Из созданного в 2018 году

Из цикла стихотворений Arrival

птиц из прошлого ждать завернувшимся в плед у открытых балконных дверей:
в чёрном небе как раз вышивают орнаменты люрексом молний для со и общений
невозможности быть в треугольнике грека, и вот проявляется новый раскидистый крест
за крестом в муках туч, цветомузыка крутит в пространстве пропащие тени,
в параллельных событиях танец дублируя, но там встречающих нет и в прогулочных залах,
но безбожно гремит смесь симфоний для кордебалета смешных муравейников хижин…
жжёт и тень ожидания без предварительных ласк опоздавшего в ночь дождевого скандала,
и в остатке сухом прозябает встречающий птичек в чукотской жаре, где слегка обездвижен
всей нетрезвостью собственных кубиков, спёртых из детства, дурацких затей, а затем —
треск разорванных чёток и враз прекращённый ремонт обветшалой умышленной крыши
в шоколаде от Шмидта, зовущего девочек, пчёл и, возможно, опавших детей:
можно выше всего, но судьба предлагает в начале позицию ниже…

06.08.2018
СПб

 

вот и прибыли прибылью, убылью вместе с солидной поклажей, а то налегке,
оглашая присутствие стансами говоров стоя все возле черты: за чертой, у черты, на черте,
утро будет туманное, тёмное из-за желания дольше поспать, не бередя болячки в рывке
в залы касс, а инерция вынесет пищу и день с атрибутами в срок не законченных дел…
узловая — любая впоследствии станция: тоже, но только звук тише и снова редеет толпа,
путешествие слишком колейное вышло — в пересчёте статичных ворон на столбах…

15.08.2018
СПб

 

прибывает отчаянье в древних дырявых бадьях в узловатых руках великана, обросшего ватой,
чуть искрящей стеклом, но похожей на сжиженный дым из волокон в обилье пылинок асбеста,
косолапо идущего тенью сквозь контуры утлых конструкций — всего, что чуть выше земли, ароматы
изощрённых тревог истекают из тары, наполненной именно там, и дорожек из капелек следа:
холод оцепенения цельного сгустка событий — генерация сдохла, и к сердцу идёт ледяная игла,
не боясь поскользнуться на плитке уютно отделанной кухни, где включат и ночь, и обрежут абзац
посторонние, пришлые призраки в облике роб бутафоров, спеша формирующих новый уклад,
но пока на шпагате в мозгу растянулась в тупом ожидание боли в фарфоре гимнастка, назад
крутит бешено плёнку проектор в ритм вальса из судорог, больно стремаясь внезапно порвать —
всё течёт где-то рядом с тобой в детском калейдоскопе — в твоём и, таком же чужом далеке,
и встречается сердце с иглой на издохе не без радуг Люси и алмазных дождей ля-ля-фа:
просыпаясь из камня на утро и с жёваной биркой, и клочьями ваты на в хлам посиневшей ноге…

21.08.2018
СПб

 

bauhaus нас встретил предметами музыки урбанистических жаб,
вжатых в клетки бетонных влагалищ, чтоб по-матерински вещать
о непрочных цементных фигурках в засохшей слюне, где душа,
не дождавшись привычного душа, и — скрылась в пластмассе плюща:
на фига удивления — ходим по фото из фото и в сессии кратно в сезон:
манекены и мнения из-за неплотно закрытых и напрочь открытых дверей
осыпаются серым песком в правосудие механизации собственных зон —
город рая отходов, нашедших пристанище, шествует лакомкой в новый окрест…
панки тоже стареют в копящемся мусоре из прилетевших под сонку оферт
о грядущем своём вознесении с площади в тундру, где сдох зинзивер,
тарарахнув красиво, по-хлебному, но не оставил ни пястки муки:
вновь прибывшие любят тебя, Рифеншталь, и обломок руки…

11.09.2018
СПб

 

только комната — хаос рассыпанных кубиков, статуя без языка
и без глаз, гениталий и признаков облика в серой пушистой пыли,
если пыль вытирать — обнаружатся контуры не переживших пока,
заселённые травами въезды и выезды, уголь, со скарбом кули
и собака из брошенок помнит хорошее, но не подходит на шаг…
мысли льются в дуршлаг с макаронами и утекают вконец —
в слив шагреневой публики лепших полей, продолжающей ржать,
находя черепа и коней, и олегов, и дальше вещать на коне,
но прибытия поезд ушёл той проворной иглой в золотое шитьё
из рассветов, закатов, других атрибутов успешных продаж:
жить в обосранном крысами уровне, разным эрзацем закусывать йод,
и делиться с собакой кусочками лучшего от своего живота…

13.09.2018
СПб

 

одинаковый поезд с трудом переносит ещё одно шибкое жаль,
и со скрипом бросает всю тяжесть в отжатие новых опадышей цикла:
в пьяной гнили плодов бриллиантовый зеленью впился бы в плесень коржа,
в кулинарном восторге врачуя отмершую кожу, но без медицинского смысла,
и флакончик пылится на полочке, нервно вибрируя в сумрачный такт
приближения поезда, и одинаково хочется раны лечить или раной
оказаться в отсутствие поезда, лекаря, света и, брызгая гноем в бардак,
не почувствовать боли и моря начало из кем-то открытого крана…

19.09.2018
СПб

 

на фига столько флагов тантрических поз совокупности тел и предметов, а речка течёт,
а туман по утрам молоком заливается в кружки без помощи рук, из трубы подымается дым,
и мужчина и женщина топают обувью тупо вперёд, а Кармен с Квазимодо закопаны в чё —
пережёванный возраст, однако, и поздно теперь пешеходам в огне умирать молодым…
замутите коктейль для себя — и младенец, и памятник встретятся как-то без вас
в не назначенном вечере, в брошенном завтраке, в тайной вечере, где в горле комок
размягчается тапками и возвращением в сад, где такая трава,
и плевать на фрустрации по пробуждению в поезде в смоге, который не смог…

24.09.2018
СПб

 

наносное: песок, экскременты, объедки, отбросы, хвоя и листва, и поломанных кукол разбор,
и фригидные волны в механике долбятся в тело — в статический и остывающий берег
по привычке, и в безысходности выбора зёрнышко выпало за тривиальный и старый забор,
и, лелея его и морщинки, и трещинки, злаку сквозь, ужас, щербины, проплешины верить?..
если моно всё зреть, то отсутствует факт оставления прежних ущербных позиций —
колосится любая реликвия в хабаре принятых сердцем и духом в клан новых земель:
суть не в тех идиотах кому путь привиделся, если другое всем вышедшим снится
на веранде июльскою ночью в объятьях вина и стелившей такую постель…

26.09.2018
СПб

 

Из цикла стихотворений Заваруха

кто куда где ты там я узнаю тебя в корчах карикатур, замечательно смазавших лица
прототипов, смешавшихся в сусле напитков, грядущих взбодрить молодую траву,
и в моём оцифрованном чувстве притворно как термин случается деревом липа,
и я лучше засну, чем убить пешехода с тем чувством, пока без лица, но уже наяву…
позовите волшебника из замусоленных книжек треклятого счастья и детства,
парфюмера, скрывавшего пот и дарившего взлёт скани в облак лазури эмалей, кота
ювелира, ювелира, ловившего мысли кота, пребывавшего в мягком животном блаженстве,
в незакрытую форточку в пластике окон и съешьте в ответ — ни черта…

08.08.2018
СПб

 

пилы температур колют камни и сахарной ватой колышется воздуха сладкий абсурд,
и во всенощном бдении воды реки мне теперь не видны из-за пены из пластика слов и фигур,
и нательные свастики небо не хочет вращать, и живые и мёртвые смотрят на смерть пастуха
из стекла, и шаги по стеклу улыбают на ценниках кукол, мелькавшими лицами, знать, недолга…
спят хранилища в землях, и пусть подымаются в выси бледнея любые шары и дымы:
где-то вечер, а где-то корабль, где-то пир в ожиданье катарсиса блох неуёмных чумы,
в бубны бьющих количеством культей обрубленных ранее рук или вывертов ног
в безуспешности выдать итак за итог, в бесполезности умысла перевернуть кверху дном…
но случается, но и общается, порется в списках спонтанных тревог перемешанный грог
из огня и незнания сооружений, оставленных временем, и улетающих смолами в смог…

09.08.2018
СПб

 

ошибаются всадник и лошадь с обозом из ношеных прежде вещей
на дороге в лесу, населённом и, в масле заката, готовым оправиться в жесть,
и лояльная осень вот-вот превратится… увы, предложения подлинных щей
ущемляют азарт в промежуточных схватках за небо над мельницей, где за пять — шесть,
монотонность процессов на сходных местах не для прессы прессует по блистерам хайп —
так один из Китаев себя размножает, снимая избыточный стресс у работников дна;
человеку и лошади, стоя в досужем дерьме, захотелось застыть в нотной паузе мимо стиха —
значит стоит огнём страны потусторонние жечь, и, нехай, даст захватчику силы рожна…

10.08.2018
СПб

 

и пустая керамика детских сосудов монеткой на счастье звенит и звенит,
стоя вместе на полке с мамашиной урной, фигурками такс и чужими стихами,
и часы кажут разное время по дому, и ночи пройдут без особых обид,
но по-своему — то без пардон проклиная, то шибко икая и каясь…
интерьер заставляет то тыкаться носом в промежности мраморных дам,
то вселяться, но заново, в мир, превратившийся в хаос заправок и в Сети,
где один, два, три; в воздухе скромно из мух междометий родится опять маета,
накрывая карьеры и шахты мерцающим в сумраках длящемся пледом…

10.08.2018
СПб

 

ненадолго — пока до конца не впитается первый подряд поцелуй,
потерявшийся в цифрах, накопленных рыцарем в царстве, доставшемся старцу,
и пока есть одежды и грим для игры на пристойных балах и балу
чёрных масок сирот, облегающих красные морды орды тунеядцев —
нашприцованных тушек в продажу — ощипанных в обществе птиц…
сувениры грехов перегонят в пригодное тёртые клапаны сердца,
и разложит по полочкам слабый на трэш организм, перепутав корзины яиц
ненадолго — пока принесут и предъявят за синее тело младенца…

11.08.2018
СПб

 

сперматозоиды брызгами шариков шпарили в мятое мятное небо:
праздник несчётным стал в скучном perfecto швейцарской кастрюли —
примесью к специям зрителей зала, украсивших задник нелепо-
стью,
наскоро выжавшей мякоть и сок из не вышедших тулов актёров, балуя,
или балуя сам себя отпрысков без роду в вымя и в тленное племя
заварухи, разбавленной спиртом с сиропом на лавках дрейфующих пчёл —
я катаюсь по простыни жёсткой бессонницы вместе со всеми:
обречён, обречён, обречён, обречён, обречён…

25.08.2018
СПб

 

и настырной вороной снимает из леса тебя и меня Рифеншталь:
в ямах частых воронок вода превращается в нефть, загораясь за кадром
от простой зажигалки включателя осени в комнате, выбившей штат,
и по-птичьи начавшись, базар обращается в мощное квадро;
одряхлевшие мускулы деревенеют и сохнут в лесной суете,
не доверенной глазу ходившими в поисках или попутчиков, взятых на борт —
истекает прогулка по глинистой жиже тропы — значит граждане больше не те,
и на плёнке без звука не важен наложенный с умыслом, без, но пустой разговор.,
но агония длится вагонами осени по железякам остатних путей,
и вороны размножились в сучьях порожнего леса, где сам вырождается зверь,
отдавая дань дачам, заполненных запахом спрятанных в шкафчики душ и костей,
но закройся в шкатулку на ключ и на голос стучащим не верь…

28.08.2018
СПб

 

погорельцы огромных пространств, незатронутых новым огнём:
мы по Брейгелям мелко, но так триумфально идём
между дутых шаров тесноты и по шару на шару…
костяная мука кормит фермы и рыб заводской водоём,
и по ветру излишки летят, разнося распиаренный йод
и листовки о мерах по предотвращенью пожаров…

перечокавшись в узком кругу произвольных форматов жилья,
в льяльных водах любого идущего прочь корабля
растворившись, добавив эктрим к променаду
почему-то по паркам, где сломлены ветви у душ
и по набережной, что кончается стойкой в петле на мосту,
где опять летит пепел, клочки паутин с островов Вануату…

снова море, и можно бананами мучить тупой монитор,
притворясь попугаем щедрот моремана, подарившего в зиму ещё и пальто…
всё прострочено правильно после в тупом ожидание чувства и дам —
Сола мылит иначе: в трусах то же самое — выпавший дождь,
но прошедший конструкции, выглядит ржавым и там,
где железной дорогой в масштабе курсирует ложь…

29.08.2018
СПб

So

1

если где-то из снов струйкой сыплется соль постоянно из ртов изваяний в изо
окошмаренных стен переулков из принятых стран — коллаборационистов, нечаянно нечто незваных
на убитый банкет, где прошёл марафон не один и в намокших трусах, и жестянках призов…
в этих сумерках гнева безлюдно — лишь пена блуждает в воде непорочной поверхности ванны:
это то ли закат, толи, греемый утром лучами тепла скопидомный, по средствам, рассвет,
обещающий путь до работ и повинностей прежнего мёртвого в славной инерции царства,
где по-прежнему пишут из звёзд бумеранги, бездарно угробив достойный клозет
непрожитыми письмами прошлых страстей, размышлений о сути любого коварства…
это утро ли ночь — одинаково жгут жалюзи за попытку узнать, превращаясь то в шоры
с подтанцовкой из сумерек, то в свист дамасской сталюги и прочих вещей, убивающих напрочь —
благодушие танцев на улицах, брошенных солнцем на время для очень смешных разговоров,
и подвоза взрывчатки по точкам, где ужас накоплен, а код уже набран…

09.09.2018
СПб

2

заваруху сварили до студня и съели на закусь, откинулись в сон:
из отбитого, вроде бы, выросла ночь, заставляя всегда возвращаться сквозь боль
в тьму затерянных в файлов, бульдозером скрёбаных, в новый вид на полигон,
где опять повторяются шествия с парусом, дурит болот гоноболь
под вуалью бесчисленных дам, разбежавшихся с солью просыпанной прочь,
но вино александрит и в александрит обращается память замятых страниц,
где в гнилых ананасах Пьеро и другие поспешно посеяли с гуся перо
и ушли в минеральную вату подушек ночных отражений возни…

15.09.2018
СПб

 

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1

  1. «И чем случайней, тем вернее,
    Слагаются стихи навзрыд».
    Но в данном случае слова в конструкции подбрасывает нечто вроде компа.

  2. Тот самый случай, когда пустота стремиться приобрести форму… И пока не крикнет мальчик: «Король-то — голый!»

  3. Совершенно театрализованное словотворчество. Шарм, боль, параллельность вселенных, пепел, мудрость, остракизм самого себя и бережность к чужому, фотокадры странного. И да. Это надо переваривать. Эстетизм. Логичное отсечение лишнего.