«Главное – это быть свободным человеком!»

  90 лет назад 8 августа 1927 года родился академик С.Федоров

В 1996 г. он был выдвинут Кандидатом на пост Президента России 

 Святослав Федоров – врач-офтальмолог, академик, Герой Труда. Он был генеральным директором Межотраслевого научно-технического комплекса “Микрохирургия глаза» (МНТК), созданного им в Москве в 1986 году. Кроме московской клиники, в комплекс входят 12 филиалов в различных городах России. Это современное опытно-экспериментальное производство оптики, приборов и инструментов, на котором работают более 4000 человек. По технологиям, разработанным в МНТК, ежегодно проводится более 300 тысяч операций, спасающих людей от слепоты и инвалидности.

Бригады врачей из Института Федорова работают во многих странах мира, в том числе в США, Индии, Китае, Австралии и других странах. На специально оборудованном теплоходе-клинике, принадлежащем институту, в портах Средиземного моря и Персидского залива обследованы и прооперированы десятки тысяч пациентов почти из 50 стран.

Деятельность МНТК многообразна. Это и производство оружейной оптики, и дирижаблестроение, и создание средств связи, и международный туризм, и даже сельское хозяйство. В подмосковной деревне Протасово институт приобрел 1000 гектаров земли, создал ферму (несколько сотен коров и несколько десятков лошадей), построил дома, проложил дороги, провел газовые магистрали, выращивает картофель и овощи, которые, как и молочные продукты, можно приобрести в магазине, находящемся рядом с институтом.

Профессор Федоров до своих последних дней был оперирующим врачом. Он работал главным редактором и членом редколлегий профессиональных журналов, президентом различных обществ офтальмологов. Серьезно занимался он также политикой, экономикой, социальными вопросами. Любил путешествия, книги, охоту, плавание, верховую езду, мотоцикл. И на все у него находились время и силы.

Жизнь его была неординарной. Неординарной стала и смерть. Он погиб в июне 2000 года в результате аварии маленького вертолета «Газель», принадлежавшего МНТК. Говорят, что якобы не раз слышали от него слова: «Я хотел бы умереть в полете». Предполагают, что в том последнем полёте он сам управлял вертолетом, и это вполне возможно, потому, что совсем незадолго до этого Федоров получил летные “права”. Он всегда мечтал летать, и эта мечта, как и многие другие, тоже осуществилась.

Незадолго до трагической гибели профессора Федорова мне удалось взять у него интервью.

— Святослав Николаевич, в Вас счастливо сочетаются таланты хирурга, ученого, политика, бизнесмена. Что же превалирует?

— И то, и другое, и третье. Нельзя руководить коллективом, если сам отходишь от дела. Я делаю и в Москве, и за рубежом по 10 операций в день. Но и без бизнеса уже себя не мыслю. Бизнес – это умение оценивать свой труд, труд других людей и разумно обмениваться этим трудом через деньги или товары. Все мы обладаем частной собственностью на свой труд. И каждый из нас – кто-то в большей степени, кто-то в меньшей, — бизнесмен. Один продает свои «мозги», другой – способность оперировать. Это важно понять особенно сейчас, когда мы входим в рыночную систему.

— Бизнесменом надо родиться или можно выучиться?

— Гениальным, конечно, родиться. Как, например, Каспаровым – в шахматах. Я кандидат в мастера по шахматам, но никогда не смогу играть, как он, сколько бы ни учился. А менеджером среднего уровня, так сказать, может стать почти каждый. Этому вполне можно обучиться.

— Что наиболее важно для бизнесмена?

— Честность! Нормальный бизнесмен должен быть суперчестным человеком, как игрок в шахматы, который играет по правилам, а не прячет ладью в карман.

— С какого возраста, по-вашему, можно заниматься бизнесом?

— Думаю, лет с пяти-шести. Как-то в Америке я гулял со своим приятелем-врачом и его шестилетним сыном Джоном. У мальчишки было несколько долларов, которые дал ему отец. И вдруг Джон побежал, купил лотерейный билет и говорит мне: «Может, выиграю». Я был поражен, что он потратил деньги  не на мороженное, а уже на какое-то «дело», и понял: для него это и есть начало бизнеса.

— Какую роль играет в бизнесе случай, шанс? Бывали ли у вас моменты везения?

— Постоянно. Я знакомился с интересными людьми – и возникали различные проекты. Например, с американским бизнесменом создали в Москве систему международной радиосвязи. И я теперь могу говорить в любой момент с Америкой, Австралией. Кстати только что мне звонил с Гибралтара Марк Клабин. Вот он-то человек, родившийся с талантом бизнесмена. Сейчас постоянно живет в Австрии, но в свое время жил в Союзе и уже тогда, в 16 лет, отлично знал, как законным путем заработать весьма приличные деньги. Теперь у него своя фирма, нефтеналивной причал в Новороссийске, акции телефонной связи в Санкт-Петербурге, дома в Москве. Он видит на несколько ходов вперед, во что надо вкладывать деньги, и мне до него далеко. Познакомились мы с ним, когда организовывали казино на московском ипподроме. Но это отдельная интересная история.

—  Бизнес — это индивидуальное или коллективное творчество?

— Индивидуальный бизнес – это уже прошедший этап человечества.  Сегодня нужно участие коллектива, и я пытаюсь добиться этого в нашем институте. Я не просто предприниматель, я общественный предприниматель. И хочу сделать богатым общество, получив при этом заработанную мною часть. Большое число людей может достичь большой прибыли, маленькое – маленькой. Только гениальный человек способен сам зарабатывать большие деньги. Например, Майя Плисецкая или Мстислав Ростропович.

И еще один важный момент. Человек должен получать удовольствие от своего бизнеса. Предпринимателя, работающего только на самого себя, я не могу считать счастливым человеком. Для меня, например, огромное удовольствие, когда врачи нашего института едут в Протасово в собственные прекрасные коттеджи. Я радуюсь, видя, как крестьяне там строят дома, открываются видеосалон, бар или даже бильярдная. Мы восстанавливаем церковь, закладываем в деревне плавательный бассейн. Главная наша задача – это обустраивать жизнь на земле, а не разрушать ее.

— Чем, по-вашему, можно объяснить успехи вашего института?

— Наши достижения в первую очередь связаны с тем, что мы работаем не на государство, а на самих себя. Сами создаем доход, прибыль, сами их распределяем, инвестируем в новые технологические разработки. Надо, чтобы правительство поняло, наконец, что человеческий интерес должен стоять на первом месте, а государственный может быть и на восьмом.

Для того чтобы выжить, мы открыли больницы в разных странах мира. На наших кораблях-клиниках работают казино, откуда ежедневно поступает по несколько тысяч долларов прибыли. Солидный доход дают три пятизвездочные гостиницы. Много денег мы вкладываем в сельское хозяйство.

Я уверен, что Россия не поднимется с колен, пока не будут созданы тысячи народных предприятий, подобных МНТК. Причем если в Америке хозяева составляют 9,6 % от общего числа населения, то у нас есть шансы иметь их 20-25 %.

— А есть ли больные, которые хотят оперироваться лично у Федорова?

— Редко. Но если хотят, то я оперирую. Я счастлив, что люди поняли: здесь работает не просто Федоров, а люди, оперирующие, как Федоров. Я же не требую, чтобы “Мерседес” делал именно этот рабочий. Есть фирма “Мерседес”. А у нас – фирма Федорова.

— А почему вы стали врачом-офтальмологом?

— Когда мы жили с мамой и жрать, простите, было нечего и не во что было одеться, я начал работать электриком, хотя уже в то время был студентом института. Но заработки были небольшими. Тогда же сосед подарил мне фотоаппарат. Мне фотографировать очень понравилось, я стал заниматься  этим профессионально и довольно прилично зарабатывал. Снимал выставки, спортивные соревнования. А потом понял, что глаз – это тоже фотокамера, тот же объектив, а пленка – сетчатка. И я стал специализироваться в офтальмологии.

— А если бы жизнь сложилась по-другому, как  вы думаете, достигли бы вы таких же успехов в других областях?

— Это трудно сказать. Я мечтал быть летчиком, но попал в аварию и потерял ногу. А если бы стал им, то занялся бы конструированием самолетов. Главное – мне все время хочется заниматься новым делом. Неважно, в чем – в медицине, технологии или социальной жизни. Сейчас, например, наша фирма участвует в проекте создания мощного дирижабля в виде летающей тарелки, который мог бы переносить целый состав из тайги вместо того, чтобы тянуть дорогу через топи.

— Святослав Николаевич, у вас много званий, наград?

— До черта! Но все это – чепуха! Я рад, что в рыночной системе эти награды перестали иметь значение. Помните, Ленин в беседе с Розой Люксембург на ее вопрос, почему люди при тоталитарной системе должны хорошо работать, сказал: «А мы будем давать им красивые дипломы и значки, и они будут драться за это». Мы много лет оставались ритуальными людьми, близкими к тем, что съели Кука. А надо организовать общество так, чтобы людям выгодно было работать. Это же аксиома, что счастливым человека может сделать только свободный труд. Главное, чтобы народ дорос до этих принципов, до свободы, до желания работать хорошо.

— Вы, безусловно, счастливый человек. Но счастье не может быть постоянным. Когда вы впервые почувствовали себя счастливым?

Когда я, человек без ноги, в общем-то, инвалид, занял первое место в соревнованиях по плаванию. Вообще, я бываю счастлив, когда реализую свои идеи. Был, например, очень счастлив, когда впервые осуществил имплантацию созданного мною искусственного хрусталика глаза. У меня нет комплексов, я и физически, и интеллектуально сильный человек. И главное, что таким я создал себя сам.

Никаких суперталантов мне Бог не дал, кроме дикой настойчивости, трудоспособности, желания добиться своей цели, если эта цель принесет людям пользу. Я считаю, человек, если захочет, может добиться всего, что возможно в этой Вселенной. Для этого надо невероятно хотеть. Невероятно стремиться к цели.

                Григорий ПРУСЛИН

 

 

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1

  1. Кстати, в профессиональной медицинской среде у него была ( да и до сих пор остаётся) весьма неоднозначная репутация.