Два очерка

ИЗ  ГВОЗДЕЙ  ПРОРАСТАЮТ  ГВОЗДИ…

 Не было ещё ни СМЕРША, ни СС. Они ещё даже и не планировались. Гитлер только подбирался к власти, а потому концентрационные лагеря ещё не проектировались. Население стран по другую сторону границ от Германии не предполагалo ещё о том, что такое эйнзацкоманды, кооторые шли вслед за вермахтом зачищая «жизненное пространство» и удовлетворяя потребность 3-его Рейха в абажурах. Всё это в будущем, а пока…

Из истории станицы Медведовской.

Историю свою станица ведёт с 1794 года. Начиналась станица с 237 человек, а в 1925 году пребывало здесь уже 20 589 жителей, 3882 двора. Большая была станица. И революция прошлась по ней, и гражданская война, и интервенция, всё как положено, всё как и во всей стране, и к 1920-му году советская власть установилась в станице окончательно.

В одной из справок об истории станицы смутила меня вот такая строчка:»До 1932—1933 годов основную часть населения станицы составляли украинцы (потомки черноморских казаков).»

А дальше — … дальше ничего, провал. Тишина.

И всё же отыскалось. «По Кубанско-Черноморскому краю только за последние 2,5 месяца 1932 года(с ноября) было брошено в тюрьмы 100 тысяч человек; выселены  на Урал, в Сибирь, в Северный Край 38 404 семей. Из станиц Полтавской, Медведовской, Урюпинской выселены все жители — 45 639 человек.» К тому времени, когда их выселяли, тысячи людей умерли уже от голода.

С ноября 1932 года по март 1933 года органами ОГПУ из станицы Медведовской были «изъяты» 1013 человек, 158 из них были расстреляны .Помните?»До 1932—1933 годов основную часть населения станицы составляли украинцы (потомки черноморских казаков).» А дальше?

Дальше -«В станицу были поселены семьи военнослужащих из других регионов страны»(Из википедии)

Не было ещё ни СМЕРШа, ни СС, ни эйнзацкоманд… Но уже в 1932 году только по одному краю кто-то арестовывал сотни тысяч СВОЕГО населения…кто-то выселял десятки тысяч семей с детьми, стариками и старухами, больными, только по трём станицам… кто-то «изымал» из этих семей тысячи и тысячи, и бросал их в тюрьмы, кто-то расстреливал сотнями мирных людей во времена, когда Гражданская война была уже давно закончена, а до Великой, которая — Отечественная, было ещё далеко. Так — кто же?

Гвозди. Помните, у Николая тихонова: «Гвозди бы делать из этих людей. Не было б в мире крепче гвоздей.» «Венец» фашистской эстетики — «абажур», венец советской эстетики — гвоздь. Страна крайне нуждалась в «гвоздях» и штамповала их. Гвозди прорастают гвоздями. Скойбеда  тому самое верное подтверждение…

РАЗМЫШЛЕНИЯ  ЗАБУГОРЦА  О  ПАТРИОТИЗМЕ

В давние-стародавние времена, когда голову украшала шевелюра, когда самая первая влюблённость робко постучалась во что-то, что оказалось душой, интуитивно почувствовал: любовь — это понятие интимное. Это что-то потаённое, которое всегда с тобой и всегда в тебе. Ведь не будешь взахлёб орать на всех перекрёстках о своём чувстве. Позже к любви присоединилась вера, и по моему глубокому убеждению, вера — это тоже чувство интимное, с тобой и в тебе.

Оказалось, что любовь — это настолько всеобъемлющее чувство, что любить можно весь мир, а можно — три апельсина, одна опера так и называлась:»Любовь к трём апельсинам». Можно любить цвет, и можно любить осень, можно любить дождь за окном, а можно любить золотую рыбку. И тут, как говорится, на вкус и цвет  товарища нет. Поэтому и убеждён, что чувство любви дело абсолютно интимное. попробуй убедить любителя ползать по пещерам в счастье полётов… Но вот оказывается, что всех, абсолютно всех людей объединяет чувство любви к «отеческим гробам», то есть, к малой своей родине. И точно так же, как рыбы,  преодолевая стремительные течения, рвутся на нерест в те края, где явились на свет, так и человек, вьявь ли, в мыслях ли, возвращается к местам, откуда он родом.

Не было во времена моей молодости, да и зрелости тоже, «управления по воспитанию чувства патриотизма в подрастающем поколении.»  В каждом из нас без громких слов этот самый патриотизм существовал, наверное, неосознанно, а врождённо, с молоком матери, да с отцовыми нотациями да ремнями))) И ведь никто не бил себя в грудь и не орал до визга, мол, «я самый-самый патриот, что землю свою любит и никого патриотнее меня в свете нету!» Но вот через 20 лет после обретения независимости, президент России между поисками амфор и полётами со стерхами озаботился воспитанием патриотизма… Худо дело…

 В каждом из нас жила и жива любовь к малой своей родине — городишкам да городам, посёлкам и деревенькам. А о большем как-то и не задумывалось. Но вот распалась огромная страна, и с её распадом вдруг возникло чувство, что исчезло то, что когда-то, может неосознанно, интуитивно, любил, а теперь что-то потерялось… Вот ведь какое дело, сейчас задумываюсь и прихожу к выводу, что любил не родную коммунистическую партию с её несменяемыми и похожими вождями, которые выскакивали как в матрёшке, не идеологию эту. А любил школу, одноклассников, любил свой двор и посиделки с соседями, завод, институт, любил то время, когда студентами отправлялись летом в строй отряды, а по осени — на картошку, любил вырваться в выходные к морю или озеру, а кому не повезёт — на лыжную прогулку или по грибы… службу армейскую, армию вспоминали  вовсе не за то, что она была «никем не победимая», а вспоминали однополчан, вспоминали не «интернациональный долг», а боевое братство и пережитОе…

 Кажется, поэт Евтушенко сказал: «Ностальгия — это понятие временнOе, а не пространственное».

 Из далёкого-далёкого своего «забугорья» возвращаюсь и возвращаюсь любовью своей к тому, что зовётся Отечеством, Отчизной. Вспомнился Лермонтов — «Люблю Отчизну я, но странною любовью…» Таких «забугорцев», как я, десятки, если не сотни тысяч. Иногда мне кажется, что мы — осколки от гигантского взрыва, разбросанные «по весям и странам» нашей маленькой планеты. И где бы, в каких странах мы не жили бы, объединяет нас вот это самое чувство любви к Родине. Да ведь — что такое — Родина? От слова — Род; Мы все родом оттуда, из той страны…

 И никто, никакие «патриоты» не вправе запретить нам любить Родину. Чувство не подлежит «узурпации» кем бы то ни было.

      И слово было произнесено, и слово это было — патриот. Пытаюсь разобраться, что же оно такое есть — патриот? то ли это бранное слово, и кто-то с пеной у рта изобличает патриотов в чём-то плохом, то ли это — медаль на грудь, и «обчество» ещё и подумает крепко, а достойна ли твоя грудь этой медали? На мой скромный взгляд патриот — это тот, кто созвучен своей стране и своему народу, кто живёт в одной тональности с ними.

 А вот тут уже надо разбираться…

                                                       » Вчерашний день, часу в шестом,

                                                           Зашел я на Сенную;        

                                                           Там били женщину кнутом,

                                                           Крестьянку молодую.

 

                                                           Ни звука из ее груди,

                                                           Лишь бич свистел, играя…

                                                           И Музе я сказал: «Гляди!

                                                           Сестра твоя родная!»

 

                                » Выдь на Волгу: чей стон раздается

                                 Над великою русской рекой?

                                 Этот стон у нас песней зовется —

                                 То бурлаки идут бечевой!..»

Стихотворение «Вчерашний день часу в шестом» написано было Некрасовым в 1848 году. Знаменательный год выдался, в мировую историю он вошёл под названием «весна народов». По всей Европе прокатилась волна революций. Как русское общество отнеслось к тем событиям? Из письма В.А.Жуковского, проживавшего в то время во Франкфурте и ставший прямым свидетелем тех революций ( да-да, тот самый Жуковский, возвестивший о восходящей звезде русской поэзии Александре Пушкине):

  «Опьянение слишком сильное и всеобщее, – писал он, – возмутители всюду и на всех пунктах, и тайно и явно действующие, не дают образумиться <…>, а власть хранительная и обуздательная парализована. Германия падает;

    С благоговением смотрю теперь на нашу Россию, – продолжал он. – На своем неприступном для внешнего мира Востоке возвышается она теперь над взволнованною Европою, как ковчег, хранящий в себе зародыш нового мира, над волнами потопа, поглотившего прежний. <…> Россия сильна у себя и будет вдвое сильнее, когда все свое могущество устремит на свою внутренность, отгородив Китайскою стеною себя от заразы внешней. <…> Все, что необходимо для нашей самобытности, могучей и отовсюду неприкосновенной, все у нас есть;

    … Посмотрев в глаза этой свободе, убеждаешься в том, какое твердое народное благо может быть устроено на фундаменте Самодержавия; этот фундамент у нас есть: наш самодержавный Строитель может еще спокойно и самобытно строить Русское здание великого царства по плану Божией правды. Чтобы это здание, столь богатое будущим, могло быть доведено до кровли, все Русские теперь крепче, нежели когда-нибудь должны слиться в одну силу с Царем  своим»(http://www.vipstd.ru/nauteh/index.php/—gn03-11/269-a)

  Пройдёт несколько лет, грядёт Крымская война, показавшая гнилость и отсталость Николаевского режима.

 Русское общество с воодушевлением восприняла дипломатическую и военную мощь, которую император Николай 1 направил на защиту традиций и устоев монархических режимов. А поэт Николай Некрасов неожиданно вдруг заговорил о «молодой крестьянке, избиваемой кнутом… А патриот ли он после этого?(Пройдёт 150 лет после «весны народов», грядёт новая «весна народов» — год 1989-1990; за нею прийдут «оранжевая», «революция роз» , И как 150 лет назад всей своей дипломатической, а порою и военной, Россия встанет на защиту устоев  прежних режимов).

  А стихи Некрасова — конечно же, конечно же патриотические… Мне же они задали вопрос, на который самому очень трудно ответить.  Ко дню их написания прошло 850 лет со дня принятия православия, духовной основы России. И — неожиданно: «Там били женщину кнутом, крестьянку молодую…» «Выдь на Волгу — чей стон раздаётся…» Вот, вот оно, вот и посыпались возражения со стороны патриотов: «А в Европе в это время была жутчайшая антисанитария! Они бань не знали!» И соглашусь, что они бань не знали, однако — «там били женщину кнутом…»

                          — А вот Некрасов николай Алексеевич в карты крестьян своих крепостных проигрывал!

 И соглашусь, как говорится, «против лома нет приёма…» Однако, Некрасов не на Марсе родился, а родился он в стране с многовековой духовной основой и многовековыми устоями. И рос, и воспитывался в них. Только внутренний мир его воспротивился этим устоям, и появились эти стихи, и многие другие, в том числе и эти строки: «Как великою скорбью народной переполнилась наша замля.»

 Скажу больше: в одно и то же время с Некрасовым жил-поживал один помещик, из графьёв по происхождению. По молодости и зрелости лет уж напроказничал он в своём яснополянском имении! И песня — «Я сын незаконный Толстого» не на пустом месте родилась… Однако, это не помешало ему в будущем написать роман «Воскресенье» о судьбе Катюши Масловой… И внутренний мир Толстого, его душа воспротивились и этим устоям, и духовной основе. И оказалось, оказалось, что «анафема» по нему давно плакала…

 А как в отношении патриотизма? А можно ли их причислить к патриотам? Можно, обязательно!

   «Размышления у парадного подъезда» написаны в году 1861. А в 1863 году случилось восстание в Польше. И уже другой император, Александр 11 введёт в Польшу войска для наведения порядка. И общество с радостью воспримет «наведение порядка» жестокими и кровавыми расправами.

   Пройдёт лет 150, и России в очередной раз прийдётся наводить «конституционный порядок» во взбунтовавшейся Чечне. Методы будут теми же, что и 150 лет назад. И общество воспримет это «наведение порядка» с воодушевлением. Генералы получат звёзды Героев России, к примеру, генерал Шаманов, ныне командующий десантными войсками, и во одночасье превратятся в патриотов и пример для подражанья. Анна Политковская, журналистка, писавшая очерки о преступлениях армии в Чечне, будет объявлена «антипатриоткой», чуть ли не врагом народа, и будет убита в своём доме. Герою России генералу Шаманову дорога в Европу «заказана», закрыта, как военному преступнику.

   Именем же Анны Политковской назовут улицы и площади в европейских столицах…

   Да,да, я понимаю:»Европа нам не указ! В Европе самой жуткая антисанитария! Они по сей день бань не знают!»…

        Жили были два генерала. Нет, не те, которых мужик накормил в сказке Салтыкова-Щедрина. Генералы были реальными, даже имена имели. Один, когда родился, бабка-повитуха глянула — «Енералом будет!»И нарекли его Георгием, в честь Георгия-Победоносца(как в воду глядели!) И отчество у него — чисто генеральское — Константинович. И фамилия короткая — Жуков, словно приказ: «Смирно!» А второй — ни рожи, ни кожи, да и с отчеством промашка — Кузьмич. А потому дали ему имя простецкое, чтоб знал паря себе место и звёзд с неба не хватал — Матвей. А фамилия его была — так сразу и не выговоришь — Шапошников.

 Звезда Г.К. Жукова взошла в 1939 году, когда его, командира кавалерийского корпуса, выдернули из Белоруссии, и бросили на «отстающий участок», на реку Халхин-Гол, где разгорелся советско-японский конфликт. Бросили для наведения порйдка в войсках. Перво-наперво Жуков издал приказ на двадцати пяти страницах. Из воспоминаний офицера штаба 57 мех.корпуса Григоренко П.Г., будущего генерала-диссидента, а тогда, в 1939 году — всего лишь участника и свидетеля халхин-гольских событий:

     «Тут-то я и понял. Приказ отдавался не соединениям армии, а различным временным формированиям: „Такому-то взводу такой-то роты такого-то батальона такого-то полка такой-то дивизии с одним противотанковым орудием такого-то взвода такой-то батареи такого-то полка оборонять такой-то рубеж, не допуская прорыва противника в таком-то направлении“. Аналогично были сформулированы и другие пункты приказа».

Григоренко пришел к неутешительному выводу; «В общем, армии не было. Она распалась на отряды. Командарм командовал не дивизиями, бригадами, отдельными полками, а отрядами. На карте стояли флажки дивизий, бригад, полков, батальонов, а вокруг них море отрядов, подчиненных непосредственно командарму…»  Жукова чуть-чуть подправили, кое-что объяснили. И приказы стали лаконичными и немногословными:

         Григоренко свидетельствует: «Немало узлов навязал Георгий Константинович Жуков. Одним из таких узлов были расстрельные приговоры. Штерн добился, что Президиум Верховного Совета СССР дал Военному Совету фронтовой группы право помилования. К этому времени уже имелось семнадцать приговоренных к расстрелу. Даже не юристов содержание уголовных дел приговоренных потрясало. В каждом таком деле лежали либо рапорт начальника, в котором тот писал: „Такой-то получил такое-то приказание, его не выполнил“ и резолюция на рапорте: „Трибунал. Судить. Расстрелять!“, либо записка Жукова: „Трибунал. Такой-то получил от меня лично такой-то приказ. Не выполнил. Судить. Расстрелять!“ И приговор. Более ничего. Ни протоколов допросов, ни проверок, ни экспертиз. Вообще ничего. Лишь одна бумажка и приговор».

(http://www.erlib.com/%D0%91%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%81_%D0%A1%D0%BE%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2/%D0%9D%D0%B5%D0%B8%D0%B7%D0%B2%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%BD%D1%8B%D0%B9_%D0%96%D1%83%D0%BA%D0%BE%D0%B2:_%D0%BF%D0%BE%D1%80%D1%82%D1%80%D0%B5%D1%82_%D0%B1%D0%B5%D0%B7_%D1%80%D0%B5%D1%82%D1%83%D1%88%D0%B8_%D0%B2_%D0%B7%D0%B5%D1%80%D0%BA%D0%B0%D0%BB%D0%B5_%D1%8D%D0%BF%D0%BE%D1%85%D0%B8/10/)

    К концу октября 1941 года в Красной Армии оставалось лишь 8% от состава Армии на начало войны, то есть, на 22 июня 1941 года. Одними лишь пленными Армия за три месяца боёв потеряла почти 3 миллиона (http://www.litsovet.ru/index.php/material.read?material_id=36531&fullscreen=1) Кто несёт ответсвенность за эту катастрофу?

    — А Франция и Польша вообще через месяц капитулировали!

Знаю. Кто несёт ответственность за катастрофу Красной Армии?

     -А Чехословакия и Норвегия и вовсе не сопротивлялись!

Кто несёт ответственность за поражения в начальный период войны? Тишина, молчание… Потому что надо называть имя не просто патриота, а национального героя, которому в Москве памятник поставлен как выдающемуся полковоцу и национальному герою. Вся ответственность за катастрофу лежит на генерале Жукове, как на начальнике Генерального штаба Красной Армии. Косвенно — на Сталине, назначившего кавалериста с трёхкласным образованием и кавалерийскими курсами на высокий пост. На памятнике Жукову забыли золотыми буквами высечь слова самого полководца, с которыми он и провоевал всю войну:»Солдат не жалеть! Бабы новых нарожают!»

  А что же наш другой генерал, Шапошников Матвей Кузьмич? Звёзд с неба не хватал, но в генералы выбился. А из звёзд — на груди была всего лишь одна, Героя Советского Союза, в отличие от Жукова, у которого их было ажно четыре. Да и послужной список у Матвея Кузьмича был скромный:

  «В Красной Армии с сентября 1928 года, добровольно поступил в Одесскую военную пехотную школу. После её окончания в апреле 1931 года назначен командиром взвода 135-го стрелкового полка в Украинском военном округе.

     В 1932 году учился в Москве на курсах технического усовершенствования командного состава при Военной академии механизации и моторизации РККА, с ноября 1932 года — командир танковой роты в школе младшего комсостава 45-го механизированного корпуса Украинского военного округа, с марта 1935 года — командир учебной танковой роты 135-й механизированной бригады в том же корпусе. С мая 1937 года по ноябрь 1938 года командир разведроты 12-й механизированной бригады Киевского военного округа.

В 1940 году окончил Военную академию РККА имени М. В. Фрунзе. С февраля 1940 года — старший помощник начальника оперативного отдела штаба 9-й армии, в этой должности участвовал в советско-финляндской войне 1939-1940 годов. С апреля 1940 года — помощник начальника 1-го отдела информационно-оперативного отдела и затем старший помощник начальника отделения Оперативного отдела Генерального штаба РККА.

 Перед самым началом Великой Отечественной войны, в июне 1941 года, подполковник Шапошников был назначен на должность начальника оперативного отдела 37-й танковой дивизии 15-го механизированного корпуса Киевского Особого военного округа. С первого дня войны в боях на Юго-Западном фронте. Участвовал в приграничном танковом сражении в районе Дубно-Луцк-Броды, в Киевской оборонительной операции, в Уманском оборонительной операции. После гибели в Уманском котле в августе 1941 года дивизия расформирована, Шапошников назначен начальником оперативного отделения штаба 10-й танковой дивизии. С октября 1941 года — начальник штаба 133-й танковой бригады Юго-Западного фронта.

 С апреля 1942 года — начальник оперативного отдела штаба 22-го танкового корпуса в 38-й армии Южного фронта и в 5-й танковой армии Сталинградского фронта. Участник Донбасской оборонительной операции 1942 года и оборонительного этапа Сталинградской битвы. С октября 1942 года полковник Шапошников — начальник штаба 5-го механизированного корпуса 5-й танковой армии Юго-Западного фронта, участник контрнаступления советских войск под Сталинградом.

 С апреля 1943 года командовал 178-й танковой бригадой 10-го танкового корпуса 40-й армии Воронежского фронта. Участник Курской битвы и Белгородско-Харьковской наступательной операции, в которой его бригада совместно с другими частями освободила города Славгород и Тростянец.

 Полковник Шапошников отличился в боях за реку Днепр. 21 сентября 1943 его бригада в составе корпуса с ходу освободила город Переяслав (с 1943 года — Переяслав-Хмельницкий). В ночь на 24 сентября в районе хутора Монастырёк (Кагарлыкский район Киевской области) Шапошников во главе мотострелкового пулемётного батальона бригады форсировал реку и захватил плацдарм. Отражая многочисленные контратаки противника, организовал переправу своей бригады и обеспечил преодоление реки другими частями. Этот успех сыграл большую роль в захвате знаменитого Букринского плацдарма.

 Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 января 1944 года за образцовое выполнение заданий командования и проявленные мужество и героизм в боях с немецко-фашистскими захватчиками, полковнику Шапошникову Матвею Кузьмичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 3195).

 С ноября 1943 года — заместитель командира, а с февраля 1944 года командир 10-го танкового корпуса на 3-м Прибалтийском фронте. 2 июля 1944 года ему было присвоено воинское звание «генерал-майор танковых войск». Участник ряда операций по освобождению Прибалтики. В ходе Рижской наступательной операции корпус под командованием генерала М.К. Шапошникова прорвал полосу обороны противника и освободил город Валмиера.

 С ноября 1944 года — заместитель командира 1-го гвардейского механизированного корпуса на 3-м Украинском фронте, участник Будапештской наступательной, Балатонской оборонительной оборонительной и Венской наступательной операций. Боевой путь закончил в Австрийских Альпах, встретившись с союзниками. На параде Победы 24 июня 1945 года на Красной площади генерал-майор Шапошников возглавлял сводный батальон танкистов 3-го Украинского фронта» (http://pomnipro.ru/memorypage/biography/13767).

   Генерал-лейтенант Шапошников Матвей Кузьмич  в 1962 году отказался давить танками жителей города Новочеркасска, иными словами нарушил приказ о «наведении порядка». Согласно военной терминологии, «нарушил присягу и воинский долг». Был уволен из Армии, собирались судить, учли его военные заслуги, ограничились тем, что вычеркнули из армии и из жизни…

   Как насчёт патриотизма в этих двух примерах? Так на каких примерах «комитет по воспитанию патриотизма в подрастающем поколении» будет оный патриотизм воспитывать?

          Академик Андрей Дмитриевич Сахаров много чего натворил в своей жизни. Так однажды по молодости лет сотворил он со товарищами водородную бомбу. А к бомбе ещё напридумывал всякие разные бонусы. Умный был человек, образованный. Даром, что ли, в 32 года стал действительным членом Академии наук… И бомба, и бонусы всяки-разны назывались ядерным щитом страны от заморского супостата, который испокон веку поглядывал кровожадным глазом в сторону Родины да зубами пощёлкивал. А за бомбу с бонусами «Родина щедро поила его(Сахарова) берёзовым соком, берёзовым соком.» Три звезды Героя социалистического труда, а премий — немерено. И Сталинские, и Ленинские.

 Но однажды Академик проснулся и крамольная мысль с чёрного хода забрела в его образованный мозг: «А не хватит ли бомб? Этак же и планету можно вдребадан раздербанить к чёртовой матушке!» И пишет он статью — «Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе». В статье говорилось об опасности дальнейшей гонки вооружений, его(вооружения) накоплено столько, что планету можно уничтожить несколько раз. Говорилось о том, что существующие две системы от конфронтации должны перейти к поиску точек сотрудничества. Провидцескими оказались слова Академика, что в результате сотрудничества капиталистическая система воспримет лучшие элементы социализма, социалистическая же — лучшие элементы капитализма, что и наблюдается нынче прямо-таки и невооружённым глазом.

  Руководящая и направляющая сила советского общества была крайне удивлена таким восприятием объективной реальности в лице перманентного, вплоть до окончательной победы, противостояния двух систем. Учёному мягко было указано, что несмотря на его исключительно высокое образование, товарищ слегка ошибается, недопонимает он основ классовой борьбы.

  А тот — упёрся! «Гонка вооружения — говорит — разорительна для страны, приведёт, мол, к краху экономики!» Руководящая и направляющая сила:

                   — В борьбе за дело мира  и щастье всего международного пролетариата мы за ценой не постоим!

 Объявили Академика сумашедшим(опыт был, в своё время кровавый царизм мыслителя и тоже очень уж образованного Чаадаева объявлял сумашедшим), спровадили учёного в город Горький, приставив к нему лечащего врача в образе КГБ.

 Пройдёт время, академик Сахаров выступит в 1980 году против ввода советских войск в Афганистан. И вспоминается мне несуразная фигура Андрея Дмитриевича на трибуне съезда народных депутатов уже в перестроечные времена, его тихий голос, которым и не пытался перекричать улюлюкающую толпу патриотов, а пытался возвать к их разуму.

  Всё, с чем выступал Сахаров в своих статьях, речах, возваниях, сбылось. Есть желание узнать об этом удивительном человеке — заходите — http://lib.rus.ec/b/290218/read   

Освистан, оплёван, ошельмован «патриотами», он тихо уйдёт из жизни, и Родина, для которой он сделал неизмеримо много, и о которой болел душой, «вычеркнет» с лёгкостью его из числа патриотов, подсаживая на это место куда более покладистых…

    Сахаров Андрей Дмитриевич мыслил глобально, геополитически, переводя на понятный и современный язык. И подумалось: а нашлось бы  ему место в Академии геополитических проблем, Президентом в которой — генерал-полковник Леонид Ивашов. Человек — известный, о нём и в Википедии немало сказано добрых слов. «Военная косточка», закончил общевойсковое командное училище, и Академию военную закончил. Обычно о военных пишут: «прошёл путь от командира взвода до генерал-полковника». Не нашёл я ни строчки, где же начинал свой патриотический путь Ивашов Леонид Григорьевич… Нашёл только, что после Академии продолжил он службу в кабинетах Министерства обороны, пройдя путь до начальника секретариата при нескольких министрах обороны. Я — небольшой спец в воинской иерархии, но сдаётся мне, что должность, ну, как бы, лакейская (http://ru.wikipedia.org/wiki/%C8%E2%E0%F8%EE%E2,_%CB%E5%EE%ED%E8%E4_%C3%F0%E8%E3%EE%F0%FC%E5%E2%E8%F7).

 Однако, грянули события в Югославии, под руку подвернулся Ивашов, и отправили его советником к Милошевичу. Уж чего он там насоветовал, не знаю, но — Милошевич — в Гааге, в Международном трибунале, Ивашов — как специалист — Президент Академии геополитических проблем. Однако, однако, с его подачи Россия всё же успела «фигу» показать НАТЕ зловредной. Вот с этого момента он и стал слыть крупным специалистом в области геополитика, а главное — патриотом. Из геополитических взглядов генерал-полковника Ивашова:

               » Л.И.: Нам навязали матрицу развития страны, основанную на посылках Бжезинского: Россия должна быть расчленена и раздроблена. Это американская тайная геополитическая идея. Россия нужна Соединенным Штатам прежде всего как источник сырья, территория для сохранения грязных отходов и как дешевая рабочая сила, обслуживающая интересы транснациональных компаний. Большинство стран Европы не хотят расчленения России, но они не хотят и чтобы она поднялась с колен. Ослабленная Россия устраивает всех. И вот под эти идеи сверстали нам модель так называемого развития. А теперь давайте посмотрим, кто делал эту модель. Ельцин собрал вокруг себя шпану в коротких штанишках: всех этих Гайдаров, Бурбулисов, Шахраев, Авенов, Чубайсов. Он утверждал, что они не зациклены на старом, поэтому быстрее поймут новое. Эти люди не разбирались ни в мировой экономике, ни в экономике социализма, ни в экономике капиталистического развития. Но им дали сотни советников. В этот период через Россию прошло примерно 10 тысяч советников: Международного валютного фонда, европейского банка реконструкции и развития, различных институтов, а также ЦРУ. И вот они на нашей экономической безграмотности, используя низменные чувства тех, кто был в окружении Ельцина, создали урода. Урода в духовно-нравственной сфере. Урода в экономике. И урода в плане безопасности. Эта матрица действует и сегодня. Чтобы ее разрушить, необходимо понимание нынешнего состояния России, понимание того, что мы развиваемся не по своим проектам. Это первое. Второе: важно осознать необходимость создания своего, российского проекта. Для реализации нужна воля. Это третье. У нынешнего политического руководства страны нет ни первого, ни второго, ни третьего. Поэтому они следуют в русле тех ниточек, которыми подергивают из-за океана. «

Давным-давно, лет 150 назад, почти о том же писал и другой патриот, Василий Жуковский. Кажется, Шаламов говорил: «за двадцать лет в России много изменилось. За триста лет в России ничего не изменилось…» И вся геополитика генерала сообразно его образованию сводится к одному знаменателю: «Враг у ворот!»

  Вам выбирать, дорогой читатель, поставьте рядом две фигуры: Академика и Генерал-полковника… 

«Углубленное изучение в академии трудов «классиков марксизма-ленинизма» утвердило офицера в мысли, что власть ведет народ не тем путем. Офицер разработал детальную программу переустройства общества. Он выступал за многопартийность, свободу слова и дискуссий, изменение порядка выборов в партии и стране. «

 Кого удивишь нынче записанными в Конституцию понятиями о многопартийности, свободе слова и дискуссий(хотя и сегодня есть, есть ещё места которые — «не место для дискуссий!») Программа переустройства общества, которая была предложена офицером и которую он собирался донести народу, успешно была претворена в жизнь в конце 80-ых, начале 90-ых годов: и многопартийность, и свобода слова, и «демократичность» выборов.Однако, сказанные в 1975 году, программа эта квалифицировалась как измена присяге. Капитан 3-го ранга Валерий Саблин поплатился жизнью за эту программу. А в 1994 году статью «Измена Родине» была переквалифицирована как «превышение должностных полномочий», и расстрельная статья была заменена на 10 лет.(К тому времени Саблин был уже 18 лет, как расстрелян)…

  Вопрос для раздумий: а был ли Саблин патриотом? Странное дело, лейтенант Шмидт ходит в истории пламенным патриотом и революционером…

Недавно на страницах «Прозу.ру» довелось прочитать стихотворение о трагедии еврейского народа, о Холокосте. Стихотворение трагическое, проникновенное…  Но в комментах — «патриотический кряк»: «А русских, а белоруссов, что, не убивали?»

 Убивали, к несчастью, убивали и русских, и белоруссов… Список можно продолжить — и поляков, и чехов(вспомните Лидице); и французов — Орадур… А кто мешает рецензенту написать произведение о трагедии русского народа? «Кишка тонка», легче «крякнуть» и прослыть патриотом.

 Песню «Враги сожгли родную хату» написал русский поэт Михаил Исаковский в 1945 году. Сразу же она была внесена под негласный запрет как «антипатриотрическая, депрессивная». Спустя 15 лет, в 1960 году «безродный космополит» Марк Бернес на свой страх и риск на одном из концертов воскресил эту песню(кстати, музыку на стихи Исаковского написал другой «космополит» — Матвей Блантер).

 Одно из самых трагических произведений о войне — «Я убит подо Ржевом»-( ещё один «нерукотворный памятник» полководцу Жукову), написано затравленным в 60-ые годы русским патриотом Александром Твардовским; «Ты помнишь, Алёша, дороги Смоленщины, как шли бесконечные злые дожди…» — прочитайте это трагическое, и в то же время, одухотворённое стихотворение Симонова;

 Есть патриотическая проза Михаила Бубенова о войне — «Белая берёза»(Сталинская премия за роман, давно забытый); и есть «клеветнический» роман Виктора Астафьева «Прокляты и убиты», о трагедии русского народа…

 А и у белоруссов — свои вершины: Василь Быков, мало ли написано было им произведений о трагедии белорусского народа? Фильм «Иди и смотри» — по его повестям. И проза Василя Быкова стала сокровищем не только белорусской культуры, но и признанным сокровищем культуры европейской. Гордость белорусской литературы вынужден был покинуть страну из-за травли со стороны «патриота» А. Лукашенко. Одной из стран, давшей писателю кров и приют, была Германия, та самая, которая в войну уничтожила каждого четвёртого замляка писателя.

       Легко и необременительно прослыть патриотом и любить Родину в образе кустодиевской красавицы.

       Трудно и обременительно любить увечную, калеченную, пытанную и замордованную, в болячках и язвах.

 В первом случае любят мозгами, где органчиком звучит один и тот же мотив: «Кипучая, могучая, никем непобедимая! Страна моя, Москва моя, ты самая любимая!»

 Во втором случае, который труден и обременителен, любят душой. Почему обременителен? Душа кровенит… Вот так душой любили Родину и Некрасов, И Толстой, и Есенин, и Рубцов, и Сахаров, и Саблин, и десятки и десятки тысяч патриотов.

 

     

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  

Вам понравилось?
Поделитесь этой статьей!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.1