Формула здоровья: угасание разума все-таки обратимо

                                                                                         Размышлять о природе вещей
нас нужда и тоска припекает,
жажда сузить зловещую щель,
сквозь которую жизнь утекает.

Игорь Губерман

Работая методами регенеративно-восстановительной медицины, автор занимается прежде всего лечением и профилактикой болезней старения, в том числе и нейродегенеративных заболеваний (болезни Альцгеймера, Паркинсона, множественный склероз и др.). Все они сопровождаются или завершаются угасанием, деградацией разума, интеллекта. Наихудшим вариантом при этом бывает быстрое снижение функциональных способностей мозга, развитие деменции. Специалисты считают это заболевание «глобальной катастрофой, ждущей своего часа», и считают угрозу деменции главной медицинской проблемой нынешнего, стремительно стареющего населения. Официальная медицина заявляет о неизлечимости деменции сегодняшними методами. Тем не менее, уже многие врачи на сегодня добились излечения от деменции. Одного из вернувшихся к нормальной жизни пациентов автор ведет с 2008 года.
Но есть ли надежда, что анализ и развитие этого опыта успеет принести пользу растущему числу нуждающихся в помощи?
От времени первой публикации этой статьи прошло уже больше пяти лет. За эти годы получено много новых знаний и накоплено много практического опыта, что только укрепило мой оптимистический взгляд на проблему деменции.
—————————————————————————————————————————
Весенним солнечным утром, потягивая пиво и попыхивая сигаретами за соседним столиком кафе, пожилые немцы эмоционально обсуждают медицинские темы. Слышу краем уха, как пенсионеры критикуют медицину и страховку. Дорогие немецкие лекарства плохо помогают, суставы болят, память слабеет, настроение мрачное…

Расплатившись, заговариваю с ними:

— Извините, не подскажете ли, никак не могу вспомнить имя одного немца, который постоянно прячет мои ключи, теряет мой кошелек и куда-то запихивает мой мобильник, путает названия улиц и все такое прочее…?

Молчание. Слыша акцент, соседи ждут провокацию.

— Ах, да, вспомнил! Альцхаймер!

Дружный смех…

Сегодня даже среднего достатка европенсионеры привычно наслаждаются высоким уровнем жизни. Настолько высоким, что лет 150 назад он был немыслим и для августейших персон. Ежегодный круиз по Средиземноморью или Карибам, климатизированное удобное жилище, комфортабельная машина, деликатесная еда, интернет, гольф, разнообразные развлечения, хайтек-медицина, высшие стандарты гигиены… Живи и радуйся нескончаемому празднику бытия!

Между тем, по актуальной статистике, у одного из троих мужчин и одной из каждых двух женщин, доживущих до преклонных лет, эта счастливая жизнь завершится тяжелым, неизлечимым заболеванием и изнурительным для больного и его близких угасанием. Чем старше человек, тем выше риск болезни Альцгеймера и деменции. Каждые четыре секунды кому-то на планете ставят этот диагноз, причем ожидается, что к 2050 году число страдающих от деменции взлетит с нынешних 44 млн. до 135 миллионов человек. Ежегодно деменция обходится цивилизованным странам в 604 млрд. долларов, и сумма эта стремительно растет. По данным эпидемиологического исследования, проведенного в Центре по изучению болезни Альцгеймера Научного центра психического здоровья РАМН, 4,5% населения г. Москвы в возрасте старше 60 лет страдают болезнью Альцгеймера, причем у 1,8% выявлены выраженные и тяжелые формы.
Отчего же угасает «светильник разума»?

Составляя менее 5% веса тела человека, головной мозг потребляет около 20% всего поглощаемого легкими кислорода. Причем, это количество почти одинаково и в покое — и при максимальной умственной нагрузке. Ткани мозга более чем на 60% состоят из жиров. Логично ожидать, что наш мозг хорошо защищен от оксидативного стресса, от окислительного повреждения липидных клеточных мембран. На самом деле — как раз наоборот, биологическая матчасть мозга очень уязвима. Множество агрессивных факторов внутренней и внешней среды способны нарушить хрупкое равновесие антиоксидативной системы. Если это происходит часто и длительно, то тяжелые последствия (опухоль, инсульт, нейродегенерация, аутоиммунные процессы) не заставят себя долго ждать.

Обычно, проблемы с памятью начинают проявляться лишь спустя 10-15 лет от начала клеточных изменений в мозге. К этому моменту примерно пятая часть ключевых центров памяти, как правило, уже погибла. Это отчасти объясняет, почему современные лекарства в большинстве случаев неэффективны — болезнь диагностирована слишком поздно, да и лекарства, в лучшем случае, ее бы лишь слегка притормозили.

Болезнь Альцгеймера подразделяют на пресенильную деменцию альцгеймеровского типа (с преимущественным началом заболевания до 65 лет) и сенильную деменцию альцгеймеровского типа (деменцию с поздним началом). В 75–85% случаев пресенильной деменции заболевание начинается в возрасте от 45 до 65 лет, однако возможно как более раннее (около 40 лет), так и более позднее (старше 65 лет) начало. Средняя продолжительность жизни от начала заболевания до смерти больного сильно варьируется, составляя от 10 до 35 лет.

Болезнь Альцгеймера и сосудистая деменция имеют общие факторы риска: пожилой возраста, диабет, артериальная гипертензия и атеросклероз церебральных сосудов, наличие гена АпоЕ4 и некоторые другие. Полагают, что распространенность смешанной деменции превосходит распространенность «чистой» болезни Альцгеймера или «чистой» сосудистой деменции.

Генетической предпосылкой болезни Альцгеймера считается дефект различных участков 21-й хромосомы; гены этих участков контролируют рост локальных групп нейронов. Дефект приводит к образованию скоплений патологически измененного белка, бета-амилоида, которые нарушают сосудистую микроциркуляцию и проводимость нервных импульсов. При исследовании выявляется понижение синтеза ацетилхолина и замедление нейрональной проводимости. В последнее время обнаружена важная роль раннего развития предиабета (метаболического синдрома). Те, у кого он начинается раньше, заболевают деменцией в более раннем возрасте и в более тяжелой форме. Некоторые авторы даже считают болезнь Альцгеймера локально проявляющейся в мозгу разновидностью диабета.

Есть все больше свидетельств важной роли в развитии нейродегенеративных заболеваний хронической вирусной и бактериальной инфекций. Она особенно часто обнаруживается у людей, в организме которых накопилось много токсинов и тяжелых металлов. Некоторые типы вирусов (герпес) и условно — патогенных бактерий, обитающих в полости рта, особенно в пломбированных зубах, способны проникать в ткань мозга. Либо туда просачиваются выделяемые ими нейротоксины. Особенно успешно нейроинфицирование удается спирохетам рода борреллия, попадающим в кровь через укус клеща и свободно преодолевающим гемато- энцефалический барьер. Естественным ответом на вторжение инфекции является активация собственной иммунной системы мозга, клеток микроглии. Развивается малосимптомное, вялое, первично-хроническое воспаление, вызывающее дисфункцию митохондрий, оксидативный стресс, повышается продукция деструктивных цитокинов, что и создает фон, на котором происходит прогрессирующая гибель нейронов, синапсов и проводящих путей мозга. Все это сопровождается более или менее выраженными симптомами, нередко относимыми к личностным психологическим особенностям, либо к психическим расстройствам. Позже присоединяются расстройства поведения и ориентации, симптомы расстройства функций органов.

Природа позаботилась сама
закат наш уберечь от омерзения:
склероз — амортизация ума
лишает нас жестокого прозрения.

Игорь Губерман

—————————————————————————————————————————
Для снижения риска рака легких, надо, прежде всего, бросить курить. Чтобы избежать инфаркта и инсульта, следует вести активный образ жизни и правильно питаться. А что нужно делать, чтобы не заболеть старческим слабоумием?

Специалисты утверждают, что своевременно начатые профилактические мероприятия не только замедляют и предотвращают развитие деменции, но в некоторых случаях даже восстанавливают и возвращают уже утраченные функций мозга. Для этого нужно:

— Прекратить действие факторов, вызывающих нейродегенерацию, (основная причина у пожилых — избыточный прием лекарств, особенно статинов, множественная витамино-минеральная недостаточность, особенно на фоне переедания и неполноценного питания).

— Подавить инфекцию и устранить хроническое воспаление, стимулировать процессы нейрорегенерации.

— Организовать и поддерживать лечебно — восстановительный режим, изменив в нужном направлении свою повседневную жизнь: оптимизировать питание, снизить уровень стресса, повысить физическую активность… и тд.

Сказанное выглядит довольно просто, но, как говорится, «дьявол прячется в деталях…».

Посмотрим на биологические и философские аспекты проблемы.

Известно, что жители «когорты золотого миллиарда» — ускоренно стареют, массово заболевают и преждевременно умирают от избытка ненужного на фоне дефицитов необходимого. Это относится к пище и телесной и духовной. Неизменно подтверждается мудрость древнего изречения, расшифрованного на древнеегипетском папирусе:

«Человек живет и здравствует лишь от половины того, что сьедает. Остальное кормит его врача».

Почему же это продолжается из века в век? С философской позиции можно предположить вот что: вся беда оттого, что в наследственной поведенческой программе большинства (за малым исключением) теплокровных, нет встроенных ограничителей подачи топлива клеточным генераторам энергии, митохондриям; нет встроенных экономайзеров, снижающих потребление горючего и оптимизирующих выход энергии в пользу долговечности генераторов энергии.
Да и топливо — пища сегодня разбодяживается все более изощренными ксенобиотиками, незнакомой или откровенно враждебной организму химией. Клеточно — молекулярная матчасть ускоренно зашлаковывается, окисляется, изнашивается, прогорает, чадит, чихает и наконец, глохнет.

Матчасть служит нашей клеточной операционной системе, нашему геному, и эффективно ремонтируется им лишь до тех пор, пока ему необходима. До того самого момента, когда организм — носитель генома, в кооперации с организмом противоположного пола не произведут совместную, сочетающую свойства геномов обоих родителей, копию (копии). Дальше этот модифицированный (но вовсе не обязательно улучшенный) геном, как сменивший такси пассажир, едет в свое личное будущее в новеньком авто, а изношенное транспортное средство, наше бренное тело, безропотно влачится к пункту утилизации.

Отдельному организму оксидативный стресс несомненно вреден, но виду в целом — необходим. Некоторый постоянный уровень эндогенного оксидативного стресса нужен для поддержания оптимального уровня мутаций ДНК, без которых каждое катастрофическое изменение условий среды может стереть из эволюции любой слишком стабильный, хорошо приспособившийся к данной среде, но мало подверженный мутациям геном. Что и произошло в прошлом с большинством существовавших на планете биологических видов, включая и предков современного человека.

Так или иначе, но с прожитыми годами во всех наших клетках и тканях неизбежно накапливаются следы износа и повреждения. По аналогии с автомобилем это выглядит примерно так: на холостом ходу и в покое следы износа малоощутимы, но на стрессовых участках жизненной трассы они проявляются поломками и авариями: инфарктом, инсультом, хрупкостью костей, депрессией, ослаблением мышц, иммунитета и памяти.

Считают, что нормальное старение включает в себя и симптомы угасания разума, как функциональные проявления накапливающегося клеточного и молекулярного износа мозга. Неизбежно вырабатывается ресурс нашего нейронального компьютера, из-за чего даже самые обкатанные, рутинные поведенческие программы начинают глючить, а новые — с трудом, либо вовсе не устанавливаются.

Аварийным ремонтом телесной матчасти занимается больнично-лечебная медицина, вооруженная постоянно совершенствующимися фармацевтическими препаратами и сложными медицинскими технологиями. Если вам повезет, она спасет вашу жизнь в случае острого заболевания или травмы. Но она не сделает вас здоровыми, это не ее задача. Посодействует восстановлению профилактическая и реабилитационно — регенеративная медицина, инструментами которой остаются не очень подвластные техногенным вмешательствам, естественные биологические процессы.

К счастью, природа оставила нам возможность их поддержать и усилить, а иногда — даже усовершенствовать.

—————————————————————————————————————————
Гуляки, выветрясь в руины,
полезны миру даже старыми,
служа прогрессу медицины
симптомами и гонорарами.

Игорь Губерман

Постоянно и длительно наблюдая больных и здоровых, не перестаешь удивляться запасу надежности нашего главного компьютера! Матчасть телесная сильно изношена — а он все еще, пусть худо-бедно работает, и, по мнению врача и философа Кабаниса: «… выделяет мысли, как печень — желчь, а слюнная железа — слюну». Качество производимого интеллектуально-виртуального продукта обычно пропорционально износу матчасти, но даже ухудшаясь, до последнего работают постоянно упражняемые профессиональные навыки. Знакомый профессор рассказывал о впавшем в деменцию 90-летнем ученом биологе, не узнававшем уже членов своей семьи, но продолжавшем успешно готовить абитуриентов к вступительным экзаменам. Гонорары дементного патриарха очень поддержали семью в годы перестройки.

Большинство хронических дегенеративных заболеваний подтачивают здоровье весьма медленно. Угасание разума — не исключение. Малоощутимое в начале для самого заболевшего, оно очень заметно для его близких.

Хотите прикинуть ваш риск получить деменцию в будущем?

1. Засеките время и найдите C, не пользуясь курсором

> > > OOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOO
> > > OOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOO
> > > OOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOO
> > > OOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOO
> > > OOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOO
> > > OOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOO
> > > OOOOOOOOOOOOOOOOOOOCOOOOOOOOOOO
> > > OOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOO
> > > OOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOO
> > > OOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOO
> > > OOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOO

2. Найдя C, попробуйте найти 6

> > > 99999999999999999999999999999999999999999999999
> > > 99999999999999999999999999999999999999999999999
> > > 99999999999999999999999999999999999999999999999
> > > 99999999999999999699999999999999999999999999999
> > > 99999999999999999999999999999999999999999999999
> > > 99999999999999999999999999999999999999999999999

3. Теперь найдите N
> > > MMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMNMM
> > > MMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMM
> > > MMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMM
> > > MMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMM
> > > MMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMMM

Если все три теста в сумме заняли меньше 2х минут, то все в порядке, деменция лично вам пока не угрожает. Суммарное время больше 2х минут сигнализирует о необходимости более глубокого обследования.

————————————————————————————————————

Итак, неудержимый, как носорог, тяжеловооруженный энтропией «Склероз Паркинсонович Альцгеймер» настигает и простого работягу, и интеллектуалов, и знаменитостей (Джонатан Свифт, Рональд Рейган, Маргарет Тэтчер, Габриель Маркес… и список непрерывно растет).

Кстати, в Англии сегодня насчитывается 820,000 больных деменцией, а у 25 миллионов здоровых англичан страдает ею либо член семьи, либо близкий друг. Один из 20 человек старше 65 болен деменцией, а к возрасту 80 лет, уже один из шести. У одного из троих, доживших до 95 — диагноз деменции. Но болезнь наглядно молодеет: все больше страдающих деменцией англичан моложе 65 лет.

Безнадежность ситуации заставляет искать хотя бы какие-то возможности для более длительного поддержания относительно независимого существования больного в родных стенах. Вегетирование — доживание в специальном заведении не всем приемлемо, но потребность в пансионатах и службах по уходу все равно стремительно растет.
Расчеты показывают, что никакая социальная система, никакая процветающая экономика не вынесет это растущее бремя, падающее не только на плечи родственников, но и на социальные службы, на медицинские учреждения, в конечном счете — на всех налогоплательщиков.

В развитых странах есть организации, ставящие своей целью изучение проблемы деменции, пытающиеся найти интегральные подходы к предотвращению или хотя бы облегчению надвигающейся катастрофы. Предлагаются новые инженерно-технологические решения, электронные гаджеты — приспособления для облегчения ориентирования и связи, роботы-ассистенты, мониторинговые и диагностические приборы. На сегодня все это лишь подпорки, несколько отдвигающие, но не решающие проблему.

Но вот, наконец, благая весть! Roll over, Alzheimer! Потеснись, Альцгеймер! — доносится из Англии.
Еще в 2013 г. тогдашний премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон пообещал удвоить объемы гос. финансирования в области исследований деменции. Многие ожидали, что получив очередной мешок денег и всю необходимую политическую поддержку, ученые и врачи наконец одержат победу над этим недугом.
Более того, британские власти учредили в 2014 г. крупнейшую в истории национальную научную премию. За прорывное открытие, которое радикально облегчит жизнь землян, в том числе — за победу над деменцией, обещают 10 млн £!

Премия продолжает традицию. 300 лет назад британский парламент учредил особую награду за содействие открытию новых земель и научному прогрессу. В 1714 году тому, кто предложит мореходам точный способ определения долготы на море, были обещаны фантастические по тем временам суммы: 10 тыс. £ за метод с погрешностью 60 миль, 15 тыс. £ за погрешность 40 миль и 20 тыс. £ — за 30 миль. Для расчета долготы требовались часы со среднесуточным уходом не более трех секунд. В соревновании победил часовщик-самоучка Джон Гаррисон, изобретший хронометр, который за три месяца плавания ушел лишь на 5 секунд.

Премия за вычисление долготы (Longitude prize) изменила ход истории мореходства, помогла раскрыть секреты точной навигации, спасла множество кораблей и жизней, и надолго стала главной темой разговоров в лондонских кофейнях.

Эту вдохновляющую историю полезно сопоставить с другой, случившейся несколько позже. Шотландский судовой врач Джеймс Линд в 1753 году исследовал причины и ход течения страшной болезни, цинги, косившей в основном молодых и здоровых моряков во время длительных морских плаваний. Проведя одно из первых в истории медицины контролируемых клинических испытаний, он обнаружил, что потребление в пищу сока всего лишь одного лимона в день полностью предотвращает цингу, а в ранней стадии ее даже вылечивает.

Научно обоснованный совет врача-исследователя был принят Британским адмиралтейством лишь спустя 40 лет после начала усилий автора по его распространению, хотя уже тогда было известно, что гораздо больше моряков умирает от цинги, чем во всех морских катастрофах и битвах, вместе взятых.
Никакого вознаграждения за свое открытие Линд не получил, и лишь после 1800 года стала обязательной добавка зелени и лимонов к пище моряков.
Интересно, а сколько времени сегодня проходит от опубликования радикально помогающей в борьбе с тяжелым заболеванием технологии, до начала ее широкого применения? Верите или нет, но это занимает 20 — 30 лет. Особенно, если новая технология может помешать продаже малоэффективного, устарелого, но распиаренного и оплачиваемого медицинской страховой медицинского продукта.
Исходя из обширного исторического, а также и немалого личного врачебного опыта, я сильно сомневаюсь, что шумные кампании и государственные премии реально помогут решению проблемы деменции, точно так же как и других хронических, связанных со старением, дегенеративных заболеваний. Огромные средства, выделяемые под такие лозунги правительствами и собираемые благотворительностью неизменно поглощаются черной дырой конвенциальной, официальной «фарма — медицины» и хорошо оплачиваемых ею ученых, гораздо больше заинтересованных в бесконечном продолжении исследований, чем в революционных результатах, способных «закрыть тему».

Кстати, знаете, где в США самая высокая плотность проживания людей, в добром здравии достигших 100 летнего возраста?

На севере, на границе с Канадой, где, по знаменательному совпадению, обнаруживается и минимальное количество врачей на каждые 10 тыс. населения. Эти данные озвучил др. Роналд Клатц, руководитель Американской Академии Анти — Эйджинг Медицины (A4M), на одном из конгрессов.

Надеяться на помощь государства в решении проблемы деменции крайне наивно. Полезно чаще вспоминать крылатую фразу Рональда Рейгана, обеспечившую ему победу на президентских выборах, но увы, не защитившую его самого от деменции: «The nine most terrifying words in the English language are: «I’m from the government and I’m here to help.»
«Вот самые жуткие девять слов, когда-либо звучавшие на английском: «Меня прислало правительство для оказания вам помощи».
Ито, правительства многих стран были бы рады обьявить новые льготы для пенсионеров, типа разрешить переходить улицу на красный сигнал светофора и заплывать за буйки на пляже…
Так что же теперь делать, уважаемый читатель, если вы все еще надеетесь не просто прожить подольше, но и оставаться здоровым (не благодаря, но скорее вопреки усилиям властей) до отпущенного судьбой предела?
Согласитесь, для начала, что цель эта — сугубо личная, индивидуальная, она сродни, внезапно возникшей необходимости пробежать марафон. Собственно, наша жизнь и есть супермарафонская дистанция, только у каждого — своя.
Вот представьте на миг, что вас известили в категорической форме: через полгода вы должны пробежать марафон, и отговорки не принимаются.

Что будем делать? Первый вариант: продолжать жить как всегда, надеясь на авось: «а вдруг повезет! Может и добегу до финиша, и даже выживу». Второй вариант: «надо потренироваться, начинаю бегать по утрам». Третий вариант: «ищу товарищей по проблеме, собираемся и вместе тренируемся, обмениваемся опытом как лучше готовиться и бежать…».
Вот так же можно подойти и к проблеме угасания разума.
Здесь наконец есть хорошая новость: сегодня уже существует вдохновляющий опыт борьбы с деменцией и успешного лечения болезни Альцгеймера. Он накоплен и развивается преимущественно в США, и не благодаря, но явно вопреки мрачным прогнозам конвенциальной медицины.
Дальше разговор будет именно об этом, о доступных и эффективных технологиях, созданных и совершенствуемых многими врачами — новаторами.
————————————————————————————————-
Не нужно большого ума, чтобы починить старую, неисправную паяльную лампу. Разобрать, почистить, заменить изношенные детали, залить бензин, зажечь. В принципе, для восстановления угасающего «светильника разума» применима та же стратегия. За исключением, понятно, полной разборки. Клетки организма, пока он жив, сами себя чинят, нейроны мозга — не исключение. Нужно лишь создать для этого оптимальные условия; стимулировать и длительно поддерживать программу клеточного саморемонта.
Пример из практики:
Весной 2008 года на мой курс профилактического биогеронтологического лечения записалась чета немецких пенсионеров, живущих большую часть года на Майорке. Карлу недавно исполнилось 82, его супруге Марте — 75. Подвижный и разговорчивый Карл выглядел едва на 70. Марта тоже выглядит неплохо, но необычно молчалива. Здоровье у обоих неплохое для их возраста, хотя Карл, в прошлом лыжник и боксер, уже лет 30 пренебрегает физическими нагрузками. Оба почти не принимают лекарств, что для пожилых немцев — большая редкость. Еще важное: если у Карла слух все еще острый как у школьника, то Марта уже полтора года не обходится без слухового аппарата, пользуясь им практически постоянно.
После стандартного обследования и оценки анализа крови, показавших возрастную норму, мы приступили к программе. Супруги приезжали ко мне три — четыре раза в неделю на сеансы терапевтической гипоксии (ПНГ — периодическая нормобарическая гипоксия), длившиеся по 45 мин. у каждого. Марта и Карл погружались в гипоксическую медитацию легко, и уже после первого сеанса оба ощущали приятную умиротворенность и особое душевное равновесие — обычные эффекты ПНГ у большинства здоровых людей.
Примерно через полгода после начала лечения, когда супруги пришли на очередной сеанс и Марта расположилась в кресле, Карл, убедившись, что она не слышит, с волнением сообщил, что у жены заметно уменьшились симптомы деменции…
— Какой такой деменции? — удивился я…
Тут Карл признался, что примерно полтора года назад все началось с того, что жена перестала регулярно играть на клавире, хотя это было всегда большим удовольствием для обоих. Ухудшение слуха было формальной причиной, но заметны были и другие нарушения. Супруга перестала готовить, уже не могла самостоятельно ходить за покупками, ибо теряла ориентацию и могла заблудиться в знакомом торговом центре, все теряла и все забывала. В сочетании с многочасовым сидением, почти без движения и остекленелым взглядом в никуда, с неоткрытой книгой на коленях — все это не могло не пугать Карла, 50 лет прожившего в счастливом браке с неизменно жизнерадостной Мартой. В феврале 2008 г. невролог после обследования и анализа снимков ЯМР заключил: «Массивные дегенеративные изменения коры мозга, дистрофия гиппокампа. Деменция по типу болезни Альцхаймера. Едва ли можно что-то сделать, придется учиться с этим жить…».
Мне вспомнился необычный, отстраненный взгляд Марты, замеченный еще в первые визиты, но тогда я не придал этому особого значения, поскольку она почти не разговаривала, ни на что не жаловалась, а прицельное психоневрологическое обследование не входит в мою первичную диагностическую программу. И вот теперь Карл наблюдал картину быстрого возврата к норме. Прежде всего, стал появляться интерес к стряпне. Затем Марта начала напоминать мужу о мелочах, которые он сам запамятовал, например, позвонить тому-то, купить то-то. Постепенно вернулся интерес к текущим событиям, желание и возможность самой ходить за покупками, и стал заметно улучшаться слух. Наконец, она самостоятельно отправилась к парикмахеру!
В течение восьми месяцев мы провели 4 курса ПНГ по 15 сеансов, с перерывами на неделю-две, на фоне постоянной поддержки нутрицевтиками и индивидуализированной программы питания. Результаты у Карла: Вместо 4х часов в день он высиживает за компьютером до 8 и более, шлифуя свой монументальный труд и общаясь с коллегами на форуме. Активность, настроение и самочувствие у помолодевшего трудоголика стабильно хорошие. Вес медленно понизился на 6 кг. Для тренировки и удовольствия ради, на свой пятый этаж он теперь легко взбегает, хотя раньше и спускался-то на лифте.
Симптомы деменции у Марты полностью исчезли. Кратковременная память восстановилась, слух заметно улучшился, слуховой аппарат теперь нужен ей не более двух часов в день. Карл надеялся, что жена вернется к игре на клавире, и наконец этого дождался, о чем со слезами на глазах мне сообщил.
Наглядны косметические улучшения: у обоих помолодели лица, повысилась эластичность кожи, живее стала мимика и энергичнее движения. Улучшились, сдвинувшись в более «молодую» зону, данные анализов крови.
В апреле 2009 провели повторное ЯМР — обследование мозга пациентки. Врач — диагност констатировал возрастную норму и никаких заметных дегенеративных изменений не нашел. Когда Карл привез снимки с заключением, настал мой черед ликовать.… Ведь даже видя функциональное улучшение, я не ожидал, что мозг женщины возрастом за 70 способен восстановиться и морфологически, за такой сравнительно короткий срок!
Сегодня, восемь лет спустя, супруги здоровы и полны оптимизма, хотя за эти годы пережили немало жизненных неприятностей и потерь. Карл убежден, что мой метод защитил обоих от разрушительных последствий стресса, прибавил обоим здоровья к годам жизни, и продолжает поддерживать в завидном для всех знакомых здравии (все познается в сравнении: одногодки — друзья уже давно передвигаются в инвалидных креслах — каталках). У Марты сохраняется лишь выраженное сужение внимания; она в каждый отдельный момент может концентрироваться только на одном действии, предмете, другие при этом не замечает. А раньше — то одновременно, как женщины это могут, делала несколько дел.
—————————————————————————————————
Каким же образом метод, хорошо изученный, разработанный еще в СССР и считающийся по сей день как бы вспомогательным, комплементарным, типа заурядной физиотерапевтической процедуры, привел к таким впечатляющим, если не сказать, революционным результатам? Неужели для профилактики и лечения тяжелейшего нейродегенеративного заболевания достаточно следовать несложному протоколу?
В данном случае совпало несколько важных факторов, в том числе и просто удачное стечение обстоятельств.
1. Лечение продолжалось, с малыми перерывами, более 12 месяцев в идеальных санаторно-курортных условиях Майорки.
2. Будучи перфекционистом, Карл педантично следовал лечебному протоколу сам и организовал выполнение процедур и всех моих рекомендаций для супруги, включая специальное питание и витаминную поддержку.
3. Убедившись в устойчиво-благоприятном, кумулятивном эффекте от регулярных процедур, чтобы не ездить три раза в неделю по 45 км в один конец, Карл решился приобрести дорогостоящий аппарат для домашнего использования.
4. Решающий вклад в успех внесли также и несколько новых приемов, значительно повышающих эффективность метода ПНГ, разработанных мною во время работы со спортсменами и спецконтингентами в США в 2000–2004 годы.
Вообще же, полученный результат я мог бы сравнить с достижениями автомеханика, применяющего свои навыки, накопленный опыт и наилучшие инструменты своей, может быть не самой совершенной мастерской, для капитального ремонта и восстановления изношенного автомобиля. Возьмется ли за это кропотливое, долгое дело до предела загруженная рутиной мастерская стандартного техобслуживания-авторемонта?
Комплексное, продолжительное лечение трудно организовать амбулаторно, в условиях большого города, да и в загородных санаториях лечение ПНГ не продолжается дольше трех-четырех недель. Между тем, нейробиогенез, восстановление и обновление внутриклеточных органелл, и особенно — регенерация нервных волокон и транспортировка по ним новорожденных, здоровых митохондрий в синапсы — это длительные, сродни развитию эмбриона в утробе матери, процессы. Их нужно сначала инициировать, а затем заботливо поддерживать; примерно так, как это делает садовод-любитель, зная, что только осенью можно порадоваться плодам усилий, начатых ранней весной.
По моему мнению, основанному на долгом опыте, большинство неудач регенеративной терапии болезней старения объясняет старая притча о чуваке, который выкопал и сьел неделю назад посаженную картошку, потому что «очень кушать хочется!».
————————————————————————————————————————
В 2010 г. представился следующий шанс применить мой метод для лечения деменции. Из Германии прибыла на три недели супружеская пара: симпатичный, постоянно улыбающийся, но еле передвигающий детренированные ноги и неспособный найти свой номер в отеле 78-летний Томас и его моложавая супруга Лили. У Томаса деменция проявлялась пространственной дезориентацией и выпадением кратковременной памяти, в остальном все пока неплохо.
Через две недели после начала лечения, Томас уже смог подняться на 400 метровый холм, с которого открывается захватывающий вид на морской залив. Но туалет в гостиничном номере, в ночное время он все еще не находил, приходилось иногда будить супругу, чтобы проводила… Впрочем, такие мелочи ему были нипочем; он, как ребенок радовался прогулкам под пальмами и мечтательно разглядывал журналы-каталоги по караванам и яхтам. Отмечая положительные сдвиги, я объяснил Лили, что лечение едва лишь начато, а для восстановления утраченных функций мозга потребуются месяцы, потому и нужно регулярно проводить лечебные сеансы.
Лили скептически поджимала губы…
Оба улетели в Германию посвежевшими и помолодевшими. Через полгода мне сообщили, что Лили, продав принадлежавшую Томасу дорогостоящую недвижимость, пристроила его в интернат, где он, наверное и продолжает без помех мечтать о яхтах и караванах. А сама Лили отправилась в кругосветный круиз…
Такие дела. Иногда потеря памяти — благо… Уж если заставит судьба проснуться однажды в унылом интернате, можно будет перечитывать висящую над кроватью цитату:
«Воспоминания — вот из-за чего мы стареем. Секрет вечной юности — в умении забывать».
Эрих Мария Ремарк

Следующим кандидатом на оздоровление-омоложение мозга оказался ученый, 77-летний профессор этики кафедры философии Франкфуртского университета. Назовем его условно: Herr Professor Weiss. Много лет подряд он ежегодно отдыхает на Майорке в частном отеле-санатории моего хорошего знакомого, и с каждым годом Вилл, хозяин отеля с грустью наблюдает телесное угасание и нарастающую апатию дорогого гостя. При этом профессор, автор множества монографий и статей, продолжает вести семинары, дает частные уроки и читает двухчасовые лекции.
Отдыхая на Майорке, профессор Вайсс редко выходит из отеля, но зато дополняет целительную средиземноморскую диету ежедневной полбутылкой виски… В последний год он совсем сдал телесно, мало двигается, быстро теряет зрение и все забывает. Приняв решение назначить опекуном собственного сына, уже начал оформлять документы.
Осмотр и анамнез наглядно показали: могучий профессорский интеллект, натренированный десятилетиями упражнений в словесной эквилибристике, все еще сохранен. Телесная же матчасть истощена и дистрофична; поскольку главнокомандующий, профессорский мозг по-хозяйски конфискует самые ценные нутриенты средиземноморской диеты, служащей в качестве закуски к ежедневной дозе виски.
Феномен неплохой сохранности интеллекта у хронически злоупотребляющих (они далеко не всегда алкоголики) я наблюдал неоднократно. Необходимым условием этого является интенсивная, непрекращающаяся умственная деятельность, подкрепленная особой мировоззренчески-философской позицией, согласно формуле: «Реальность — это иллюзия, вызываемая хроническим недостатком алкоголя в организме»…
Как бы то ни было, предложенная программа биогеронтологического восстановления профессору понравилась, поскольку все лечение происходило на месте. Двенадцать сеансов ПНГ, массаж позвоночника, специальные пищевые добавки, улучшенное питание — явно шли ему на пользу. Лишь отсутствие алкоголя вызвало поначалу некоторый дискомфорт, но мои заверения, что по окончании курса умеренное потребление красного вина вполне допустимо, содействовали успеху терапии. Трехнедельная абстиненция, процедуры, инъекции витаминов и под конец — многочасовые прогулки по живописным окрестностям — сделали свое дело! Профессор Вайсс расцвел, глаза оживились, речь стала быстрой, движения более резкими, шутки — менее саркастическими, и стали озвучиваться оптимистические планы на будущее.
Навестить профессора прилетел на пару дней его сын, тридцатипятилетний студент университета. Лично встретиться с ним не довелось, но по телефону он взволнованно сообщил, что очень обеспокоен состоянием здоровья отца. И особенно — опасностью применения непроверенного, неутвержденного немецким Минздравом метода терапевтической гипоксии, о котором заботливый сын нашел в интернете тревожную информацию. В частности, в короткой заметке говорилось, что перемежающаяся гипоксия — опасное состояние, возникающее при декомпенсированных легочных заболеваниях и слип-апнии (у сильно храпящих во сне). Известно ли мне, что это может привести к повреждению мозгового кортекса? И вообще, поскольку моя программа, ко всему прочему и страховкой не оплачивается, сын требует немедленно прекратить рискованное лечение…
Мои аргументы о полной безопасности метода, о том что я провожу сертифицированное минздравом ФРГ обучение немецких врачей, ссылки на монографии и статьи, на обьективное улучшение состояния пациента, — все было впустую…
«Ну да», — подтвердил мое неэтично-циничное предположение хозяин отеля: — «Сынок уже раскатал губы на скорое наследство, а ты здесь все планы рушишь…».
Профессор этики покинул санаторий заметно помолодевшим, но поскольку заботливый отпрыск уже вступил в права опекунства, больше он на Майорке не появлялся.
———————————————————————
Мой опыт, случай успешного лечения Альцгеймеровской деменции был опубликован в журнале Rejuvenation Research и осенью 2009 года представлен на биогеронтологической конференции в Кембридже. Сразу же я попытался развить тему в кооперации с врачами и учеными, занятыми проблемами нейродегенерации и деменции. Для этого необходимо провести пилотное исследование с хотя бы десятком больных, на базе учреждения, где такие пациенты находятся постоянно.
В Пальме, столице Балеарского архипелага, есть интернат для больных деменцией. Содержание в этом хорошо оборудованном учреждении недешево, около 2000 евро ежемесячно. Обстоятельная беседа с директором — менеджером, не медиком, завершилась ничем. Я отнес это на счет некоторой консервативности местного населения, с опаской относящегося к инновациям вообще, тем более когда предлагающий их — не майоркинец и вообще иностранец.
Следующим шагом был визит в амбулаторный нейро-реабилитационный центр в Пальме. Ведущий специалист, молодой доктор-психоневролог, хорошо говорящий по-немецки (учился в Мюнхене), внимательно выслушал предложение о сотрудничестве и с большим интересом ознакомился с публикациями по теме. Но ответом на мои последующие мейлы и звонок было красноречивое молчание…
Пару раз с предложением применить мой наглядно безопасный, без побочных эффектов, по сути дела — общеоздоровительный метод, я напрямую обращался к людям, через медиа представлявших себя в качестве опекуна и лучшего друга того или иного известного человека, страдающего болезнью Альцгеймера. Обычно в такой переплет попадают знаменитости, несчастья и болезни которых служат излюбленной пищей желтой прессы. Под галионной фигурой селебрити обычно пускается в плавание некоммерческий фонд для финансовой поддержки прорывных медицинских исследований по данной проблеме. Оба раза, после первоначальной вспышки интереса и ознакомления с принципом предлагаемой терапии, неизменным ответом на мою инициативу было гробовое молчание…
Не удивительно, что угасающие знаменитости обычно не успевают вкусить плодов от усилий фонда их имени.
Наконец, осенью 2010 года, с предложением о сотрудничестве я обратился в «Альма Матер» — на кафедру нервных болезней бывшего 1 ММИ, ныне Московского Медицинского Университета им. Сеченова. Обстоятельная беседа с завкафедрой, дмн., профессором Н. Н. Яхно окончательно расставила точки над i. Кафедра не в состоянии участвовать в моем проекте. Хотя сотрудники постоянно занимаются изучением и описанием проблемы, в том числе исследованиями эффектов фармпрепаратов, но возможности для кооперации не видно.
В 2011 году состоялась попытка коллег-врачей в Берлине провести исследование на базе частного интерната для больных деменцией. Тамошний директор сначала пошел навстречу, хотя в приватной беседе за бокалом, с юмором пояснил, отчего это невыгодно: «мы зарабатываем деньги, как публичный дом — когда все койки загружены…».
Комплексная лечебная программа, в которой, за исключением терапевтической гипоксии, применили все прочие компоненты, привела к наглядным, измеримым улучшениям в состоянии пациентов. Но через три месяца после начала проекта директор отказался от продолжения исследования, поскольку нарастающий успех и в самом деле грозил уменьшить загруженность заведения.
Более того, почти половина пациентов, вопреки обьективным улучшениям, сами отказались от дальнейшего участия в программе!
Догадайтесь, по какой причине?
«Если так пойдет дальше, мне же понизят группу инвалидности»!!!
Такие дела… Оказывается, деменция — не только инвалидизирующее состояние, но и выгодный для всех, почти без исключений, бизнес!
Ознакомление с похожим, отрезвляющим интернациональным опытом других врачей, окончательно подтвердило, что на сегодняшний день нигде, никакое учреждение, более или менее сытно кормящееся от проблемы, старательно имитируя большие усилия по ее решению, не откликнется на мою инициативу.
Бессмысленно обращаться и к чиновникам от здравоохранения. Тот же британский премьер Камерон недавно заявил, что следует готовиться к надвигающемуся кризису расширением службы ухода для больных деменцией; это создаст больше рабочих мест для британцев! Другими словами, предложил готовиться к предсказанным и ожидаемым катастрофическим протечкам водопровода и канализации не заменой изношенных труб, но путем мобилизации армии уборщиц и массовой заготовкой тряпок и ведер для осушивания помещений…
Кто бы сомневался что успех политика прежде всего оценивается созданием рабочих мест и привлечением избирателей, любой ценой.
Круг замкнулся. Поскольку сам больной деменцией чаще всего не в состоянии трезво оценить и анализировать ситуацию, он очевидно зависит от помощи близких, родственников, друзей, надеясь что они действуют в его лучших интересах. Слыша со всех сторон дружное «ДЕМЕНЦИЯ НЕИЗЛЕЧИМА!», особого выбора ни у кого из участников драмы нет. Если больной — человек небогатый, его пристроят в соответствующий уровню интернат-богадельню. Если же не беден, хуже того — состоятелен, то ближайшие родственники и доверенные «лучшие друзья» быстро смекают, насколько выгоднее перехватить управление финансами больного, чем искать и реально применять действенные методы лечения и восстанавливать его дееспособность.
Редкие исключения иллюстрирует случай Карла и Марты.
Лишь самые близкие, искренне любящие люди способны по-настоящему поддерживать больного и искать пути излечения или хотя бы улучшения его состояния. Поэтому тем, кто не хочет последние годы жизни вегетировать-увядать в унылой богадельне, полезно не забывать, что нужно таких людей воспитывать и находить, поддерживать, любить и одаривать взаимностью.

Нас как бы время ни коверкало
своим наждачным грубым кругом,
не будь безжалостен, как зеркало,
и льсти стареющим подругам.

Игорь Губерман

Ожидать решения проблемы деменции от фармамедицины совсем уже наивно. Конечно, биомедицинский Хай-тех может принести определенную пользу в виде персонализированных, точно адресованных медикаментов. Однако, все патентованные препараты созданы, создаются, и будут создаваться и всеми правдами и неправдами продвигаться, в первую очередь для получения прибыли. А прибыль (как материализованная энергия свободного предпринимательства) максимальна, пока создающий ее ослик усердно бежит за морковкой, а не когда он до нее наконец доберется.
Кроме того, нейробиологи-исследователи, узкие специалисты-нейрофармакологи, специалисты-неврологи, да и все прочие биомедицинские спецы, подобны производителям стройматериалов и услуг. Каждый знает свой сегмент проблемы в совершенстве, и каждый разрабатывает и коммерциализирует свой продукт или услуги. Стройматериалы и готовые строительные блоки отправляются на выставку-продажу, где вроде бы любой может их приобрести для ремонта и строительства. Но продается-навязывается страховой медициной в первую очередь самое раскрученное и самое дорогостоящее, а не самое действенное и на сегодня лучшее по критерию стоимость-эффективность.
——————————————————————————
Науке сегодня хорошо известно, что нейродегенерация — очень сложный, многозвеньевой клеточный процесс, в котором ключевые механизмы запускаются не дефицитом тех или иных лекарств, а длительной недостаточностью незаменимых нутриентов на фоне хронического вялотекущего воспаления. Лекарства никак не восполняют метаболические дефициты, хотя именно их компенсация и является первым условием разрыва порочных кругов, лежащих в основе всех нейродегенеративных заболеваний.
Какие же особенности строения нейрональной сети мозга делают ее особенно уязвимой?
Важнейшим, уникальным именно для нейронов структурным компонентом являются микрофиламенты, длинные тонкие трубочки, служащие транспортными магистралями, по которым из тела нейрона к удаленным терминалам- синапсам непрерывным потоком транспортируются нейромедиаторы. Туда же, по микрофиламентам, как вагоны по рельсам, отправляются размножающиеся и обновляющиеся вблизи клеточного ядра митохондрии, занимающие до 60% объема синапсов. По многим причинам, митохондрии синапсов ускоренно изнашиваются, и по тем же рельсам возвращаются к ядру нейрона для утилизации. Средняя скорость их транспортировки в здоровом мозге — около 2 мм. в сутки. Теперь представим себе, что эти жизненно важные пути сообщения плохо обслуживаются, захламляются и ржавеют, превращаясь из скоростных магистралей в разбитые узкоколейки… Именно в этом состоит узловая проблема пораженного деменцией мозга.
Причины захламления магистралей известны. Это: а) снижение темпов нормального обновления структуры микрофиламентов и накопление патологического продукта, бета-амилоида, возникающее из-за отравления тяжелыми металлами (по убывающей токсичности: ртуть, кадмий, свинец, алюминий и другие…); б) хроническая нейроинфекция (вирус герпеса, хламидии, спирохеты-боррелии, бактерии и мико-нейротоксины); в) оксидативный стресс (дефицит эндогенных и экзогенных антиоксидантов); г) неоптимальное энергообеспечение митохондрий (преобладание глюкозы и фруктозы на фоне снижения метаболизма жирных кислот и кетонов).
Действие большинства отдельно взятых фармпрепаратов на эти процессы можно сравнить с добавлением стакана чистой воды в застоявшийся, кишащий паразитами аквариум, в надежде, что рыбкам от этого станет легче дышать… И в целом сводится, в лучшем случае, к облегчению отдельных симтомов.
Напротив, эффект системной, интегративной биорегенерации мозга подобен полной очистке, промывке аквариума, с удалением паразитов и восстановлением аутентичной экосистемы.
Результаты множества экспериментальных работ обосновывают эффективность ПНГ в предотвращении и лечении нейродегенеративных заболеваний.
Различные варианты индивидуализированной метаболической, нутритивной терапии абсолютно необходимы для успеха лечения. В США интегративным лечением деменции успешно занимаются врачи: др. Бредесен, др. Споногле, др. Ньюпорт, др. Пескаторе, и многие другие…
Медиа — сенсации по этому поводу нет и не будет по известным причинам: кто платит медиа-индустрии, того она и продвигает.
Сегодня не осталось сомнений в том, что лечение и профилактика нейродегенеративных заболеваний возможны лишь путем восстановления нарушенной естественной биорегенерации тканей и клеток мозга. В природе феномен усиленной регенерации наблюдается у земноводных и пресмыкающихся, но нам особенно интересны его проявления у млекопитающих. Еще в 2009 г я предложил объяснение феномена выдающегося долгожительства и отсутствия заболеваемости раком и нейродегенеративными заболеваниями у двух удивительных и очень разных млекопитающих. У обоих до самой смерти наблюдается усиленная регенерация тканей и отсутствие старческого одряхления.
Это обитающий в полярных водах огромный гренладский кит (Balаena mysticetus), и — размером с обычную мышь голый землекоп (Heterocephalus glaber), живущий в глубоких разветвленных норах на просторах Кенийских прерий.
Но что общего у нас с ними?
Условия работы клеток и митохондрий, определяющие ход старения и развития связанных с ним болезней, у всех млекопитающих очень схожи. Оба животных служат примерами благоприятных последствий особых жизненных условий, вынуждающих клетки и внутриклеточные органеллы постоянно обновляться с повышенной интенсивностью.
Гренландские киты породили в 1980 г. сенсацию в геронтологии. Разделывая одного из первых, добытых после снятия 70 — летнего запрета на охоту китов, охотники нашли в подкожном жировом слое (бывает до полуметра толщиной) каменный наконечник гарпуна. Инуиты — охотники сильно удивились, поскольку каменные и костяные наконечники перестали применять еще в 1860-х, как только появились наконечники стальные. После десятого найденного наконечника гарпуна задумались и биологи. Ясно, что древние артефакты в китовом сале — свидетельство их почтенного, более чем столетнего возраста. После многолетних усилий задачу точного определения возраста решили биохимики, исследуя замороженные пробы хрусталиков глаз добытых китов. Закладка хрусталика, удобная нулевая точка отсчета, происходит в эмбриональном периоде развития. После рождения млекопитающего хрусталик почти не растет и метаболизм в нем течет гораздо медленнее чем в других тканях. Исследуя процентное содержание L и D-аспарагиновой кислоты, можно с высокой точностью вычислить биологический возраст любого хрусталика, от мышиного до китового.
Результаты ошарашили. Биологический возраст меченых древними гарпунами китов оказался от 117 лет у самого «молодого», до 211 у самого «пожилого». Не дряхлого, а вполне упитанного и активного. Интересно, что один из китовых мафусаилов был добыт во время любовных игрищ… К этому добавим, что самки гренландских китов в возрасте около 90 лет все еще способны беременеть.
Еще один поразительный факт: лишь у одного из 180 разделанных гренландских китов нашли в печени одну-единственную опухоль. И та была доброкачественная, не раковая. Для млекопитающего массой под 80 тонн и живущего более 200 лет — это невероятно и свидетельствует об исключительно эффективной антираковой защите китов, поскольку неизбежные геномные мутации в бесчисленных миллиардах клеток, умноженные на сотни лет жизни статистически ДОЛЖНЫ вызывать опухолевой рост. Однако все усатые киты, что давно замечено, вообще отличаются редкостью обнаружения у них раковых заболеваний. Нейродегенеративные заболевания у них тоже неизвестны.
Для сравнения, примерно 30% всех сухопутных млекопитающих, от мыши до человека, помещенные в благоприятные, свободные от хищников и вредных воздействий условия, при изобилии высококачественной пищи — гибнут от спонтанно возникающего у них рака. Остальные — от инфекции, износа сердца, почек, эндокринных желез, и от нейродегенерации.
Между тем, условиям жизни гренландских китов не позавидуешь. В отличие от других видов китов, пасущихся летом на изобильных заполярных пастбищах и уплывающих на зиму в тропики, гренландские киты не мигрируют зимой в теплые воды. Шесть летних месяцев изобильного питания крилем чередуются у них с полугодовым периодом полного голодания, в полярной ночи, с ее морозами и штормами.
Много интересного стало известно о голых землекопах, большие семьи которых по сути дела являются «сверхорганизмами», как семьи пчел и термитов. Но для нашей темы важнее вот что: подобно гренландским китам голые землекопы месяцы проводят практически без еды. Питаются они корнями и подземными клубнями растений, до которых в засушливое жаркое лето, когда почва пересыхает, невозможно добраться. Лишь в сезон дождей землекопы находят изобильное пропитание.
Итак, и у китов и у голых землекопов периодическое, сезонное голодание встроено в их нормальный, миллионами лет эволюции сформированный образ жизни. О пользе и механизмах периодического голодания опубликовано очень много работ, трудно к этому что-то добавить. Лишь уточним: у обоих животных это не хроническое недоедание, как в большинстве классических экспериментов по калорической рестрикции, но сезонное чередование недоедания или полного голода с последующим изобилием пищи.
Еще один очень важный общий фактор: киты и голые землекопы проводят всю свою жизнь в условиях постоянно колеблющегося, от пониженного — к нормальному содержания кислорода, и повышенного — углекислоты. Для китов это ныряние, для землекопов — хронически гипоксическая среда плохо вентилируемых подземных туннелей. Хотя между теми и другими условиями вроде бы большая разница, но на клеточно — митохондриальном уровне все выравнивается: в клетках и митохондриях у обоих осциллирует парциальное давление кислорода и углекислоты, возникают периодическая гипоксия и гиперкапния (повышение СО2). Переводя на технически-инженерный язык — это знакопеременная нагрузка функциональной системы. Такие колебания способствуют выявлению слабых звеньев, повреждаемых естественным износом. Если для здоровых, немутированных митохондрий кислородные осцилляции — это нормальное, тренирующее воздействие, то для поврежденных оксидативным стрессом — оно уже экстремально. Мутировавшие митохондрии неспособны к саморемонту и защита от продолжительной знакопеременной нагрузки у них ослаблена. Электронные микрофотографии показывают, что при этом они раздуваются и лопаются как мыльные пузыри. Здесь мы видим принципы Дарвиновской эволюции внутри клетки: неспособные приспособиться к колебаниям среды особи гибнут. В данном случае, с пользой для клетки, ибо так она постоянно избавляется от неэффективных и отравляющих ее мутировавших митохондрий. Пережившие ритмическую гипоксическую «прополку» здоровые, эффективные митохондрии, освобождаясь от конкуренции быстрее плодящихся дефективных, беспрепятственно размножаются и скоро заполняют весь обьем клетки, улучшая все ее функции.
В регенерации нейронов участвует также много других естественных механизмов, описанных в моей статье (https://link.springer.com/chapter/10.1007%2F978-1-4471-2906-6_21).
———————————————————————————————-
Таким образом, радикальное решение проблемы деменции возможно на пути создания стандартной системы массового применения общедоступных, удобных для самостоятельного использования, комплексных протоколов, основанных на естественных, биологических механизмах регенерации. При этом, инженерный подход позволяет усовершенствовать, сделать более эффективными естественные механизмы регенерации, усилив наиболее важные их компоненты. В результате удается обойтись без длительных периодов голодания и вообще без экстремальных воздействий.
Все более доступной становится и аппаратура для гипоксической терапии, которая успешно разрабатывается и постоянно совершенствуется с моим экспертным участием.
Тем не менее, судя по обобщенному опыту, развитие этого подхода невозможно в рамках существующей модели официальной медицины. Но поскольку решение и не является собственно «медицинским», а скорее общеоздоровительным, только использующим высокотехнологичное, инженерное усовершенствование естественных биологических феноменов, то и регуляторных, бюрократических преград на пути видится гораздо меньше.

«Не надо бороться за „новую систему“, если вы хотите перемен. Полезнее предложить что — то, из-за чего старая система выйдет из употребления». Жак Фреско
————————————————————————————————————————————————————————————

Всё-всё-всё, что здоровью противно,
делал я под небесным покровом,
но теперь я лечусь так активно,
что умру совершенно здоровым.

Игорь Губерман

Жить здоровым, жить долго, оставаясь независимыми до конца жизни, не быть обузой для общества и для своих близких, не это ли достойная цель для каждого здравомыслящего человека? Ему не нужно обьяснять, что для достижения значимой цели обычно приходится прикладывать серьезные усилия. Чтобы успешно пробежать или пройти трассу жизненного марафона, нужна тренировка. Упражнение — основа всего, в том числе и атлетического мастерства и высших спортивных достижений, и здорового долголетия…

Представим продолжительность ЗДОРОВОГО, без разрушительных болезней старения, периода жизни (Healthy lifespan) в виде индивидуальной, для каждого — своей продолжительности, супермарафонской дистанции. Вообразим, что регулярно проводятся чемпионаты, определяются лидеры и награждаются победители в этом новом виде спорта. Тогда и сами такие соревнования, и подготовка к ним оказываются единственно разумным и этичным видом спорта, в котором разработка и применение любого рода «допингов» только приветствуется. В сущности именно этим занимается биогеронтология.
В недалеком будущем, когда «Anti — Aging спорт» окончательно оформится, любой разумный человек будет упражняться в нем для достижения своего личного рекорда в Healthy lifespan — супермарафоне.

Copyright © 2018 Arkadi Prokopov
www.arkprokop.com
www.a-ht.org

 

 

 

https://www.facebook.com/mitopro.mitopro

mail: mitopro100(at)gmail.com

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1