Эммануэль? Нет, Сильвия Кристель

Сильвия Кристель родилась 28 сентября 1952 года в Голландии, в Утрехте, в семье зажиточного владельца отеля. Свою карьеру начинала в 70-х годах в качестве модели, а в 1973 году дебютировала в кино (`Naakt over de schutting`) и в том же году завоевала титул Мисс телевидение Европы, получив в награду «Мерседес», поездку на Ямайку и тысячу гульденов. За титулом последовало мировое турне, во время которого Кристель заметил голландский режиссер Ж.Жекин и предложил ей роль в первой своей крупной картине Эммануэль (1973). Фильм имел огромный успех по всему миру, породив впоследствии 6 официальных (с Кристель в главной роли) и множество одноименных` продолжений, а также телешоу на кабельном телевидении, и принес актрисе бешеную популярность. В 1979 году Сильвия Кристель снимается в двух голливудских картинах: Аэропорт 79 и Обнажающая бомба. Всего у актрисы около 50 картин. Среди других киноработ наиболее известны фильмы Любовник леди Чаттерлей (1981), Частные уроки (1981), Мата Хари (1985).
Будучи заядлой курильщицей сигарет без фильтра с 11 лет, Сильвия долгие годы страдала раком гортани, также у неё были обнаружены метастазы в печени. В июне 2012 года, после прохождения очередного курса химиотерапии, актриса перенесла инсульт.
Она скончалась во сне в ночь на 18 октября 2012 года в родном городе Утрехт.

Любителям кинематографа известно, что в истории мирового кино был совершенно уникальный случай: в Париже на Елисейских полях в одном из лучших кинотеатров города ежедневно шел один и тот же фильм. Причем шел этот интересный фильм не год и не два, а более двадцати лет подряд. Его просмотрело более 350 миллионов зрителей. Называлась эта картина “Эммануэль”. Появившись в 1973 году, она совершила эротическую революцию на экранах всего мира. И хотя за прошедшие с тех пор годы волны не только эротики, но и порнографии захлестнули зрителей, “Эммануэль” до сих пор остается для них эталоном. Возможно, можно объяснить сей феномен тем, что молодая голландская актриса сыграла свою героиню не как революционерку, разрушавшую общепринятую мораль, а как женщину, радующуюся жизни, не стесняющуюся страсти, нежности, собственного тела.

Имя этой актрисы — Сильвия Кристель. Сыграв Эммануэль, она, безусловно, вошла в историю мирового кино. Сильвия Кристель знаменита на весь мир, и появление ее в любом месте вызывает ажиотаж. Она была же¬ланной гостью на всех кинофестивалях. И было вполне естественно, что именно ее пригласили на один из международных кинофестивалей в Москве, который называется “Лики любви”. Ведь тематика данного фестиваля напрямую подходит ее главной героине — Эммануэль. На этом фестивале мне и удалось поговорить со знаменитой актрисой.

— Сильвия, известно, что до восемнадцати лет Вы учились в одной из монастырских школ, а потом вдруг стали фотомоделью, начали сниматься в рекламных роликах и, наконец, сыграли главную роль в таком взрывном фильме, как «Эммануэль». За этим что скрывается? Ваш протест против пуританского воспитания?
— Нет, это никаким образом нельзя объяснить революционностью моей натуры. Дело в том, что мы не были монахинями в прямом понятии этого слова, мы просто учились в школе при монастыре. И надо отметить, что, возможно по иронии судьбы, в нашей школе было много красивых девочек, и я была не первой, да и не последней из них, кто пошел по такому пути.
— Интересно, а как вступили на этот путь именно Вы?
— Думаю, что я не буду оригинальной, если скажу, что в жизни каждого человека наступает момент, когда надо на что-то решиться. Настал он и для меня. И я тогда решила, что нет в этом ничего предосудительного. Я подумала: ведь это же не порнографические съемки, и постаралась придать себе максимум элегантности, пластичности, если можно так сказать. Мне очень понравилась идея картины: показать женщину нового типа, свободную от предрассудков и ханжеских запретов. Мне представилось, что этот фильм сыграет большую роль в освобождении Человека. Я хотела показать красоту женского тела и искусство владеть им.
Когда до этого я снималась в рекламных роликах, не знаю почему, но я чувствовала себя больше балериной, чем актрисой. А до экрана, как вы правильно заметили, я еще была и фотомоделью и одно время снималась во Франции для популярных различных журналов. Кстати, фотограф, который меня тогда снимал, впоследствии стал постановщиком фильма «Эммануэль». Не первого, — вы, наверное, знаете, что фильмов с этим названием было несколько, — а «Эммануэль 2”. Но это был его единственный фильм. Больше он таких картин не делал. Следующей моей ступенью стала вторая серия моих снимков, которая относится ко времени, когда я работала уже для “Плейбоя”. С его фотографами я легко находила общий язык и ощущала себя свободно и раскрепощено. В то время я была молода, прекрасна телом и чувствовала себя на высоте. Но, тем не менее, снимаясь, относилась к себе как к модели пусть не дешевой, а какой-то недорогостоящей, что ли. Я это довольно трезво понимала, однако шла на это, потому, что хотела изменить свою жизнь.
Дело в том, что к тому времени я работала секретарем, преподавала в металлургической школе какой-то спецпредмет. А до этого работала и официанткой, и продавщицей, и сиделкой, и даже заправщицей на бензоколонке. Это было очень пресно и скучно, а мне хотелось чего-то необыкновенного. Конечно же, как и многие девушки, я мечтала о кино. Но для того, чтобы прийти туда, необходимо было иметь какие-то навыки работы перед камерой, перед публикой. А я — не поверите — была тогда скромной, скованной, застенчивой девушкой. Но я решила себя пересилить. До сих пор помню свой страх, когда впервые должна была снять бюстгальтер и войти в студию. Но я дала себе слово, что преодолею этот барьер. И слово это сдержала.
— А потом настала очередь “Эммануэль”?
— Нет, «Эммануэль» не была моим первым фильмом. До этого были еще картины, четыре или пять. Но, конечно, совсем другие. Это были хорошие фильмы, даже отмеченные различными премиями, но я, как актриса, осталась там незамеченной.
— Не кажется ли Вам, что “Эммануэль” появилась именно в то время, когда в Европе наступил определенный кризис?
— Вот в этом я с Вами полностью согласна. Это Вы подметили совершенно верно. Действительно, в это время людям надо было дать глоток свежего воздуха, подарить улыбку, я почувствовала, что есть необходимость пробудить людей.
— Вы как-то сказали, что Вас полностью олицетворяют с Вашей героиней. Даже при встрече говорят не “Здравствуй, Сильвия”, а “Привет, Эммануэль”. Как эта роль повлияла на Вашу жизнь?
— Действительно, реакция на появление этого фильма в обществе была так сильна, что для меня возникла угроза ощущать себя в жизни больше героиней, нежели самой собой. Безусловно, этот фильм изменил мою судьбу. Я была скромная незаметная девочка-голландка и вдруг наутро проснулась звездой европейской величины. Появился лимузин, шофер. В общем, началась жизнь звезды. Моя личная жизнь не была скучной, но моя роль, мои экранные страсти мешали мне. Чтобы сохранить хорошие отношения с человеком, мне нужно было доказывать, что в жизни я не Эммануэль, а Сильвия.
— И, конечно же, как у каждой звезды — романы…
— Была у меня история с одним итальянцем, очаровательным, очень красивым и галантным, но через два дня для него стало совершенно очевидно, что я не Эммануэль, а Сильвия. И пришло разочарование. Так что красивый роман не получился, но вообще-то говорить о личной жизни непросто. Каждый по-своему поймет то, что я расскажу. Замечу только, что, к моему глубокому сожалению, как женщина я не очень удачлива. Мужчины приходили и уходили, а я оставалась одна. Правда, сейчас у меня есть друг, я чувствую его плечо. Он помогает мне, поддерживает в трудную минуту. Нет, он не актер и не звезда, но он нужен мне в жизни, и я счастлива. Мы вместе уже более пяти лет. А официально у меня было два мужа. И оба брака были неудачными. С первым мужем мы прожили вместе пять месяцев, со вторым — пять лет. Причем, первый развод произошел по его инициативе, второй — по моей. Были, конечно, и небольшие эпизодические романы.
— Приходится слышать, как мужчины часто говорят, что сегодня и женщины не те, и любовь не та. Вы согласны с этим?
— Я очень ценю в мужчинах нежность, ум, чувство юмора. В любви необходимо обладать большим чувством юмора. Если мужчины говорят, что женщины не те, тем хуже для них. Значит, остается их просто пожалеть. Видимо, этим мужчинам не повезло в жизни. Но я всю жизнь была окружена талантливыми, умными мужчинами. Это художники, писатели, музыканты. Мне очень нравится общаться с ними, и если я понимала хотя бы половину их разговора, это было для меня счастьем. Я ведь и в кино пришла благодаря мужчинам
— Говорят, что во время съемок «Эммануэль” Вы были беременны. Неужели это правда? В это трудно поверить…
— Нет, это было во время съемок другого фильма, которые проходили в Германии. С этим вообще получилась интересная история. У меня там была роль девственницы, и я сказала режиссеру, что не могу ее играть, будучи на шестом месяце. А он ответил: “Ничего, это незаметно, ты стройная”. Тем не менее, когда я увидела первые кадры, то очень удивилась, что они акцентировали внимание именно на моем животе.
— Сильвия, Вы уже упомянули, что было создано много серий “Эммануэль”. Вы играете в нескольких из них. Первая была в 1973 году, последняя, если не ошибаюсь, в 1993-м. Какая из этих серий Вам наиболее запомнилась?
— На мой взгляд, наиболее четкое различие есть между первой и второй сериями. Мне кажется, что там отражаются две ипостаси одной женской личности. В первой части несколько невинная чувственность Эммануэль открывается навстречу миру наслаждения, целого сонма странных ощущений по ту сторону любви как таковой. Во второй же она сама, осознав возможности и желания своего тела, посвящает других в своеобразный ритуал, осуществляет стратегию собственного наслаждения. Если сказать проще: в первой серии она — ученица, во второй — учительница.
Всего «Эммануэль» было семь фильмов, но не во всех сериях играла я. Конечно же, вы сами понимаете, что в последней картине я не такая, как в первой. Здесь я уже солидная дама. Да и сам-то фильм в жанре комедии. К слову говоря, я в нем не раздевалась, и это было приятно.
— Интересно, а как в свое время отнеслись Ваши родители к тому, что Вы снялись в эротическом фильме?
— Мои родители к тому времени развелись и жили отдельно. Мама моя была более суровой, чем отец, и была против моих съемок. Даже, насколько я знаю, она просто отказалась смотреть фильм. Увидела она его случайно, по телевизору лет через семь после выхода картины. Мама посмотрела ее и сказала, что ничего особенного. В общем, она меня поняла. Отец, кстати, тоже был вне себя от гнева, узнав, что Париж любуется прелестями его дочери. Пригрозил потребовать через суд, чтобы я сменила фамилию.
— А какова была реакция на фильм Вашего сына?
— В ту пору Артур был еще школьником, учился в лицее и, конечно, его там дразнили. Но он прошел уже несколько уроков карате и смог отстоять мою честь. Как-то, придя домой с фингалом под глазом, он сказал мне: «Не волнуйся, мама, у тебя есть защитник».
— А нападок со стороны различных общественных организаций Вы не испытывали?
— Знаете, с тех пор прошло уже довольно много времени, но насколько я помню, все было относительно гладко, без каких-то колкостей. Помню, например, что в монастыре, где я училась, решили устроить собрание на эту тему, и я долго колебалась, идти ли мне туда. На это собрание я все-таки пошла. Там прозвучал различные мнения, но агрессивности я не по-чувствовала.
— Конечно, «Эммануэль» картина эротическая. А как Вы относитесь к картинам с откровенной порнографией?
— Знаете, вполне терпимо. Я не против того, чтобы люди смотрели то, что они хотят. Только пусть они это делают у себя дома. Но сама я порнографические ленты не коллекционирую и у меня их нет.
— Бросается в глаза, что большинство серий “Эммануэль” связаны с Востоком, “Восточная” любовь оказала на Вас какое-нибудь влияние?
— Я бы не сказала, что в фильмах об Эммануэль присутствует какая-то особая восточная любовь. Потому что, хотя действие происходит на Востоке, но героиня-то женщина европейская, француженка. И главное, на что я хотела бы обратить внимание зрителей: я вообще не воспринимаю наш фильм, как пособие для любви. Впрочем, женщинам он, ко-нечно, в известной степени открыл глаза и весьма импонировал. Помню, пригласили меня в Японию. В Токио, в аэропорту собралось множество встречающих, причем исключительно женщины, которые кричали мне: «Браво, ура, Эммануэль!». Тогда я расценила это как приветствие сестер. И что интересно, мужчин в тот раз практически не было.
— Вы придерживаетесь европейского подхода к любви?
— Да, любовь движет мною, но я никогда не задумывалась над тем, как надо любить. Что же касается восточной манеры любви, то я нахожу ее несколько жесткой, агрессивной.
— Скажите, Сильвия, Вы ведь снялись во многих картинах. Вы можете сказать, что Эммануэль — Ваша любимая роль в кино?
— Нет, хотя меня и отождествляют с ней до сих пор. Я играла во многих фильмах, в том числе и роль знаменитой Маты Хари. Но самые мои любимые работы связаны с фильмами: «Любовник леди Чаттерли» Ж. Жакена и «Алиса» Клода Шаброля. Жакен, к слову, снял меня в первом фильме — «Эммануэль»…
— В одном из интервью Вы как-то сказали, что хотели бы играть роли великой Греты Гарбо.
— Да я говорила это, но не совсем так. Я сказала, что хотела бы играть роли такого масштаба, но никогда бы не отважилась соперничать с этой великой актрисой. Лучше того, что сделала она, в кино сделать нельзя.
— Вы снимались со многими известными актерами. Например, с Аленом Делоном. Кто на Вас произвел наибольшее впечатление?
— Мне действительно повезло, я работала с великолепными партнерами: Жан-Луи Трентиньяном, Мишелем Пиколли, Жераром Депардье. Помню, в фильме «Опасная профессия» у меня была постельная сцена с Жераром Депардье. Он замечательный актер, с чувством юмора, такой медведь. У меня прекрасные воспоминания о работе с ним. А в тот раз его жена специально приезжала посмотреть на это эротическое действо. Она спряталась за камерой, но выглянула в самый неподходящий момент. Жерар смутился и отказался от дальнейшей съемки.
Если же говорить о Делоне… Мы вместе выступили в фильме «Аэропорт-79». Он большой профессионал в своем деле, но всегда соблюдает дистанцию. Между нами была всегда как бы холодная стеклянная стена. Он человек, проникнуть к которому очень непросто.
Но у меня никогда не было любовных связей с партнерами. Это ведь совсем не нужно в эротическом кино.
— А Ваши отношения с режиссерами? Например, с Роже Вадимом…
— Если Вы имеете в виду, был ли у нас роман, то нет, романа не было. Роже Вадим был прекрасным режиссером и очень приятным человеком. И, между прочим, в нем была примесь русской крови. Да, он делал мне предложение, но я отказалась.
— После того, как Вы стали знаменитой, Вы уехали в Голливуд. Там Ваша известность помогла Вам?
— Я вспоминаю о своей жизни в Америке без особого энтузиазма. Известность повлияла на меня отрицательно. Я едва не превратилась в наркоманку. Принимала кокаин по грамму в день. Пережила тяжелый период алкогольного запоя. Хотя у славы были и преимущества: деньги, выгодные знакомства, дорогие отели, рестораны, качественные «тряпки». И, конечно, мой статус европейской звезды дал мне возможность эксплуатировать свое тело, приобретать богатый сексуальный навык. Хотя, буду откровенна, у меня было не так уж много партнеров.
— Говорят, у Вас большие способности к языкам?
— Я бы не сказала, что что-то уж сверхъестественное. Хотя я свободно говорю помимо родного голландского на французском, английском и немецком языках, понимая по-итальянски и по-испански.
— Что для Вас самое ценное в жизни?
— Жизнь представляет собой череду падений и взлетов, счастья и несчастья, огорчений и радости. Это нормально, это жизнь. Для меня самая большая радость — чувствовать себя здоровой. По-моему, это главное, это то, что дает возможность выжить в любой ситуации. В трудные моменты, которых у меня было немало, я находила в себе силы их пережить, веря в то, что за черной полосой последует розовая. Так и случалось. У меня в жизни было много моментов, когда я чувствовала себя счастливой.
— Я слышал, Ваше хобби — живопись?
— Да я очень люблю заниматься живописью. Но это не хобби, это вторая профессия. Был случай, когда я получила приглашение из России принять участие в известном фестивале “Кинотавр” и одновременно организовать там выставку своих картин. Для меня такое отношение к моим работам немаловажно. Когда я жила в Лос-Анджелесе вместе со Бэти Дэвис, у нас были огромные апартаменты, где легко размещались мои большие полотна. Я писала тогда яркими резкими красками. У меня преобладали насыщенные красные, черные тона. Потом я стала жить в Брюсселе и сейчас работаю акварелью, гуашью, пишу картины небольшого формата, которые наиболее подходят для моего маленького ателье. Но есть, конечно, вещи и в прежней манере. Однако единственное, что у меня не меняется — это тема. Моя тема — женщины. Порой мне даже кажется, что лишь женское тело — это то, что я умею рисовать. Но за это и неплохо платят.
— Ваши любимые книги?
— Я люблю читать, но надо ли перечислять весь список моих любимых книг? Когда я говорю о них, мысленно возвращаюсь всегда к “Первой любви” Тургенева, потому что это романтизм в чистом виде. Из поэтов назвала бы лауреата Нобелевской премии Хюго Клауса. Считаю, что лучше его стихов нет, к тому же он отец моего сына Артура.
— Как Вы думаете, если бы на Вашем пути не было “Эммануэли”, как бы сложилась Ваша жизнь?
— Возможно, и, скорее всего, она сложилась бы иначе, наверное, это был бы более долгий, более трудный путь. Но, думаю, рано или поздно я неминуемо пришла бы к этому. Я имею в виду — кино…
— Большое спасибо Вам, Сильвия, за то, что Вы нашли время побеседовать со мной.
— И Вам спасибо за эту беседу.

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1