вот вы и ответили на свой вопрос. Эзопы от сатириков отличаются тем, что умеют приспосабливаться к ЛЮБОМУ режиму и ЛЮБОМУ хозяину. Сатирики – не могут. Не в силу характера – просто по определению. Именно в этом их и трагедия, и значимость.

— А эзопы, если следовать вашей логике, НЕ значимы?

— И эзопы значимы. Но МЕНЕЕ. Пример Ивана Андреевича Крылова – один из самых наглядных. Он — был! Но он не та фигура, которую, пользуясь пафосным языком, можно увидеть на знамени российской литературы.

— Вот на этом спорном мнении мы наш сегодняшний разговор и закончим. Спасибо, Сергей Владимирович! Успехов вам!

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1